• Главные новости
  • Популярные
Думбиа: Веллитон? А кто это?
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат.ру"
Текст: «Чемпионат»

Думбиа: Веллитон? А кто это?

Сейду Думбиа поведал еженедельнику "Футбол" об отношении к снегу, вспомнил, как пришёл в футбольную школу, и рассказал о годах, проведённых в Японии и Швейцарии.
28 октября 2010, четверг. 23:00. Футбол

Несмотря на заблаговременное анонсирование перехода Сейду Думбиа в ЦСКА, в российский футбол он всё равно ворвался неожиданно. И почти сразу отвоевал себе место в основном составе, где конкуренция в линии атаки достигла угрожающего накала. Ивуарийский форвард бесцеремонно задвинул в запас Томаша Нецида, быстро нашёл общий язык с Вагнером Лавом и вскоре уже стал главным армейским бомбардиром.

Общаясь с корреспондентом еженедельника «Футбол», Сейду Думбиа продемонстрировал умение поздороваться на полудюжине иностранных языков, рассказал о причудливом маршруте из Кот-д’Ивуара в Россию и пожаловался на то, что в его родной стране уже непросто встретить обычного слона.

СПРАВКА
Дата рождения:
31 декабря 1987 года.
Место рождения:
Ямусукро, Кот-д’Ивуар.
Гражданство:
Кот-д’Ивуар.
Амплуа:
Нападающий.
Рост – 178 см, вес – 74 кг.
Выступал за клубы:
«Атлетик Аджаме» (Кот-д’Ивуар) – 2003, АСЕК (Кот-д’Ивуар) – 2004, «Денгеле» (Кот-д’Ивуар) – 2005, «Касива Рейсол» (Япония) – 2006 – 2007, «Токусима Вортис» — 2008, «Янг Бойз» — 2008 – 2010. В ЦСКА с июля 2010 года.
Достижения:
Лучший бомбардир чемпионата Кот-д’Ивуара – 2005
Лучший бомбардир чемпионата Швейцарии — 2009, 2010.
Участник чемпионата мира – 2010 в составе сборной Кот-д’Ивуара.

«УЛИЦА – ПЕРВАЯ ШКОЛА»

Вырвавшись из-за пелены дождя, за которой тренировка ЦСКА скрывалась от посторонних глаз, Сейду Думбиа перед интервью попросил лишь пару минут, чтобы отнести в номер игровые бутсы. А вскоре в холле одного из корпусов армейской базы в Ватутинках уже смеялся над «бородатым» российским анекдотом про то, как африканец рассказывал своим соотечественникам, что в России круглый год зима: «та, что зеленая, – еще ничего, а та, что белая, – полный кошмар».

— Скоро, не исключено, вам придется провести несколько матчей на снегу при минусовой температуре – в ноябре у нас суровый климат. Готовы?
— На самом деле, прежде чем ехать в Россию, я довольно хорошо изучил, что меня тут ожидает. В том числе и какой у вас климат. Так что не думаю, что ваша «белая зима» будет для меня страшной. Я к ней готов.

— Один знакомый африканец рассказывал, что снег для него стал самым большим впечатлением в жизни. И он почему-то думал, что снег должен быть сладким на вкус.
— (Смеётся.) Снегом-то меня не удивишь. До Швейцарии я играл два года в Японии, и там тоже бывает снег. Нет, он, конечно, не такой, как в России, и в той же Японии меня предупреждали, что у русских все намного суровее. Но меня этим уже не испугать.

— Это уж наверное. Если посмотреть на вашу карьеру, поражают крутые виражи, которые она закладывала. Чего только стоит маршрут, по которому вы подбирались к ЦСКА: Кот-д’Ивуар – Япония – Швейцария – Россия…
— Я отношусь к этому спокойно. Но смотрите, каждый мой переход означал то, что я делаю еще один шаг наверх. Япония – первый заграничный клуб, Швейцария – переезд в Европу, Россия – сильный известный клуб, который успешно играет в Лиге Европы. Но, возможно, секрет в том, что у меня, видимо, есть способность адаптироваться к тем условиям, в которые я попадаю.

— А откуда берет начало ваш путь наверх?
— Я начинал на улице. В прямом смысле этого слова. В детстве мы играли везде, где в нашем районе было ровное место. А в 1999 году, то есть когда мне было 12 лет, я поступил в спортивную школу «Сантр Формасьон д’Интер». Потом был клуб второго дивизиона «Атлетик». Оттуда и началась моя профессиональная карьера.

— Лет, наверное, 25 назад я с родителями год прожил в соседней с Кот-д’Ивуаром Гвинее. Там детьми мы играли с местными в футбол. У многих из них не было бутс, играли они босиком, и настоящий футбольный мяч, а не тот, что был сделан из тряпок и обмотан веревками, считался огромной ценностью даже у взрослых…
— У нас не особо что-то изменилось с тех пор. Я также до 12 лет босиком играл на улицах, используя для этого каждую минуту. Но теперь с огромной радостью вспоминаю те времена. Когда я попал в футбольную школу, у меня там уже была нормальная экипировка, нам ставили технику, многому пришлось переучиваться, работать, передо мной ставились конкретные задачи, которые надо было выполнять, делать упражнения, которые мне давали тренеры, был строгий распорядок дня, дисциплина… Это был уже футбол совсем другого рода. Но от уличного футбола у меня осталось главное – стремление играть сердцем, умение получать от игры удовольствие. Это очень для меня важно.

