Сергей Овчинников: лично готов возглавить сборную России!
Текст: «Чемпионат»

Сергей Овчинников: лично готов возглавить сборную России!

"Мне заканчивать карьеру игрока не страшно. Интересно — вот! Что там впереди? Как оно пойдет? Жизнь бросает новый вызов, и ты его должен принять. Не надо долго думать — нужно сразу пытаться, искать, реализовывать себя. Кто ищет, тот всегда найдет".
2 ноября 2006, четверг. 14:09. Футбол

«Мне заканчивать карьеру игрока не страшно. Интересно — вот! Что там впереди?
Как оно пойдет? Жизнь бросает новый вызов, и ты его должен принять. Не надо
долго думать — нужно сразу пытаться, искать, реализовывать себя. Кто ищет, тот
всегда найдет».

Что, не узнали автора монолога? Сергей Овчинников, конечно. Собственной
персоной. «Босс» по-прежнему за словом в карман не лезет.
И что еще более важно — за каждое свое слово отвечает, интервью на сверку не
требуя. Зачем? Он уверен в себе. И жизненные шторма ему побоку…

— Чем сейчас занимается известный вратарь Овчинников?
— По решению руководства «Динамо» тренируюсь с дублем. Мне лично эта ситуация
представляется ненормальной. Хотя Кобелев и сказал тут в одном интервью: мол,
для футболиста выставление на трансфер — это обычная практика. Нет! Для меня —
это нонсенс. Я продолжаю считать, что ни игрой, ни подходом к делу, ни
поведением не заслужил такого отношения. Но от меня здесь ничего не зависит.
Во-первых, это решение руководства. Ну а во-вторых, у меня действует контракт с
«Динамо», заключенный до конца 2007 года.
Безусловно, постараюсь как-то ситуацию разрешить, хотя до конца сезона это
маловероятно. Остается только работать и ждать… Но я лично в любой момент готов
помочь первой команде «Динамо». И контракт — отработать. Поймите: безработного
Сергея Овчинникова нет! Есть вратарь «Динамо» Овчинников. Третий, пятый — не
суть… Конечно, лучше играть. Но можно ведь и с другой стороны посмотреть.
Многие вратари вообще всю карьеру на лавке сидят. Вот и я сейчас немножко побуду
запасным. Мир от этого не перевернется, так ведь?

— В выигрыше от этой ситуации, наверное, только семья. Дома вы теперь больше
времени проводите...

— Это — да. И потом, когда ты играешь — все ведь нервничают, переживают. А
теперь мы нервов меньше тратим, прежнего давления нет… И я по этому поводу —
верите, нет? — не переживаю. Всегда умел делить работу и дом. Дома мне состояние
игрового стресса ни к чему. И искусственно подсаживать себя на этот «наркотик» я
не хочу.

Страх — нормальное чувство

— Вы теперь меньше на виду. Не страдаете?
— Нисколько. За интервью ко мне сейчас обращаются так же часто, как и раньше.
Ваш брат-журналист — он ведь понимает, что у Овчинникова свободного времени
стало больше. Но я почти всем отказываю. Мне нравится пребывать в таком вот
состоянии — когда меня никто не трогает…

— Но обида-то имеется? На «Динамо», на Кобелева?
— Я хорошо отношусь к «Динамо». Это моя первая команда. По-прежнему готов отдать
ей все силы. И на Кобелева не обижаюсь. Во-первых, я не маленький мальчик, все
прекрасно понимаю. Видимо, у него были какие-то свои мотивы. Я их до конца не
знаю, да и не хочу. Он — тренер, я — футболист. Какие тут могут быть вопросы? Ну
а во-вторых, просто не хочется во все это глубоко лезть. Боюсь там выкопать
что-нибудь нехорошее.

— Вам вообще чувство обиды знакомо?
— Зацепить меня чем-то очень сложно. Да, бывает резкая реакция на слова и
поступки — но это эмоции. А вот делать какие-то выводы, обижаться, мстить… Я
считаю, что нужно быть выше этого.

— А еще говорят, что вы ничего в этой жизни не боитесь. Ваши ведь слова: «Я
перестал бояться еще в детстве…»

— Это, наверное, я имел в виду какие-то ситуации на поле, в игре. А так — любой
человек чего-то да боится. Смерти, например. Страх — нормальное чувство.

— По контракту вам «Динамо» все выплачивает?
— Никаких претензий. Почти все условия, которые прописаны в контракте,
выполняются. Во всяком случае, зарплату мне в «Динамо» платят. Уже за это одно я
клубу благодарен. «Динамо» ведь могло затеять судебный процесс — пусть даже он и
был бы заведомо проигрышным. Знаете, как это бывает — тяжба, игра на нервах… Но,
к чести клуба, ничего подобного не произошло.

— За дубль вы не играете — нет желания?
— Если бы мне сказали играть — я бы, безусловно, играл. Вот только какой во всем
этом смысл? Я нахожусь в таком футбольном возрасте, когда игровая практика как
таковая мне не нужна. Если мне скажут завтра встать в ворота — ничего ведь по
большому счету не изменится. На опыте сыграю. Ну а набрать физические кондиции —
и недели хватит.

За «Локомотив»!

— На футбол ходите или больше по телевизору смотрите?
— На выезд с «Динамо» я отправиться не могу, поэтому посещаю только московские
матчи. Скажем так — стараюсь посещать. Если билет есть…

— Что болельщики при встрече говорят?
— Самое удивительное, что после той ситуации, когда я был выставлен на трансфер,
меня фанаты… «Спартака» поддержали. Я так удивился! Люди на улице подходили:
«Серега, мы с тобой!» Очень приятно было. Видимо, тот факт, что я всегда был со
своими соперниками честен, вернулся сторицей. Врага ведь тоже можно уважать,
верно? Болельщики сейчас оценивают не мою клубную принадлежность, а
профессионализм. Пользуясь случаем, хочу всем этим людям спасибо сказать.

— Ответьте: вылетит «Динамо»?
— Хороший вопрос… Я тут недавно выступление Виталия Мутко видел — так вот, он
заявил, что ни при каких обстоятельствах Премьер-лига расширена не будет. Я не
хочу учить президента РФС, просто выскажу свое мнение: как мне кажется, мы
должны дорожить теми клубами, которые принесли российскому спорту имя. А
московское «Динамо» — та команда, которая сделала для нашего футбола больше всех
остальных! Да, спортивные принципы уйдут на второй план. Но это исключение. И
если уж так случится, что «Динамо» финиширует в «зоне вылета», я считаю,
руководство РФС должно сохранить команду в высшем дивизионе. Это будет
своеобразная благодарность тем поколениям великих футболистов, что ковали славу
отечественного футбола…
Разумеется, это решение вызовет бурю негодования. Но те же болельщики, осудив
данный поступок публично, в душе, уверен, все наверняка поймут. Впрочем, пока
разговаривать на эту тему бессмысленно. Верю, что «Динамо» и так сохранит
прописку в элите. Все в руках, ногах, головах самих футболистов. Конечно,
дополнительную остроту ситуации придает тот факт, что за выживание в этом году
борются «Динамо» и «Торпедо» — две великие московские команды.

— И что, считаете, будет главным фактором в этой борьбе?
— Морально-волевые качества. Ведь каждое очко сейчас — на вес золота…
Подковерные игры? Я точно могу вам сказать, что по сравнению со многими другими
европейскими чемпионатами наш футбол не такой уж и коррумпированный. Да,
наверное, в России тоже есть всякие закулисные моменты. Но я не буду это
утверждать. Как, впрочем, и обратное. С уверенностью могу заявить только одно:
эти нюансы на финише чемпионата определяющей роли не играют.

— С аутсайдерами более-менее разобрались. А кто в этом году чемпионом станет?
— Я до конца буду болеть за «Локомотив». А как оно там получится… Из меня
прогнозист плохой — всегда руководствуюсь своими симпатиями. Даже если
«Локомотиву» будут предстоять десять игр с «Реалом», все равно скажу, что «Локо»
все эти десять матчей выиграет. Пусть это даже и смешно будет звучать.

— Это похоже на заявление Газзаева о том, что он уже в следующем году
собирается Лигу чемпионов брать…

— Во-от! К этой информации Газзаева ведь тоже можно относиться скептически, со
смешком, но я лично воспринимаю ее вполне серьезно. За эти слова Валерия
Георгиевича можно только уважать. За его максимализм запредельный. Может, для
кого-то это сейчас и прозвучит неожиданно, но я многому заочно у Газзаева
научился. Читал его книги, интервью и лучшее для себя там всегда подмечал.

Спасибо Хиддинку, Бородюку и Акинфееву

— Я так понимаю, вы сейчас почти как Гамлет, перед дилеммой стоите: играть
дальше или не играть?

— Да, я могу как продолжить карьеру, так и завершить. Давайте дождемся окончания
чемпионата.

— Если вы решите остаться — это же опять будут сборы, тренировки до
изнеможения… В чем кайф?

