Как "сдавали" матчи в СССР
Текст: «Чемпионат»

Как "сдавали" матчи в СССР

Известный футбольный арбитр Марк Рафалов вспоминает об этом в своей книге "Футбол оптом и в розницу", вышедшей в ЗАО "издательство "Вагриус"
25 ноября 2006, суббота. 11:20. Футбол
Известный футбольный арбитр Марк Рафалов вспоминает об этом в своей книге "Футбол оптом и в розницу", вышедшей в ЗАО "издательство "Вагриус"

О ПОЧЕТНОМ ПРИЗЕ ГАЗЕТЫ "ГУДОК"

Свой последний матч мне довелось проводить поздней осенью 1974 года в Кутаиси. Местное "Торпедо" играло с симферопольской "Таврией". Перед началом матча в судейскую комнату зашли тренеры и капитаны команд, кутаисские арбитры Карло Хурцидзе, Зураб Тодадзе, Тамаз Абутидзе. Мне преподнесли мяч с автографами игроков, тренеров, судей. Приятная, хотя и немного грустная, церемония расставания с любимым делом. Однако подошло время выходить на поле…

Для соперников это была последняя игра сезона, уже мало что решавшая. Когда мы уходили на перерыв, на табло светились нули.

Но едва матч возобновился, как совершенно неожиданно, без видимых причин в своей штрафной площади упал защитник "Таврии" и, как заправский вратарь, схватил мяч руками. Назначенный мною пенальти никто не оспаривал, и Джамал Херхадзе открыл счет. Прошло еще две минуты, и мяч снова навестил ворота крымчан. А когда до конца игры оставалось минут пятнадцать, Климов сильно пробил в сторону ворот, которые защищал Габелия. Мяч летел почти в руки вратарю. Однако голкипер повел себя крайне странно, бросившись в сторону… от него. Счет стал 2:1.

Когда мы покидали поле, я спросил одного из своих помощников, Игоря Захарова, не показались ли ему странными некоторые эпизоды матча. "Показались, – ответил Игорь, – но зачем это им понадобилось?"

Спустя несколько лет на весенних сборах в Сочи мы встретились с начальником симферопольской команды Анатолием Заяевым. Он-то и прояснил "странности" того прощального для меня матча. Все оказалось вульгарно и просто. Поскольку очки соперникам были уже не нужны, они договорились, что победу одержат хозяева поля, а в порядке компенсации "разрешат" гостям забить один ответный гол. Выяснилось, что, забив этот мяч, "Таврия" становилась лучшей командой по количеству забитых голов (74), ибо в этом случае опережала столичных железнодорожников, поразивших цели соперников (всего!) 73 раза. Совершив этот "подвиг", крымчане получали приз, учрежденный газетой "Гудок" для самой результативной команды.

О ВЫСОКИХ ПОКРОВИТЕЛЯХ

Не следует думать, что стремительно развивающийся теневой футбол не вызывал никакого противодействия. Докатывались сигналы тревоги и до партийных бонз, восседавших на Старой площади. Некоторые из них то ли по наивности, то ли по недомыслию, откровенно негодуя, бросались в мутные воды с целью изобличения новоявленных футбольных шулеров. Однако, по мере "следственных действий" натыкаясь на имена известных партийных и государственных деятелей, служивших, порой сами того не ведая, крышей для наглеющих дельцов, они быстро остывали.

В самом деле, за выступлениями киевлян и остальных украинских клубов внимательно присматривал член Политбюро ЦК КПСС и первый секретарь ЦК компартии Украины Виктор Васильевич Щербицкий; ташкентский "Пахтакор" не менее ретиво опекал занимавший аналогичные посты в Узбекистане Шараф Рашидович Рашидов; интересы бакинского "Нефтчи" бдительно оберегал имевший такие же должности Гейдар Алиевич Алиев. Почти все столичные клубы также имели надежные прикрытия…

О РАССЛЕДОВАНИИ МВД

Попытки разобраться с дельцами в середине 70-х годов предприняло даже МВД СССР: в его составе была образована специальная группа опытных следователей, возглавляемая майором Литвиновым.

В 1975 году в казахстанском городе Чимкенте проводился переходный финальный турнир команд, преуспевших во второй лиге. В те годы только самые завзятые "наивняки" делали вид, что не ведают, какими методами завоевывается место в футбольной элите. Перед игрой между "Янгиером" и "Даугавой" в номер к назначенному ее судить московскому арбитру Виктору Жаркову заявился вальяжный господин из Узбекистана. Без лишних экивоков он заявил, что в случае победы "Янгиера" судье будет вручена пачка ассигнаций на сумму, превышающую стоимость новеньких "Жигулей" (средняя зарплата в стране составляла тогда 120–130 рублей). Жарков решительно отверг предложенную ему мзду. "Даугава" тогда победила со счетом 3:2.

Спустя некоторое время мы узнали, что переговоры в гостиничном номере арбитра были записаны на видеопленку. Назревал скандал межреспубликанского значения. Однако вмешательство партийных небожителей, предложивших не поднимать бурю в стакане воды, остудило служебное рвение работников правоохранительных органов. Команда Литвинова вскоре была распущена, а ее начальник все же успел вынести пользу от проделанной его группой работы: он защитил диссертацию о борьбе с коррупцией в футболе. О ее практической пользе автор этих заметок не ведает.

О ПРОСПОРЕННОМ КОНЬЯКЕ КОЛОСКОВА

Ошеломляющую серию махинаций по закупке остро необходимых им для выживания в высшей лиге очков осуществили в 1985 году кутаисские торпедовцы. После первого круга они сумели обзавестись всего лишь восемью очками. Вылет из "высшего общества" казался неотвратимым. Однако на финише турнира автозаводцы предприняли невиданный спурт: в шести последних матчах они одержали пять побед и, набрав 10 очков из 12, заняли 11-е место при 18 участниках! В числе поверженных оказались даже чемпионы-85 – киевские динамовцы. Лишь алма-атинский "Кайрат", которому очки тоже были нужны позарез, сумел избежать соблазна и не пожелал играть в поддавки.

В футбольных кругах все знали о применяемой кутаисцами технологии. Корреспондент ТАСС Владимир Дворцов загодя называл начальнику Управления футбола (Колоскову. – Прим. ред.) результаты предстоящих матчей… Никакого впечатления… Настырный журналист перед матчем в Кутаиси между торпедовцами и киевлянами предложил руководителю союзного футбола пари: он уверял, что чемпионы страны "сольют" хозяевам поля очередных два очка. Чиновник продемонстрировал полное отсутствие культуры духа, заявив, что подобного быть не может. Пари он проиграл, но долг (всего-то одна бутылка коньяку) так и не вернул…

ОБ "ОЧЕРНИТЕЛЯХ"

10 декабря 1989 года ведущий популярнейшей передачи "Футбольное обозрение" Владимир Перетурин сообщил, что в минувшем сезоне только в высшей лиге махинаторы сгоняли около… сорока (!) договорных матчей (без малого 20%!). "Команды отдавали очки, может быть, торговали ими… Такого еще не было", – заключил свой монолог комментатор.

На головы инакомыслящих полились потоки брани. Один из активнейших деятелей, усиленно внедрявший в футбол "рыночные отношения" тренер киевских динамовцев Олег Базилевич, ничтоже сумняшеся заявил на страницах "Советского спорта": "У нашего футбола есть большой, годами завоеванный авторитет. И нельзя его подрывать, делить команды на "честные" и "нечестные", компрометировать домыслами известных специалистов целые коллективы… На мой взгляд, попыткам очернить работу большого отряда советских футболистов надо дать отпор".

Отпор "очернителям советского футбола" не заставил себя ждать.

Журналист Аркадий Галинский продолжал оставаться персоной нон грата, лишенной права на профессию. Его коллегу – всеобщего любимца и блистательного мастера публицистики Льва Филатова – вывели из состава редколлегии еженедельника "Футбол – хоккей", который он долгие годы возглавлял, будучи его главным редактором. Мало того, Филатова сделали… невыездным.

Такую же "меру пресечения" вознамерились применить и к главному редактору издательства "Физкультура и спорт" Валерию Винокурову. Неприязнь футбольных чиновников к Винокурову побудила их родить еще один курьез. Ведомство Колоскова отказало ему в аккредитации на чемпионате мира, проходившем в 1994 году в США. Главный редактор крупнейшего спортивного издательства страны, одновременно являвшийся обозревателем газеты "Труд", конечно, на чемпионат поехал. Но аккредитацию оргкомитета получил благодаря ходатайству… американских коллег!

О СЛАДКИХ ПАРОЧКАХ

В течение многих лет нарабатывались и утверждались порочные связи между определенными клубами, именовавшимися "сладкими парочками". Они без стыда и совести развлекались договорными матчами, зачастую вовлекая в свой порочный круг и другие команды. Далеко не всегда их вредоносные связи завершались ничейными матчами. По ходу чемпионата "высокие договаривающиеся стороны" могли внести в свои планы необходимые им коррективы. В таких случаях очки шли той команде, которая больше в них нуждалась.

В течение ряда лет в подобных "любовных связях" неоднократно уличались киевские динамовцы при проведении встреч с "Араратом", алма-атинским "Кайратом" и "Зенитом". Не избежали "греховных общений" и ЦСКА с тем же "Зенитом" при встрече между собой. Как я уже отмечал, с трогательной заботой относились обычно друг к другу и украинские клубы. Не брезговали подобными приемами и российские команды, в первую очередь игравшие в низших лигах.

О СПЕКТАКЛЕ ОВЧИННИКОВА И НАЙДЕНОВА

С особой нежностью общались друг с другом команды, руководимые Валерием Овчинниковым и Арсеном Найденовым. Апофеозом их любви стал матч между нижегородским "Локомотивом", возглавляемым Овчинниковым, и сочинской "Жемчужиной", которую тренировал Найденов. Состоялся он 10 ноября 1993 года. Это было в последнем туре чемпионата России.

Судивший ту встречу московский рефери Валентин Купряшкин и другие очевидцы рассказывали мне, что едва ли не с первых минут матча футболисты обеих команд после каждого игрового столкновения падали и катались по мерзлому нижегородскому полю, изображая сцены "умирания" с таким остервенением, что не поверить в их страдания было просто невозможно.

Благодаря подобным сценам, в которых самое деятельное участие принимала медицина, хитрецам удалось "убить" не одну минуту игрового времени. А нужно все это им было для того, чтобы поддерживать непрерывную связь с Волгоградом и Камышином, где в эти же минуты (так было предписано регламентом) играли находкинский "Океан" и владивостокский "Луч".

Оба дальневосточных клуба являлись главными соперниками участников нижегородского матча. Особый ажиотаж в том сезоне подогревался тем, что согласно регламенту высшую лигу, состоявшую из 18 команд, должны были покинуть четыре клуба. И если судьба двух последних мест была уже решена ("Асмарал" занимал последнюю, 18-ю строку в таблице, а на предпоследнем месте обосновался "Ростсельмаш"), то двух других неудачников должен был определить последний тур. У "Жемчужины" было 30 очков, у "Луча" – 29, а у нижегородцев и находкинцев – по 28. Зная этот расклад, читатель сам прекрасно разберется в ситуации, сложившейся накануне 10 ноября.

Когда в Волгограде и Камышине прозвучали финальные свистки, в Нижнем Новгороде благодаря артистически разыгрываемым игроками травмам игра еще продолжалась. Добившись такой методикой затяжки времени, ловкачи получили возможность выяснить результаты волжских "сражений". Оба матча там закончились поражениями дальневосточников. "Жемчужине" очки для спасения уже стали не нужны, и она с радостью оказала "благотворительную" помощь команде Овчинникова: при счете 1:1 нижегородцы на последних минутах закатили мячик в сочинские ворота и, набрав 30 очков, заняли аж 11-е место!

О ПРИЗНАНИЯХ ФУТБОЛИСТОВ

Олег Блохин в интервью, опубликованном "Комсомольской правдой" 24 ноября 1987 года, признался, что неоднократно участвовал в договорных играх. "А сколько их было?" – спросил интервьюер. "Не подсчитывал", – ответил один из сильнейших форвардов Европы.

Кричащее болью письмо адресовали в "Комсомольскую правду" четыре футболиста ростовского СКА весной 1989 года. С пронзительной откровенностью они поведали, как наставник команды П.Гусев склонял их к играм, результаты которых были загодя расписаны. После сенсационной публикации (11.03.89) в Ростов из Москвы незамедлительно была заслана "группа быстрого реагирования", состоявшая из нескольких "настоящих полковников". "Настоящие" свое дело, видимо, знали туго: ребят припугнули, и дело было замято.

Популярный в прошлом защитник московского "Спартака" Евгений Ловчев, став тренером, вскоре разочаровался и оставил большой футбол. В интервью "Рабочей трибуне" (06.03.90) он заявил: "Исход многих поединков оговаривался заранее в тиши кабинетов… Окончательно понял: система отношений в футболе основана на ханжестве, лицемерии, фальши".

Ведущий форвард донецкого "Шахтера" Виталий Старухин признавался корреспонденту журнала "Спортивные игры" (№ 5, 1990), что неоднократно вынужден был участвовать в матчах своей команды против киевлян и знал, что по указанию "сверху" очки необходимо отдавать.

Еженедельник "Футбольный курьер" в № 16 (апрель 1992 г.) обнародовал признания армейца Дмитрия Кузнецова, которому накануне игры с харьковским "Металлистом" предлагали двести тысяч рублей, чтобы он "не очень надрывался" в защите своих ворот.

В марте 1992 года тренер "Уралмаша" Николай Агафонов признался, что ему не раз предлагали деньги за отданные очки ("Футбол", 15.03.92).

Оглушительную сенсацию в 1992 году сотворил один из лучших отечественных тренеров Павел Садырин, сообщив на пресс-конференции ошарашенным журналистам, что футболисты ЦСКА и нижегородского "Локомотива" получали деньги (10 миллионов рублей!) от владикавказских спартаковцев за "одолженные" им очки.

Аналогичную информацию обнародовал в "Футболе" 27 декабря 1992 года Виктор Онопко, сообщив, что только в сезоне 1992 года соперники "Спартака" четырежды (!) засылали в команду "инкассаторов" для закупки очков.

Даже обычно сдержанного Льва Яшина прорвало. Когда его спросили о разгуле договорного футбола, великий вратарь с нескрываемой горечью заявил: "Договорные игры не миновали даже детские команды" (Справочник-календарь "Московской правды" за 1988 г.).

О РЕАКЦИИ ФУТБОЛЬНЫХ НАЧАЛЬНИКОВ

В моих архивах хранятся письменные признания и откровения о договорном бизнесе десятков уважаемых мастеров футбола: Сергея Юрана и Сергея Андреева, Александра Бубнова и Бориса Игнатьева… Я мог бы бесконечно продолжать этот скорбный список.

Но самое ужасное в другом: за все годы ни единого раза люди, приставленные руководить футболом, обеспечивать его нравственное здоровье, не проявили к печатным публикациям тренеров, футболистов, судей ни малейшего внимания. Голоса отважившихся на откровения ни разу не послужили поводом для служебного разбирательства. Вельможным молчанием отзывались на все эти крики совести кабинеты футбольных чиновников.

О СТАТЬЕ УГОЛОВНОГО КОДЕКСА

В одной из своих работ, опубликованной "Литературной газетой" 21 февраля 1990 года, о деградации нашего футбола, утопающего в грязи договорного бизнеса, Аркадий Галинский, в частности, писал:

"…За махинациями коллегиального (и вместе с тем надежно скрытого от глаз общественности) клубного руководства надзора у нас в государственном масштабе по сию пору нет… Хочется, чтобы руководители клубов почувствовали свою ответственность перед законом. Но никаких законов, направленных против закулисных футбольных дельцов, у нас не было и нет".

Минуло с той публикации Галинского много лет. И вот, казалось, сбылась мечта мэтра. С 1 января 1997 года вступил в силу новый Уголовный кодекс РФ. Впервые в нем появилась статья 184, квалифицирующая подкуп участников и организаторов спортивных соревнований как уголовное преступление.

В указанной статье, в частности, говорится об ответственности за "подкуп спортсменов, спортивных судей, тренеров, руководителей команд и других участников или организаторов профессиональных спортивных соревнований …в целях оказания влияния на результаты этих соревнований".

Наверное, прочитав эти строки, порадовался бы вместе с нами и Аркадий Романович. Но его уже нет. А тем временем пролетело больше девяти лет со дня рождения статьи 184 УК РФ. Но она ни единого раза не напомнила о себе! Ни единого раза!
Источник: Советский спорт
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
10 декабря 2016, суббота
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →