Андрей Аршавин: с детства говорю всю правду в лицо
Текст: «Чемпионат»

Андрей Аршавин: с детства говорю всю правду в лицо

Нефутбольное интервью любимца питерских болельщиков Андрея Аршавина, в котором лидер атак "Зенита" рассуждает о своей рекордной популярности в Северной столице.
27 октября 2006, пятница. 10:20. Футбол

С вице-капитаном «Зенита» об этом интервью мы договаривались довольно долго.
Само по себе место, где может состояться неторопливый и спокойный разговор с
Аршавиным, в Северной столице выбрать непросто — даже совершенно не
интересующиеся футболом петербуржцы знают Андрея лучше самых ярких звезд кино.
Со всеми вытекающими отсюда последствиями. В итоге «нефутбольная» беседа прошла
в абсолютно футбольных декорациях — на базе «Зенита» в Удельной. Ненадолго
прерываясь то на включившийся какой-то трансляцией большой экран просмотрового
зала, то на неожиданное появление в дверях Дика Адвоката. Главный тренер
извинился и, с улыбкой поинтересовавшись, не занятие ли по-английскому тут идет,
быстро нас покинул. А разговор в итоге захотелось начать именно с темы той самой
сумасшедшей узнаваемости молодого человека 25 лет в пятимиллионном городе.

На джипе сильно разгоняться страшно

— Во всем Петербурге нет, наверное, ни одного человека, который не знал бы
вас в лицо? Подобная популярность приятна или раздражает?

— Она — совершенно нормальное явление. «Зенит» очень популярен в Петербурге,
всех наших игроков тут прекрасно знают в лицо. К такому положению вещей любому
футболисту надо просто привыкнуть как к данности. Стараться не думать об этом и
жить своей жизнью. Я и пытаюсь так делать.

— В магазины, скажем, популярность ходить не мешает?
— Разные бывают ситуации. Иногда мешает, а иногда помогает. Один раз хочешь,
чтобы тебя узнали, в другой, наоборот, делаешь все, чтобы остаться неузнанным.
Или чтобы вообще никто не знал, где ты находишься.

— И в каких ситуациях хочется, чтобы тебя узнали?
— Не хотел бы говорить об этом.

— А не хочется?
— Например, когда приходишь куда-нибудь с семьей и хочешь провести с ней время.
Этого времени на общение у нас и так очень мало, и когда люди в такие моменты
начинают подходить и что-то говорить, бывает не очень приятно. Или, скажем,
когда около собственного дома выходишь из машины, и к тебе тут же сбегаются
мальчишки. Я понимаю, что им самим, возможно, очень нужно это общение. Но я хочу
жить своей жизнью и лишний раз не отвлекаться.

— Раз уж заговорили о машине: сотрудники ГИБДД тоже, наверное, узнают вас
мгновенно. Как складываются отношения с ними?

— В принципе нормально. Так уж получилось, что я знаком с самыми высшими чинами
в городской ГИБДД, и никаких проблем в этом смысле у меня не возникает. Но
какими-то личными связями мне приходится пользоваться очень редко — может быть,
примерно раз в год. На дорогах ко мне относятся лояльно.

— А водитель вы аккуратный или лихачите?
— Когда пересел на джип, стал ездить гораздо медленнее, потому что просто боюсь
разгоняться на этой машине. Но когда мне очень нужно, могу нарушить все правила,
чтобы вовремя добраться куда-то.

Мальчик умный, но разгильдяй

— Популярность пришла не сразу. Каким учеником был школьник Андрей Аршавин?

— Андрей Аршавин был умным мальчиком, но, скажем так, ужасным разгильдяем.
Владел в основном теми знаниями, которые ухватывал на уроках. А домашние задания
делать мне было просто лень, и я очень часто получал за это «двойки». Поведение
тоже было кошмарным. В шестом или седьмом классе мне три раза подряд писали в
дневник, чтобы мама немедленно пришла в школу. Но я не показывал ей этих
записей. И лишь когда на четвертый раз предупредили, что до прихода мамы я
вообще могу не появляться на уроках, вынужден был ей во всем признаться.

