Сергей Семак: зона УЕФА - максимум "Москвы"
Текст: «Чемпионат»

Сергей Семак: зона УЕФА - максимум "Москвы"

Сергея Семака можно по праву считать одним из самых знаменитых российских футболистов. Сейчас экс-игрок столичного ЦСКА и французского ПСЖ защищает цвета ФК "Москва".
25 октября 2006, среда. 10:18. Футбол

Сергея Семака можно по праву считать одним из самых знаменитых российских
футболистов. Сейчас экс-игрок столичного ЦСКА и французского ПСЖ защищает цвета
ФК «Москва».

— Матч с ПСЖ в Лиге чемпионов… Последний для ЦСКА лигочемпионский матч в
сезоне-2004/2005. Далее ЦСКА пошел в Кубок УЕФА без Семака. Для вас это было
проблемой?
— Нет. Такой проблемы не было. У каждого своя дорога, для ЦСКА на тот момент
это была дорога в Кубок УЕФА, для меня — дорога в Париж. Думаю, сейчас нет
смысла обсуждать, почему все случилось именно так… Я расцениваю этот опыт
прежде всего как положительный для меня как человека и футболиста. Время,
проведенное в Париже, мне очень понравилось, и, я думаю, запомню его надолго.

— А насколько запомнился сам тот матч? Тогда мало кто верил, что ЦСКА
проведет второй тайм успешно. Какие у вас остались ощущения от того матча?
— Подготовка к матчу проходила в Испании. Чемпионат России уже давно
закончился. Опять же, не самое лучшее впечатление оставляла пресса. Статьи в
большинстве своем рассказывали о том, что российские клубы никогда не выигрывали
у французских команд. Все прогнозы были крайне пессимистичными. И тем не менее
команда вышла на игру в хорошем настроении, в хорошей физической форме. Уже с
самого начала матча стало понятно, что мы сможем сегодня сыграть достойно.
Безусловно, всем нам хотелось пройти в Лиге чемпионов еще дальше, и, наверное,
только эта мысль и была в голове перед выходом на поле. Начало матча нам
действительно удалось: мы смогли забить гол и кроме этого имели еще несколько
опасных моментов у ворот соперника. Игра команды смотрелась живо, мы
действительно показывали хороший футбол. Ну а дальнейшие события в принципе
могли подкосить любой коллектив. Сначала мы остались в меньшинстве, потом ПСЖ
сравнял счет. После этого ход событий был мало предсказуем, однако все сложилось
успешно именно для нашей команды.

— У вас нет ощущения, что лет через десять именно этот матч станет
своеобразной визитной карточкой Сергея Семака? Все-таки хет-трик на чужом поле в
сильнейшем клубном чемпионате Европы. Тем более против французов, которых ни
разу не обыгрывали…
— Я не думаю, что кто-то будет вспоминать, обыгрывали мы до этого французов
или нет. Но сам матч, мне кажется, все равно войдет в историю, и любители
футбола его запомнят надолго. Не все, конечно, но тем не менее. Возможно, эту
игру еще покажут пару раз в сводках новостей в связи с каким-нибудь забытым
спортсменом.

— Есть ли взаимосвязь двух этих событий — ваша игра в том матче и последующий
переход в ПСЖ?

— Думаю, что да. Интерес ко мне был еще после первого матча в Москве. Однако я
об этом абсолютно ничего не знал вплоть до самого последнего момента. Когда я
был вместе с ЦСКА на сборах в Италии, мне позвонил мой агент и сказал, что на
следующий день меня ждут в Париже. Я ответил, что это невозможно, что я не в
курсе и мне об этом никто ничего не говорил. В итоге все-таки решили: «Езжай, а
там посмотрим».

— Расскажите о ваших ощущениях от Парижа в целом и от ПСЖ в частности. Или
они неразрывны?
— Для меня они неразрывны. Парижу, на мой взгляд, в отличие от других
городов, не хватает некой прагматичности. Вот, к примеру, Лион является деловым
центром страны. А Париж все-таки культурно-развлекательный, исторический центр
Франции и Европы. Возможно, именно поэтому не хватает стабильности и столичному
футболу. Хотя ПСЖ — это, скорее всего, единственная спортивная страсть парижан,
не считая теннисного «Ролан Гаррос». Журналисты и болельщики здесь буквально
обожают свою команду. Все время как будто ждут от нее чуда. А его не происходит.
На мой взгляд, проблема в том, что в команде нет абсолютно никакой стабильности.
Нет продуманной линии становления клуба, как, опять же, в том же «Лионе».

— Как вас встречали во Франции? Все же не такой частый случай — клуб
проигрывает в Европе и сразу же покупает игрока победившей команды, фактически
лучшего игрока того матча.
— Как встречали болельщики, если честно, не знаю. Хотя уверен, что были и
пессимистичные заявления. Я бы охотнее рассказал, как меня встретили партнеры по
команде. Все было очень тепло, и меня приятно удивила атмосфера, царящая в
клубе. Это несмотря на то, что ПСЖ сейчас далеко не лидер французского футбола!
Все как будто хотели принять участие в моей судьбе. Например: «Что ты делаешь
вечером? Приходи к нам в гости». Единственной и самой большой проблемой был
языковой барьер. Я немного говорю на английском языке, но, к сожалению,
англоговорящих футболистов в команде можно было по пальцам пересчитать.
— Бытует мнение, что Париж в каждом человеке вызывает свои ощущения. А что Париж
для вас?
— Для меня Париж прежде всего дорог не своими историческими
достопримечательностями, а маленькими улочками. Большое удовольствие часов в
восемь утра выпить чашку кофе и съесть круасан в каком-нибудь кафе в
окрестностях города. Даже, я бы сказал, на окраинах. Хотя в Париже и в центре
города, где снуют машины и люди, буквально через две улочки можно найти тихий
отель. Но мне все-таки ближе окраины, места, где можно погулять в парке. Кстати,
центр Парижа любят туристы, а никак не парижане.

— Почему все-таки не получилось в ПСЖ заиграть в полную силу, что с вами
происходило? Была какая-то игровая ломка, связанная с переездом в другую
команду?
— Вы знаете, на мой взгляд, для футболиста главное — это доверие тренера. А
сроки, в которые ты привыкаешь к другой жизни, другой команде, — они у всех
разные. Здесь все зависит от психологии. Вот для меня, например, важно общение,
то есть нельзя играть в команде и не общаться с партнерами. Хотя главным
отрицательным фактором для меня стал уход главного тренера, который меня и
пригласил в клуб. Я тогда приехал не в лучшей форме, а он дал мне пять дней
привыкнуть и выпустил в стартовом составе. И потом давал играть, наблюдал за
мной. Давал болельщикам ко мне привыкнуть. Отношение какое ко мне было? Игрок
забивал в еврокубке и в Москве, и в Париже. Должен игру показывать. Болельщикам
сразу же трудно понять, что я не бомбардир, а нормальный командный игрок,
который трудится для команды и в команде. В первое время трудно было доказать,
что я не звезда, как Рональдиньо, а обычный игрок. Все же думали: «Раз в Лиге
чемпионов забил, у нас и подавно будет». Так что понадобилось мне месяца три,
чтобы немножко адаптироваться, чтобы появились какие-то элементарные навыки
общения. Чтобы в какой-нибудь ситуации ты мог что-то понять или объяснить. А к
этому времени в команду уже пришел новый главный тренер. И ты уже ему должен
себя показывать. А он всегда предпочитал французских футболистов. И если хочешь
в состав, должен быть не на голову, а на две выше остальных. После него пришел
другой главный тренер, но я к этому времени уже решил, что пора возвращаться в
Россию или менять клуб. Хотя вопрос стоял более глобальный — чего я дальше хочу
от жизни: остаться за границей или вернуться. В итоге решил вернуться. Хотя в
ПСЖ были против и до последнего пытались отговорить. То есть у меня со всеми
тренерами отношения были абсолютно нормальными.

— По возвращению на Родину вы все-таки оказались не в ЦСКА. Как вы это
восприняли, все же почти десять лет отдали клубу?

— Во-первых, я не горел желанием покидать клуб. А во-вторых, когда я вернулся,
предложений из ЦСКА не поступило. Были предложения от «Локомотива», мной
интересовались «Зенит» и «Динамо». Ну и, собственно, «Москва». Но, поскольку я
был связан контрактом с ПСЖ, нужно было решать трансферный вопрос оперативно. Я
был не против перехода в «Локо», однако на тот момент на пост главного тренера
пришел незнакомый мне специалист, решил не рисковать. Все-таки идти к
незнакомому тренеру не хотелось. А в случае с «Москвой» я представлял и стиль
тренера, и как играет команда. Со слов Димы Кириченко.

— А как вы относитесь к тому, что вы давно не в ЦСКА, а армейские трибуны
иногда все еще скандируют: «Эй, Семак, давай забей!»?

— Мне трудно объяснить такое большое уважение со стороны болельщиков. Но мне
очень приятно, что меня помнят, уважают и ценят. Для меня это имеет большое
значение — то, что для болельщиков ЦСКА я не канул в лету. То, что они все еще
смотрят, переживают за меня. Некоторые даже на матчи ФК «Москва» приходят за
меня поболеть. Это, конечно, греет душу. Я всегда очень тепло относился и
отношусь к болельщикам ЦСКА. И сам стараюсь ходить по возможности на матчи
армейцев, особенно еврокубковые.

— Не обиделись на то, что в ЦСКА после вашего возвращения не позвали?
— Как на это можно обижаться? Каждый занимается своим делом. Игрок — своим,
тренер — своим. На данный момент есть футболисты, на которых рассчитывает
Валерий Георгиевич Газзаев, тот же Карвалью. Меня он в стартовом составе ЦСКА не
видит. А навязывать свои услуги как футболиста с моей стороны было бы
неправильно.

— По возвращении в Россию почувствовали разницу между ЦСКА прошлых лет и
теперешней «Москвой» с ее статусом, ее амбициями?

— Разумеется, разница ощутима. И этому есть объективное объяснение. ЦСКА есть
ЦСКА, борется ли этот клуб за чемпионство или нет. Это огромная армия
болельщиков не только в Москве, а по всей России. ФК «Москва» — команда, которая
неожиданно появилась на российском футбольном небосклоне, команда с большими
амбициями. Лично я вижу в этом клубе огромный потенциал. Вопрос в том, насколько
команда будет интересна своим руководителям в будущем и насколько гармонично она
будет развиваться. Есть клубы, которым развиваться уже не надо.

— То есть вы считаете, что ЦСКА, «Спартак», «Динамо» останутся на плаву в
любом случае благодаря традициям, имиджу, а «Москве» эту своеобразную базу еще
предстоит заработать?

— Совершенно верно. А как заработать базу? Нужно своим имиджем привлекать
зрителей на трибуны, в футбол же все-таки играем ради болельщиков. Возьмем тот
же столичный «Локомотив». Какой путь прошла команда? Поначалу, как выразился
однажды Олег Романцев, на трибунах никого не было, кроме родственников и друзей
футболистов. А теперь это один из лидеров российского футбола с армией
болельщиков, отличным (наверное, даже лучшим в России) стадионом. И продолжает
команда привлекать новых болельщиков. Атрибутикой, сувенирами, доставкой билетов
домой или в офис.

— Это все есть в «Локомотиве», а есть ли это в «Москве»?
— Да, в клубе постоянно ведется большая работа над привлечением новых
болельщиков. Футболисты часто посещают различные учебные заведения. Существует
целый штат людей, занимающихся этой проблемой. И все они, кстати, знают свое
дело и относятся к нему с душой.

— Хочется ли на этот год пробиться вместе с командой в еврокубки?
— Конечно. Вообще-то, это одна из ступеней развития команды. И очень даже
хорошо, что команда на данный момент имеет задачу пробиться в зону Кубка УЕФА.
На мой взгляд, это именно тот максимум, на который мы сейчас способны. Возможно,
кто-то, абстрагируясь от ситуации, сказал бы, что надо идти в призеры, в Лигу
чемпионов. Я считаю такой подход неверным, все должно происходить постепенно. И,
если оценивать целый ряд факторов, по-моему, мы занимаем абсолютно свое место. И
для того чтобы идти дальше, надо расти. Для того чтобы был свой хороший стадион,
свои болельщики, должна быть игра, команда должна показывать результат. Я не
думаю, что кто-то будет ходить болеть за команду, которая борется за 13-14-е
места, чтобы не вылететь в первый дивизион.

— В данный момент в «Москве» вы тот человек, который держит команду в кулаке
внутри коллектива?

— Нет, вряд ли. Есть группа авторитетных игроков, лидеры команды. Есть люди,
которые играют здесь уже давно. Про меня этого не скажешь, этот год как раз ко
всему привыкаю, завязываю отношения.

Источник: GZT.ru Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 0
27 июня 2017, вторник
26 июня 2017, понедельник
Партнерский контент
Загрузка...
Сборная снова облажалась. Кто виноват?
Архив →