«ЕХАЛ ВО ФРАНЦИЮ, ПОПАЛ В ЯПОНИЮ»

Сейду искренен и открыт. И уже переводчик Гевонд Хубларов, который работает с Думбия в ЦСКА, включается на полную – уточняет вопросы, переспрашивает детали и успевает еще пояснять слова Сейду жестами и интонациями.

— Как вы все-таки оказались в Японии?
— О, это очень забавная история. Надо сказать, все началось с того, что я пошел за французской визой. Было это где-то в конце 2005-го или в начале 2006 года. Тогда у меня был удачный сезон в Кот-д’Ивуаре, и появилась возможность уехать во французскую команду. В то время между нашими странами были какие-то дипломатические проблемы, и визу мне не дали. Но чуть ли не в дверях посольства меня встретил один мой агент, который и предложил японский вариант. Он свел меня с нужными людьми, и меня пригласили в Японию на один только тестовый матч. Как говорите, просмотр? Ну да. Им нужен был форвард, и они решили посмотреть меня. Я приехал, сразу же забил, и не один раз. Так все и было решено.

— И каковы впечатления?
— Это первый мой заграничный опыт. Это была первая страна, в которую я поехал играть, и вы должны понять: меня там удивляло все. И образ жизни людей, и сами люди. То, как они общаются, вплоть до того, какие у них жесты и мимика. И в этом смысле Япония на меня произвела пока намного большее впечатление, чем любая другая страна, в которой я выступал. И главное, что меня поразило, – та манера, то умение встречать людей. Знаете, это восточная доброжелательность: они настолько внимательны и добры к тебе, что это не может не подкупать. И они умеют ценить тебя по твоим делам. Это тоже очень важно. А потом уже, конечно, впечатлила и инфраструктура. Все эти небоскребы, Диснейленд, суперскоростные поезда…

— А каково оно – постоянно есть палочками?
— Сейчас уже нормально! Чего вы хотите – я два года прожил в Японии, теперь для меня есть палочками стало в порядке вещей (смеется).

— Вы сейчас можете сказать пару слов по-японски вашему партнеру по команде Кейсуке Хонде?
— Могу и больше. Мы действительно время от времени общаемся с ним по-японски. Но на самом деле мой словарный запас не так велик, чтобы вести длинные беседы.

— Вы, кстати, на скольких языках можете хотя бы поздороваться?
— Давайте считать. Японский – раз, по-английски что-то могу сказать, ну, само собой, французский, и вот уже есть прогресс в изучении русского.

— Говорят, в Кот-д’Ивуаре 60 африканских наречий. Как вы там друг друга понимаете?
— 63, если быть точным. Я говорю на пяти диалектах. Но у нас нет проблемы с пониманием друг друга. Почти все знают французский язык – именно он является государственным в моей стране.

«СЛОН» В ШВЕЙЦАРИИ

Когда ЦСКА прилетел в Лозанну на матч Лиги Европы, из всего состава армейцев у местных швейцарских болельщиков наибольший интерес вызывал именно Сейду Думбия, который к тому времени еще не успел прославиться голами за свой новый клуб. И, похоже, такое внимание льстит ему.

— После Японии была Швейцария. Как вас заметили селекционеры в скромном японском клубе?
— Тут помог мой давний друг Дубаи Тьери, который в то время уже играл в Швейцарии. Мы вместе учились еще в спортивной школе. И когда из «Янг Бойз» ушел нападающий и они искали ему замену, он и посоветовал посмотреть меня.

Для начала я бы хотел сказать, что Швейцария – отличная страна, в которой я провел два счастливых года. У меня там все не так уж и просто складывалось, но я всегда старался держать контакт с болельщиками. Например, я забивал голы и бежал к трибунам, чтобы поблагодарить их за поддержку. Может быть, поэтому они сохранили обо мне такие теплые воспоминания. Я, во всяком случае, со своей стороны тоже пытался стать им ближе.

— Вы дважды признавались лучшим игроком Швейцарии по опросу самих футболистов. Значит, удалось наладить контакт не только с болельщиками?
— Я всегда, в какой бы клуб ни переходил, пытался наладить отличные отношения со своими коллегами. Футбол – это большая семья, в которой надо себя поставить так, чтобы тебя уважали и относились с теплотой. Это должно быть взаимным – я тоже должен относиться с уважением и к партнерам, и к соперникам.

— Ваш бывший клуб «Янг Бойз» тоже пробился в групповой этап Лиги Европы. Когда шла жеребьевка, вы хотели, чтобы ЦСКА оказался с ним в одной группе?
— Это было бы здорово! Но я надеюсь, что у нас будет еще шанс пересечься. Они в Лиге Европе смотрятся неплохо.

— Прозвище сборной Кот-д’Ивуара — «слоны»…
— Да, наша же страна носит название Берег Слоновой Кости. Не спрашивайте меня, почему: я не силен в истории. Когда-то, говорят, у нас было очень много слонов. Но с приходом независимости их численность значительно понизилась, и теперь встретить слона у нас не так уж и легко, как это, возможно, все считают.

— Ну, знаете, у нас в России тоже сейчас медведи по улицам нечасто ходят. Кстати, в России считают, что в сборной вы конкурируете за место в составе с Дидье Дрогба…

……………………………………………………………………………………………………..

Андрей ВДОВИН
vdovin@futbol60.ru

Продолжение читайте в еженедельнике «Футбол» №44.
В продаже с 29 октября 2010 года.

Источник: Еженедельник ФУТБОЛ Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
26 мая 2017, пятница
25 мая 2017, четверг
Партнерский контент
Загрузка...
Лучший центральный защитник сезона в РФПЛ - это...
Архив →