Андрей Аршавин: я первым подсидел Петржелу
Текст: «Чемпионат»

Андрей Аршавин: я первым подсидел Петржелу

Клубный автобус имеет свою историческую главу в карьере каждого футболиста любого уровня. Лидеру "Зенита" Андрею Аршавину было задано порядка четырех десятков вопросов об этом элементе жизни футболиста.
24 октября 2006, вторник. 09:51. Футбол
Клубный автобус имеет свою историческую главу в карьере каждого футболиста любого уровня. В беседе с постоянным гостем наших страниц мы умышленно насытили тему неким пафосом, однако Андрей Аршавин от такого контекста своими рассказами открещивался. Автобус – это действительно история, но футболист все-таки должен больше ходить пешком, а еще лучше бегать. По полю.

НА ПОЛЕ – ВПЕРЕДИ КОМАНДЫ, ИЗ АВТОБУСА – СЛЕДОМ ЗА НЕЙ

– Андрей, клубный автобус – это средство передвижения, или нечто большее?
– Скорее это помещение на колесах, где ты либо настраиваешься, либо отдыхаешь, занимаясь своими делами, либо просто сидишь и думаешь о своем.

– Всегда на свое место идете?
– Конечно. За каждым закреплено отдельное кресло, а я и вовсе один на двух сижу. Не то чтобы компанию не люблю, просто так комфортнее. Усядешься поудобнее, и впереди тебе все виднее, и сзади, и размышляется лучше.

– А если кто-то сядет на место Аршавина…
– Такого я не представляю. Мне кажется, футболист, приходящий в команду, уже подсознательно чувствует, что место в автобусе – это, если хотите, нечто очень личное. Поэтому образованные новички сначала ждут стоя, а потом, когда все рассядутся, устраиваются на свободные места. А чтобы я пришел после изматывающей игры, и на моем месте кто-то уже спит… Нет, даже не представляю такого.

– Помните, как впервые ступали на ступеньку зенитовского автобуса?
– Туманно, но что-то припоминаю. Был, кажется, 1999 год. Желтая листва вокруг, ветер. Конец сезона, в общем. Ехали на матч то ли с «Динамо», то ли с «Аланией». И к основной команде решили прицепить пару молодых из дубля: меня и еще... либо Акимова, либо Нагибина.

– Этих ребят уже и след простыл в Петербурге.
– Что поделаешь, такова наша футбольная жизнь. Выходим когда-то одной компанией вместе: глаза горят, планы наполеоновские. А потом разбегаемся. Главное – что не растворяемся. Тот же Акимов вон в первой лиге как борется! Кстати, автобусное место мне перешло от Дениса Угарова.

– Это которого наследником Радимова называли?
– Талантищем огромным был. Умный, мобильный.

– Потом в Липецке вроде играл, а потом и…
– Сейчас Угаров работает тренером в нашей детской школе.

– Стеснялись партнеров тогда, когда с сумкой наперевес поднялись «на борт» впервые?
– Я, что ли, стеснялся? Ну вы даете! Нет, конечно. Зашли, доехали до «Петровского», вышли. Игру уже и не помню. Да и неважно это. Помню лишь то, что как начал я в первую дверь входить и выходить, так до сих пор традиции и не изменяю.

– Правило «первой двери»?
– В том-то и дело, что никакое не правило. По инерции так получается. Всегда со стороны водителя у меня вход и выход. Недавно только об этом случайно задумался. Интересно, что так же, по инерции, почему-то покидаю салон последним. И не примета вроде, тем не менее жду, когда все выйдут. Иду за командой следом.

РАДИМ, БЫСТРЫЙ, СПИВАК И БАНЩИК

– В автобусе сборной России роль замыкающих змейку игроков играют другие?
– Да, когда появляюсь в сборной, почему-то спешу покинуть автобус одним из первых, если не самым первым.

– А на место наставника садиться не пробовали?
– Хиддинка!?

– Ну… Петржелы.
– Властимил, кстати, иной раз ездил с матча на машине, и тогда кое-кто в его сиденье присаживался.

– Кто же?
– А как вы думаете?

– Радимов?
– Ну что вы. Это я. И уже затем мог и Радим сесть на тренерское место, и Быстрый. А штатное место капитана расположено по соседству с моим. На другом же фланге едет Спивак.

– Впереди вас только Адвокаат со «свитой»?
– Не угадали. Я вообще-то, сколько себя помню, всегда любил подальше от официального руководства расположиться.

