Все новости

Петр Чех: я ничего не помню

После страшного столкновения с игроком "Рединга" Стефаном Хантом голкипер "Челси" Петр Чех перенес операцию в нейрохирургической клинике и начинает реабилитационный курс, который растянется на долгие месяцы.
Футбол

После страшного столкновения с игроком «Рединга» Стефаном Хантом голкипер «Челси»
Петр Чех перенес операцию в нейрохирургической клинике и начинает
реабилитационный курс, который растянется на долгие месяцы.

— Как вы себя чувствуете?
— Я в порядке. Чувствую себя хорошо, поправляюсь, очень рад быть здесь, на
тренировочном поле, видеть всех ребят. После таких дней настроение становится
намного лучше.

— Ваши волосы помаленьку отрастают. У вас остался большой шрам?
— Да, все же видят, у меня не так много волос. Так что шрам заметен. Надеюсь,
что волосы отрастут побыстрее. Однако я все равно рад, что быстро поправляюсь.

— У вас есть головные боли, вы чувствуете себя больным?
— Иногда бывает трудно, потому что, как только встаешь с постели, чувствуешь
ужасную головную боль и сразу принимаешь лекарство. Это сложно. Потом я быстро
устаю. Хочется погулять или посмотреть телевизор, но уже минут через 15 ты
чувствуешь себя усталым, так что приходится останавливаться.

Я лишь стараюсь жить с этим, надеюсь, что с каждым днем будет все лучше. Так и
происходит, когда я приехал домой, мое настроение улучшилось. Когда ты дома,
рядом семья, твоя жена, твоя собака, к тебе приходит много гостей, ты получаешь
столько открыток, в которых тебе желают здоровья. Я чувствую, что вокруг меня
много людей, которые желают мне добра. Это лучшее, что может быть в жизни,
поэтому дома я чувствую себя отлично.

Реакция на случившиеся со стороны, болельщиков «Челси» и коллег была
фантастической.

— Все вели себя необычно: игроки, тренеры, работники клуба, все в «Челси» и,
конечно, болельщики.

— Я получил очень много открыток и писем от незнакомых людей, совсем не
связанных с «Челси», и я хочу всех поблагодарить.

— Вы получали какие-нибудь сообщения от вратарей?
— Пока я был в «Портсмуте», я получил сообщения ото всех вратарей. Рикарду из «Спортинга»
написал мне. Шей Гивен послал смс. Это особенно приятно, он сейчас тоже
травмирован, он понимает, каково это, и он прислал мне сообщение, в котором
пожелал быстрейшего выздоровления, я был очень рад.

— Ваша жена Мартина очень помогала вам?
— Вместе с моей семьей она была самым важным человеком для меня. Каждый день она
была в больнице, даже в те дни, которые я сейчас не помню. Она была со мной все
24 часа каждого дня, и сейчас она очень устала. Она очень много сделала, но
главное, она показывала, что любит меня каждую минуту, я не знаю, что бы без нее
делал.

— Что теперь?
— Надеюсь, что буду быстро поправляться. Скоро я пойду на встречу с клубным
доктором Брайаном Инглишем и всеми нашими врачами, они мне скажут, что я теперь
должен делать. Надеюсь, мне разрешат начать потихоньку качаться. Мне будет
сложно, потому что сейчас я не могу долго ходить, 15 или 20 минут — не больше,
затем я устаю. Сложно будет с железкой в голове восстанавливаться. Они
приготовят для меня разные программы: массажи, прогулки, все, с чего я смогу
начать восстанавливать мое тело. Надеюсь, что я вернусь в строй настолько
быстро, насколько это будет возможно.

— Вам бы не помешали каникулы?
— Возможно, мы вместе с Мартиной уедем куда-нибудь. Мне сложно просто смотреть
футбол каждый день. Ты сидишь дома, с трудом двигаешься и смотришь, как коллеги
играют за очки, играют в сложных матчах Лиги Чемпионов. Сложно принять, что как
минимум на три месяца ты вынужден быть в стороне от этого. Но это приходится
принять.

