Вязьмикин: после большого футбола пойду в мини
Фото: torpedo33.narod.ru
Текст: «Чемпионат»

Вязьмикин: после большого футбола пойду в мини

Форвард владимирского "Торпедо" Дмитрий Вязьмикин рассказал о выходе его клуба в первый дивизион, вспомнил о Валерии Овчинникове и Давиде Кипиани и поделился планами на будущее.
25 ноября 2010, четверг. 20:00. Футбол
Второй дивизион прощается с легендой. Нет, 38-летний Вязьмикин не надумал вешать бутсы на гвоздь – он с владимирским "Торпедо" идет на повышение. Причём без пафоса можно сказать, что первой лигой автозаводцы обязаны своему суперветерану, который забил 18 мячей, в том числе сделал "золотой" дубль в Смоленске. В интервью еженедельнику "Футбол" лучший бомбардир чемпионата России — 2001 рассказал, что значит этот успех для его города, вспомнил о Валерии Овчинникове и Давиде Кипиани, а также поведал, кто будет кормить его после завершения карьеры.

"СТАРЫЙ, МЕНЯЙСЯ!"

Лидер, капитан, бомбардир, обладатель многих рекордов и кумир болельщиков. Вязьмикин для владимирского "Торпедо" — "наше всё". Наверное, каждый футболист в глубине души мечтает когда-нибудь вернуться в свой первый, пусть и маленький, клуб и сделать для него что-то великое. Дмитрию Вязьмикину это удалось.
СПРАВКА

Дмитрий Вязьмикин

Дата рождения: 27 сентября 1972 года.

Место рождения: г. Владимир, СССР.

Гражданство: Россия.

Амплуа: нападающий.

Рост – 187 см, вес – 83 кг.

Игровая карьера: "Торпедо" Владимир (1992–1994 и с 2004), "Сокол" Саратов (1995–1996), "Газовик-Газпром" Ижевск (1996), "Шинник" Ярославль (1997–1998), "Локомотив" Нижний Новгород (1999), "Торпедо" Москва (2000 – 2001), "Уралан" Элиста (2002–2003), "Спартак-Алания" Владикавказ (2003).

Достижения: бронзовый призёр чемпионата России (2001), лучший бомбардир чемпионата России (2001), победитель зоны "Запад" второго дивизиона (2004, 2010), лучший бомбардир зоны "Запад" (2004), лучший бомбардир в истории владимирского "Торпедо" (148 голов) и самый ценный футболист клуба за всего годы его существования по опросу болельщиков.
Хотя он вполне мог бы посчитать свою миссию выполненной еще в 2004 году, когда, опустившись во второй дивизион, помог родному "Торпедо" выиграть зональный турнир, с 25 мячами став лучшим голеадором первенства. Но город тогда не осилил подъём в классе.

— Дмитрий, знаете, что "Торпедо" прозвали клубом-призраком?
— Нет. А почему?

— Со стороны складывалось впечатление, что ваша команда, не имея финансовой базы для первого дивизиона, на финише намеренно пропускала вперёд себя всех страждущих – то "МВД России", то питерское "Динамо". Честно говоря, и в этом году до последнего тура не верилось, что вы обставите "Торпедо-ЗИЛ"…
— Это наша болезнь. Задачи нет – играем, побеждаем. А как только начинает довлеть результат, появляется мандраж, неуверенность. В нынешнем сезоне мы ведь тоже едва не завалили концовку. В четырёх заключительных матчах неизменно пропускали первыми. Тут уже в голове щёлкнуло: ну какой нам к лешему первый дивизион?! Зато стоило выкинуть из головы турнирные расклады, сразу всё налаживалось. И потом "Торпедо" — не самый состоятельный клуб второй лиги. Финансового "сопровождения" под выход наверх, как у других команд, у нас не было. Весной руководство нацеливало на попадание в тройку.

— В "Западной" зоне были клубы побогаче вашего?
— По бюджету "Торпедо" где-то в хвосте первой пятёрки, позади Вологды, Череповца и пары столичных команд. Но мы не жалуемся. Главное, что пообещали найти финансирование для выступления в первом дивизионе.

— После решающей победы над смоленским "Днепром" во Владимире, слышал, проходили настоящие народные гулянья.
— Я этого не видел, поскольку мы приехали домой под утро. Но даже в столь ранний час команду встречали журналисты. А сразу после игры мне буквально оборвали телефон – столько поздравлений не принимал, наверное, никогда. Во Владимире любят футбол, живут им. Когда в Кубке России мы принимали ЦСКА и "Зенит", 20-тысячный стадион не смог вместить всех желающих.

— Нет опасений, что взлёт может обернуться фиаско? Не мне вам напоминать, сколько клубов, угодив в "воронку" первого дивизиона, возвращались побитыми и с кучей долгов.
— Надо стремиться к лучшему. Когда клуб из года в год топчется на одном уровне, рано или поздно наступает стагнация. "Торпедо" долго варится в котле второй лиги — каждый год одно и то же, надоело однообразие. Засасывает. И болельщиков можно понять: им все эти вторые места уже приелись. Доходит до абсурда. Пропускаем дома гол – часть зрителей покидает трибуны. Народ шумит: "А-а, сдают! Не хотят!". Каково такое слушать?

— С болельщиками понятно. Но лично у вас, Дмитрий, какой стимул снова истязать организм: перелёты, переезды, смена часовых поясов?
— Я понимаю, что будет тяжело. Но у меня была мечта – подняться с воспитавшим меня клубом в первый дивизион и напоследок в нём сыграть. Здоровье, слава богу, позволяет. Скажу больше: если бы "Торпедо" осталось во второй лиге, я бы крепко подумал, продолжать ли мне профессиональную карьеру. А теперь непременно продлю контракт, если, разумеется, клуб мне его предложит.

— В вашем возрасте стать с 18 голами вторым снайпером зоны, а потом и лучшим форвардом Кубка ПФЛ – подвиг, но где во второй лиге молодые дарования?
— А как же Артур Саркисов из "Локомотива-2", обогнавший меня в бомбардирской гонке? Парень такое вытворял! Хороших нападающих много не бывает – это аксиома. Хотя вы, наверное, правы: второму дивизиону не хватает свежей крови. Люди ходят по кругу: освободили из одной команды пятерых – смотришь, через неделю все вместе всплыли в другой. Пожинаем плоды перестроечного лихолетья, когда был провал в детском футболе. Зато сейчас во Владимире группы ДЮСШ переполнены, нет отбоя от мальчишек. Но нужно время, чтобы новое поколение подросло.

— В каком направлении двигался второй дивизион за те семь лет, что вы там играли?
— Я не заметил, чтобы его уровень вырос. Да и болельщиков ходит маловато, правда, это самые преданные и стойкие поклонники. Кстати, Владимир – абсолютный лидер по посещаемости на "Западе".

— Что думаете по поводу перехода российского футбола на систему "осень-весна"?
— Я не согласен с реформой. Во Владимире великолепное натуральное поле. Зачем его менять на "пластмассу", на искусственный газон? Но мы-то, ладно, бегаем, а каково будет болельщикам на трибунах при минусовой температуре…

— Вы замечали, что во многих городах болельщики ходили не на свою команду и даже не на "Торпедо", а на Вязьмикина?
— Люди, конечно, часто подходят после матчей, берут автографы, благодарят за игру. Но такой позитивный настрой далеко не у всех. Некоторые, напротив, третируют: мол, куда приехал, старый, меняйся! (Улыбается.) Даже во Владимире, бывает, кричат: "Пора на пенсию!". Заглядывать к человеку в паспорт – наша национальная черта. Хотя забьёшь – умолкают, вроде уже и неплох.

ФОТОСНИМОК НА СТЕНЕ

Кажется, это было давным-давно, не в этой жизни. 2001 год, московские торпедовцы становятся бронзовыми медалистами, а лидер их атак Дмитрий Вязьмикин с 18-ю голами срывает главный бомбардирский куш, намного опередив ближайших преследователей – сатурновца Рогачёва, саратовца Федькова и железнодорожника Обиору. После чего неожиданно уезжает в калмыцкие степи и за полтора года забивает в "Уралане" всего один мяч. Потом были ещё три матча в составе "Спартака-Алании". На том завершился "роман" Вязьмикина с Премьер-Лигой.

— По прошествии времени не считаете уход из "Торпедо" ошибкой?
— Сложно сказать. "Торпедо" я покидал скрепя сердце. Но мне не оставили выбора. Безусловно, в "Уралане" предложили значительно лучшие условия, но определяющим фактором стали не деньги. После предыдущего сезона мы договаривались с торпедовским начальством, что я пролонгирую соглашение с клубом на три года. А потом они пошли на попятную: нет, на три много — давай на год. Я отказался и в тот же день отправился в московское представительство "Уралана", где подписал контракт с элистинцами.

— Что с вами стряслось в Калмыкии? Один гол в 33 матчах – мрачное пятно в карьере.
— Мрачнее не бывает. Провал. Два уралановских сезона вычеркнуты из моей карьеры. Не покатило как-то сразу, не влился в командную игру. А тренер ждать не стал – отказал в доверии. Видимо, в Элисте думали: вот придет Вязьмикин и будет с ходу по два мяча в каждом матче класть. Но у меня и в "Торпедо" случилась пробуксовка. В 2001 году я впервые отличился только в 7-м туре, дважды забив "Зениту". А до этого и за дубль успел попылить, и на замены выходил. Но Виталий Шевченко в меня верил, и потихоньку дела наладились.

— А почему после Владикавказа столь стремительно сорвались домой – наверняка ведь были серьёзные предложения?
— Из Премьер-Лиги не было, а вот в первый дивизион звали многие. Но во Владикавказе приключилась некрасивая история, не хочу о ней вспоминать. В общем, у меня произошёл моральный сбой. Опостылела кочевая жизнь без семьи. Хотя супруга говорит, что я рано вернулся. Может, и рано, но что сделано, то сделано.

— Видимо, ваши цвета – торпедовские. Сезон-2001 – песня души?
— Я сам как-то задумался: действительно ведь нигде не чувствовал себя настолько комфортно, как под чёрно-белым флагом. В столичном "Торпедо" у нас сложился замечательный коллектив. Мы и на поле вкалывали, и за его пределами держались вместе.

— Какой гол в том сезоне самый памятный?
— Тот, что забил в дерби "Торпедо-ЗИЛу". Мы сыграли 1:1, а мой гол занял второе место в хит-параде тура после мяча Егора Титова. Шла подача с фланга, и я, еле дотягиваясь до снаряда, вдарил по нему боковыми ножницами. У меня на стенке висит фотография, на которой запечатлён этот миг. Ваши коллеги удачно поймали момент. Смотрю, ностальгирую (улыбается).

— В "Торпедо" тогда через тернии к звёздам пробивались молодые Семшов и Зырянов. Предполагали, что они дорастут до сборной?
— Было видно, что ребята перспективные. Семшов, правда, в ту пору выходил на замены, а вот Костя уже "таскал рояль", играя левого хава. Он и сейчас его таскает, хотя чувствуется, что Зырянова тянет вперёд. Константин выполняет громадный объём работы. Такие, как он, "рабочие лошадки" всегда в цене. Они – опора тренера.

— А кто, по-вашему, самый большой нереализованный талант из тех, с кем выходили на поле?
— Кормильцев, хотя он и поиграл за сборную Украины. Серёга – человек-пас, изумительно видел поле. Но чего-то ему не хватило, чтобы полностью раскрыться. Футбол – штука сложная.

— Вам, кстати, в следующем сезоне выступать с московскими одноклубниками в одном турнире…
— Мы с ними уже встречались в прошлое межсезонье, когда москвичей ещё возглавлял Сергей Павлов. Что могу сказать? Рад за клуб и его почитателей. Московское "Торпедо" должно выступать в элите. Если помогут спонсоры, верю, так оно и будет.