— А в чем кайф слесарю закручивать гайки? Ему тоже нелегко, он тоже сбивает в
кровь руки. Но это его работа. А это моя. Вот и все.

— Как сейчас здоровье? Болячки не беспокоят?
— Спасибо, чувствую себя как никогда здорово. Тьфу-тьфу-тьфу. Ничего не болит,
не ноет, даже колено прошло. Вынужденный простой пошел на пользу — и такое
бывает, представляете? — все просто супер! Легкий пиар можно? Овчинников сейчас
готов на все сто!

— Непонятная ситуация вышла с вашей работой в сборной...
— Да, мне там предложили стать тренером вратарей. Оставаясь при этом
футболистом, не прерывая контракта с «Динамо». А руководители бело-голубых вроде
бы заявили, что, если Овчинников хочет работать в сборной, он должен разорвать
контракт с клубом. В итоге я так никуда и не поехал. Значит, кто-то с кем-то
наверху не договорился. Мне остается только сказать спасибо Игорю Акинфееву,
Александру Бородюку — они, знаю, лоббировали мою кандидатуру, пытались как-то
помочь в трудный для меня момент. Спасибо и Хиддинку, который сделал
соответствующее предложение.
— Получится у Хиддинка в России?
— Я над этим не задумываюсь. Мне ближе размышления на тему: почему со
сборной России работает иностранец? Мне кажется, что первую команду страны
должен возглавлять наш тренер. Называйте как хотите — консерватизм, патриотизм,
глупость, твердолобость… Причем желательно, чтобы со сборной работал молодой
тренер. Вот, например, я — чем не кандидатура? Если бы мне предложили, с
удовольствием бы согласился. Хоть завтра! По крайней мере при мне — гарантирую!
— сборная играла бы в атакующий, зрелищный футбол.
В конце концов — в Европе масса примеров, когда игроки, закончив карьеру,
моментально переходили на тренерскую работу. В сборных! Клинсманн, Райкаард, ван
Бастен… И ведь есть результат. Потому что футболисты воспринимают молодого
тренера за своего. Они готовы играть для него. А он прекрасно понимает проблемы
игроков. У нас же почему-то только и талдычат: учись, стажируйся… У кого
стажироваться-то? У тренеров, что команды с 15-го на 13-е место поднимают? Я вон
лучше у Семина буду всю жизнь стажироваться. Чем плохо? Да и потом, я и так
знаю, какие у нашей сборной проблемы и как их исправить. Многие, конечно,
скажут: «Овчинников совсем офигел! Пускай лучше Шалимова и Чернышова вспомнит!»
А чего мне их вспоминать? Ну да, у людей не получилось. Но надо знать ситуации,
в которые эти тренеры попали. И чего они сами хотели…

За Долматовым — с пулеметом «Максим»

— Скажите честно: сколько в вашем общении с журналистами эпатажа?
— Эпатажа нет. Спросите у жены — я и дома так общаюсь. Артистично. Возможно, со
стороны мои высказывания и выглядят как эпатаж — не знаю. Сказать ведь можно все
что угодно. Другое дело, как журналисты твои слова подадут. Хотя мне, если
честно, это уже без разницы.

— Кто для вас образец эпатажа в футболе?
— Моуринью. И португальцу его этот эпатаж нисколько не вредит. Даже наоборот.
Вот к Моуринью я бы на стажировку точно поехал. Даже пальто бы, такое же, как у
него, прикупил… У нас Павлов Сергей Александрович, главный тренер
«Луча-Энергии», по эпатажу большой дока. Да и тот же Мутко, все
пресс-конференции информацией о строительстве полей предваряющий. «Мы построили
701-е поле, 702-е…» Это классно! Отлично просто. Пусть хоть что-то делается, чем
ничего. Другое дело, что поля эти, насколько мне известно, — искусственные. А
значит, априори — травмоопасные.