Сложное у меня время. Сначала был чемпионат мира, потом Лига чемпионов, я
перенес операцию на плечах, все это за три месяца. Думаю, что теперь пришло
время немного отдохнуть и обязательно вместе с Мартиной, она заслужила это.

Летом во время отпуска я не мог двигать нормально руками из-за операции на
плечах. Теперь вот травма головы. Сложно ей будет насладиться каникулами! Думаю,
она все равно будет рада. Надеюсь на это. Мы сможем провести какое-то время
вместе, думаю, мне дадут уехать с ней куда-нибудь на пару недель.  Для меня
это будет отличный отдых. Я забуду о футболе, вернусь энергичным. Когда я
вернусь, я буду готов начать реабилитацию, чтобы вернуться на поле.

— Вы что-нибудь помните о том, что случилось в матче с «Редингом»?
— Я пытался что-то вспомнить, но мне удалось лишь вспомнить, как мы обменивались
приветствиями до начала игры. Я помню разминку, помню как мы жили в отеле и
ехали на стадион, я всегда беру с собой почитать программки. Потом я вышел на
поле, чтобы проверить его.

Потом мы с Сильвинью, Карло и Хилариу стали разминаться. Последнее, что я помню,
как мы выходили из раздевалки, уже одетые в форму. Совсем последнее, что
запомнилось, как мы жали друг другу руки, я это запомнил, потому что Джон Терри
проиграл жеребьевку, и я вынужден был бежать через все поле. Это последнее. Я не
помню, как начался матч и само столкновение тоже.

— Вы видели потом столкновение по телевизору?
— Один раз я посмотрел. Я был удивлен, потому что думал, что удар пришелся в
другую часть головы. Так что я ничего не помню.

— Что вы думаете обо всем этом?
— Я видел все лишь раз, и сейчас я не хочу об этом говорить. Для меня это очень
сложно, однако клуб принимает сейчас такую мою позицию.

— Вы видели, что случилось с Карло в конце матча?
— Да. Вообще тяжело оказаться неподвижно лежащим на поле. Я хотя бы мог говорить
с доктором и двигаться. Когда я увидел, что с Карло произошло нечто подобное,
было очень неприятно. Когда ты видишь, что твой коллега или любой другой
профессиональный футболист лежит на поле без движения, это ужасно.

— Хилариу не подвел?
— Я очень рад за него, потому что он пришел в «Челси», и все говорили мне, что
он будет третьим вратарем. Всегда тяжело принять такую роль. Однако он все равно
пообещал, что будет работать на все 100 процентов и будет готов, если
предоставится шанс сыграть. Его шанс пришел, и он отлично справился.

В матче против «Барселоны» он испытал небывалое давление, возможно, весь мир
смотрел на него и ждал, сможет ли он сыграть в таком матче, и он справился.
После этого три очка в матче с «Портсмутом», сухой матч с «Блэкберном», я думаю,
что мы все можем только порадоваться за него.

— Вы получили весточки от фанатов?
— За все эти весточки я хочу сказать спасибо всем, кто поддерживал меня все это
время, пока я был в больнице, я хочу сказать спасибо всем, кто будет
поддерживать меня на пути моего возвращения.

Я сделаю все, чтобы вернуться еще более сильным, чем раньше, надеюсь, что они
будут поддерживать команду так здорово, как они умеют, ребятам нужна их
поддержка, и они сделают все, чтобы болельщики остались довольны. Надеюсь, что
когда я вернусь, мы будем первыми, далеко впереди всех во всех четырех турнирах.
Если вы вернетесь еще сильнее, то будете в самой лучшей форме в вашей жизни.

Я не знаю. Я не очень-то был рад пропустить от «Астон Виллы» и «Чарльтона»
(смеется). Я был немного расстроен тем, что пропустил два мяча. Я был доволен
своей игрой, потому что после операции никогда не знаешь, будешь ли ты играть
лучше или хуже, чем раньше. Однако я прибавил, мне было приятно играть. Я
действительно наслаждался каждой минутой на поле, думаю, это все видели.

Комментарии (0)
Партнерский контент