— И чем закончилась эта история?
— Пришлось ей краснеть от стыда за меня. Но, с другой стороны, ничего страшного
в этом не вижу — чаще всего дело было лишь в том, что я всегда достаточно
откровенно разговаривал с учителями. Из одной школы меня вообще выгнали за то,
что я порвал классный журнал. Посчитал, что «четверку» мне поставили
незаслуженно, что я был достоин «пятерки». Словом, в школе Аршавин был умным
мальчиком (вернее, думал, что был умным), но на учебу ему катастрофически не
хватало времени.

— Учителя, вероятно, считали вас сущим наказанием?
— Думаю, если сейчас учителей спросить обо мне, все они скажут примерно так:
«Да, Андрей был трудным мальчиком, но мы относились к нему хорошо». Правда,
далеко не во всех случаях это будет соответствовать истине. Но вот, например,
наш классный руководитель — Наталья Семеновна — действительно очень часто мне
помогала, решая многие мои школьные проблемы.

— Предметы любимые в школе были?
— С одной стороны, мне всегда нравилась литература, но, с другой, как раз по
этому предмету у нас была очень жесткая учительница. И все равно на этих уроках
мне было интересно. Хотя в действительности в каждом школьном предмете можно
найти что-то увлекательное. Такого, чтобы мне не нравился какой-то из них и на
эти уроки не хотелось ходить, не было никогда. Все зависело от конкретной темы:
если мне она была интересна, все схватывалось быстро. А если нет, то и не
схватывалось.

— Со школьных времен у вас остались привычки, «захваченные» во взрослую
жизнь?

— Трудно сказать. Наверное, привычка честно говорить людям в лицо то, что я на
самом деле думаю. Даже если им не очень хочется это слышать. Но это все-таки,
пожалуй, не привычка, а свойство характера.

Друзья детства никуда не делись

— После окончания школы вы сделали довольно необычный для спортсмена выбор,
поступив в Университет технологии и дизайна. Почему?
— В Академию физкультуры идти не хотелось. Был выбор между тремя или
четырьмя другими вузами, и мы вместе с несколькими друзьями решили поступить
именно так, как поступили. Сейчас могу сказать, что выбором доволен.

— С друзьями детства сейчас отношения поддерживаете?
— Да, с людьми, с которыми вместе вырос, дружу до сих пор.

— Ваши спортивные успехи внесли в эти отношения какие-то коррективы?
— Они изменились лишь по форме. У каждого — своя жизнь. У них очень мало
свободного времени, у меня — тоже. Наши графики редко совпадают, а потому теперь
нам удается встречаться нечасто. Но я абсолютно точно знаю: если мне
когда-нибудь понадобится их помощь, проблем не возникнет. Точно так же, как если
кому-то из них будет нужна моя помощь.

— А с такими вещами, как предательство, измена, сталкиваться приходилось?

— Да.

— Какие человеческие качества для вас нетерпимы?
— Мне не нравятся люди, которые говорят неправду, которые пытаются играть
другими. Мне симпатична в людях именно открытость — причем совершенно не важно,
как она выражается. Пусть человек даже хам, но если для него это естественное
поведение, никакого отторжения он у меня не вызовет. Когда же люди пытаются
показать другим то, что те хотят видеть, мне это не по душе.

Знакомство на углу Невского

— Женитьба, рождение сына как-то изменили вас как человека?
— Самое главное изменение — я стал гораздо больше времени проводить дома.

— А как вы познакомились с Юлей?
— Это было в самом центре Петербурга — на углу Невского и Садовой. Юля шла по
Садовой в направлении Невского, а мы стояли с друзьями на углу. Когда она
проходила мимо нас, мы что-то сказали, потом вместе пошли гулять по Невскому, а
тем же вечером поехали купаться на озеро.

— Ваша супруга в одном интервью как-то призналась, что чаще всего даже не
пытается с вами спорить, поскольку в итоге вы все равно поступите по-своему.
Так?
— Ну почему же — Юля иногда спорит. У нас, как и у любых близких людей,
иногда возникают ситуации, когда у нее свое мнение, а у меня — свое. Просто на
примере многих событий, случившихся на протяжении трех с половиной лет, что мы
знакомы, пытаюсь убедить ее: я решения не изменю. Что мы в итоге можем даже
поссориться, но именно то, о чем я сказал с самого начала, в конце концов и
сделаю. Может быть, это неверно, но я привык поступать так, как считаю
правильным сам. Я хочу прожить свою жизнь, пусть даже совершая ошибки, но зная,
что сам выбрал этот путь и сам отвечаю за последствия. А не пеняя потом на то,
что кто-то когда-то дал мне плохой совет.

— То, как сложился день — удачно или не слишком, — влияет на ваше поведение
дома?

— Немножко. Хотя я и стараюсь, чтобы то, как складывается моя работа, никак не
отражалось на семье. И наоборот — домашние дела не переносить на работу. Это
очень непросто сделать, но в идеале нужно четко отделять одно от другого.

Жена с сыном пока строже

— Вы строгий отец?
— Жена говорит так: если я дома, то Артем, когда ему что-нибудь нужно —
например, чтобы взяли на руки, — старается ползти именно ко мне. Потому что сын
знает или чувствует: если он заплачет, я его обязательно возьму. Юля в этом
плане строже. Но это совершенно понятно, ведь ей приходится проводить с Артемом
по 16 часов в сутки, не считая времени его сна. Поэтому пока я его, можно
сказать, балую. А что будет потом, сейчас сказать трудно. Но, по-моему, очень
важно, чтобы при воспитании родители придерживались какой-то одной линии и не
давали ребенку повода воспользоваться слабостью одного или другого.

— Вы хотели именно сына?
— Принято считать, что отец всегда хочет сына, а мать — дочку. Но я, наверное,
внутренне не осознавал эту разницу. Да и сейчас не осознаю — наверное, это будет
продолжаться до того момента, если у меня когда-нибудь появится дочь. Но помню:
когда сразу после первых обследований я говорил Владимиру Быстрову, что у меня
будет мальчик, он только смеялся в телефонную трубку: мол, нам говорили то же
самое, а вышло все наоборот. «Это тебе пока так говорят, чтобы ты не
расстраивался». Хотя, признаюсь, я всегда говорил Юле: если у нас будут дети, то
первым обязательно станет мальчик. Так и получилось.

— Как делите в семье бытовые обязанности? Скажем, на кухне?
— Когда приходилось жить одному, я готовил. Но сейчас — даже когда Юля,
например, была в отпуске — мне проще сходить в ресторан.

— То есть желания как-то проявить себя на кулинарном фронте нет?
— Когда я все-таки что-то готовлю сам, у меня, по-моему, все получается вкусно.
Во всяком случае, ем с удовольствием.

В отпуск — на Мальдивы

— В редкое свободное время чем предпочитаете заниматься?
— Самое приятное для меня — встретиться с друзьями. Совершенно не важно, в
какой обстановке — в кафе, на улице, на каком-то спортивном мероприятии. Люблю
много общаться.

— Отпуск где обычно проводите?
— По-разному. Иногда остаюсь в Петербурге, иногда еду куда-нибудь в теплую
страну. Из тех мест, где был, больше всего понравилось в Объединенных Арабских
Эмиратах. Теперь вот Александр Анюков рассказал, насколько здорово на Мальдивах,
— возможно, в этом году поеду туда. Но вообще-то я настолько комфортно чувствую
себя в Санкт-Петербурге, что для меня не имеет принципиального значения
куда-нибудь обязательно уехать в отпуск.

— Отдыхать стараетесь всей семьей?
— Футболисты проводят слишком много времени отдельно от жен, так что для нас
этот вопрос не стоит. В отпуске все представители моей профессии предпочитают
проводить как можно больше времени с семьями. Я — не исключение.

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
28 мая 2017, воскресенье
27 мая 2017, суббота
Партнерский контент
Загрузка...
Лучший полузащитник сезона в РФПЛ - это...
Архив →