Тарханов: наш футбол нужно чистить
Фото: Александр Мысякин, "Чемпионат.ру"
Текст: «Чемпионат»

Тарханов: наш футбол нужно чистить

Для "Крыльев Советов" наступает час-икс – быть или не быть в Премьер-Лиге. Накануне решающих сражений их наставник Александр Тарханов поведал массу интересного еженедельнику "Футбол".
18 ноября 2010, четверг. 22:01. Футбол
В середине этого сезона Александр Тарханов решился на смелый шаг: сменил не претендующие на большие свершения "Химки", комфортно расположившиеся в верхней части таблицы первого дивизиона, на терпящие бедствие "Крылья Советов", чьи дни в Премьер-Лиге, казалось, были сочтены. За несколько месяцев самарцы выбрались из трясины, стали показывать очень симпатичный футбол, но пока так и не обезопасили себя от вылета. Накануне решающих матчей Тарханов нашёл время для обстоятельной беседы с корреспондентом еженедельника "Футбол" и поведал массу интересного.

СПРАВКА
Дата рождения: 6 сентября 1954 года.
Место рождения: станция Казахстан, Казахская ССР.
Должность: главный тренер "Крыльев Советов" Самара.
Игровая карьера: "Автомобилист" Красноярск – 1972–1973, СКА Хабаровск – 1974–1975, ЦСКА Москва – 1976–1984, СКА Одесса – 1985, СКА Ростов-на-Дону — 1986–1987.
За сборную СССР провел 6 матчей.
Достижения: мастер спорта СССР.
Тренерская карьера: "Котайк" Абовян (тренер-консультант) – 1989, СКА Одесса – 1990, "Терек" Грозный – 1991, "Пахтакор" Ташкент – 1992, "Спартак" Москва (тренер) – 1992-1994, ЦСКА Москва – 1994–1996 (в 1996 – президент и главный тренер), сборная России – 1994–1997 (тренер) "Торпедо" Москва – 1997–1998, "Крылья Советов" Самара – 1999–2003, "Сатурн" Раменское – 2004–2005, "Терек" Грозный – 2005–2006, "Ника" Москва – 2006, "Ветра" Вильнюс, Литва – 2006–2007, "Крылья Советов" Самара – 2007, "Кубань" — 2008, "Ника" Москва – 2008-2009 (спортивный директор), "Химки" Химки – 2009–2010, "Крылья Советов" Самара – с июля 2010.
Достижения: заслуженный тренер России – 1991.
ПЕРЕХОДНЫЕ МАТЧИ НУЖНЫ

Пришествие Тарханова в "Крылья" стало уже третьим по счету. И, пожалуй, самым рискованным. Многомиллионные долги и девять очков в таблице – не самая лучшая рекомендация. "Я не мог отказать Самаре. К тому же видел, что с этой командой можно работать", — признается Тарханов. И выглядит на удивление раскованным.

— Александр Федорович, какое настроение у вас перед решающими матчами за выживание?
— Хорошее. Потому что я вижу, что команда играет. Если бы мы не показывали игру, тогда настроение было бы не такое оптимистичное. Я уверен и спокоен. И так же веду себя с ребятами: не напрягаю их и не напоминаю ни о чем. Я сказал им: "Давайте все забудем: таблицу, кто у нас соперник. Нужно выходить и играть в футбол". Естественно, внутреннее напряжение есть. Оно чувствовалось в матчах и с "Рубином", и с ЦСКА. Поначалу был мандраж, а когда его удается сбросить, мы начинаем играть.

— Как оцените ситуацию, когда сразу семь команд борется за выживание?
— Я об этом как-то вообще не думаю. Все мысли – только о своей команде, и больше меня ничто не интересует. Как они будут играть – это уже их проблемы. Единственное, что неприятно, – когда команды, решившие свои задачи, уже не играют. Это плохо для всего российского футбола.

— В этом году таких немотивированных команд, кстати, не так много.
— Согласен. Но если бы еще две команды играли переходные матчи, было бы лучше.

— Необычно услышать такое признание от тренера клуба, борющегося за выживание. Обычно те, кому грозят переходные матчи, выступают как раз против.
— Это те, кто боится. А я не боюсь. К тому же я не работаю так, чтобы все время за выживание бороться. Переходные матчи нужны для развития футбола, потому что тогда не будет этой срединной прослойки, которой уже ничего не надо. Тогда все будут за что-то бороться.

— Когда вы принимали предложение из Самары, наверняка прекрасно понимали, что на финише придется биться за выживание?
— Ну естественно. Если бы у "Крыльев" на тот момент было 20 очков, мы бы боролись за более высокое место. А так после первого круга очков было девять, задачи ясны.

— Тренеру вашего уровня, наверное, интереснее бороться за высокие места, чем работать спасателем?
— Конечно. Но "Крылья" мне родные. Большую часть тренерской карьеры я провел в Самаре, мне нравится город, болельщики. Кроме того, очень важно, кто руководит клубом. Виктора Развеева я знаю с 1976 года, мы дружим. Он очень хороший руководитель, поскольку сам человек футбольный, и это очень важно. Чтобы проявлять творчество, нужно иметь союзника. У нас такое взаимопонимание есть.

— Какова сейчас финансовая ситуация в "Крыльях"?
— По зарплате, текущим расходам проблем нет. Есть долги, я не знаю их точный размер, но знаю, что скоро их должны закрыть. Слышал, что до конца года все вопросы будут сняты и следующий сезон начнем уже с нуля, без долгов.

— Чем завершилась эпопея с отчислением Белозерова, Аджинджала и Будылина? Им же вроде разрешили вернуться, но игроки отказались.
— Этим занимается президент клуба. Сейчас все утихло, хотя поначалу они начали что-то писать, клуб выступил в ответ. Я не влезаю в эти дела. Знаю, что идут переговоры.

— Что скрывается за такой необычной для наших реалий формулировкой отчисления игроков "за снижение спортивного мастерства"?
— Раньше, в советское время, футболистов отчисляли именно с такой формулировкой. А как еще? Если игроки не проявляют себя в решающих матчах, что это значит? Это и есть снижение мастерства. Лидеры, особенно капитан, при любой ситуации должны бегать и вести за собой коллектив.

— Решение об отчислении этих футболистов принимали долго? Или это было сделано на эмоциях после неудачи?
— Я наблюдал за ними внимательно. Допустим, по игровым качествам мне очень нравится Будылин. У Аджинджала, конечно, уже сказывается возраст. Его ставишь – игра чуть замедляется. Хотя он и качественный футболист, определенные проблемы есть. Я просмотрел все игры, в которых они участвовали до моего прихода. Пообщался с Юрием Газзаевым, который дал мне информацию по всем игрокам, по их человеческим качествам. Плюс я видел, что в команде есть какое-то напряжение, и видел, кто его создает.

— То есть сейчас, после отчисления этих игроков, напряжение спало?
— Да. После того как мы их освободили, обстановка стала иной. Другие футболисты вышли в лидеры.

"ТОМЬ" НЕ СТАНЕТ ЧЕМПИОНОМ

Тарханов за свою карьеру успел потрудиться не только главным тренером, но и президентом клуба, спортивным директором. Как он сам признается, работа менеджера ему тоже очень интересна. Но совмещать посты президента и наставника команды, как это было в середине 1990-х в ЦСКА, теперь уже малореально, и Тарханов предпочитает тренировать. Но о футбольной экономике размышляет со знанием дела.

— Как раз в связи с проблемами "Крыльев" сейчас много говорят о том, что это порочная практика – держать клубы на балансе местных властей. Вроде бы объявляется курс на то, что клубы должны зарабатывать сами, а не просить подачки у губернаторов. Насколько это реально в нашей стране?
— В нашей системе это тяжело, но реально. Первый путь – подготовка игроков и их выгодная продажа. "Аталанта" в Италии так зарабатывает. У них великолепная школа, и на этом живет клуб. В Бразилии это тоже одна из главных доходных статей бюджета.

— Но таким образом побеждать и завоевывать титулы вряд ли получится.
— Есть команды, которые должны побеждать, а есть те, которые должны просто играть в футбол. Я не думаю, что "Томь" когда-нибудь станет чемпионом. Никогда не будет. У нас слишком много амбиций. Помню, когда-то у Валерия Овчинникова в Нижнем спросили, почему он написал задачу на сезон – занять четвертое место. "А все уже первое-второе-третье написали, и мне осталось четвертое", — ответил он (смеется). Можно строить планы, но надо, чтобы команда прогрессировала. А в России у середняков прогресса нет никакого. И в плане индивидуальных качеств игроков, и в коллективных действиях. Все бегают, бьются, занимают определенные места и бросают играть.

— Вы говорите: "Томь" никогда не станет чемпионом. Лет десять назад никто бы не подумал, что им станет "Рубин". Значит, возможны такие метаморфозы?
— На это нужны такие же вложения, как в "Рубине". И развитие инфраструктуры, и приглашение игроков хорошего уровня. В Казани большие вложения, значит, есть и прогресс.

— Давайте вернемся к зарабатыванию денег…
— Вторая статья дохода – коммерческая деятельность. Телеправа, болельщики, бизнес. Но этим должны заниматься люди, которые в этом деле понимают. Знаю, что у Развеева есть идея создать в Самаре какой-то бизнес, чтобы не быть заложником бюджетных денег. Получится или нет – другой вопрос.

— Как относитесь к таким клубам, как "Краснодар", "Жемчужина-Сочи", которыми владеют богатые бизнесмены и вкладывают деньги в инфраструктуру?
— Это очень хорошо. Но это частные проекты. Так же, кстати, как и Гинер в ЦСКА. Быть может, именно поэтому в плане коммерции для меня армейцы стоят выше всех. Посмотрите, сколько они на одних игроках зарабатывают. Жо, Жирков, Красич. Сейчас пришли новые талантливые ребята – Секу, Думбия. Но этим нужно заниматься. Каждый клуб – и "Томь", и "Крылья" — может зарабатывать. Но для этого нужно создавать систему.

— В нашем чемпионате в целом вы видите какие-то подвижки в этом направлении?
— Я пока вижу работу в ЦСКА. Есть еще "Спартак" и "Зенит". "Рубин" — это все равно бюджетная команда. А в таком случае рано или поздно, но будет провал. Надо идти именно по пути создания частных клубов, которые могут сами зарабатывать. А рассчитывать только на бюджетные поступления или на то, что Путин что-то скажет, – это все временное.

— Я слышал, что как раз такой частный владелец, Сергей Галицкий, категорически запретил в своем "Краснодаре" даже мысли о "договорняках". Вам нравится такой подход?
— Это правильно. Людям, которые умеют зарабатывать и вкладывают деньги, это неинтересно. Им нужна хорошая, играющая команда. Знаю, что Галицкий не видит смысла в закулисных играх, поскольку считает, что лучше вложить эти деньги в детскую спортивную школу или в инфраструктуру. Если бы все это понимали – тогда да. А так в первом дивизионе уже в конце первого круга началось: судейство, ситуации всякие непонятные. Все тренеры, кого я знаю, говорили, что во втором круге играть было невозможно. Кого надо – останавливали, кого надо – поднимали, купля-продажа шла полным ходом.

— А у вас в "Химках" какая была ситуация?
— Пятнадцать матчей было идеальных, и мы играли. А как только началось – все. Пошла катавасия вокруг команд, слухи всякие. Кошмар!

— С "Химками" связь поддерживаете? Какое будущее у команды?
— Я постоянно с ними на связи. У меня хороший контакт и с мэром, и с руководителями. Что касается будущего, не могу сказать. Бюджет на следующий сезон сверстан. Там небольшие деньги, но они стабильные. В этом году ни разу не было задержек ни зарплат, ни премий. А то иногда бывает: напишут контракты с большими нулями, а потом проблемы. Так было в Самаре. Контракты заключили, а клуб мучается теперь. Почему-то считается, что если люди получают большие деньги в ЦСКА, "Зените", то и в Томске, Самаре, Владикавказе тоже должны много получать. Зачем на них равняться? Уровень мастерства у футболистов ведь разный. Вот мы недавно узнавали: в "Лацио" всего два человека имеют миллионные контракты. А все остальные – от 100 до 500 тысяч евро в год. Плюс вычтите из этой суммы налоги. Но при этом они не равняются на "Интер" или "Милан".

— Зарплаты у нас сильно завышены?
— В топ-клубах игроки стоящие. А в среднем, конечно, завышенные. В той же Самаре контракты футболистов были явно завышены. Люди получали большие деньги, а играть не хотели.

ЗАСТАВИТЬ КОМАНДЫ СРАЖАТЬСЯ

Нынешний рулевой "Крыльев" — один из немногих, кто давно открыто и жестко критикует российский футбол за "договорняки". Работая в "Химках", он взорвал общественность признанием, что его команде предлагали сдать матч. Кому-то это наверняка не нравится. Но Тарханов упорно гнет свою линию "чистого футбола".

