До 10 000 рублей каждому на первый депозит! Получить!
Текст: «Чемпионат»

Войцех Ковалевски: извинения Гьяна не принимаю

Футбольный сезон для голкипера московского "Спартака" Войцеха Ковалевски завершился в Раменском, где он получил сотрясение мозга в столкновении с нападающим "Сатурна" Баффуром Гьяном.
29 ноября 2006, среда. 09:16 Футбол

Футбольный сезон для голкипера московского «Спартака» Войцеха Ковалевски
завершился в Раменском, где он получил сотрясение мозга в столкновении с
нападающим «Сатурна» Баффуром Гьяном. 

— Вы довольны тем, что команда завоевала серебряные медали?
— Честно говоря, в прошлом году по поводу второго места у нас было больше
радости. Хотя тогда и ситуация была иная — наши болельщики очень соскучились по
еврокубкам. До сих пор помню те сумасшедшие эмоции. А сейчас…

— А что сейчас?
— Внешние факторы вроде настроя, невезения или плохой погоды — все это отмазки
для слабаков. Футбол — игра ошибок. Мы просто допустили больше ошибок, чем ЦСКА.

— Нынешний чемпионат вас чем-то удивил?
— Я в футболе почти 20 лет, в России играю уже четвертый сезон. Меня сложно
удивить… Пожалуй, это был самый скандальный чемпионат за последнее время. В
прессе все время были намеки на какие-то нарушения. Знаю, эту проблему сейчас
рассматривают на высшем уровне. Это правильно, надо с этим бороться. В Польше
несколько лет назад полиция организовала провокацию: подставной человек
предложил судье деньги. Тот взял, ну а потом пошло-поехало. Криминальную систему
понемногу начали разоблачать. До сих пор следствие ведется. Противники fair play
везде находятся…

— Кстати, о fair play. Насколько серьезна травма, нанесенная вам нападающим
«Сатурна» Гьяном?

— У меня сотрясение мозга. Хочу сказать, что я не принимаю его извинений. Это
как вообще, нормально? Человек умышленно нанес мне удар, а потом устроил целое
шоу: приехал вместе с журналистами в больницу, прощения просил. Я вот сейчас
разгонюсь под 150 км/ч, собью пешехода, а потом выйду из машины: «Извини, брат,
так получилось». В этом смысле я очень принципиальный. Если вижу, что человек не
уважает своих партнеров по игре, он сразу падает в моих глазах. И не надо
приписывать мне расизм. То, что Гьян — чернокожий, тут абсолютно ни при чем.

— То, что этот эпизод мог вам стоить очень дорого, в голову не приходило?

— О плохом думать — последнее дело. Хотя, когда я увидел повтор того момента по
телевизору, сразу вспомнил: Хант точно так же врезался во вратаря «Челси» Петера
Чеха. Вот только у меня голова покрепче оказалась (улыбается).

— Вы упомянули про расизм. Доводилось с ним сталкиваться?
— Помню, когда я играл за донецкий «Шахтер», встретил как-то после матча таких
ребят. Они приняли меня за своего — я ведь тоже лысый. Говорят, мол, не хочешь с
нами в драке поучаствовать? Ясное дело, я их послал куда подальше. Эти люди
просто прикрываются идеей расизма, чтобы выплеснуть свою агрессию на невинных.
Расизм — всего лишь отговорка для жестокости.

— Вы играли в родной Польше, на Украине, теперь — в России. Где чувствуете
себя комфортнее?

— Конечно, в Польше, в нашем деревенском доме все-таки спокойнее. Я особенно
часто стал задумываться о безопасности после теракта в московском метро. До
этого запросто в подземке ездил. Но потом сам перестал и жене запретил. А по
большому счету мне везде хорошо. Люди-то повсюду одинаковые, надо только с ними
общий язык находить.

— В России вас тоже полюбили. В опросах болельщиков лучшим игроком регулярно
становитесь...

— Болельщики «Спартака» — это вообще отдельная история. Я нигде еще не видел
таких классных, преданных фанов. Скажем, после вызова в сборную я не попал в
стартовый состав команды на матч с «Мальоркой» в Кубке УЕФА. В перерыве пробегаю
мимо трибуны — на душе плохо, кошки скребут. И вдруг слышу столько теплых
слов… Тогда я понял: все это — мое.

— Но по родной польской кухне все-таки скучаете?
— Да, от настоящей краковской колбасы не отказался бы.

— В феврале прошлого года вы стали папой...
— Мише еще года нет, а он у нас уже спецназовец просто. Такой шустрый! Коллектив
очень любит — когда вокруг все шумно и весело.

— Эта черта у сына от вас?
— Да, я тоже люблю компанию. Но не тусовки — возраст уже не тот (смеется). Года
четыре с супругой Анной на дискотеке не были. Сейчас для меня каждый выход на
стадион — уже само по себе тусовка! Вполне хватает. Да и первый-то раз на
дискотеке я оказался только после школьного выпускного. Там влюбился в девушку,
но не в Аню. То была разминка. Потом еще немного поразминался и встретил
настоящее чувство — свою жену.

— В Польше у вас была своя рок-группа...
— Ну, у нашей группы даже названия не было. Просто любили слушать с друзьями «Металлику»
и пытались создать что-то подобное. Может, мы когда-нибудь еще сыграем.

— Говорят, на родине вы организовали благотворительный футбольный турнир?
— Семь лет назад двое моих друзей предложили мне устроить такие соревнования. А
год назад мы создали спортивное общество «Спартакус» — как символ честной борьбы
за честную идею. 17 декабря пройдет уже седьмой турнир по счету. Там у нас все
серьезно, даже ТВ-трансляция будет. Считаю, если есть возможность помочь
кому-то, это надо обязательно делать. А иначе зачем жить?

Источник: Известия Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
18 октября 2017, среда
Партнерский контент