Гус Хиддинк: сборную нужно любить так, как в детстве
Текст: «Чемпионат»

Гус Хиддинк: сборную нужно любить так, как в детстве

В преддверии ответственного поединка отборочного цикла Евро-2008 с командой Македонии наставник сборной России Гус Хиддинк дал подробное интервью, затронув широкий спектр вопросов.
15 ноября 2006, среда. 09:34. Футбол

— My Russian is отлишно! — улыбнулся главный тренер сборной России, когда мы
спросили его об успехах в изучении языка. А потом уже по-английски добавил: —
Это, конечно, неправда. Но я стараюсь.

Старался Гус Хиддинк и до мелочей узнать все о сегодняшнем сопернике. Вечером в
понедельник и вчера утром в гостиничном холле можно было наблюдать одну и ту же
сцену: голландец при помощи Игоря Корнеева и Александра Бородюка надолго
углублялся в ноутбук, что-то живо и эмоционально обсуждая со своими
ассистентами.

Нам, ожидавшим его чуть поодаль, Хиддинк пару раз жестами показал: не
беспокойтесь, мол, я слов на ветер не бросаю. Предыдущим вечером мы договорились
с утра побеседовать — и в 11 часов тренер присел к нам за столик, сказал
по-русски: «Доброе утро!» — и заказал себе чашку любимого капучино. После чего в
течение 45 минут подробнейшим образом ответил на все наши вопросы. При этом,
стараясь получше объяснить свою мысль, голландец временами и к жестикуляции
прибегал, и хлопал кого-нибудь из нас по плечу, и даже устраивал
театрализованное мини-представление в лицах. Словом, не пытался играть роль и не
говорил заученными штампами, а вел себя совершенно естественно.

НЕ МОГУ ЖЕ Я УПРАВЛЯТЬ ПОГОДОЙ!

— Лозунг матча в Македонии для сборной России — «Победа или смерть»?
— Я бы не был столь категоричен. Особенность нашей группы в том, что каждый
отнимает очки у каждого. Конечно, выиграть в Скопье очень желательно, но и в
случае ничьей нельзя будет сказать, что мы лишились шансов попасть на чемпионат
Европы. На мой взгляд, в нашей группе все решится поздней осенью следующего
года.

— Готовы ли выйти в стартовом составе Аршавин и Титов, перенесшие в последние
дни соответственно травму и простуду?

— Полагаю, да. Посмотрим, сумеют ли они сыграть все 90 минут, но начать матч оба
могут.

— Что вы так тщательно изучали на компьютере при помощи Игоря Корнеева, что
обсуждали с ним...

— … и с Сашей (Бородюком. — Прим. «СЭ»). Вчера мы смотрели записи игр сборной
Македонии с англичанами и эстонцами. Сегодня анализировали самую свежую
информацию, полученную из лагеря соперника. К таким поединкам нужно подходить во
всеоружии. Македония — не тот соперник, встреча с которым, тем более на его
поле, может даться легко. О ней нужно знать все, что только возможно узнать. Я
человек уже немолодой, а Игорь, блестяще ориентируясь в современной технике, при
помощи компьютера помогает добывать и суммировать массу полезной информации.
Кроме того, мы с помощниками говорили и о нашей сборной, обменивались последними
наблюдениями. В общем, шел нормальный рабочий процесс.

— А количество проблем, с которыми вам пришлось столкнуться при подготовке к
этому матчу, тоже считаете нормальным? Задержка с вылетом в Сочи на полдня,
переезд из «Зеленой рощи» в «Рэдиссон-Лазурную»...

— Конечно, у нас был тщательно составленный план — с первой минуты сбора до
последней минуты матча. Но на планах зацикливаться не нужно, иначе ты лишаешься
возможности импровизировать, вносить коррективы по мере изменения ситуации. И
сама команда, и любой человек в федерации — все мы в форс-мажорных ситуациях
должны не паниковать, а, наоборот, уметь принимать наилучшие решения. Ну не
смогли вовремя вылететь из Москвы в Сочи из-за погодных условий. Какой смысл
переживать по этому поводу? Нужно просто поменять план — и все.

Я не раздражаюсь по поводу подобных перемен. Я раздражаюсь, и сильно, когда люди
— будь то игроки или кто-то из моего окружения — не делают свою работу. Не могу
же я управлять погодой! Мы обязаны быть гибкими и ни на секунду не забывать о
главной цели — хорошо подготовиться и хорошо сыграть. Никакие изменения в плане
не должны на это влиять.

— А ситуации, когда люди не делали свою работу, во время подготовки к матчу с
Македонией имели место?

— Я говорил в целом. Каждый у нас твердо знает, что ему надлежит делать, и
должен просто быть профессионалом на своем участке работы. Это совсем не
означает, что люди не имеют права на небольшие ошибки. А вот ошибки серьезные,
непонимание, чем они вообще должны заниматься, — это недопустимо. В данной
поездке подобных вещей не было.

ЗА ПРЕДЕЛАМИ РОССИИ СБОР ПРОВОДИТЬ НЕ ХОТЕЛ

— Какие причины побудили вас во время пребывания в Сочи переехать со сталинской
дачи в отель?
— Хочу, чтобы игроки находились в идеальных условиях для подготовки к матчу.
Из нескольких вариантов, которые у нас были, мы поначалу выбрали санаторий
(«Зеленая роща». — Прим. «СЭ»). Он оказался «о'кей», но не более. В связи с этим
возникло ощущение, что в команде началось брожение. Мне не нужны условия
категории «люкс», но все должно способствовать тому, чтобы командный дух был на
высоте. В ином случае нужно принимать меры. Потому и переехали в «Рэдиссон».

— «Зеленую рощу» еще в сентябре выбрал Йоп Алберда. Выходит, оплошал
генеральный менеджер сборной?

— Ни в коем случае. Йоп проделал очень большую работу. Изначально у нас был ряд
вариантов, где провести сбор. В том числе несколько — вне пределов России, в
частности на Кипре. Но я сказал «нет». Считаю, если есть хоть какая-то
возможность готовиться в своей стране, надо делать именно так. Убежден:
российская сборная должна максимальное время находиться в России! Сочи был
идеальным местом, Йоп поехал туда и нашел два хороших варианта. Санаторий на тот
момент был только третьим, но предпочтение в силу ряда обстоятельств мы в конце
концов отдали именно ему. Не могу говорить, что он не хорош, но я посчитал, что
для команды нужно нечто более современное. Еще раз хочу подчеркнуть: Алберда ни
при чем.

— Аршавин жаловался на качество питания в «Зеленой роще». Он прав?
— По-моему еда как раз была нормальной.

— В целом идея поездки в Сочи себя оправдала?
— Безусловно. Во-первых, потому что реализовалось мое желание остаться в России.
И сам опыт получился успешным. Люди в Сочи оказались чрезвычайно гостеприимными,
все было достойно организовано, мы тренировались на замечательном поле. Словом,
могли делать именно то, что хотели.

— Планируете в будущем вновь готовиться в Сочи?
— Вполне возможно. Когда на большей части территории России холодная погода,
Сочи представляется лучшим вариантом для подготовки сборной. Более того, у меня
появилась еще более необычная идея. Если в Сочи будет современный стадион,
почему бы глубокой осенью или ранней весной не провести там и официальный матч
национальной команды? С Эстонией мы сыграли в Санкт-Петербурге, так почему бы с
учетом климатических обстоятельств не играть в Сочи? Но для этого, повторяю,
нужна инфраструктура.

ПЕРЕД ИГРОЙ ДЛИННЫЕ РЕЧИ НИ К ЧЕМУ

— Как президент РФС Виталий Мутко отреагировал на недавнее интервью в «СЭ», в
котором вы его довольно жестко покритиковали?
— Не могу сказать, что у нас с ним были какие-то серьезные объяснения по
этому поводу. Вы задали мне вопросы, я на них ответил — только и всего. Глубоких
выводов из этого делать не стоит. Решение переехать в «Рэдиссон», кстати, мы
принимали совместно с мистером Мутко, да и вообще беседа у нас получилась
хорошая. Не стоит концентрировать внимание на тех небольших деталях, о которых я
говорил. В целом он амбициозный и энергичный президент, и мне это нравится. У
него очень много планов, о которых мы с ним постоянно говорим. Когда будет
построен тренировочный центр, когда будет улучшена инфраструктура… Для Мутко
это обновление российского футбола очень важно.

Вполне нормально, что президент с энтузиазмом относится к своей работе. И его
появление в раздевалке перед игрой — тоже нормально. Футбол — штука
эмоциональная, и любой, в том числе и мистер Мутко, порой оказывается во власти
эмоций. Другое дело, что в такой момент достаточно сказать: «Ребята, вперед, мы
с вами!» И все.

— Вы разрешите президенту РФС произнести речь перед игроками в раздевалке до
начала матча с Македонией?

— Да, он должен прийти. Не в каждой из федераций, где я работал, президенты
заходили в раздевалку, но в каждом клубе такое было. Более того, я сам приглашал
президентов, поскольку это и их команда. Очень хорошо, когда президент кратко
выражает поддержку своим игрокам: так они видят, что небезразличны ему.

Однако приглашал я президентов для того, чтобы они поприветствовали игроков и
пожелали им удачи, но не произносили долгих речей. Футболисты уже
сконцентрированы на игре, и в этот момент им меньше всего хочется выслушивать
речи. То же самое, между прочим, касается и меня. У нас есть, допустим, четыре
дня на подготовку. В это время я могу разъяснять свои идеи столько времени,
сколько нужно. Но если до стартового свистка остается полтора часа, а я начинаю
длинное выступление, игрок обязательно подумает: «Да хватит, коуч!» В лицо он
мне этого никогда не скажет, но подумает непременно. Я сам был игроком и знаю
это отлично.

ОБНОВЛЕНИЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ПОСТОЯННЫМ

— Правда ли, что недавно наконец-то были подняты зарплаты тренерам юношеских
сборных России?
— Не знаю, но в свое время мы поднимали эту тему в беседах с Мутко. Если это
произошло, значит, наши, в том числе и его, амбиции находят подтверждение. А
тогда я говорил о том, что мы должны думать не только о выходе на Euro-2008, но
и о том, чтобы развивать инфраструктуру, школы, обучать молодых тренеров. В
числе прочего мы несем ответственность и за то, чтобы у них были достойные
зарплаты.

— Кого вы хотите видеть следующим главным тренером молодежной сборной? Ходили
слухи об Игоре Колыванове...

— Не хотел бы называть конкретные имена. Обо всем этом будем консультироваться с
президентом. Скажу о другом: у всей вертикали сборных должна быть одинаковая
идеология. Стиль игры, методика тренировок у юношей не должны сильно отличаться
от того, что происходит в национальной команде.

— Сейчас в сборную вызваны сразу пятеро молодых игроков...
— Всегда стараюсь привлекать талантливую молодежь, пусть зачастую речь идет не о
стартовом составе, а о попадании в заявку на матч или в число 23 приглашенных в
сборную. Только так, шаг за шагом, они дорастут до основы. В необходимости
подобных приглашений у меня нет ни малейших сомнений, это уже опробовано на
опыте других стран.

Процесс постепенного обновления рядов сборной должен быть каждодневным. У нас
сложная группа, и выход из нее будет отличным достижением. Вот только нельзя
замыкаться на этом результате. При худшем сценарии мы не попадем на Euro-2008 —
но команда-то не должна останавливаться в развитии! Верю, конечно, что этого не
случится, но паниковать даже в самой неблагоприятной ситуации нельзя. В таком
случае всегда необходимы определенная перестройка команды, обновление ее рядов.
Но это может дать эффект лишь в том случае, если у молодежи, выходящей на первые
роли, уже есть опыт игры за сборную!

Надеюсь, еще до чемпионата Европы в число основных игроков вольется пара-тройка
молодых и к началу отборочной кампании ЧМ-2010 они уже будут чувствовать себя
уверенно. Для строительства сборной к чемпионату в Южной Африке это окажется
очень полезно.

— Кто-то из пятерых вас за эти дни удивил?
— О каких-то особых сюрпризах говорить не приходится, потому что все они были
выбраны благодаря конкретным качествам, продемонстрированным и в игре за клубы,
и при выступлениях за молодежку. И я, и мои коллеги хорошо их знаем.
Тренироваться в первой сборной им непросто, поскольку здесь все происходит
быстрее, жестче, да и требования выше. Мы можем наблюдать, как они адаптируются
к этим требованиям, но даже если адаптация проходит не идеально, это не
означает, что нам не известны их возможности.

НЕ ПАДАТЬ ЖЕ БЫЛО АРШАВИНУ НА КОЛЕНИ!

— Аршавин не извинился перед травмированным им Игнашевичем за удар сзади по
ногам во время матча ЦСКА — «Зенит». Позже он сказал, что это был игровой момент
и перед ним самим редко кто извиняется. Считаете это нормальным?
— Я был на этом матче и усмотрел в действиях Аршавина желание отобрать мяч в
ситуации, когда им завладел Игнашевич. Он мог успеть сделать это сбоку, но не
успел. На мой взгляд, это был не умышленный удар по ногам с целью нанести
травму, а просто запоздалый подкат. Полагаю, в такой момент достаточно подойти к
лежащему коллеге — независимо от того, партнер это по сборной или кто-то еще, —
легонько хлопнуть по плечу сказать «извини». Это игра, в ней все случается.

 Даже если они партнеры по национальной команде, каждый обязан делать
максимум для своего клуба. В том числе и играть жестко. У нас на тренировках
сборной тоже никто друг перед другом не расшаркивается. Случается, что ты не
успеваешь отобрать мяч чисто и невольно наносишь сопернику травму. Не падать же
было Аршавину на колени, вымаливая прощение, только лишь потому, что они с
Игнашевичем вместе играют за сборную!

— Вас вообще не беспокоит усилившееся противостояние, в том числе словесное,
игроков ЦСКА и их соперников по «Спартаку», «Локо» и «Зениту»?
— На основании немалого опыта работы со сборными я знаю, что это такое —
наличие в национальной команде игроков клубов, спорящих за золотые медали. Да и
вообще соперников по одному первенству. В нашем случае это не касается только
Саенко, поскольку он выступает за «Нюрнберг». Поэтому, еще когда мы встретились
в первый раз, я поднял эту тему. И огласил несколько своих правил. Точнее,
принципов и ценностей. Один из принципов был такой. В день, когда вы приезжаете
на сбор, разговоры о вчерашнем и предыдущем турах допускаются и даже
приветствуются. Вполне нормально, когда человек говорит и думает о том, что
только что произошло в клубе. Я и сам, поскольку видел игры, шучу на эту тему.
Если произошли какие-то инциденты, мы о них говорим серьезно. Но только — в
первый день сбора.

А затем на клубные темы накладывается табу. Играть за национальную сборную — не
только предмет гордости, но и немалая ответственность. Одна из обязанностей
футболиста — на время тренировок и игры за сборную забыть, что он игрок ЦСКА или
«Спартака», «Зенита» или «Локо». Именно потому что возможность надеть футболку
сборной — большая честь.

— Вас устраивает нынешняя обстановка в сборной?
— Да. И у меня, и у моих помощников есть глаза и уши. Мы не только наблюдаем, но
и общаемся с игроками. Во время двусторонних игр и тренировочных упражнений
профессионалу очень легко увидеть недопустимые вещи, если они происходят.
Играешь, скажем, восемь на восемь, эмоции захлестывают — и в нормальной ситуации
игрок, вступая в единоборство, забывает, кто из ЦСКА, а кто из «Спартака». А вот
если против одних футболист действует так, а против других — иначе, ты видишь
это сразу. В сборной России этого пока не случалось. Но если случится — вмешаюсь
мгновенно и с обоими поговорю серьезно. Если не подействует — расстанусь с таким
игроком, как бы талантлив он ни был.

— Вы упомянули один из своих принципов. Всего, насколько мы знаем, их 12. И в
первый раз вы сформулировали их во время работы со сборной Голландии в середине
90-х.
— Да, это правда.

— Какие из этих принципов актуальны для России?
— Не помню всю дюжину наизусть, но надо все-таки учесть, что, к примеру, стили
игры в Голландии, Корее, Австралии и России различны. У каждой сборной своя
манера, в некоторой степени связанная с менталитетом жителей страны. Если же
говорить об «общечеловеческих» принципах, то есть определенные нормы поведения,
которых, по моему мнению, футболист должен придерживаться. Еще раз хочу
подчеркнуть: речь идет о принципах, а не о правилах. Слово «правило» унижает
игрока. Но без соблюдения определенных принципов настоящему профессионалу не
обойтись.

Играя за сборную, ты должен как бы вернуться в те времена, когда тебе было 7 или
10 лет. В те времена, начиная играть в футбол, ты воспринимал игру за сборную
как величайшую мечту. Реализовать ее дано единицам. И те, кому дано, должны
понимать, что им доверено, и сохранять в себе такое же отношение к выступлениям
за национальную команду, как в детстве. Все эти мысли я и стараюсь внедрить в
сознание игроков. Теперь — в сборной России.

РОССИЯ СПОСОБНА ИГРАТЬ В АТАКУЮЩИЙ ФУТБОЛ

— Сборная России в отборочном цикле пока пропустила всего один гол…
— … Только вот это был не тот гол, который мы имели право пропустить. Не
будь мяча от израильтян, мы возглавляли бы группу. Но это — фантазии, а
реальность иная. Впрочем, извините, я прервал ваш вопрос.

— Так вот, игра команды в обороне не вызывает особых нареканий в отличие от
атаки. Вы до сих пор верите, что сборная России способна играть в атакующий
футбол?
— Верю. И мы стремимся к этому. В том числе потому что, на мой взгляд,
характер русского человека — не «оборонительный». Этот характер — сильный,
инициативный, нацеленный на то, чтобы идти вперед и брать все своими руками.

В международных матчах непросто забивать много голов: все команды сейчас хорошо
организованы в защите. В своей я вижу тенденцию к желанию постоянно идти вперед.
Заметьте: во всех матчах, в которых мы участвовали, число голевых моментов у
сборной России явно превышает средний уровень в современном футболе. А вот
реализация этих моментов — явно ниже среднего. Сколько шансов было создано в
матчах с Израилем и Эстонией! Даже в поединке с хорватами — наименьшем по
количеству таких моментов — после перерыва мы дважды были очень близки к успеху.
Из двух шансов надо реализовывать один. Во всяком случае, 30 — 50 процентов —
нормальный процент реализации. А тут был ноль.

И к какому же мы приходим выводу? Созидание и завершение атак в российской
сборной пока не соответствуют друг другу. Второе надо совершенствовать, но я был
бы гораздо более обеспокоен, если бы у нас хромала созидательная часть.

— Что же мешает забивать — отсутствие класса или что-то иное?
— Какой-то общей тенденции не вижу — у каждого есть индивидуальные особенности.
Некоторые при несомненных способностях явно перевозбуждаются, когда оказываются
в выгодной позиции. Бьющее через край желание забить приводит к потере шанса.
По-настоящему классный форвард, оказавшись на голевой позиции, абсолютно
спокоен. Этому надо учиться. Другим надо больше трудиться на поле, чтобы
забивать. В конечном итоге все зависит от характера футболиста.

— Можете сравнить уровень игроков в России, Корее и Австралии?
— Могу и уже делал это для себя. Давайте вынесем за скобки Корею, где я мог
работать с футболистами сборной по три-четыре недели подряд. Четыре-пять дней,
которые ты имеешь в своем распоряжении в других сборных, с этим не сравнить. А
что касается австралийцев, то технические возможности, координация, умение
владеть мячом у россиян в среднем выше, чем у игроков с Зеленого континента.

Изначально у австралийцев не было и еще одного качества, которое за время нашей
работы удалось им привить. Агрессия, сумасшедший настрой на борьбу, стремление
идти вперед — все это присутствовало и до меня. Но, собираясь вместе, они с
удовольствием проводили время в общении друг с другом, смеялись и о серьезной
подготовке к игре не думали. На сам матч настраивались потрясающе, но тактически
готовы к нему из-за такого отношения не были. Мне же удалось внушить им, что все
дни до матча мы должны думать и работать над тем, как сыграть в обороне, за счет
чего быстро переходить в атаку, какие слабые места соперника использовать. «Мы
никогда так не делали!» — говорили они мне. Но когда начали, это сразу дало свои
плоды.

— И совсем не было проблем?
— Сыграло роль то, что в Австралии в сборной и вокруг нее нет накаленной
атмосферы. Однажды, во время подготовки в Голландии, у нас возник инцидент:
Лукас Нил из «Блэкберна» и Тим Кэйхилл из «Эвертона» во время двусторонки
«восемь на восемь» едва не сошлись в рукопашной. Кулаков не распустили, но пошли
друг на друга, как два быка, с разъяренными лицами. Но только я приблизился к
ним метров на 10 — 15, оба закричали: «Босс, босс, все в порядке! Мы все
уладим!» И через 10 секунд все было в порядке. Таким был дух этой команды.

И в России, и в Италии, и в Голландии на следующий день вокруг этого эпизода
разразился бы большой скандал. А там ни в команде, ни вокруг нее о нем больше не
вспоминали. Мне как тренеру даже не приходилось разбираться в конфликтах,
примирять игроков — они все приводили в норму сами. Менталитет австралийской
команды был идеальным.

«БУДЬТЕ ПОАККУРАТНЕЕ!»

— Сколько времени вам потребуется в России для создания «идеального
менталитета»?
— Я очень доволен самоотдачей игроков. Когда мы проводим двусторонние игры,
мне даже порой приходится останавливать парней, напоминать им: «У нас в среду
игра, будьте поаккуратнее!» Но в целом мне это нравится, потому что говорит об
отличном настрое. Некоторым, правда, нужно привыкнуть к тому, что тренировки не
должны принципиально отличаться от матчей по темпу и обилию единоборств. В
международном футболе сейчас без этого не обойтись. Скорости нужно предъявлять
сразу.

Надо уметь играть и при низком темпе, иногда сбивать его — но в целом ты должен
быть готов весь матч провести в очень напряженном ритме. А к этому необходимо
готовиться на тренировках.

— Насколько российские игроки образованны тактически? Понимают ли они то,
чего вы от них хотите?

— Вполне образованны. Сейчас в больших командах ты обязан с умом подходить к
игре. Футболист, который будет регулярно совершать глупые тактические ошибки в
клубе с серьезными задачами, никогда в нем не удержится. У меня нет никаких
претензий к игрокам по части их восприимчивости к моим идеям.

— Дик Адвокат сказал: «Чтобы Аршавин стал игроком мирового уровня, он должен
слушать меня». Вы с ним согласны?

— Дик прав! Адвокат делает свое дело с огромным энтузиазмом и ничуть не теряет
этого качества — я-то знаю его очень много лет. На мой взгляд, приглашение
Адвоката — очень хорошее решение «Зенита». В течение некоторого времени —
конечно, не за один день — он обязательно сделает и команду, и организацию
работы всего клуба очень сильными. Мне понравился президент «Зенита» —
спокойный, уравновешенный человек, не стремящийся все время мелькать на первом
плане. Рад за Дика: он работает в хороших условиях. Насколько знаю, у них есть
обстоятельный план сделать команду еще сильнее.

НАГРАДА ОТ ЭЙЗЕНХАУЭРА

— Вопрос, не имеющий отношения к сборной России и предстоящему матчу. Перед
встречей с Израилем представители команды соперника вручили вам памятную медаль
в связи с участием вашего отца в спасении евреев в Голландии во время Второй
мировой войны. Можете поподробнее рассказать об этой истории?
— Я уже однажды был награжден Израилем, а также Евросоюзом — когда
тренировал «Валенсию». Во время матча кто-то из болельщиков развернул флаг с
нацистской символикой, и я попросил стюардов, чтобы его убрали. Полагаю, мы не
можем думать только о футболе, мы должны видеть и как-то влиять на то, что
происходит в обществе. Что же касается отца, то во время войны он проводил
секретные подрывные акции против гитлеровцев и после ее окончания был награжден
за это будущим президентом США — генералом Эйзенхауэром, которому оказал
серьезную помощь.

— И под занавес, вновь возвращаясь к футболу, — о ваших дальнейших планах.
После матча с Македонией вы до конца года в России больше не появитесь?
— Почему же? Поеду в Голландию лишь на четыре дня, после чего вернусь в
Москву, на матчи ЦСКА — «Порту» и «Спартак» — «Бавария». Посмотрю и за
поединками последнего тура чемпионата России. Сезон сборной закончен, но моя
работа продолжается.

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
30 апреля 2017, воскресенье
29 апреля 2017, суббота
Партнерский контент
Загрузка...
Кто подходит к дерби в лучшей форме?
Архив →