Оливер Кан. Горилла, бульдог, питекантроп
Текст: «Чемпионат»

Оливер Кан. Горилла, бульдог, питекантроп

В заголовок вынесена лишь малая часть прозвищ, которыми публика и пресса наградили Оливера Кана.
8 ноября 2006, среда. 01:14. Футбол
В Германии нет болельщиков, равнодушных к этому колоритному персонажу. Кана любят, Кана ненавидят, его проклинают и ему сопереживают. Вот уже почти десять лет Олли входит в десятку самых популярных немцев.

И удивляться тут нечему. Сильный вратарь обречен на популярность, как со знаком плюс, так и с противоположным. Сильный вратарь такого суперклуба, как "Бавария", по умолчанию популярен вдвойне. Ну а если он обладает такой яркой внешностью, как наш герой, то его популярность может быть безграничной.

Кстати, о внешности, наложившей отпечаток на характер Оливера и ставшей причиной многочисленных прозвищ. У Кана с рождения неправильный прикус – нижняя челюсть выдается вперед. Это заметно визуально, да и проблемы с дикцией неизбежны. Представляете, как доставалось маленькому Олли от сверстников? И бульдогом называли, и обезьяной, и речь передразнивали. И чтоб избавиться от насмешек, нужно было иметь крепкие мускулы и мощные кулаки. Ну и с логопедами поработать. Сейчас Оливер говорит вполне чисто, без всяких признаков дефектов речи. Правда, неизвестно, как четко произносят слова те, кому пришлось испытать на себе крепость кулаков Кана.

ПЕРЧАТКИ МАЙЕРА

Довольно рано Олли дал ответ на традиционный для детей вопрос "Кем будешь, когда вырастешь?" Конечно же, футболистом, как папа. Сказать, что лучше, чем папа, Оливер не мог. Из-за уважения к отцу, ибо игроком Рольф Кан был неважным. Играл полузащитником в "Карлсруэ". Но из посредственного футболиста получился прекрасный детский тренер. Многие из учеников Рольфа Кана стали известными игроками. Самым успешным оказался Оливер Кан, родной сын детского тренера.

Именно отец определил Олли во вратари, хотя мальчик перепробовал себя едва ли не во всех амплуа. "Футболистов много, а вратарь один. Вратарей всегда ценят и любят. Так что иди-ка ты в ворота», – сказал отец 7-летнему Оливеру и сделал судьбоносный подарок – перчатки знаменитого Зеппа Майера. Как тут не податься в голкиперы?

Пройдет 18 лет, и легендарный Зепп Майер будет рекомендовать Оливера в "Баварию", а потом долго и упорно делать из своего подопечного лучшего вратаря мира. А пока белобрысому пареньку приходилось вкалывать на тренировках и мечтать о месте в воротах скромного "Карлсруэ".

ФОРМУЛЫ И ФАМУЛЛА

"Меня никогда не вызывали в разные юношеские и юниорские сборные Германии. Просто никто из тренеров этих команд не знал о моем существовании. И меня это нисколько не задевало и не напрягало. Я больше думал о том, как бы побыстрее заиграть в основном составе", – вспоминает Оливер. Кан ждал своего часа и работал на тренировках до седьмого пота. Причем разработал свои формулы полета мяча, позволявшие правильно занимать позицию, вовремя выходить на перехваты. На тренировках все получалось здорово – видимо, формулы оказались полезными.

А вот пробиться в основной состав долго не получалось. Место в воротах "Карлсруэ" было занято Александром Фамуллой, вратарем, может, и не самым сильным, но довольно опытным. Тренер Винфред Шефер полностью доверял своему голкиперу, и Кану пришлось ждать своей очереди на лавочке довольно долго. Один раз дождался было – Фамулла схлопотал красную карточку. И, видимо, Кан перегорел. В своем дебютном матче Олли просто провалился – пропустил четыре штуки от "Кельна". В следующей игре – с "Вердером" – Кан пропустил вдвое меньше, но сыграл ненамного лучше. А там у Фамуллы закончилась дисквалификация, и он снова вернулся в ворота. Кану пришлось еще два года ходить в сменщиках. Те редкие шансы, которые ему представлялись, он не использовал.

И сгинул бы Кан в бесперспективных или играл бы где-нибудь в низших лигах, если б не Фамулла. Совсем испортился голкипер "Карлсруэ" в отсутствии конкуренции, ошибался в каждом матче, и в итоге терпение Шефера лопнуло. В матче с "Бохумом" Фамулла привез два гола и был заменен. А его дублер отыграл очень достойно. И в следующем матче выглядел достойно. И в следующем тоже. Вот так 22-летний Оливер Кан стал основным стражем ворот "Карлсруэ". Совпадение это или нет, но стоило Олли закрепиться в основном составе, как клуб стал резко прогрессировать.

И СНОВА МАЙЕР

После того как Жан-Мари Пфафф завершил свою яркую карьеру, у самого титулованного клуба Германии – "Баварии" – возникли серьезные проблемы с постом номер один. Рихард Ауманн, конечно, был неплохим голкипером, в сборную привлекался, но в Мюнхене привыкли к тому, чтоб ворота защищал вратарь уровня Майера или Пфаффа. Вот Зеппу Майеру, отвечавшему в "Баварии" за подготовку киперов, и поручили поиск достойного преемника. Долго искать не пришлось. "Конечно же, Кан из "Карлсруэ", – заявил Майер клубному руководству, и очень скоро крепкий широкоплечий блондин перебрался в Мюнхен. Баварцы не поскупились, заплатив за Олли два с половиной миллиона долларов – рекордный в ту пору трансфер вратаря. Как видим, не прогадали. Кан очень быстро освоился в баварских воротах и очень скоро стал культовой фигурой, символом мюнхенского клуба.

Велико же было удивление Зеппа Майера, когда новичок показал ему самую дорогую реликвию – те самые майеровские перчатки, с которых и начиналась биография Кана-вратаря. Майер, величайший из немецких голкиперов, очень высоко ценил талант Оливера. Но своим опытным глазом не мог не заметить, что подготовка у Оливера весьма слабая и с ним нужно долго и упорно работать. После каждой тренировки Майер и Кан задерживались еще часа на полтора-два. "Зепп и бил мне с трех метров, и придумывал всевозможные упражнения. После его занятий любая игра казалась мне забавой". Уроки великого мастера не могли не сказаться, за год в "Баварии" Кан заметно прибавил и вскоре дебютировал в сборной страны.

КАН И ЛЕМАНН

Германия всегда была богата на вратарские таланты, и потому за место в сборной разворачивалась жесточайшая конкуренция, порой переходившая в войну. И прежде чем стать первым номером бундестим, нужно было очень долго ждать своего часа и сталкиваться при этом с разными интригами. Оливер впервые был вызван в главную команду страны еще в бытность вратарем "Карлсруэ", даже на чемпионат мира 1994 съездил в роли третьего после Бодо Иллгнера и Андреаса Кёпке. Но дебют пришелся на 23 июня 1995 года – Олли защищал ворота бундестим в товарищеской игре со сборной Швейцарии. Иллгнер к тому времени сборную оставил, а вот с Андреасом Кёпке пришлось серьезно соперничать. Кёпке, чья клубная карьера складывалась крайне неудачно, был очень успешен в воротах национальной команды. Во многом благодаря ему немцы выиграли чемпионат Европы 1996 года, а Андреас стал лучшим голкипером турнира. Конечно, Оливер порадовался за коллегу, но его отношения с Андреасом складывались очень непросто. Мнительный Кёпке всегда считал, что Кан хочет его подсидеть. Перед чемпионатом мира 1998 года отношения двух "К" совсем испортились – Андреас и Оливер даже не здоровались. Мировое первенство немцы провалили, Кёпке покинул сборную, и свитер с первым номером перешел к Кану. Но у Оливера появился сильный, амбициозный, острый на язык соперник – Йенс Леманн. Ровесник Кана считал, что ни в чем не уступает баварцу, и всеми правдами и неправдами пытался вытеснить Олли из рамки.

Йенс не скупился на филиппики в адрес соперника. "Я терпеть не могу стоять в пробках, сидеть на лавочке и Оливера Кана". Или: "Когда-нибудь я перейду в «Баварию», а Кан будет подавать мне мячи, хоть какой-то толк будет от него". И еще: "Оливеру сейчас не до футбола, у него роман с официанткой. Может, ему лучше податься в бармены или метрдотели? Я бы посетил его заведения и оставил бы чаевые". Кан не был столь многословен и на вопросы о Леманне обычно отвечал другим вопросом – "Леманн? А кто это?"

Как ни пыжился Йенс, как ни называл себя лучшим вратарем страны, а в сборной ему приходилось быть дублером и на ЧМ-98, и на Евро-2000, и на серебряном для немцев чемпионате мира 2002 года, и на ЧЕ-2004. Но Йенс все же дождался своего часа. Кан был вынужден уступить первый номер своему давнем недругу. Почему? Вряд ли стоит видеть причину только в интригах Леманна и сложных отношениях с Юргеном Клинсманном, которые сложились еще в "Баварии". Сезон 2004/05 Оливеру явно не удался, да и следующий был не самым успешным. А Йенс в это время блистал в "Арсенале". Не забывайте, кто при Клинсманне отвечал за подготовку вратарей – уже упоминавшийся Андреас Кёпке. Понятно, что в таких условиях Олли чувствовал себя в бундестим неуютно.

Чтобы снять остроту соперничества, Клинсманн заблаговременно объявил, что основным вратарем на чемпионате мира будет Леманн. Не всем эта новость пришлась по душе, но сам Оливер воспринял ее стоически. Вторым так вторым. Правда, и сам объявил, что покинет национальную команду после ЧМ.

Именно на первенстве мира и состоялось примирение двух выдающихся вратарей. После четвертьфинального матча с аргентинцами, в котором Леманн выиграл серию пенальти, Кан подошел и поздравил Йенса. Два врага обменялись рукопожатиями и перестали быть врагами. Эту сцену видел весь мир. "Йенс провел прекрасный чемпионат мира. Он достоин быть основным вратарем", – заявил Олли, отыграл в матче за третье место с португальцами и оставил бундестим. Вряд ли это решение было простым, ведь Кан 86 раз защищал ворота сборной Германии и в 49 матчах выводил команду с капитанской повязкой.

КРОВОЖАДНЫЙ И БЕСПОЩАДНЫЙ

"Мне нравится играть в "Баварии". И не только потому, что это самый сильный и титулованный клуб страны. Нас ведь не только не любят – нам завидуют и нас ненавидят. А мне это нравится, когда нас ненавидят. Это заводит, стимулирует быть лучшим всем им назло".

Болельщики посвятили Кану множество кричалок – цензурных и не очень. Пожалуй, ни у одного немецкого футболиста нет столько прозвищ (по большей части обидных) – и Бульдог, и Монстр, и Горилла с Годзиллой. И на выездных матчах фанатские трибуны на протяжении всей игры скандируют стишки собственного сочинения. Олли не упускает момента поаплодировать своим недоброжелателям, а порою и подирижировать ими. Так как кричалки не могут задеть толстокожего Кана, фанаты прибегают к более радикальным мерам. "Раз вратарь "Баварии" горилла, то, значит, должен любить бананы", – подобной логикой руководствовался тот, кто запустил в Оливера тропическим плодом. Кан спокойно поднял банан, очистил, съел, а шкурку запустил на трибуну, где сидел его обидчик. Бананы – это ерунда по сравнению с тем, что произошло во Фрайбурге. Там один идиот (иное слово трудно подобрать) запустил в Кана шариком от гольфа и попал в голову. Держали когда-нибудь такой шарик в руках? Довольно увесистый. А теперь представьте, каково было Оливеру, когда ему в голову попал вот такой предмет. Обошлось довольно легко, шарик прошел по касательной и лишь поцарапал до крови голову вратаря. А потом полицейские сдерживали разъяренного Кана, порывавшегося прорваться на трибуну и поймать обидчика. Если б ему это удалось, то метатель шарика мог бы лишь позавидовать жертве Эрика Кантоны, Оливер бы не ограничился одним пинком.

Полицейские вычислили 18-летнего злоумышленника. Он был приговорен к уплате большого штрафа и навсегда лишен права посещать футбольные матчи. Но больше всего хулиган боялся очной ставки с Оливером. Ибо Кан в гневе страшен.

Подтвердить это может и его бывший одноклубник Андреас Херцог. На одной из тренировок "Баварии" Кан уличил полузащитника в недобросовестном отношении к своим обязанностям и устроил ему серьезную трепку. Как схватил своими железными руками за горло, у Херцога сразу дыхание перехватило. Об этом инциденте узнал немецкий комик Харальд Шмидт, который и изобразил "подвиг" баварского голкипера. С тех пор за Олли и закрепилась репутация "кровожадного и беспощадного".

Досталось от Кана и полузащитнику "Боруссии" Андреасу Мёллеру. В борьбе за верховой мяч Анди выставил колено, за что и был… укушен Каном. "Теперь я знаю, как кусаются бульдоги", – заявил потом Мёллер, намекая на неправильный прикус своего обидчика. Другому игроку «Боруссии» – Хайко Херрлиху – пришлось ощутить на себе, что чувствует мяч, когда его выбивает в поле вратарь "Баварии", – пинок Кана был весьма болезненным. Много было в биографии Оливера подобных эпизодов. Но после чемпионата мира 2002 года имя самого известного вратаря Германии исчезло из футбольных кондуитов.

Прекрасная игра Олли на полях Кореи и Японии примирила его с остальной, небаварской Германией. Ведь все понимали, кому немцы обязаны своим выходом в финал. Третирование Кана прекратилось. Да и сам Оливер остепенился и престал допускать всякие вольности.

Одну из своих красных карточек (а их в карьере Олли было совсем немного) Кан заработал за то, что… уподобился Диего Марадоне, а именно забил мяч рукой. "Бавария" проигрывала "Ганзе" 0:1. На последней минуте Оливер пошел в чужую штрафную – на выручку. И поразил ворота Мартина Пикенхагена, подыграв себе при этом рукой. Судья увидел и предъявил вратарю желтую карточку, вторую в матче.

Оливер очень долго мечтал забить мяч. С игры, как видим, не получилось. Попробовал с пенальти. "Бавария" выигрывала у "Энерги" 6:0, можно и поэкспериментировать. Баварцы получили право на 11-метровый, и пробивать пошел их капитан. Но Оливер пробил так бесхитростно, что его визави Томислав Пиплица поймал мяч и потом долго смеялся, позабыв о шести пропущенных мячах. После чего Кан отбросил идею забивать мячи. Пусть это делают те, кому положено по статусу.

ОФИЦИАНТКА-РАЗЛУЧНИЦА

Со своей женой Симоне Оливер познакомился еще в бытность вторым вратарем "Карлсруэ". Олли очень долго, почти десять лет добивался руки возлюбленной, пока Симоне наконец не сказала "да". В тот момент Кан чувствовал себя самым счастливым человеком на свете. Скоро в семье появилась дочь Катарина-Мария. Страницы газет пестрели статьями о семье вратаря сборной Германии, о том, какой суровый на вид Оливер любящий муж и отец. Их семью называли едва ли не образцовой.

И эта идиллия рухнула в один момент. Осенью 2002 года "Бавария" в полном составе отправилась на Октоберфест – традиционный осенний фестиваль пива. И на этом празднике Кану приглянулась молоденькая официантка Верена Керт. Роман вспыхнул и стал стремительно развиваться. Скоро об увлечении Оливера знала вся Германия. А в это время Симоне ждала второго ребенка. Оливер ушел из семьи за месяц до рождения сына Давида. Конечно, подобные поступки не красят мужчину, но не будем строго судить Оливера. Ведь мы знаем о подробностях этого дела только по газетным публикациям. С тех пор Оливер и Верена, которая моложе на 13 лет, вместе, но свои отношения регистрировать не спешат.

Симоне очень тяжело пережила предательство мужа. На протяжении двух лет она не появлялась на публике, не давала никаких интервью и не разрешала Оливеру видеться с детьми. Но сейчас у нее вроде бы все хорошо. Жизнь наладилась, и гнев к бывшему супругу сошел на нет. Оливер получил возможность навещать детей и наконец-то увидел своего сына Давида.

Оливеру Кану уже 37 лет, возраст критический даже для вратаря. Но он не спешит вешать перчатки на гвоздь. "Я еще не наигрался. Многие вратари играли до сорока лет, чем я хуже? Тем более что я чувствую себя моложе, лет на тридцать, не больше. Так что я еще поиграю». В свое время Кана приглашали во многие знаменитые клубы – "Барселону", "Реал", "Манчестер Юнайтед", "Милан". Но Кан остался верен "Баварии". И хочет ей служить и после завершения карьеры, тем более должность в клубе ему непременно найдут. Баварцы не разбрасываются своими звездами. Но не исключено, что перед завершением карьеры Олли поиграет еще и в другом клубе. Старые знакомые – Джованни Трапаттони и Лотар Маттеус, тренирующие австрийский "Ред Булл", зовут к себе. И есть слухи, что Кан раздумывает над их предложением.
Источник: Футбол. Хоккей
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
6 декабря 2016, вторник
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →