Тимощук: Россия? Вряд ли. Мне ближе Англия
Текст: «Чемпионат»

Тимощук: Россия? Вряд ли. Мне ближе Англия

Раз за разом набираю номер Тимощука, а слышу голос... Вакарчука. В качестве музыкальной заставки, пока хозяин мобильника ответить не может.
10 ноября 2006, пятница. 21:01. Футбол

РОССИЯ? ВРЯД ЛИ. МНЕ БЛИЖЕ АНГЛИЯ
Раз за разом набираю номер Тимощука, а слышу голос… Вакарчука. В качестве музыкальной заставки, пока хозяин мобильника ответить не может. Солист украинской группы «Океан Эльзы» на фоне долгих гудков в трубке не устает напевать хрипловатым, простуженным голосом: «Буду завжды, ты так и знай, другом твоим… ну и нэхай...»

Вакарчука на Украине теперь воспринимают не просто как популярного исполнителя — еще и как певца «оранжевой революции». Два года назад он вдохновлял восставший народ, пел на киевском Майдане, поделившем страну на Запад и Восток.

Тимощук — человек с Запада, с Волыни, но последние девять лет живет и играет в футбол на Востоке, в Донбассе.

Вопрос щепетильный, и все же любопытство, подогретое песней из мобильника капитана «Шахтера», берет верх. Спрашиваю у Тимощука, когда мы, наконец, встречаемся:

— На чьей стороне были ваши симпатии во время «оранжевой революции»?
— Старался соблюдать нейтралитет. В политику не лезу, она меня мало интересует. Хотя напряжение тогда ощущалось. Каждого, наверное, так или иначе это коснулось. Запад поддержал одного кандидата в президенты, Восток — другого. И пошло-поехало. Даже футбол зачем-то втянули в политику. Матч «Волыни» с «Шахтером» переносили на нейтральное поле, в Одессу…

— Напрасно боялись?
— Думаю, напрасно. Кстати, что касается Вакарчука. Мы со Славой познакомились еще до всех этих событий. Песни его понравились — «911», «Друг»… Мой родной язык — украинский, но и с русским не испытываю никаких проблем. В интервью, любом другом диалоге говорю на том языке, на котором обращается собеседник. Для меня это естественно.

— Принято считать, что клубам с востока Украины всегда, а не только в революционные времена, трудно играть в западных регионах страны. Можете объяснить, почему?
— Западноукраинские команды традиционно сильны на своих стадионах. На глазах у своих болельщиков футболисты готовы умереть, но не сдаться. Помню, один киевский тренер, проиграв несколько лет назад в Луцке, сказал: «Дома „Волынь“ способна обыграть даже „Барселону“. На выезде же, без поддержки трибун, увы, эти команды частенько теряются. Хотя сейчас ситуация меняется. Львовские „Карпаты“, например, в этом сезоне уверенно выглядят именно на чужих стадионах.

ФУТБОЛ ПО НАСЛЕДСТВУ

— Серьезная увлеченность футболом у вас как возникла?
— Передалась по наследству, от отца. Сам он, правда, играл только на любительском уровне, но о профессиональной карьере сына позаботился самым тщательным образом: отдал в руки прекрасного детского тренера Владимира Байсаровича. Занимался я у него с 6 до 14 лет. Между прочим, будучи мальчишкой, подавал мячи звездам „Волыни“, среди которых был Олег Лужный. Смотрел на него снизу вверх, как на Бога, и не мог себе представить, что успею еще сыграть вместе с Лужным за национальную сборную Украины!

— Высшее футбольное образование где получали?
— В киевском спортинтернате. Там же учился Андрей Шевченко. Только он был уже в выпускном, 11-м классе, а я только в восьмом.

— Мечтали остаться в „Динамо“?
— Предлагали. Григорий Суркис, в ту пору динамовский президент, отца уговаривал. Был семейный совет, на котором последнее слово осталось за мной: решил, что будет лучше вернуться в Луцк.

— В гостях хорошо, а дома лучше?
— Рассудил так: быстро завоевать место в составе киевского клуба 16-летнему парню явно не светит, а играть за резервную динамовскую команду не хотелось. Тем более что был выбор: тренер луцкой „Волыни“ Виталий Кварцяный ждал моего возвращения и гарантировал место в основном составе.

НЕПОКОРЕННЫЕ АЛЬПЫ

— Долго играли за „Волынь“?
— Два сезона. Один год — в высшей лиге, другой — в первой, куда вылетела команда.

— В Киев больше не звали?
— Разговоры ходили, но я пропускал их мимо ушей. Много позже, когда уже попал в сборную Украины, Лобановский, светлая ему память, спросил: „Не жалеешь, что не пошел в “Динамо»?" Я сказал, что не жалею. У каждого своя дорога.
— Из «Волыни» сразу едва в легионеры не попали?
— Было такое. 18-летним ездил на просмотр в «Тироль». Неделю тренировался в Инсбруке. Стас Черчесов, игравший там, помогал на новом месте освоиться: очень трогательно опекал, почти по-отечески.

— Почему же не освоились до конца и дело не дошло до контракта?
— Сначала клубы не сошлись в цене. Потом, когда в контрольном матче за «Тироль» забил три мяча, — я тогда выступал в нападении, — австрийцы взяли время на размышление и в конце концов вроде бы согласились на финансовые условия «Волыни». Мне снова сделали отмашку выехать в Инсбрук, но, как на грех, были выходные дни, и австрийское посольство в Киеве не работало. А в понедельник хлопоты утратили всякий смысл: трансферное окно в Европе закрылось.
— На этом «покорение Альп» завершилось?
— Через полгода, летом, в «Тироле» снова вспомнили обо мне. Австрийский клуб даже заручился поддержкой посла в Украине, который письменно подтвердил, что готов выдать футболисту Тимощуку рабочую визу любой продолжительности. Только поезд ушел: я был уже футболистом «Шахтера».

ТРАНСФЕР ЗА 20 ТЫСЯЧ

— «Шахтер» — единственный украинский клуб высшей лиги, захотевший увидеть у себя юного игрока из Луцка?
— Был еще одесский «Черноморец», но я предпочел поехать в Донецк. Уже в то время амбициозность «Шахтера» была очевидна.

— Не знаете, во что обошелся тогда горнякам ваш трансфер?
— Кажется, что-то около 20 тысяч долларов.
— Свой первый матч в донецком клубе помните?
— Он состоялся 10 апреля 1998 года. Играли на выезде с «Таврией», я забил гол, а встреча закончилась вничью — 3:3. Потом отметился дублем в матче с «Черноморцем»… А дальше перевели во вторую команду. Вероятно, чем-то моя игра не устраивала.
— Кто был инициатором вашей игровой переквалификации?
— Валерий Яремченко, мой первый тренер в «Шахтере». В дебютном сезоне я забил в 10 матчах за новый клуб три мяча, после чего Валерий Иванович перевел меня сначала на позицию правого защитника, а чуть позже — опорного хавбека.
— Что так? Тренера не устроила результативность Тимощука-форварда?
— Может быть. И все же хочется нескромно думать, что главной причиной оказался мой игровой универсализм.

— Его особенно усердно, насколько я помню, эксплуатировал Анатолий Бышовец, когда работал в «Шахтере».
— Точно! За восемь месяцев правления Анатолия Федоровича я не успел разве что встать в ворота. Бышовец перепробовал меня на шести разных позициях! Пока не стало очевидным, что наибольшую пользу команде могу принести на месте опорного полузащитника. И в этой ипостаси, между прочим, в 2002 году меня признали лучшим футболистом Украины.

КРУЖКА БЕЗ ПИВА
— Самое памятное воспоминание о ЧМ-2006, на котором сборная Украины так удивила футбольный мир?
— Серия пенальти после матча со Швейцарией. Такого прилива радости, как в тот вечер, прежде никогда не испытывал. Когда мяч в последний раз оказался в воротах соперников, кто-то из наших игроков высоко подпрыгнул от радости и приземлился мне на ногу. Ноготь на большом пальце до сих пор синий.

