Виктор Гусев: хорошо, что у Гуса нет отчества
Текст: «Чемпионат»

Виктор Гусев: хорошо, что у Гуса нет отчества

Известный футбольный комментатор Виктор Гусев оценивает изменения, произошедшие в национальной сборной России с приходом на тренерский пост Гуса Хиддинка.
17 ноября 2006, пятница. 10:21. Футбол

Известный футбольный комментатор Виктор Гусев оценивает изменения,
произошедшие в национальной сборной России с приходом на тренерский пост Гуса
Хиддинка.

Хиддинк шел по салону возвращавшегося в Москву авиалайнера со стаканчиком
красного вина в руках, останавливаясь у каждого ряда кресел, чтобы сказать два
слова каждому из своих футболистов.

«Спасибо, голкипер. За победу!» Тост Гуса Хиддинка был односторонним: Игорь
Акинфеев, широко улыбнувшись в ответ, лишь щелкнул указательным пальцем по
пластиковому «бокалу» главного тренера. Добровольный сухой закон — ведь уже
завтра с ЦСКА на игру во Владивосток.

Позади пятый матч Хиддинка у руля нашей национальной команды. Итог
статистический, включая товарищескую игру с Латвией, — это три победы и две
ничьи при соотношении мячей 6:1. Анализ подбора игроков, тактических действий и
схем тоже самое время проводить, ведь год сборной завершен. Что, собственно, уже
делается, в том числе на соседних страницах. Для меня же в предложенной теме
«Гус и Русь» сегодня важно и другое.

При всем спектре интересных и точных тренерских решений, предопределивших исход
матча с македонцами, прежде всего впечатлил настрой сборной. Именно в этом
смысле я увидел в Скопье другую команду. На поле и вне его. Новую по духу. По
атмосфере. Которая, благо судьба командированного занесла меня в ту же
гостиницу, продолжала в последние несколько дней создаваться Хиддинком на моих
глазах. Именно создаваться, потому что просто так ничего не рождается.

Вот, скажем, другая сценка — опять на «алкогольную» тему, но ведь для нас это
всегда наглядно. Ведя беседу со своим помощником Корнеевым у стойки бара,
Хиддинк заказывает любимый кофе капучино. Корнеев без каких-либо колебаний берет
себе пиво, и разговор продолжается. Или вот картинка: за круглым столиком в
холле гостиницы сидит наш тренерский триумвират. Перед каждым по портативному
компьютеру. Такое ощущение, что Хиддинк, Бородюк и Корнеев играют в «морской
бой». Откликаясь на просьбу об интервью для Первого канала, Гус пересаживается в
соседнее кресло и сам «режиссирует» картинку: «Пусть на заднем плане будут Алекс
и Игорь». И, обернувшись, под хохот обоих добавляет: «А вы, ребята, уж сделайте
вид, что работаете.» Или вот еще. На тактическом занятии вместо привычной доски
с магнитами — несколько больших листов. Хиддинк заранее фломастерами нарисовал
схемы с подписями «Тит», «Арш» и так далее. Один за другим листы
переворачиваются, все четко и наглядно. Но вот последний, и тут уже ничего не
понятно: несколько «семерок» в столбик, рядом крупная надпись «Россия». Взмахом
руки «семерки» зачеркиваются. Да, это очки, набранные нашими соперниками, но
сейчас они абсолютно ничего не значат, ведь и эти, и те сыграли на матч больше
нас. Остается только «Россия», которая просто должна выиграть и взлететь вот
сюда, по стрелке — выше Англии.

Вроде бы пишу о каких-то совершенно естественных вещах, но вот нет же.

Потому что человек, лишенный самоиронии (а неожиданный вопрос, присуща ли она
русским, был первым, который задал мне Хиддинк при нашем знакомстве весной),
никогда не станет так шутить на телекамеру.

Потому что раньше бесчисленное количество раз видел попытки подстроиться под
вкус «главного»: как настроеньице, чего изволите? И заискивающее заглядывание в
глаза (абсолютно условных) «Семеныча» или «Иваныча».

Как же хорошо, что у Гуса нет отчества! А про листочки с фломастерами кто-то
может сказать: «Детский сад». И кто-то, предвижу, даже бросит резкое: «Клоун».

Хиддинк не обидится. Он сам затаскивает тяжелый чемодан и сумку в салон
командного автобуса. И четко видно, что этому 60-летнему человеку важнее еще раз
доказать самому себе свою хорошую физическую форму, чем поиграть в «царька». Да,
он может взорваться, когда ему не привезли так нужную для подготовки к матчу
видеокассету с игрой соперника. Но это, чьерт подьери, какой-то интеллигентный,
европейский гнев. Тем более совершенно объяснимый: он хочет, чтобы вокруг все
наконец-то стало эффективным и четким. И понятным.

Что касается последнего, то речь даже не о языке, который Гус не без труда
пытается выучить, а об элементарной человеческой логике решений и поступков.

Он пришел в чужой монастырь со своим уставом, и вдруг мы увидели, что вопреки
исконному смыслу русской пословицы для адекватно воспринимающих жизнь людей,
которыми пытается окружить себя голландец, устав оказался вполне приемлемым. И,
главное, действенным. Да, Хиддинк — «не наш», другой. Но ведь мы давно мечтали и
о других результатах.

И под конец вопрос: написал бы я сейчас то же самое, если бы наша сборная не
забила бы два красивых мяча на стадионе в Скопье? Если бы мы сыграли вничью или,
не дай бог, проиграли.

Нет, не написал бы. Ведь футбол — вещь жесткая. И отсутствие результата не может
иметь никакого оправдания. Тем более лежащего вот в такой, почти лирической,
плоскости.

Не написал бы, но даже тогда еще раз призвал бы болельщиков потерпеть и дать
время Хиддинку. А футбольных руководителей — не заколачивать ржавыми гвоздями
наглухо окно. Которое из Европы.

… Он шел по самолету, то и дело поднимая стаканчик с вином. А я думал о том,
что для глядящих на него во все глаза Шишкина, Ребко, Таранова первая в их жизни
взрослая сборная начинается вот с этого интеллигентного иностранца, который взял
и пригласил их в команду. С расчетом даже не на завтра — на послезавтра.
Заранее, чтобы привыкали и учились. Улыбаться, верить в себя, не комплексовать.
И хорошо делать свое дело.

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
25 апреля 2017, вторник
Партнерский контент
Загрузка...
Один матч дисквалификации для спартаковца Глушакова - это...
Архив →