Все новости

Матерацци: через десять лет скажут, что это я ударил Зидана!

Накануне матча группового турнира Лиги чемпионов "Спартак" - "Интер" главный скандалист мирового футбола дал эксклюзивное интервью "Комсомольской правде"
Футбол

Уже за полтора часа до отъезда «Интера» на тренировку в «Лужники» в лобби-бар
отеля «Балчуг» начали собираться фанаты миланского суперклуба. А когда вниз по
одному стали спускаться итальянцы, холл просто превратился в муравейник.
Улыбаясь фотовспышкам и охотно расписываясь на протянутых открытках,
прошествовал к клубному автобусу Дзанетти. Абсолютно игнорируя фанатов,
прошмыгнул в двери невысокий Фигу. Двухметровый заспанный Ибрагимович несколько
минут неспешно слонялся по залу, добродушно позволяя поклонникам
фотографироваться с собой и даже изображая на физиономии какое-то подобие
улыбки. Когда из лифта вышел Матерацци в вязаной шапке и гигантских наушниках, с
болельщиками случился настоящий припадок. Но защитник лишь махнул в их сторону
рукой, мол, попозже, и присел за столик.

— Марко, когда вы утром выглянули из окна и увидели всю Москву, покрытую
снегом, не испугались?

— Честно говоря, было немного не по себе. В Милане тоже бывает снег, но играть
на заметенном поле мне пока не доводилось. Надеюсь, что и в Москве не придется.
Хотя больше снега меня поразил Кремль, на который у меня выходят окна. Очень
красивый.

— Поэтому вы всей командой после завтрака отправились гулять на Красную
площадь?

— И могу сказать, что нам там очень понравилось. Даже не замерзли, потому что
вовремя утеплились русскими военными шапками.

— Что вас больше пугает в России: холод, искусственное поле или «Спартак»?
— Играть при минусовой температуре никому не нравится, но искусственное поле в
таких условиях, может быть, даже и кстати. «Спартак» — хорошая команда, но мы ее
не боимся.

— За вами после финального матча чемпионата мира закрепился имидж
закоренелого провокатора, вас это не раздражает?

— Меня это удивляет. Напомню, что это Зидан меня ударил, а не я его. И тем не
менее все почему-то считают злодеем Матерацци. Не изумлюсь, если лет через
десять все будут уверены, что это я бил Зинедина. Но что я могу с этим поделать?

— Вы уже поделали: посмеялись над этим. Многие видели рекламный ролик с вашим
участием, где вам в грудь по очереди бьются бык, джип, чугунная гиря.
— Мне поступило предложение от одной известной фирмы, и я подумал: а почему
бы и нет? В результате, по-моему, вышло довольно интересно.

— Кроме того, буквально на днях вы выпустили книгу под названием «Что я на
самом деле сказал Зидану». Не привезли ее в Москву представить российской
публике?
— Нет, она ведь пока не переведена ни на один язык, кроме итальянского, но
со временем, надеюсь, выйдет в свет и на русском.

— Книга состоит из 249 вариантов фраз, которые вы могли бы сказать французу в
тот роковой момент. Очевидно, двести пятидесятый, не вошедший в книгу, и был
настоящим?
— Это каждый решает для себя. В книге достаточно фраз, чтобы любой болельщик
мог выбрать себе по душе. Там много разных: политических, спортивных, даже
сексуальных.

— Вам самому какой вариант больше нравится?
— Тот, который привел к удалению Зидана.

— В недавнем матче Лиги чемпионов в Милане вы столкнулись с нападающим
«Спартака» Павлюченко. Российские зрители ожидали скандала, но все закончилось
мирно.
— Это был обычный игровой момент, никакой грубости форвард не допускал.
После игры мы пожали друг другу руки.

— В Милане Павлюченко забил, но победил все равно «Интер». Чем закончится
матч в Москве?

— Уверен, что снова нашей победой.

— В субботу очередное миланское дерби завершилось победой «Интера». Ваш гол в
ворота «Милана» стал решающим…

— Я был просто счастлив, что помог команде одержать эту принципиальнейшую
победу.

— Так уж и помогли. Вас ведь удалили с поля! Зачем вы задирали майку после
гола, если знали, что сейчас получите второй «горчичник»?

— Я просто обязан был это сделать. Дело в том, что в этот день у моего
маленького сына был день рождения. И я пообещал ему: если забью гол, то
обязательно поздравлю его прямо с поля. Если вы обратили внимание, когда я
поднял футболку «Интера», под ней была майка с надписью: «С днем рождения,
Давид!» Мне кажется, мои чувства понятны любому, у кого есть дети. Но только не
арбитру! Разве я призывал к насилию или расизму, что плохого я сделал? Но он
показал мне вторую желтую карточку. После матча мой сын в слезах спрашивал:
«Папа, за что?!» У меня нет обиды на судью. Это не он тупой, это такие у нас
глупые правила.

— После вашего удаления «Милан» едва не отыграл разницу в три мяча. Что вам
сказал в раздевалке Манчини?

— Наш тренер — умный человек. Он понял меня и ничего плохого не сказал.

Комментарии (0)
Партнерский контент