— В чем, на ваш взгляд, заключается главная заслуга Олега Блохина, на днях отметившего свой 54-й день рождения, в деле возрождения сборной Украины?
— Наверное, прежде всего, в его личности. Она сформировалась как личность великого игрока, для которого любые пораженческие настроения, что называется, смерти подобны. Поэтому с самого первого дня работы в сборной Олег Владимирович стал их вытравливать из нашего сознания. Вы помните, как трудно начинала команда при Блохине, как долго нам не удавалось выиграть в товарищеских матчах, но и через это испытание было полезно пройти, чтобы переломить себя, обрести уверенность в собственных силах. Несомненно, принесло свои плоды и очень ревностное отношение главного тренера к игровой дисциплине.
— Приз лучшему игроку матча Украина — Тунис, серебряную кружку, которую на моих глазах вам вручили в Германии, используете по прямому назначению?
— Нет, для меня эта емкость лишена всякого утилитарного смысла. Не пью ничего хмельного — ни пива, ни вина, ни чего покрепче. Никогда не пробовал, а теперь начинать, наверное, поздно. Только чай и соки, желательно фреш.

— В компаниях с вами не скучно?
— Все давно привыкли. Да и в компаниях, где бываю, немало таких, как я.
ТИМОЩУК ПРОТИВ МАТТЕУСА
— Зато по части коллекционирования футболок вам, наверное, мало найдется равных. Сколько экземпляров в вашем собрании?
— Давно не пересчитывал. Примерно штук 150 уже наберется.
— Все майки добыты «в бою» — выменяны у соперников после матчей?
— Не все, но большинство, наверное. Судьба подарила шанс «раздеть» Рауля, Бекхэма, Креспо, Бергкампа…

— Самые дорогие экспонаты?
— Футболки Зидана и Роналдо. Я имел честь находиться на поле рядом с ними все 90 минут в благотворительном матче звезд в Дюссельдорфе прошлой зимой, в котором команда «Друзья Зидана» встречалась с командой «Друзья Роналдо».

— Как удалось добыть обе футболки этих великих игроков?
— Довольно нетрадиционным способом: купил их сразу после игры на аукционе, тоже носившем благотворительный характер.
— Раз состоялся аукцион, стало быть, нашлись и другие охотники за этими реликвиями?
— Главным соперником оказался Лотар Маттеус. Футболка Роналдо, правда, его не интересовала, и мне она досталась почти без торга — за 450 евро. Зато за майку Зидана немец бился долго и упорно. Но я сразу сказал себе: сколько бы ни пришлось заплатить, тем более что деньги шли на благотворительность, — все равно футболка Зидана станет моей! Когда дошли до 700 евро, которые как-то уже не очень уверенно предложил Маттеус, стало понятно, что на этой сумме он, скорее всего, остановится. Так и случилось. Футболка великого француза досталась мне за 750 евро.
— С именем Маттеуса связана еще одна история, которую вы долго скрывали, а недавно поведали в одной телепередаче...
— Это о капитанской повязке цветов германского флага? На самом деле она принадлежит ассистенту главного тренера «Шахтера» Александру Спиридону, который в бытность капитаном сборной Молдавии получил ее в подарок от Маттеуса, в ту пору капитана сборной Германии. И вот уже второй год перед выходом «Шахтера» на поле Спиридон надевает мне на рукав эту повязку.

— Судьи никак не реагируют?
— Как видите, нет. А почему они должны реагировать? В регламенте УЕФА нет никаких ограничений насчет расцветки капитанской повязки. Полная свобода выбора. На повязку, скорее, реагируют «доброжелатели». Когда к игре придраться сложно, начинают цепляться к мелочам: повязки, длине моих волос, цвету бутс. Тем не менее с капитанской повязкой Маттеуса, игрой которого я восторгался в юности, в последнее время не расстаюсь. Единственным исключением стал недавний матч Лиги чемпионов «Валенсия» — «Шахтер», когда УЕФА порекомендовал обоим капитанам выйти на поле с повязками, украшенным надписью Against racism. После игры они остались нам на память.

ЕЩЕ ПОБОРЕМСЯ ЗА МЕСТО ПОД СОЛНЦЕМ!

Честно говоря, плохо представляю себе Альбельду в матче чемпионата Испании с чужим «триколором» на рукаве — французским, итальянским, российским, не важно каким. Но все равно хорошо, что Тимощук вспомнил про «Валенсию» и Лигу чемпионов.
— Почему «Шахтер» в самом престижном европейском турнире пока не оправдывает ожиданий своих болельщиков?
— Потому что встречается с командами более высокого класса, чем наши соперники по чемпионату Украины — за единственным исключением, ясно, каким. В Лиге чемпионов все на порядок выше — организация командных действий, скорости, игровая концентрация футболистов. В чемпионате Украины соперники могут «простить» друг другу хоть десять голевых моментов за матч. В Лиге такой роскоши и близко нельзя себе позволить — моментально накажут. В домашнем матче с «Валенсией», пока лучшем для нашей команды в турнире, «Шахтер» создал семь чистых голевых моментов, но так и не выиграл, а испанский клуб имел два полумомента — и добился ничьей, которая гарантировала ему выход в плей-офф. Нам катастрофически не хватает в чемпионате страны матчей, в которых можно хотя бы приблизиться к уровню игры, привычному для ведущих клубов Европы. С киевским «Динамо», ну, может быть, с «Днепром» — и это все.
— С надеждами на выход из группы простились окончательно и бесповоротно?
— Лично я — нет. Пока есть хоть малейший, пусть даже призрачный, шанс — нужно держать его в уме и в сердце. Надеяться. Не получится с Лигой — прорываться в Кубок УЕФА. Тоже, между прочим, неплохая компенсация за турнирные труды. Даже если мы обыграем «Рому» в Донецке, все равно надо брать в гостях очки у «Олимпиакоса». Наверняка все окончательно решится только в последнем туре 5 декабря. До этого дня надежда имеет право на жизнь.

ЧЕМПИОН ПО ТРАНСФЕРНЫМ СЛУХАМ

— «Шахтер» два года подряд чемпион Украины, а его капитан все это время — чемпион по трансферный слухам. Куда вас только молва уже не отправляла: в «Манчестер Юнайтед», «Ювентус», «Фейеноорд», «Селтик», «Рому»… А как обстоят дела на самом деле?
— Насчет «МЮ» и «Ювентуса» слышал от агентов, но никаких прямых переговоров с «Шахтером», насколько мне известно, эти клубы не вели. Сам я контактировал с представителями «Селтика», знаю, что интерес ко мне проявляли «Фиорентина» и «Рома». Официальные переговоры в Донецке проходили между «Шахтером» и «Фейеноордом». Насколько я знаю, донецкий клуб не устроила сумма отступных, которую предлагали голландцы, поэтому до обсуждения личного контракта дело даже не дошло.

— Президент «Шахтера» Ринат Ахметов и главный тренер Мирча Луческу в один голос утверждают, что «Фейеноорд» — это вообще не уровень Тимощука...
— Может быть. Со стороны, наверное, виднее, мне самому нескромно об этом судить. В принципе же вопрос стоит так: если клуб, не важно какой, сумеет договориться с «Шахтером», тогда мне придется принимать решение. Напрягать же себя раньше времени просто бессмысленно.
— Слышал, что московский «Локомотив» тоже неровно дышит к Тимощуку. Или дышал какое-то время назад. Это так?
— Да, Филатов и Муслин, который тогда еще был главным тренером «Локо» и хорошо знал меня по Донецку, где одно время работал с «Металлургом», со мной общались на предмет перехода. Насколько мне известно, представители клубов тоже имели контакты. Но потом все стихло. Возможно, «Локомотив» опять же цена не устроила.

— Это верно, будто «Шахтер» готов расстаться с Тимощуком не меньше чем за 10 миллионов евро?
— Не знаю. Вопрос не ко мне.

— А если бы «Локомотив» согласился (или еще согласится) с финансовыми претензиями донецкого клуба, готовы отправиться в Москву?
— (После паузы). Подумал бы… Российский чемпионат традиционно котируется выше украинского, об этом все говорят. Но мы встречались в начале года на Кубке Первого канала в Израиле с ЦСКА и «Спартаком», и представлений о какой-то неординарности игры этих ведущих российских клубов я не вынес. Боюсь, переход в российский чемпионат не удовлетворил бы полностью мои личные амбиции, не стал бы серьезным шагом вперед. Чемпионат России все же несопоставим с теми турнирами, в которых хотелось бы себя испытать.

— Их много?
— Не очень. Только три по большому счету. В круг моих предпочтений входят чемпионаты Англии, Италии и Испании. Вполне вероятно, что по стилю игры — силовому неуступчивому с большим количеством единоборств — мне более всего подошла бы английская премьер-лига. При этом не витаю в облаках и прекрасно понимаю, что любой трансфер станет возможным только в том случае, если в равной степени будут учтены как мои личные интересы, так и интересы «Шахтера».

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 0
26 июня 2017, понедельник
Партнерский контент
Загрузка...
Сборная снова облажалась. Кто виноват?
Архив →