Олег Романцев: никогда не зарекайся
Текст:

Олег Романцев: никогда не зарекайся

Олег Романцев, который ушел в отставку с поста главного тренера московского "Динамо" 16 мая, дал первое с тех пор интервью.
26 июля 2005, вторник. 09:27. Футбол
Романцев дома. Отдыхает. Отпустил небольшую бороду. Поменял номер мобильника, известный теперь только самым близким. Сидит в своей квартире на Остоженке, много читает, не пропускает ни одной футбольной телетрансляции. Два-три раза в неделю ездит на Варшавку, на стадион "Труд", к своему старому другу Назару Петросяну погонять мяч. Иногда выбирается с Юрием Васильковым под Калугу порыбачить. Такая вот неспешная, нетренерская жизнь.

За шесть лет нашей совместной работы в "Спартаке", в сборной и в "Динамо" таким спокойным, размеренным я его никогда не видел. И говорит он каким-то равнодушным голосом, в котором нет-нет да проскальзывают нотки усталости, чего за ним прежде не замечалось. Так обычно ведут себя люди, в чем-то неожиданно разочаровавшиеся. Но и затворником, отшельником он мне не показался. Все-таки это Романцев, который никогда и ни при каких обстоятельствах не привык проигрывать. Чему всю свою тренерскую жизнь старался учить и других.

- Не устали отдыхать-то, Олег Иванович? - интересуюсь у хозяина, любезно протягивающего мне чашку своего любимого зеленого чая.
- Представьте, нет, - затягивается сигаретой Романцев. - Все-таки почти двадцать три года без отпуска.

- А как же законный - кзотовский в декабре?
- Декабрь у тренера, если хотите знать, самый сумасшедший месяц. Нужно план предсезонной подготовки доверстать, со сборами окончательно определиться, с игроками разобраться - с кем расставаться, кого приглашать. Словом, голова постоянно делами забита. Какой здесь отпуск! Вот сейчас можно спокойно расслабиться, ни о чем не думать.

- Так уж и ни о чем. А о будущей работе? Или вы решили с тренерством завязать?
- Не дождутся. Но все конкретные предложения начну рассматривать не раньше первого декабря.

- Стало быть, сейчас никаких переговоров не ведете. А как же слухи, что вы в Саудовскую Аравию по этому поводу летали?
- Вы же сами сказали, что это слухи. Тогда зачем же их обсуждать? Вот предложения, скрывать не буду, поступают. Причем весьма интересные.

- Откуда?
- Отовсюду. За годы работы в "Спартаке" и в сборной успел познакомиться со многими уважаемыми, интересными в футбольном мире людьми. Сейчас вот они звонят, интересуются моими планами, предлагают работу.

- В Европе?
- В том числе. Но пока более конкретно речь идет о Китае, Корее, Японии.

- Помнится, уже был момент, когда вы хотели попробовать себя за границей.
- Было дело. В начале девяностых меня пригласили на переговоры в Ла-Корунью. "Депортиво" в тот момент из второго дивизиона в высший перебрался. И президент клуба очень хотел, чтобы именно я продолжил в нем работу. Признаюсь, мне тогда все понравилось - сердечный прием, роскошный контракт, симпатичная команда.

- Что же не остались, незнание языка смущало?
- Не в этом дело - язык потихоньку выучил бы. Просто с каждым днем пребывания в Испании все больше и больше тянуло в Тарасовку. К тому же чувствовал, что как тренер не все еще сумел сделать в российском футболе. Словом, к концу второй недели сказал себе - все. Извинился перед гостеприимными испанцами и пулей понесся домой.

- Вы вообще-то человек домашний, не так ли?
- Скорее да. Люблю привычное окружение, знакомую обстановку, чтобы ничто не отвлекало, не раздражало. Я в Тарасовке, на базе, в своей старой комнате мог с закрытыми глазами любую вещь отыскать. И это рождало ощущение уверенности, покоя, сознание того, что ты у себя дома. Да и общаться стараюсь по возможности с теми, кого хорошо знаю.

- Это чувствуется. Придя в "Динамо", вы говорили, что решились на этот шаг еще и потому, что там трудились те, кого уже хорошо знали по прежней совместной работе. Насколько это было в тот момент важно?
- Выбор помощников для главного тренера - момент чрезвычайно ответственный. Извините за сравнение, но он сродни тому, как подбираешь напарников, с которыми предстоит идти в разведку. Поэтому всегда старался, чтобы меня окружали надежные, проверенные люди, которые бы относились к делу так же, как и я. В "Динамо" такими людьми были Заварзин, Васильков, Коля Ларин, Львов. С Андреем Кобелевым тоже знаком давно...

- На этот раз ни в ком не ошиблись?
- Можно сказать, почти.

- На новое место работы тоже отправитесь с теми, кого уже успели хорошо узнать?
- Обязательно. Это станет одним из условий при подписании будущего контракта.

- Исходя из чего сделаете окончательный выбор? Географическое расположение страны сыграет какую-то роль?
- Незначительную. И только в той степени, какого уровня в ней футбол. Гораздо важнее для меня другое - какие задачи поставят передо мной новые хозяева, насколько реально их будет осуществить и, самое главное, будет ли предоставлена мне полная самостоятельность. Больше на роль спасателя не соглашусь. Не хочу повторения динамовской истории.

 - Вы имеете в виду концовку прошлого сезона?
- Только отчасти. Ведь вначале дал согласие на работу в "Динамо" исключительно в качестве тренера-консультанта. Но когда за три тура до конца команда оказалась в критическом положении, Федорычев и Заварзин все-таки убедили меня возглавить ее. Оставались тяжелейшие матчи: в гостях с набравшим ход "Ротором", с ведущим чемпионскую гонку ЦСКА и прилично выглядевшим по осени "Спартаком". Но я дал согласие, хотя прекрасно понимал всю степень риска. Ведь можно было легко войти в историю как тренер, с которым клуб с такими традициями, никогда не покидавший высшую лигу, наконец-то это сделал.

- Да уж, помнится, ситуация была не из простых. Но и Романцев, и игроки с честью вышли из нее. Не появилась тогда надежда, что вы пришли в команду, с которой можно вновь подняться на вершину?
- Появилась. Тем более что Федорычев заявил о стремлении создать клуб европейского уровня. А я по натуре максималист. И засучил рукава. Уверенности придавало и то, что мне постоянно говорили: "Олег Иванович, мы даем вам карт-бланш, работайте". В декабре даже по ночами кассеты крутил - возможных новичков просматривал, постоянно с агентами общался, с игроками беседовал. Понимал - самое главное на этом этапе комплектование. А уж исходя из его результатов и можно будет выстраивать будущую игру. В итоге представил руководству список примерно из сорока футболистов, которых бы хотел видеть в команде. Вносились они в список по степени важности и необходимости. Если располагавшегося на верхней строчке игрока из-за цены или еще по каким-то причинам приобрести не удавалось, то на его место автоматически должен был передвигаться следующий.

- Если не секрет, с кем же вы рассчитывали работать?
- Нет здесь никакого секрета. Команду я собирался создавать в основном из российских игроков. Поэтому очень хотел прихода Семака, Бояринцева, Семшова, Колодина, Самедова, Павленко, с которыми разговаривал. Судя по масштабам нынешних динамовских приобретений, деньги на них вполне могли бы найтись. Преимущество такого варианта селекции состояло в том, что всех тех, кого хотел видеть в новом "Динамо", уже хорошо знал. С одними работал в клубе, с другими - в сборной. Плюс в будущем можно было бы не ломать голову над тем, как избежать лимита легионеров.

- Вы их в новой команде вообще не видели?
- Почему же. Двух-трех вполне хватило бы. Хотел из "Сатурна" Жана с Кински пригласить. Они в тех списках были. Да и уже имеющиеся могли бы помочь. Те же Менди, Гьян, Танасьевич.

- Какова была реакция на ваши предложения?
- Руководство их внимательно изучало, кивало головой, но конкретно ничего не говорило. Я же считал, что со временем все решится, ждал, надеялся. Иного выхода не было. И любой тренер повел бы себя точно так же. Ведь последнее слово должны говорить те, кто платит деньги.

- А на турецкий сбор прибыли первые португальцы...
- До этого я о них вообще ничего не слышал. Признаюсь, португальский футбол мне никогда особенно не нравился. Даже победа "Порту" в финале Лиги чемпионов не дала повода восхищаться его игрой. Отдельные футболисты, как Манише и Коштинья, конечно, мастера классные. И это действительно разумное и стоящее приобретение.

- Но зимой в вашем распоряжении оказались другие игроки.
- Вот это и насторожило. Фактически меня поставили перед фактом - работать придется только с теми, кого считает нужным видеть в команде руководство.

- Считаете, что уровень купленных новичков был не очень высоким?
- Не хочу этой темы касаться - не слишком этично. Все они уже достаточно поиграли, чтобы каждый мог дать им свою собственную оценку. Я же довольно быстро понял, что в силу своего менталитета португальцы просто не привыкли к той работе, которую обычно требую на сборах. Стоило чуть повысить нагрузки, как кто-то из них выбывал, ссылаясь на какие-то старые болячки. Чтобы избежать этого, приходилось исключать из занятий прыжковые, скоростно-силовые упражнения. Я ведь не мог предлагать футболистам разные тренировочные программы.

- Были и еще какие-то проблемы?
- Были. Португальцы привыкли к футболу, основанному на технике и импровизации. Я же всегда брал за основу командную игру с отдельными элементами импровизации. Когда же понял, что переучивать их - занятие бесполезное, то попытался сделать акцент на использование лучших качеств каждого. Где-то это удавалось и приносило результат, где-то - не срабатывало. Но согласитесь, вряд ли многого может добиться команда, в которой часть игроков воспринимает футбол совсем не так, как ее тренер.

- Это стало главной причиной невозможности продолжения работы в "Динамо"?
- Именно. И приглашение в команду бразильского тренера Вортманна в этой ситуации выглядит стратегически правильным шагом. Возможно, ему проще будет найти общий язык с легионерами.

- В отличие от Романцева, который, как считают некоторые, не умеет этого делать?
- Я не нахожу общего языка только с теми, кто не принимает моего футбола. В свое время в "Спартаке" играли Робсон, Маркао, Тчуйсе, Митрески - и мы понимали друг друга с полуслова. А вот с Кебе было действительно сложно. Хотя в способностях ему не откажешь.

- Вы принадлежите к числу тех, кто считает засилье иностранцев в российском футболе одной из его проблем?
- Если они уровня Роналдинью или на худой конец Ривалдо, то такие только украсят наш футбол. Надо брать исключительно игроков высокого уровня, появление которых действительно принесет пользу тем, кто рядом с ними играет, и порадует болельщиков.

- Кого из легионеров, ныне выступающих в России, вы таковыми считаете?
- Лиму из "Локомотива", армейцев Карвалью и Вагнера Лав, Жана из "Сатурна", Кингстона из "Крыльев". О Манише и Коштинье я уже говорил. Если кого-то и забыл, то, может, одного-двух, не больше. Остальные относятся к категории средних игроков и в большинстве своем засоряют наш футбол, лишая возможности заиграть молодых российских футболистов. В прошлом сезоне мне очень нравился спартаковец Самедов, а в этом он перестал попадать в спартаковский состав. Нечасто выходит на поле и Павленко. Боюсь, что может закиснуть в "Динамо" очень талантливый Сергей Кузнецов.

- Но согласитесь, что по весне его игра не слишком впечатляла.
- Возможно, он выглядел не так ярко, как на сборах. Но ведь нужно учитывать, что в восемнадцать сразу всего и не покажешь. Да и дебютировать в команде, которая только создается, чрезвычайно сложно. Вспомните, как смеялись надо мной, когда в свое время ставил в "Спартаке" Кулькова, Карпина, Попова. А я знал, что эти ребята с большим будущим. И жизнь подтвердила - время работы с ними не оказалось потерянным.

- А время, проведенное в "Сатурне" и "Динамо"?
- Здесь как раз все наоборот. В творческом плане оно ничего не принесло. А вот что касается жизненного опыта, то я многое приобрел. Понял, что могу работать и давать результат только в той команде, где полностью самостоятелен в решении всех футбольных вопросов. А также независим от прихотей хозяев.

- Насколько я помню, подобный вариант был в свое время в "Спартаке", который стабильно побеждал в российском первенстве и был на виду в Лиге чемпионов.
- Так оно и было до того печального момента, пока там не произошли структурные перемены. После чего новые руководители стали вмешиваться в вопросы комплектования, определения состава. Хотя до этого "Спартак" добивался своего, покупая не так уж много игроков. И заметьте, при этом почти не ошибался.

- Может, не много покупали потому, что с деньгами было в ту пору негусто? Сейчас вот в российском футболе крутятся сотни миллионов долларов. Как считаете, для него это благо?
- Только в том случае, если они грамотно вкладываются. Уверен, что деньги должны идти в большей степени на выращивание своих воспитанников, а не на покупку легионеров. И здесь многое зависит от профессионализма президента клуба, от его полного взаимодействия с тем, кому он доверил команду. Ведь не случайно, что сегодня лицо нашего футбола определяют ЦСКА и "Локомотив", в которых четко просматривается практически идеальное взаимодействие Евгения Гинера с Валерием Газзаевым и Валерия Филатова с Юрием Семиным, а теперь и Владимиром Эштрековым. Обратите внимание, как грамотно они ведут селекционную политику. И футболистов ведь берут в соответствии со своим игровым стилем. Причем хорошего класса.

- Значит, наличие классных игроков в команде - гарантия ее высоких результатов?
- Совершенно не обязательно. Помните, чем закончился для сборной Франции чемпионат мира 2002 года? Она не одержала ни одной победы, не забила ни одного мяча и не вышла из группы. А какие звезды там играли - Зидан, Виейра, Анри, Трезеге, Бартез! И в то же время беззвездные греки выиграли европейское первенство в Португалии. Почему? Да все просто - в одной команде каждый футболист был сам по себе, а в другой - собрался коллектив, объединенный одной целью. Счастлив, что в свое время "Спартак" был именно таким коллективом, что и помогало побеждать в чемпионатах.

- За нынешним первенством внимательно следите? - киваю на лежащий на столе "Спорт-Экспресс".
- Очень. Восхищен ЦСКА. При таких нагрузках на самых разных фронтах команде удается показывать стабильный футбол хорошего качества! По собственному опыту знаю, как непросто в таком положении сохранять форму. Это признак истинного класса. Газзаев не просто сумел собрать отличных футболистов, но и знает, как с ними работать.

- Не доказательство ли это того, что в нашем футболе российские тренеры быстрее добьются настоящих побед, чем зарубежные?
- Поймите, мне не очень удобно говорить на эту тему. Никогда не обсуждал и не буду обсуждать квалификацию коллег. А ответом на ваш вопрос мог бы стать хотя бы один большой результат, достигнутый приезжим тренером.

- А как же серебро Петржелы?
- Я говорил про большой результат. Лично для меня второе место всегда было неудачей.

- В начале нашей беседы, обсуждая будущие планы, вы говорили в основном о работе за рубежом. Означает ли это, что в России тренер Романцев больше работать не собирается?
- Знаете, есть одно очень мудрое высказывание - никогда не зарекайся. Скажу лишь, что жизнь после расставания со "Спартаком" меня многому научила. И теперь ко всему, что связано с российским футболом, стану относиться с особой осторожностью. Не зря Константин Иванович Бесков как-то сказал, что в футбол наш пришло сегодня слишком много дилетантов.
Источник: Спорт-экспресс
Оцените работу журналиста
Голосов:
27 сентября 2016, вторник
Какой гол стал самым красивым в 8-м туре РФПЛ?
Архив →