— Вы специалист по открытию молодых талантов. В чем секрет?
— Просто я умею работать с ними, ставлю командную игру, в которой растут футболисты. Это целенаправленная работа на то, чтобы поднять уровень игроков и выработать командный стиль.

— Атакующий стиль Тарханова действительно многим футболистам по душе…
— Атаковать всегда лучше, чем отбиваться. А когда ставишь задачу только не пропустить, сыграть от обороны, повышения уровня мастерства не происходит. Второй момент – не нужно запрещать игроку, ставить его в рамки. К примеру, сейчас Олег Иванов хорошо выглядит. Просто я понимал, что такого футболиста нельзя зажимать, ему нужно дать простор для творчества. Кроме того, я не запрещаю проявлять игрокам индивидуальные качества. Иногда говоришь молодому футболисту: "Ты же можешь хорошо обыгрывать, почему этого не делаешь?". А он отвечает, что ему все время это запрещали и заставляли играть только в пас.

— А это откуда? Из детства?
— Это везде. И в детских футбольных школах, и в командах мастеров задавливают индивидуальное мастерство. Я спрашивал у Олега Иванова, почему он открывается не в сторону ворот, а бежит от них. Он объяснил, что его учили держать зону. Хотя надо как раз влетать в штрафную, быть более разносторонним на флангах. Помню, мы с Олегом Ивановичем Романцевым смотрели занятие детей. И тренер им говорит: "Чего вы водитесь, играйте в пас". Романцев спросил меня: "А если бы наш тренер запрещал тебе водиться, ты бы стал футболистом?". Я ответил: "Конечно нет". Я любил водиться, и тренер мне ничего не говорил. Наоборот, хвалил, если хорошо получалось.

— В вашем распоряжении сейчас есть будущие Радимовы, Хохловы?
— Это были талантища (смеется). Но с ними, естественно, нужно было работать. Когда я только пришел в ЦСКА, Хохлов уже был почти продан в Израиль как бесперспективный игрок. Я начал изучать список молодых, спросил про него. Мне ответили: "Да этот не пойдет". Я говорю, дайте хоть посмотреть на него. И как раз был матч дубля. Я пришел, посмотрел на него и сказал: "Такого игрока – в Израиль? Да вы что, с ума сошли?". Закрыл этот переход, убедил Диму в том, что буду его ставить, пока он не заиграет. Потому что видел его светлую голову, исполнение. Так я его и ставил в состав все сборы.

— И все-таки насчет современных "Крыльев"…
— Яковлев может стать хорошим футболистом, Соснин. У Паши есть потенциал, хотя еще много над чем нужно работать. А Соснин очень прибавляет. Умный парень, боец по характеру.

— Одно время говорили о том, что уровень российского футбола растет. Сейчас оптимизма как-то поубавилось. На ваш взгляд, куда все-таки движемся?
— Вырос уровень отдельных команд – ЦСКА, "Зенита". А в целом я не вижу, чтобы уровень как-то вырос. Его ведь надо оценивать не по лидерам, а по середнякам.

— К переходу на систему "осень–весна" как относитесь?
— Я не такой уж противник. Единственное, сначала надо выстроить инфраструктуру. И вообще больше думать о повышении уровня футбола.

— И как его повышать?
— Первое – вычистить всю грязь. Причем во всех лигах. И тогда уровень повысится. Тренеры появятся, которые будут работать. Потому что так сидишь и смотришь: а зачем, какой смысл этой работы? Возьмите Сергея Ташуева. Он сделал из "Краснодара" хорошую команду, которая была одной из лучших по игре. Но его давили судьи везде. И как он мог себя проявить? А в итоге в Премьер-лигу вышли команды, которые по игре ну не должны были выходить. Самое главное, что все всё знают. И делают хорошую мину. Надо заставить все команды сражаться до конца.

— Такое ощущение, что у нас пока идут одни разговоры. Уже сколько "странных" матчей только в этом году было – и ничего, никто не наказан…
— А как докажешь? Это надо, как в Италии: устраивать слежку, прослушивать разговоры телефонные. Все видят, кто как играет. Но все молчат. Мы должны научиться играть честно – честно бороться за выживание, честно выходить из одной лиги в другую. Чтобы не было так – "любыми путями". Бросают деньги, а к ним сразу все прилипают. И начинаются разные предложения, "помощь". Самая страшная вещь, которую надо изживать. Хоккей ведь стал чистым. Я внимательно смотрю хоккей – в каждом матче сражение. Прогресс очень серьезный, и чемпионат вырос. А ведь ту чистку начинал еще Валентин Сыч. Его застрелили. Но потом все же продолжили это дело. Теперь образовалась КХЛ, и кто подойдет к этой организации? И если мы смогли это сделать в хоккее, почему нельзя добиться того же в футболе? Боимся кого-то обидеть. Увидели – выгнали пару команд, и все сразу перестанут и будут играть.

— А вы верите в то, что футбол действительно очистят?
— Ну конечно. Фурсенко ведь пришел недавно. Возможно, он только присматривается, и в какой-то момент мы уже увидим резкие движения со стороны РФС. Я – за то, чтобы делались выводы. Потому что я – чистый тренер. Все эти "дела" мне неинтересны. Я люблю видеть результаты своей работы.

КОММЕНТАТОРОМ БЫТЬ ПОЛЕЗНО

Из-за проблем со здоровьем Тарханов на время оставлял тренерскую работу. Но простоем это время никак не назовешь. Александр Федорович активно сотрудничал с телевидением, комментировал и анализировал матчи, регулярно появлялся в качестве эксперта на страницах газет. И вынес из этого, "журналистского", периода массу полезного.

— Некоторое время вы фактически были нашим коллегой, работали на телевидении. Какие впечатления остались от работы комментатором?
— Мне это нравится, я люблю анализировать. Еще когда был канал "РТР-Спорт", готовили даже аналитическую программу, в которой я должен был быть ведущим. Но потом произошла реорганизация канала, а я в это время уехал и стал заниматься футболом (улыбается).

— Формат парного репортажа, когда комментатору помогает эксперт, вам кажется более интересным, чем классический?
— Да. Потому что все-таки не все комментаторы умеют понимать футбол. Хотя, честно говоря, комментатор должен именно говорить о самом матче. Но не вдаваться в глубину тактики, не "расставлять" игроков. Мне нравится, как работает Уткин. Я ему даже сказал: "Как только ты сделал передачу об Озерове, ты стал похож на него". Он хорошо, быстро говорит, и его интересно слушать.

— Вы какие-то курсы специальные посещали, прежде чем начать комментировать?
— Я был коммунистом и секретарем парторганизации. Поэтому приходилось и доклады постоянные делать, и выступать перед большой аудиторией. Мне еще замминистра обороны Соколов сказал: "Ты умеешь говорить и не боишься". Кстати, на Евро-2008 встречал многих ведущих специалистов – Фергюсона, Венгера, Круиффа, и все они работали на телевидении. Это даже полезно для тренера. Смотришь, готовишься – работа ведь шла с утра до вечера.

— Интерес к телевидению когда у вас появился?
— Давно. Я еще семь лет назад на самарском телевидении вел спортивную передачу. Ко мне даже все руководители, тренеры записывались. Приглашал в студию Андрея Тихонова, Валерия Овчинникова, с боксером Олегом Саитовым отличную передачу сделали. Программа была вообще о спорте, не только о футболе, но в конце все равно разговоры сводились к футболу.

— Разница между областным телеканалом и федеральным есть?
— На "РТР-Спорт" легко, потому что в наушник тебе подсказывают, когда реклама и прочая. А в Самаре нужно было на часы смотреть и не забывать в определенное время рекламу объявлять. Я иногда заговаривался и забывал об этом, а работали в прямом эфире. Забавные были ситуации (смеется).

— Сейчас многие издания привлекают к разбору матчей экспертов, в том числе и вас. Как к этому относитесь?
— Аналитика – это не критика. Оскорблять, к примеру, нельзя ни в коем случае. Хотя есть и такие аналитики. Может, есть у них какая-то злость, обида на то, что не удалось себя в другой роли реализовать. Но так, конечно, нельзя себя вести. Мне, к примеру, Гаджи Гаджиев и Курбан Бердыев говорили: "Ты критикуешь, но по делу. Иногда что-то и берешь из этих разборов". Можно ведь критиковать незлобно.

— Эти разборы вообще нужны?
— Конечно. Очень многие ими интересуются. Например, в Самаре я два раза проводил подробный разбор матчей, которые потом выкладывались на официальном сайте "Крыльев". И столько было пользователей, которым это понравилось! Мне тоже кажется интересным. Чем больше будет аналитических передач, разборов матчей в газетах, тем лучше.

Илья ЗУБКО
info@futbol60.ru

Источник: Еженедельник ФУТБОЛ
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
9 декабря 2016, пятница
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →