Хосеп Гвардьола: настоящий капитан
Текст: «Чемпионат»

Хосеп Гвардьола: настоящий капитан

Гвардьола был сердцем "Барселоны", а замена этого органа требует длительной, и достаточной болезненной реабилитации. Без Гвардьолы "Барса" не выиграла ничего, ибо команда не может побеждать без сердца
16 ноября 2006, четверг. 23:39. Футбол

Однажды, Катауралара Рама, крылатый божок-лоа местечкового значения, курировавший на территории современной Анголы проведение дождей, ливней и им подобных метеорологических процессов, решил изменить свой статус. Древнее предание гласит, что Катауралара рискнул бросить вызов лидеру пантеона, которого звали Джоегбече Харула. Но боя богов не получилось. Дело в том, что некоторые лоа, которых Катауралара планировал объединить вокруг себя, такие, к примеру, как Саармаата – бог восточного ветра, или Узинат Дашила, — бог огня, не встали на сторону претендента на власть. Все завершилось чрезвычайно просто, — Джоегбече Харула просто сверг в Катауралару в Бездонную Бездну.

Пройдет несколько столетий, и Катауралара Рама исчезнет из Истории, изредка появляясь лишь в скучных книгах, где перечисляются древние пантеоны. Джоегбече же Харула, имя которого изменится до коротко-американизированного, а от того, звучащего несколько пошло, Джо, возглавит пантеон богов Вуду.

Смысл этой древней истории не в силовом противостоянии богов, поскольку сила сама по себе ничего не значит. Самое главное здесь – лидерские качества. Ведь если бы у Катауралары Рамы был настоящий дух лидера, он бы, безусловно, сумел влить в свое войско определенное количество богов, достаточное для победы над Джоегбече Харулой.

И тогда, глядишь, пантеон Вуду возглавлял бы сейчас совсем другой бог…

В сезоне 2000/2001, «Барселона», переживающая ужасный год под руководством тренера Серра Феррера, принимала на
«Ноу Камп» «Вальядолид». Испытания со всех сторон преследовали новую
«Барсу» Жоана Гаспара, — на 45-ой минуте, у хозяев поля, при более, чем спорных обстоятельствах, был удален защитник Абелардо. Несмотря на это, до миллиметра выверенный навес Хосепа Гвардьолы на Патрика Клюйверта, позволил сине-гранатовым повести в счете. Игравший в большинстве
«Вальядолид» отыграл мяч уже через три минуты. Но все это не имело никакого значения, учитывая ту вакханалию, которая творилась на поле в последние минуты матча. На 82-ой минуте, капитан
«Барсы», Хосеп Гвардьола, воспользовавшись тем, что голкипер
«Вальядолида», Албано Биззарри, явно не спешит вводить мяч в игру, жестами и громкими окриками, собрал в центральном круге всю сине-гранатовую дружину. Экспрессивную речь барселонского капитана, говорившего с партнерами с перекошенным от ярости лицом, запечатлели все испанские телеканалы. Когда вратарь команды гостей все-таки ввел мяч в игру,
«Ноу Камп» увидел совсем иную «Барселону». Каталонцы всей командой пошли вперед (защитные порядки Гвардьола обозначил лишь двумя игроками – Франком де Буром и Филиппом Коку), несмотря на усталость на игру в меньшинстве, навязывая противнику невероятный прессинг, и обрушивая на ворота Биззарри шквал атак. Развязка наступила на второй добавленной минуте матча, когда за нарушение против Патрика Клюйверта, был назначен штрафной в 33 метрах от ворот
«Вальядолида». Ривалдо, готовившийся к исполнению стандарта, и выискивающий в штрафной площади соперника рослого Клюйверта, дабы сделать ему навес, внезапно остановился, как вкопанный. К бразильцу подошел Хосеп Гвардьола. Через несколько секунд, бразилец уже рысцой бежал к воротам Биззарри, — в труднейшей для
«Барселоны» ситуации, инициативу, как всегда, взял на себя ее капитан. Гвардьола, с сосредоточенным от внутреннего напряжения лицом, очень долго устанавливал мяч, — и
«Ноу Камп», глядя на это завораживающее, почти магическое действие со стороны своего любимого футболиста, молчал, сжав кулаки…

На следующий день барселонская газета «Спорт» выйдет с шапкой:
«И 33 метра не помеха для Великого Капитана!», — но этого Гвардьола еще не знал. Не знал он и того, что из-за этого удара (эскулапы каталонской команды два последних года пребывания Пепа в
«Барсе» умоляли его не прикладываться к мячу со всей силы) он получит рецидив старой и чрезвычайно болезненной травмы, — разрыва паховых колец, и 6 дней проведет в больнице в мучительных болях. Он разбежался и пробил, так, как умел только он, — планирующим, но сильно, с ускоряющейся внутренней подкруткой. Мяч влетел в сетку, а Пеп внутренне сжался от острой боли, пронзившей пах.
«Ноу Камп» ревел от восторга. Ревел, еще не зная, что только что увидел последний гол своего капитана.

А у капитана еще были силы, и именно он, через минуту, хромая при каждом шаге, сделал голевой пас на Ривалдо, закрепившего победу
«Барсы» в этом матче.

В девяностые годы прошлого века, — самое успешное десятилетие за всю историю
«Барселоны», каталонский клуб выиграл 17 официальных титулов. В
«Барсе» играл целый сонм выдающихся футболистов, — Субисарретта, Куман, Ромарио, Стоичков, Хаджи, Роналдо, Фигу, Ривалдо, и этот список можно продолжать еще очень долго. Но когда в 2003 году в Испании состоялся опрос с целью выявить самого выдающегося футболиста
«Барсы» девяностых годов, в нем с грандиозных отрывом победил Хосеп Гвардьола.

Путь Хосепа Гвардьолы Салы в большой футбол начался в 6-летнем возрасте, когда он начал играть за команду из провинциального городка Манресы (каталонский поселок Сантпедора, где произошло появление на свет будущего капитана
«Барсы», был настолько мал, глух и провинциален, что там не было даже детской футбольной команды). Именно там он и был выявлен скаутами
«Барселоны» в 1983 году. 28 июня 1984 года, в возрасте 13-лет, Хосеп Гвардьола (а точнее, — его родители) подписывает свой первый в жизни контракт. Он отдаст
«Барселоне» 17 лет жизни и таланта, а она останется в его сердце до самой смерти.

16 января 1990 года, всего лишь сезон отыграв в
«Барселоне-Б» (где, кстати, Пеп поставил рекорд по количеству результативных передач как за сезон, так и за матч (7 !!!), никем не побитый до сих пор), Гвардьола дебютирует в первой
«Барсе». Йохан Кройф, всегда доверявший молодым воспитанникам собственной школы, выпускает Гвардьолу в стартовом составе и
«Барселона» обыгрывает «Кадис» со счетом 2:0.

Так получилось, что уже через 2 года, «Барселону» невозможно было представить себе без этого футболиста. Кройф долго думал, — на какой же именно позиции использовать Гвардьолу, — пробовались варианты центрального атакующего полузащитника и центрального полузащитника. В конце концов, Йохан Кройф принял решение, — дабы максимально использовать талант Гвардьолы, Пеп должен был играть опорным хавом. Решение Кройфа, на самом деле, в корне меняло ранее принятую футбольную философию, — никогда еще в истории футбола опорный полузащитник не являлся одновременно и плеймейкером.

Время еще раз доказало тренерский талант Йохана Кройфа. Дело в том, что Гвардьола обладал качествами, казалось бы изначально, практически не совместимыми друг с другом, — умением вести силовую борьбу, и, одновременно, потрясающим видением поля. Вкупе с блестящим пасом на любое расстояние, и самоотверженной игрой в обороне, они обозначили стиль Гвардьолы.

Первый раз капитанскую повязку в «Барсе», Гвардьола надел в 22-летнем возрасте, — молодого и очень серьезного футболиста, уже к тому времени, слушалась большая часть барселонской раздевалки.

Определяющим годом для Гвардьолы стал 1992-ой.
«Барса» выиграла первую Лигу Чемпионов (так называемый, пилотный розыгрыш), во второй раз подряд победила в Чемпионате Испании, а Олимпийская сборная Испании (Пеп был вторым ее капитаном, после голкипера Тони) победила на Барселонской Олимпиаде. Статус Гвардьолы изменился, — из молодого, талантливого футболиста, он стал звездой европейского уровня.

Олимпийская сборная Испании практически все матчи проводила в Валенсии, — организаторы Олимпиады очень боялись проявлений каталонского национализма, но финальный матч должен был проводиться на стадионе
«Ноу Камп», — арене, со дня своего основания являющейся вотчиной каталонского национализма и сепаратизма; стадионом, для которого существовала лишь одна национальная команда, — «Барса».

Финальный матч Барселонской Олимпиады и по сей день остается единственным, когда сборная Испании (любого возраста) играла на стадионе
«Ноу Камп». За день до игры, в прессе появилось обращение каталонских футболистов (а именно, — Гвардьолы, Тони, Серхи и Феррера) к каталонским массам (в газете
«Спорт» это обращение получило пафосное название
«Воззвание сыновей народа»). В обращении, эти футболисты, игравшие за Олимпийскую сборную Испании, призывали зрителей заполнить стадион
«Ноу Камп», и поддержать национальную команду (дело в том, что организаторы Олимпиады боялись бойкотирования матча со стороны барселонских болельщиков). Матч прошел на
«ура», — «Ноу Камп» был полон, а испанские флаги соседствовали на трибунах с каталонскими, и сборная Испании одержала волевую победу 3:2. Хет-трик за сборную Испании сделал Кико Нурваез. Дважды (второй гол и третий, решающий) ему ассистировал Хосеп Гвардьола.

В 1993 году, Пеп получает две травмы, рецидивы которых будет преследовать его всю профессиональную карьеру, — паховых колец и обоих менисков. Из-за травм, Хосе Гвардьола вкупе пропустит почти 3,5 года игрового времени.

В том же, памятном 1993 году, в «Барселону» приходит бразилец Ромарио, — сверхрезультативный бразильский бомбардир из голландского ПСВ
«Эйндховена». В первом туре сезона 1993/94,
«Барселона» встречается с «Реалом-Сосьедадом» из Сан-Себастьяна. Ромарио в первом же матче за новый клуб делает хет-трик, и трижды ему ассистирует Пеп. Второй гол в матче в исполнении этого дуэта стал верхом эстетики. Гвардьола передачей вразрез, оставил Ромарио перед одиноким защитником. Бразилец сделал пару обманных движений, и пяткой переадресовал мяч назад, Гвардьоле. Плеймейкер
«Барсы», в свою очередь, парашютом, в касание, вывел Ромарио один на один с голкипером
«Сосьедада», и нападающий сборной Бразилии, словно в зеркальном отображении, повторяя действия Гвардьолы (касание — парашют), изящно направил мяч в верхний угол ворот. Этот великолепный гол стал настоящим украшением едва начавшегося испанского первенства. Ромарио в том сезоне забил в Примере 30 мячей (сыграв, между прочим, лишь 28 матчей). В 13 случаях ему ассистировал Хосеп Гвардьола.

В 1994 году, заняв первое место в Примере, и уступив
«Милану» в финале Лиги Чемпионов, «Барселона» делегирует на Чемпионат Мира в США рекордное количество футболистов, — 13. Одним из них становится и Хосеп Гвардьола, который едет в Северную Америку с незалеченной травмой мениска. Пеп проводит на Чемпионате Мира 2 матча. Он забил гол с пенальти в ворота сборной Боливии и сделал результативную передачу во встрече с командой Германии.

Фигура Гвардьолы росла вместе с «Барсой», и к мнению молодого футболиста прислушивается уже вся Испания. В интервью, Пеп не скрывает своих националистских убеждений, и, в частности, часто говорит о возможном отделении Каталонии от Испании, чем вызывает бурю восторга в каталонских политических кругах.

Растет и авторитет Гвардьолы в команде. В частности, в самом начале сезона 1994/95, Ромарио не прибыл на сбор
«Барсы» в срок, задержавшись в Бразилии, якобы, по семейным делам. Но в испанской прессе появляются фотографии, где один из кумиров каталонской инчады запечатлен весело проводящим время в дискотеках и ночных клубах. Кройф выступает с резкой критикой
«Коротышки», и заявляет, что у бразильца есть 3 дня, чтобы прибыть в расположение клуба. Единственным футболистом, поддержавшим тренера, становится Гвардьола.
«Мы – профессиональные футболисты, не можем себе позволить таким образом относится к клубу, — заявляет Пеп в интервью каталонскому радио, — а если кто-то поступает подобным образом с командой, то значит, ему в ней не место». Слова Гвардьолы оказались пророческими, — Ромарио не уложился в трехдневный срок, данный ему Кройфом, и вскоре был выставлен принципиальным голландским специалистом на трансфер. Уход из
«Барселоны» Ромарио потом назовет своей самой дикой ошибкой в профессиональной карьере футболиста.

В том же сезоне, 1994/95, Гвардьола забил и один из самых красивых голов в своей жизни. Это произошло в домашнем матче с мадридским
«Атлетико», в котором «Барса» одержала победу со счетом 4:3. Удар Гвардьолы с 30 метров был настолько силен, что мяч разбил даже установленную точно в
«девятке» ворот укрепленную видеокамеру.

В неудачном для каталонцев сезоне, разгорается невиданный доселе конфликт между Христо Стоичковым и Йоханом Кройфом, постепенно переросший в конфликт Христо Стоичкова и всей остальной
«Барселоны». Дело доходит до того, что болгарина, критикующего тренера и своих партнеров в периодической печати, соратники по
«Барсе» просто перестают замечать на газоне. Так, во встрече с
«Вальядолидом», Кройф, после некоторого перерыва, все-таки выпускает Стоичкова на замену, но партнеры…просто не видят болгарского футболиста, и совершенно не снабжают его мячами. Стоичков все-таки забивает красивейший гол, но в интервью после матча, Мигель Анхель Надаль, автор голевой передачи, признается, что у него и в мыслях не было, пасовать Стоичкову.
«Мяч просто срезался у меня с ноги», — застенчиво поясняет защитник сборной Испании.

Катализатором конфликтов пытается выступить Гвардьола, курсирующий от Стоичкова к Кройфу, и проводящий длинные воспитательные беседы с болгарским форвардом. Но ничего не получается, и Стоичков уходит в
«Парму».

В 1995 году в «Барсе» идет грандиозная смена поколений, и ветераны команды, один за другим, покидают расположение клуба. Йохан Кройф строит новую
«Барсу» вокруг Гвардьолы, но Пеп пропускает львиное количество игр из-за травм правого мениска и очередного разрыва паховых колец.
«Барселона» занимает в испанском чемпионате лишь четвертое место, и
«Император» Нуньес разрывает контракт с Йоханом Кройфом. Для Гвардьолы это становится шокоментальным событием, и игрок идет на личную встречу с президентом клуба. Авторитет Пепа настолько велик, что Нуньес в течение трех часов объясняет 24-летнему футболисту, почему команде будет лучше без Кройфа. Несмотря на великолепные отношения между
«Императором» и Пепом, Гвардьола все же не убежден, что решение Нуньеса – правильное. Позже, в своей книге, барселонский капитан напишет, что Йохан Кройф был самым лучшим тренером, которого только может пожелать любой футболист.

Вынужденный простой из-за травмы открывает для Пепа новое поле деятельности, — он начинает рекламировать одежду фирм
«Kappa» и «Vesta» (на всех фотографиях того времени, Гвардьола сидит, — стоять на ногах самостоятельно он просто не мог) и присутствует на презентации книги Хайме Эрнандеса
«Готталония». Из-за последнего обстоятельства, столичные печатные издания вновь пытаются навесить на Гвардьолу ярлык националиста.

Чемпионат Европы 1996 года, Гвардьола так же пропускает из-за травмы.

В 1996 году, Хосеп Луис Нуньес начинает реанимировать
«Барсу», вливая в ее ряды новых звезд, и приглашая на тренерский мостик английского специалиста Бобби Робсона. Тогда же, после ухода Хосе-Марии Бакеро, Гвардьола формально становится первым капитаном
«Барсы» (неформально это событие происходит уже достаточно давно). Пеп проводит блестящий сезон, и, самое главное, каким-то чудом, избегает травм.
«Барса» выигрывает все, что можно, кроме Чемпионата Испании, но именно это обстоятельство, вкупе с мягкотелостью Робсона, часто шедшего на поводу ведущих футболистов клуба, становится причиной увольнения Робсона из
«Барсы». В Каталонии наступают новые времена, и в Барселону приезжает самый жесткий, и самый на тот момент, авторитетный европейский тренер, — Луи Ван Галь.

Голландцев в столице Каталонии становится все больше и больше, а капитан
«Барсы», сыграв всего лишь 6 матчей Примеры, выбывает из строя до конца сезона, получив одну из самых страшных футбольных травм, — разрыв крестообразных связок. Рауль, культовый нападающий мадридского
«Реала», на официальном сайте клуба размещает письмо к Гвардьоле со словами поддержки.

В этот тяжелый для себя период Пепу поступает предложение от кинорежиссера Педро Альмадовара, творившего, большей частью, в Барселоне. Но капитан
«Барсы» отказывается от съемок, заявив, что для него сейчас куда важнее восстановительный процесс (Альмадовару так понравился типаж Гвардьолы, что, в конце концов, он все-таки уговорил двоюродного брата Пепа сняться в одном из своих фильмов).

Гвардьола коротает свободное время, смотря элитарное европейское кино. Одним из его любимейших режиссеров становится Луис Бунюэль, арагонец, ближайший друг Сальвадора Дали, много снимавший в Барселоне (так, в первых кадрах первого, еще немого, фильма Бунюэля
«Андалузский пес», два гения разрезают бритвой глазное яблоко).

Пеп приступает к полноценным тренировкам в июне 1998 года, и, само собой, разумеется, пропускает Чемпионат мира во Франции.

Триумфальное возвращение Гвардьолы состоялось в сезоне 1998/99. Он вернулся в строй с большим желанием играть, и быстро стал лидером и незаменимым игроком в команде Луи Ван Галя.
«Барселона» стала чемпионом, а Хосеп Гвардьола становится лучшим ассистентом Лиги.

Но уже в следующем сезоне, Ван Галь, прервав затяжной конфликт с Ривалдо, вдруг, неожиданно для всех, стал третировать Гвардьолу, чем вверг в ярость все население Каталонии. Ван Галь, в частности, сказал:
«В команде не должно быть двух тренеров, а у меня такое ощущение, будто бы футболисты слушают Гвардьолу, а не меня во время матчей». Хосеп Гвардьола отреагировал спокойно:
«Он тренер, ему решать». Все решилось на стадионе
«Сантьяго Бернабеу», когда «Реал» разгромил
«Барсу» со счетом 3:0. Гвардьола вышел на поле, когда все уже было кончено, но сумел завести команду, и повел ее за собой. Всем запомнился этот матч, — безвольная
«Барса» без Гвардьолы и, рвущая и мечущая, вместе с ним. Через несколько дней после игры Луи Ван Галь сделал то, чего не мог ожидать от него никто. Голландский тренер прилюдно извинился перед Гвардьолой, и пожал ему руку.

В «Барсе» Гвардьола становится фигурой поистине, космического масштаба. Он – единственный футболист, который может покрикивать на именитых партнеров. Он – опорный хав, единственный, кто имеет право на эстетические художества в жесткой, концептуально-академичной схеме команды Луи Ван Галя.
«Ты наше сердце, ты наше все!», — поют Гвардьоле болельщики с трибун
«Ноу Камп».

Зная все это, достаточно странно осознавать (особенно, в наш век тотальной коммерциализации), что Гвардьола никогда не пытался выбить для себя у руководства
«Барселоны» каких-то привилегированных условий существования, или хотя бы, контракта с большим количеством нулей.

Вот почему, когда в конце сезона 2000/01, последнего сезона Пепа в
«Барсе», Патрик Клюйверт заявил, что готов перейти в мадридский
«Реал», если ему не повысят заработную плату, Гвардьола его попросту не понял. Вся Каталония, еще не оправившаяся после предательства Луиша Фигу, осторожно ждала реакции капитана. И она последовала незамедлительно. На следующей, после интервью Клюйверта, утренней тренировке
«Барселоны», Гвардьола прошел мимо Клюйверта, не обратив никакого внимания на голландского форварда. Словно получив молчаливое одобрение Пепа, каталонская пресса в течение дня растерзала Клюйверта на кусочки, в результате чего нападающий
«Барсы» дал растерянное интервью, где объяснял, что его неправильно поняли.

Лето 2000-го года стало для Гвардьолы, как и для всей Каталонии, стало тяжелым временем. Новость об уходе Луиша Фигу стала шоком для всех, в том числе и Гвардьолы, поддерживавшего с португальцем чрезвычайно дружеские отношения. В летних интервью 2000-го года, Гвардьола практически ничего не говорит об уходе Фигу, или об уходе Нуньеса. Он лишь предлагает людям смотреть в будущее и болеть за
«Барсу». Как потом признался Пеп, он хотел уйти из
«Барсы» еще 2000-ом. Потому что слишком устал. Потому что замучили травмы. Потому что знал, как нужно место в стартовом составе молодым футболистам, и великолепно понимал, что пока он сам находится в команде, у молодого и талантливого Хави не будет ни единого шанса проявить себя. Но
«Барсе» было слишком тяжело для того, чтобы она потеряла еще и капитана. Поэтому Гвардьола решил остаться еще на сезон.

Он отыграл на Чемпионате Европы в центре континента (испанская сборная, по старой и непонятно кем установленной традиции вновь остановилась в проклятом четвертьфинале), и начал новый сезон в составе
«Барселоны».

Однако, Гвардьола вновь получил травму и выбыл на два месяца, в течение которых каталонцы показывали неубедительный футбол. Едва восстановившись, Гвардьола
«съел» Пети, и вернулся к своим обычным функциям, — тотального лидера и блестящего распасовщика.

Тем временем, агент Гвардьолы пытается сделать все для того, чтобы Пеп остался в команде. В отношении строжайшей секретности от своего клиента он беседует с Жоаном Гаспаром по поводу нового контракта для капитана
«Барсы» (старый, заключенный еще в 1996 году, и ни разу с тех пор не пересматривавшийся, истекает в 2001). Но Гаспар ведет себя чрезвычайно странно, — покупая футболистов за баснословные деньги, и готовящий 70 миллионов долларов на будущий переход Майкла Оуэна, президент
«Барселоны» говорит, что готов заключить новый контракт с Гвардьолой, если опорный полузащитник
«Барсы» будет получать…в два раза меньше своей нынешней заработной платы. Сам Пеп постепенно налаживает в команде дисциплину, и вроде бы не отказывается сесть за стол переговоров по поводу продления своего контракта.

Все рушится в один день, — Гвардьола узнает, на каких условиях Гаспар готов продлить с ним отношения, дела у
«Барсы» несмотря на все усилия капитана, идут ни к черту, и Пеп, пережив тяжелый нервный срыв, объявляет о своем уходе из
«Барселоны». На пресс-конференции, наряду со словами признательности клубу, Гвардьола очень много говорит о Нуньесе, и его вкладе в успехи команды. В то же время, Пеп отрицает тот факт, что Гаспар предложил ему контракт на менее выгодных условиях. Видимо, Гвардьола так и не смог переступить через святое для каждого капитана правило, — никогда, ни при каких обстоятельствах, не выносить сор из избы.

В Барселоне этот день позже назовут «Днем Плача», — день, когда безумные толпы, со слезами ярости и умершей надежды в глазах, высыпали на улицы, чтобы осадить офисы футбольного клуба
«Барселона». Они требовали отставки руководства клуба и продления контракта с Гвардьолой. Опомнившийся Гаспар тут же пригласил Гвардьолу на индивидуальную беседу, где, в течение трех с половиной часов, уговаривал лидера
«Барсы» остаться в команде. Но реки, как известно, не повернуть вспять, и настоящие капитаны своих решений не меняют ни при каких обстоятельствах.

Гвардьола был сердцем «Барселоны», а замена этого органа требует длительной, и достаточной болезненной реабилитации. Без Гвардьолы
«Барса» не выиграла ничего, ибо команда не может побеждать без сердца, клуб не может выигрывать без настоящего капитана. После ухода Пепа, капитанские повязки в
«Барселоне» носили Филипп Коку и Луис Энрике, — люди весьма весомые в футбольном мире, но, при всем имеющемся к ним уважении, все-таки не барселонцы, что называется,
«по крови».

Теперь команда снова обрела сердце и капитана в лице Карлеса Пуйоля. А значит, будут и титулы. И замена жизненно важного органа все-таки удалась, через какие бы трудности не пришлось перешагнуть пациенту…

P.S. В 2003 году в столице Каталонии собрали
22371 подпись за то, чтобы «Барселона»
навечно закрепила за Хосепом Гвардьолой
номер «4».

Источник: Barcamania.ru Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
29 мая 2017, понедельник
Партнерский контент
Загрузка...
Лучший тренер сезона в РФПЛ - это...
Архив →