– Пива там, подальше, попроще хлебнуть?
– Да не в этом дело. Просто с детства я продвигался в плане мастерства, в плане уровня команд, а вот в автобусе мне присуще постоянство. «На камчатке» у нас дружной компанией отдыхают и копят эмоции чехи, чуть ближе к середине – наша троица из капитана и двух его замов.

– Начальник команды ЦСКА Стельмах мне как-то сказал, что они в свой автобус принципиально не берут женщин, но не объяснил, почему.
– У нас та же ситуация, и тоже необъяснимая. Футбол, наверное, дело мужское, поэтому нужно такое обстоятельство воспринимать как консервативную традицию.

– Получается, тренеры, футболисты и минимум персонала скрываются за тонированными окнами вашего сине-бело-голубого дома на колесах?
– Скажем так, чуть больше, чем минимум. Женщин не берем никогда, зато, когда едем из Удельной с базы на «Петровский», к нам присоединяется наш базовский банщик.

– Счастливый талисман?
– Не совсем. Просто член нашей компании, который, правда, на выезды не ездит. Хотя футболисты не против его присутствия, но вот руководство не понимает, зачем нужен банщик на игре где-нибудь в Нальчике.

– Когда последний раз садились в «Икарус»? Или «ЛАЗ» – гудящий, жаркий…
– …вонючий. Давно это было, но с каким-то пренебрежением те транспортные средства не воспринимаю. Школьные годы все-таки не забываются, и в них всегда можно найти позитив. И объективного негатива-то не было.

– Самый дальний путь помните?
– Пожалуй, это было путешествие в Вышний Волочок. Школьной командой на «Икарусе».

– Ну это ведь не марш-бросок на выносливость. Сколько там до Волочка километров?
– Триста или четыреста. Повезло мне в этом плане. Во второй лиге не играл, где порой по паре тысяч наматывают: ночами едут, днем играют. Я вроде еще в Финляндию как-то ездил километров за триста от Питера. Тоже ничего особенного.

– Из «Лужников» до Питера, после недавнего поражения от «Спартака», дорога была длинной?
– Уже не помню. Помню только лица: с большой досадой, расстроенные и уставшие. Никому ничего не хотелось. Просто ехали себе, смотря в потолок. В салоне какая-то музыка, на которую никто внимания не обращал. А телевизора и вовсе не было.

– Надежды не воскресли на следующий день?
– На что? На тройку призеров, они и не исчезали.

– А на золото?
– Нет, нереально. Давно уже ясно, что чемпион – ЦСКА. Скорее всего, так и будет.

– ЦСКА сильнее?
– Верно, это факт. Самая цельная команда у нас в чемпионате. Остальные ей уступают.

– Улыбнуться в автобусе после обидного поединка – это признак плохого тона?
– Это преступление. По крайней мере, так было при прежних тренерах. Сейчас же никто не сопоставляет уровень матча, его итог и твои личные эмоции, которые ты проявляешь. Да кому какое дело, что выражает твое лицо? Это твое личное дело. Если у тебя есть конкретные претензии, ты скажи. А придираться – это непрофессионализм. Адвокаат этим не страдает. Поэтому, я вам скажу, сегодняшний клубный автобус – это не место накачек, установок и наказаний, это место, где каждый имеет право вести себя так, как он того хочет, и где никто не будет бередить тебе душу.

– Говорят, у Романцева была одна атмосфера в автобусе. У Бескова – совершенно иная.
– А у Петржелы и Адвокаата внутренний автобусный климат совершенно одинаков. Понимаете? Не думаю, что из автобуса необходимо воссоздавать нечто религиозное. Современные специалисты занимаются своей тренерской деятельностью в других местах, поэтому нынче у европейских тренеров, с которыми мне довелось поработать, в автобусах футболистов не прессуют и не исключают.

– Раньше исключали?
– На моей памяти только во времена детской школы. Когда кто-то позволял себе или закурить в автобусе, или бутылку пива откупорить… Во взрослые годы я в основном летал самолетом, поэтому те полчаса, занимающие дорогу от стадиона, любители пива стараются перетерпеть. Это в юношеском возрасте все нужно сразу, быстро, на рожон полезть… Многие на подобных вещах и ломаются.

– Самый серьезный свой проступок в автобусе не помните?
– У меня с поведением и режимом всегда лады были. Не пил, не курил, футбол любил.

– С Адвокаатом вы никогда не общались в автобусе?
– Действительно, ни разу. А чего, он сидит достаточно далеко от нашей компании, при этом его не волнует, как ведут себя его подопечные. Доверяет.
Источник: Футбол. Хоккей
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Разгром "Спартака" в Самаре - это...
Архив →