Все новости

Ромащенко: продлевать контракт с "Динамо", видимо, не стану

В воскресенье в биографии недавнего лидера футбольной национальной сборной Беларуси Максима Ромащенко произошло знаменательное событие. Хавбек московского “Динамо” сотый раз в карьере отличился голом в матчах высшего уровня.
Футбол

В воскресенье в биографии недавнего
лидера футбольной национальной сборной
Беларуси Максима РОМАЩЕНКО произошло
знаменательное событие. Хавбек московского
“Динамо” сотый раз в карьере отличился
голом в матчах высшего уровня, что
автоматически распахнуло перед ним дверь в
Клуб белорусских бомбардиров. Значимости
этому достижению добавляет то, что из всех
членов многочисленной гвардии голеадоров
лишь двое — он да Валентин Белькевич —
полузащитники по амплуа. Разумеется, “Прессбол”
не мог обойти случившееся стороной, потому
и позвонил юбиляру.

— Максим, гол, проведенный в ворота
московского “Локомотива”, оказался не
только победным в матче, но и сотым в вашей
карьере. Благодаря этому вы получили
прописку в престижном Клубе бомбардиров
белорусского футбола.

— Ух ты! Вот это действительно сюрприз.
Признаться, даже не задумывался, что этот
мяч окажется столь эпохальным. Учет своим
голам не веду, потому накануне и
предположить не мог, что нахожусь в шаге от
столь серьезного рубежа. Покривлю душой,
сказав, что данное событие рядовое.
Безусловно, сто голов — веха в спортивной
биографии, к которой я долго шел. Кстати, а
сколько человек покорили эту цифру?

— Уже одиннадцать. А знаете, кто является
ближайшим кандидатом на вступление в Клуб?
Тоже, как и вы, уроженец Украины Игорь
Чумаченко, до сотни которому не хватает
всего одного гола.

— О, с Игорем давно знаком. Вместе учились в
одной и той же днепропетровской
специализированной футбольной школе,
причем в одном классе. Желаю ему скорейшего
свершения этого события.

— А каким ветром вас занесло в Беларусь?
— После учебы в Днепропетровске я оказался
в местном “Днепре”. Естественно, сразу об
основном составе речь не шла. И в это время
мне предложили попробовать силы в другой
команде, где доверят место в составе. Я был
молод, и играть страсть как хотелось. Таким
вот образом в 1993 году оказался в “Полиграфтехнике”,
выступавшей в первой лиге украинского
чемпионата. В клубе из Александрии я хотя и
играл довольно часто, но временами
испытывал определенную
неудовлетворенность. В команде не сильно
жаловали молодежь, постоянно твердя, что ее
время еще придет. Поэтому, когда
предоставилась возможность играть в высшей
лиге, пускай и другой страны, согласился.
Так я попал в могилевский “Днепр”, в
котором незадолго до моего приезда
выступал брат Мирослав. Правда, в Могилеве я
не задержался. Позвал к себе в мозырский
МПКЦ Анатолий Иванович Юревич, с которым
познакомился в бытность его работы в “Ведриче”.
Ведь в Речице в те времена играл Мирослав, и
я не раз навещал его.

— Вас не смутило, что пригласили в клуб
первой лиги?

— Нисколько. Тогда ни у кого не вызывало
сомнений, что в Мозыре лепится команда,
которая через год будет решать высокие
задачи. Был уверен в будущих успехах и я. Так
в итоге и получилось. И результаты, которых
добился клуб, думаю, являются тому
подтверждением — серебро, Кубок, золото. Не
так уж и плохо для вчерашнего представителя
первого дивизиона.

— Зимой 1997 года вы заключили контракт с
московским “Динамо”. Однако, судя по тому
что в нем провели лишь четыре матча в
течение всего сезона, первопрестольная
встретила вас прохладно...

— Конечно, хотелось играть сразу. Но для
перехода на качественно новый уровень
понадобилось время. Да и возглавлявший
тогда “Динамо” Адамас Голодец больше
доверял опытным футболистам. Молодежи
приходилось ждать своего часа.

— И вы его дождались аккурат на финише
сезона...

— В последнем туре “Динамо” принимало
КамАЗ из Набережных Челнов. В той встрече мы
победили со счетом 6:1. А мне удалось во
втором тайме забить четыре гола. Ни до ни
после так много не забивал. Любопытно, что в
той игре шесть из семи голов имели
отношение к Беларуси. По ходу матча мы даже
проигрывали 0:1, после того как наши ворота
распечатал выступавший за КамАЗ Юра
Шуканов. Сравнял счет Саша Кульчий, а во
втором тайме наступил мой черед.

— А что подвигло на переезд осенью 2000-го в
Турцию?

— Предложили хороший контракт с “Газиантепспором”.
В этой стране мне было вполне комфортно.
Нисколько не жалею об этом отрезке карьеры.
Я довольно часто поражал ворота соперников.
Помнится, на второй год выступлений за “Газиантепспор”
забил 15 голов.

— Какой сезон, со спортивной точки зрения,
оказался для вас самым успешным в Турции?

— Пожалуй, последний, когда играл в “Трабзонспоре”.
Мы стали серебряными призерами чемпионата
и выиграли Кубок страны.

— А почему же тогда вернулись в Россию?
— Настойчиво приглашало московское “Динамо”.
Еще годом ранее меня активно зазывали
обратно. Тогда повременил, решил, что
вернуться всегда успею. А спустя год
согласился.

— Когда вы выступали уже в “Динамо”, в 2004-м
вас признали лучшим футболистом Беларуси…

— Это серьезное достижение. Я был очень
горд, что получил столь высокое признание.

— Кстати, той осенью сборная Беларуси
провела яркую игру против будущих
чемпионов мира. Этот матч — пик вашей
футбольной карьеры?

— Да. Тогда у меня многое получалось, что и
вылилось в два гола, забитых в ворота
Буффона.

— В официальных поединках национальной
сборной Беларуси вы дебютировали в
сентябре 1998 года, когда наша команда
принимала сборную Дании. В стартовом
составе той игры вышел ваш брат Мирослав. Вы
же появились на поле ближе к концу матча.
Жалеете, что так и не провели с братом на
поле ни одной минуты?

— Это спорт. Без травм не бывает. Конечно,
хотелось сыграть бок о бок с братом. Но
злополучная травма вынудила Мирослава
намного раньше времени завершить игровую
карьеру. У меня же все только начиналось.

— Кстати, как у него дела?
— Все в порядке. Мирослав продолжает
работать в качестве главного тренера
дублирующего состава московского “Спартака”.

— Долго размышляли над предложением
сменить гражданство и играть в командах
Беларуси?

— Нет, согласился почти сразу. Любой
уважающий себя футболист мечтает о сборной.
В украинскую меня никто не звал. Потому и
дал добро выступать за белорусов. Сначала
была молодежная сборная, потом
национальная. Впоследствии ни разу не
пожалел о принятом решении.

— Нынешний сезон близится к концу. Как
оцените выступление в нем московского “Динамо”?

— Независимо от того, как чемпионат
завершится и какое место мы займем, уже
сейчас можно смело говорить, что сезон не
удался. И уж точно не на борьбу за выживание
мы рассчитывали. У нас были куда более
высокие цели.

— На мой взгляд, очень символично то, что
юбилейный гол вы забили со штрафного...

— Если учесть, что со “стандартов” я
провел не менее половины мячей, следует
согласиться с вами. Получилось так, как
хотел. Бил в обвод “стенки” в левый угол.

— В российской прессе прошла информация,
что каждый гол динамовцев оценивается в
пятьдесят тысяч долларов. Так ли это?

— Ерунда. Видимо, кто-то специально
распускает слухи, чтобы и таким вот образом
подогреть интерес к чемпионату.

— Какой гол считаете самым красивым,
являющимся предметом вашей гордости?

— Вообще-то мне дорог каждый мяч,
проведенный в ворота соперников. Мои голы —
мое богатство. Долгое время самым красивым
считал мяч, забитый летом 2000-го в ворота
московского “Локомотива”, которые защищал
Руслан Нигматуллин. Бил с левого угла
штрафной в дальнюю “девятку”. Правда, от
той встречи остался неприятный осадок из-за
того, что, ведя — 2:0, мы в итоге позволили
оппонентам отыграться. Однако этот гол
переплюнул первый мяч, забитый в ворота
Джанлуиджи Буффона и сборной Италии два
года назад. Удар более чем с
тридцатиметрового расстояния в “девятку”
застал врасплох одного из лучших вратарей
мира. Такие голы запоминаются на всю жизнь.

— Вернемся к игре “Динамо” с “Локомотивом”.
Признаться, ваша команда порядком удивила:
удалось обыграть соперника, который
реально борется за призовые места…

— Ничего особого в этом не вижу. В силу
разных объективных и субъективных причин “Динамо”
занимает не свое место. Сейчас команда
неплохо готова и демонстрирует интересный
футбол. Кстати, это было видно и в матче
предыдущего тура со “Спартаком”. Правда,
тогда при счете 2:1 в легко складывавшейся
для нас встрече, играя в большинстве, сами
отдали победу сопернику. Это был какой-то
кошмар. Но мы не пали духом и сделали выводы.

— Осталось меньше месяца до завершения
сезона. Какие у вас дальнейшие планы?

— Заканчивается контракт с “Динамо”.
Продлевать его, видимо, не стану. У меня есть
ряд интересных предложений.

— Если не секрет, куда собираетесь
перейти?

— Пока не готов об этом говорить открыто.
Дождемся завершения сезона. Скажу лишь, что
не в российский и не в турецкий клубы.

— Меньше всего хотелось бы касаться
положений дел в белорусской сборной, вокруг
которой развернулась широкая дискуссия. Но
пару вопросов задать обязан. Может быть, вы
передумали и продолжите выступления в
национальной команде?

— Много было сказано в последнее время. И не
только мной, но и другими футболистами,
которые раньше играли в сборной и которые
играют в ней сейчас. Большинство из них
заняли нашу с Сергеем Гуренко позицию. Ни
один человек не высказался против нас. В
сложившейся ситуации при этом тренере
моего возвращения ждать не следует. А что
будет потом — никто не знает. Быть может,
вернусь…

— Говорят, капитану сборной Штанюку
поручена примиренческая миссия. Был ли у
вас разговор с Сергеем?

— Да, мы разговаривали, но ни о каком
примирении речь не шла. Какой смысл Штанюку
убеждать меня изменить точку зрения? Мне
ведь не пятнадцать лет. Есть своя голова на
плечах, накоплен определенный жизненный
опыт. Поэтому за свои поступки привык
отвечать лично. Я принял такое решение.
Значит, так тому и быть.

Комментарии (0)
Партнерский контент