— «Язык мой — враг мой». Это про вас?
— Наверное. Но я бы не сказал, что по жизни как-то страдал от этого. Да, нужно
быть менее эмоциональным. И я, безусловно, буду стараться себя сдерживать.
Только вот ведь какая штука: в моем понимании я и сейчас не делаю ничего
предосудительного. И дурного примера молодежи не подаю. В конце концов — я
такой, какой есть! Я никого не «сломал», не оплевал… Это ведь игра. Азарт. Да,
бывало, я вел себя не очень красиво. Зато открыто! Футбол — это не балет.
Потому-то я для молодежи — пример отличный. Пусть уж лучше ребята бойцами
растут. Гладиаторами…

— Михаил Морозов, вице-президент «Шинника», недавно рассказал: дескать, один
вратарь сухумского «Динамо» угрожал Олегу Долматову, нынешнему тренеру
«Локомотива», что того из снайперской винтовки застрелят. Не про вас история?
— Да нет, я за Долматовым с пулеметом «Максим» бегал. Он тяжелый был,
зараза, я его никак развернуть не мог… Я когда подобные вещи читаю — смеюсь.
Где я снайперскую винтовку достать мог? Или, может, у меня в криминальных кругах
связи имеются? Что ж, тогда я своим врагам не завидую. Пусть боятся. (Смеется.)

— «Вратарь должен быть агрессивным». Подпишетесь?
— Да. Только агрессия — она ведь по-разному проявляется. Вот Оливер Кан. В нем
агрессия видна, даже когда он молчит. Немец может рыкнуть на своих, на чужих, на
судью — и тут же успокоиться. Такая пружина — раз-два. Приятно смотреть. У нас в
России этим Войцех Ковалевски отличается… Овчинников? Может быть, может быть…
Я не понимаю Славу Малафеева, когда он говорит о том, что вратарь должен быть
спокойным. Бросьте! Нельзя быть спокойным, когда тебе семь мячей забивают. Это
такой «португальский укольчик» Славе. Я бы в той ситуации защитников уже после
третьего гола на части разорвал! Они бы у меня стеной стояли, и мы бы 5:1
проиграли. Но никак не 7:1… А потом бы еще после игры в раздевалке кому смог бы
«наварил». По полной программе!

Грустно стало? Хлопни пивка!

— Егор Титов во время вынужденного простоя песни исполнял. Вас подобное
желание не посещает?

— Я петь не умею. Да, иногда участвую в разного рода ток-шоу, но лишь потому,
что зовут. Самому мне это не то чтобы неинтересно… Я просто пробую. Ищу себя в «послефутбольной»
жизни. Вот, скажем, я в «Дневном дозоре» снялся. Роль — три секунды. С одной
стороны — здорово, а с другой — следующая роль у меня теперь должна быть пять
секунд! Понимаете?

— А как насчет работы на ТВ? Например, спортивным комментатором?
— В принципе это интересно. Кстати, Илья Казаков, пресс-атташе сборной России и
телекомментатор, предлагал сотрудничество. Но пока что-то не получается. Нет,
прямых эфиров я не боюсь. Ну ляпну что-нибудь, ну посмеется народ… Все равно,
думаю, получится не хуже, чем у многих наших славных дикторов. Тех, что игру
вратаря со своей колокольни оценивают, ничего в этой самой игре не понимая! Одно
дело я — профессиональный вратарь. Имею право высказаться по этому поводу. Или
Дмитрия Градиленко взять — отличный комментатор. Никогда футболистов не обижает.
Но он — чемпион СССР в составе «Спартака»! Он эту кухню изнутри знает. Слышали,
как судей перед игрой наставляют: «Судите то, что есть»? По мне так — это и
комментаторов касается: комментируйте то, что видите! Не надо придумывать! Если
совсем заняться нечем — ну покричите пять минут: го-о-ол…

— Знаю, теперь на хоккей ходите…
— Один раз с Вадиком Евсеевым на «Химике» были. Сидели в VIP-ложе, за стеклом…
Мне, если честно, не понравилось. Я люблю, чтобы все натурально было. Милое дело
— на морозе, в шапке, за «Динамо» поболеть!

— Вы как-то признались, что с возрастом становитесь вреднее.
— Да, как и все люди. Больше сам себя хвалю, бубню больше…

— Многие ваши друзья-футболисты охотой увлекаются. Лоськов, Евсеев… Вы —
охотник?

— Не-е-ет. На охоту — да, выбирался, но я там не стрелял даже! Для меня в этом
деле главное — общение. Побродить по лесу в хорошей компании… Что еще нужно?

— Футболист «Локомотива» и сборной Росии Динияр Билялетдинов недавно заметил,
что никогда не видел вас грустным…

— Так и есть, я стараюсь попусту не грустить. Зачем? Грустно тебе стало? Иди
пивка хлопни и дальше жизни радуйся. Все очень просто.

— Вспомнил еще одно ваше изречение: «Хочу жить в согласии с окружающим
миром». Получается?

— Не всегда. Причем чаще я мешаю миру, чем он мне. Так уж выходит…

Источник: Московский комсомолец Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 0
27 июля 2017, четверг
Партнерский контент