ТУМАЕВ, КИПИАНИ И БОРМАН

Селекционеры приметили Дмитрия Вязьмикина в 1994 году, когда он в составе владимирского "Торпедо" 24 раза, простите за тавтологию, торпедировал ворота соперников по первой лиге. Автозаводцам его голевые свершения не помогли – команда вылетела. Зато у самого форварда проблем с трудоустройством не возникло. Его "заарканил" саратовский "Сокол", откуда он вскоре транзитом через Ижевск перебрался в светское общество.

— Деньги, которые раньше платили в низших лигах, сопоставимы с нынешними заработками футболистов?
— И близко не сопоставимы. Нынче за сезон зарабатывают столько, сколько раньше за несколько лет, а то и за десятилетие. Но это нормально. У меня сердце кровью обливается, когда вижу заслуженных в прошлом футболистов, которые коротают свой век в бедности. Ненормально, когда золотым дождём осыпают мальчишек. Они подписывают контракты на пять лет – и перестают играть. Иномарки, дома, у них уже иные интересы. Помню, когда я перешёл в Саратов, получил подъёмные в размере стоимости 99-й модели "Жигулей". По меркам клуба — одного из лидеров первой лиги — это считалось солидной суммой. А сейчас порой во втором дивизионе заколачивают больше.

— "Сокол" стал для вас дверью в другой мир?
— Во Владимире у меня, как у молодого, был оклад 60 рублей. Но я безмерно радовался и этому. С первой зарплаты купил домой утюг и пылесос — и не было в мире человека счастливее меня!

— А когда почувствовали: вот это уровень, вот это условия!
— В Нижнем Новгороде у Овчинникова. Там всё было отлажено: победили – распишись в ведомости. Мы шли в Высшей Лиге шестыми, и по ходу сезона игрокам неожиданно подняли зарплату, причём существенно. Вот тогда я осознал: а футболом-то можно заработать!

— Обманывали часто?
— Полагаю, любой футболист ответит на этот вопрос утвердительно. У меня возникла конфликтная ситуация в "Уралане". Не знаю, зачем они подписывали меня на второй год, коль вскоре решили избавиться. Я подал в Палату и выиграл дело у калмыцкого клуба, чего раньше никому не удавалось.

— В ижевском "Газ-Газе" вы играли вместе с колоритным президентом клуба — Владимиром Тумаевым, который выходил на поле до 58 лет. Блажь богатого человека?
— Тумаев – влюблённый в футбол человек. Нет, это не было комедией. В его возрасте многие хотели бы испытать схожие эмоции, но не у всех есть такая возможность. Тумаев готовил себя к матчам, правда, выходил, когда мы уже вели в счёте. Просил, даже настаивал, чтобы мы ему пасовали. Если этого не происходило, в раздевалке получали нагоняй (смеётся).

— Каким был в жизни кудесник Дато — великий Давид Кипиани, под руководством которого вы выступали в "Шиннике"?
— Изумительный человек! Вспоминаю случай накануне матча в Ростове. Ну вы знаете, как тренеры следят за дисциплиной: чуть ли не в дверную скважину за игроками подсматривают. Вот и Кипиани его помощники стали докладывать: одного там видели, другого – с тем. Давид Давидович собрал команду и говорит: "Ребята, скажите, что вам надо, и я вам эту принесу. Не хочу, чтобы меня беспокоили по пустякам". За футболистов он стоял горой. Или другая история. Как-то нам хотели отдать долги в день матча, однако потом передумали – якобы плохая примета. Но Кипиани решил вопрос. "Впервые слышу, что деньги – плохая примета", — улыбаясь, произнес Дато.

— Победа в "Шиннике" над "Валенсией" в Кубке Интертото – ваш главный евроуспех?
— В еврокубках я провёл мало матчей. С "Торпедо" в Кубке УЕФА мы могли пройти английский "Ипсвич", но после ничьей в гостях уступили дома — 1:2. Играли 27 сентября, в мой день рождения. Мне в этот день всегда не везёт, хоть тресни. А поединок с "Валенсией", разумеется, помню. Ливень, заболоченное поле. Поплавали мы знатно. Единственный мяч забил Сергей Юминов. Впрочем, нам он не помог – по сумме двух матчей дальше прошли испанцы.

— О Бормане, то бишь Валерии Овчинникове, вам, догадываюсь, тоже есть что рассказать.
— А что именно вы хотите услышать? Про Овчинникова могу рассказывать долго… Неординарная личность. Когда я переходил в "Локомотив", был наслышан о психологических методах Валерия Викторовича. Но действительность превзошла все ожидания. Готовимся, скажем, к игре со "Спартаком". В раздевалку входит Овчинников с сумкой денег. Говорит: "Мне тяжело их таскать, заберите!". Бились мы в тот день против чемпиона отчаянно. Первый тайм – 0:0, но в итоге нас все-таки дожали.

— И как повёл себя Овчинников?
— Никак. Застегнул сумку и унёс деньги. Эх, хорошее время было в Нижнем – приятный город, крепкая команда, да и зрители не обделяли нас вниманием.

— Вы изрядно поколесили по городам и весям. В каком регионе футбол любят больше?
— В Саратове всегда был полный стадион. В Нижнем и Ярославле тоже играли при большой аудитории. Но всё зависит от уровня соревнований. "Шинник" вот упал в первый дивизион — и народ ходит на футбол вяло.

ПИВО – ЛЮБИМЫЙ НАПИТОК

Когда в позапрошлом году один мой знакомый сказал, что Вязьмикин ведёт переговоры с владимирским клубом о новом двухлетнем (!) контракте, признаться, не поверил. Оказалось, правда. Причём и предстоящий сезон, вполне вероятно, не станет для форварда последним. Каким же надо обладать трудолюбием и как любить футбол, чтобы на излёте четвёртого десятка держать себя в тонусе!

— На кого равняетесь, Дмитрий?
— У меня нет примера для подражания. Хотя, конечно, уважаю Тихонова – он постарше меня. Я не смотрю на возраст — играю и играю. Если почувствую, что не тяну, — не стану мучить ни себя, ни других.

— Поделитесь рецептом своего футбольного долголетия.
— Я круглый год с мячом, играю даже в отпуске. Всегда в форме. Может, в этом секрет? С другой стороны, диет я не соблюдаю, в еде себе не отказываю. Пиво употребляю – это мой любимый напиток. Правда, в тренировочном процессе поблажек себе не даю.

— "Буду играть, пока коленки не сотрутся!" — ваш девиз?
— (Смеётся.) Мне коленки ещё пригодятся. После завершения карьеры пойду играть в мини-футбол на первенство области. Меня ветераны давно зазывают. Отвечаю: подождите, друзья.

— У вас, видимо, хорошие гены?
— Грех жаловаться. У меня спортивная семья, хотя никто не занимался профессионально. Отец с трёх лет брал меня на стадион: летом – футбол, зимой – хоккей. На коньках, кстати, неплохо стою, по сей день с удовольствием гоняю шайбу. Спустя два дня после матча в Смоленске я выскочил на лёд с клюшкой. Наша команда уступила — 3:6, но я забросил шайбу и отдал голевую передачу.

— Ваши дети увлекаются спортом?
— Нет, сын пошел по маминым стопам — гуманитарий. Хорошо учится, знает иностранный язык, а физкультура хромает. Заставляю заниматься через силу.

— Тренером себя видите?
— Честно говоря, нет. Я слишком мягкий для главного тренера. У меня была бы чересчур весёлая команда.

— Как поживает ваш бизнес?
— Не мой — супруги. Я только вложил деньги. Да и какой это бизнес? Так, магазинчик, 35 квадратных метров. Жене на себя средств хватает, не тревожит меня — и ладно. Я своим домочадцам сказал: пока играю, я вас обеспечиваю, а закончу – вы будете меня кормить.
Источник: Еженедельник ФУТБОЛ
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
11 декабря 2016, воскресенье
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →