Андрей Тихонов: в первую лигу больше не вернусь
Текст: «Чемпионат»

Андрей Тихонов: в первую лигу больше не вернусь

Полузащитник "Химок" Андрей Тихонов уже второй год подряд признается ПФЛ лучшим игроком первого дивизиона. В минувшем сезоне командные и личные успехи сошлись воедино: "Химки" — в элите, Тихонов вновь лучший!
1 декабря 2006, пятница. 09:32 Футбол

Полузащитник «Химок» Андрей Тихонов уже второй год подряд признается ПФЛ лучшим
игроком первого дивизиона. В прошлом году признание тренеров и футболистов стало
для экс-спартаковца слабым утешением — подмосковному клубу так и не удалось
пробиться в Премьер-лигу. В минувшем сезоне командные и личные успехи сошлись
воедино: «Химки» — в элите, Тихонов вновь лучший!

В ЭЛИТЕ ИНТЕРЕСНЕЕ

— Весь ноябрь вы только и делаете, что принимаете поздравления: с выходом в
Премьер-лигу, с «малыми» золотыми медалями, с признанием ПФЛ лучшим
полузащитником и игроком первого дивизиона. Футбольный сезон удался, лучше не
придумаешь?
— Конечно, удался. И прежде всего из-за того, что моя команда вышла в
Премьер-лигу. А то, что стал лучшим полузащитником и игроком первого дивизиона,
уже вторично. Я не могу судить, насколько заслуживаю этих званий, но раз уж
тренеры и футболисты выбрали именно меня, то, наверное, все объективно. Приятно
и то, что я уже второй год подряд становлюсь лучшим футболистом дивизиона.

— С первым дивизионом прощаетесь без сожаления?
— Само собой, надеюсь, что туда больше не вернусь. В Премьер-лиге на порядок
меньше игр и перелетов, наверняка будет чуть больше свободного времени, которое
можно провести с семьей. Разница между двумя нашими лигами большая — начиная от
уровня соперников и заканчивая гостиницами и стадионами. Не говоря уже о том,
что в элите гораздо интереснее. Я же играл там, могу все сравнить.

— Андрей, на днях вы продлили контракт с «Химками» еще на два года, хотя до
этого планировали подписать соглашение на год. Вас кто-то уговорил или вы
самостоятельно изменили решение?
—Все намного проще. Пообщавшись с Владимиром Владимировичем Стрельченко,
президентом «Химок», мы пришли к такому решению, что контракт лучше продлить на
два года. Тогда у меня будет возможность сыграть на новом стадионе клуба,
который откроется в 2008 году. Не знаю, получится или нет. Самое главное, что
руководители «Химок» хотят и дальше видеть меня в своей команде.

— А кто вам помогает в решении контрактных вопросов? Есть ли у вас агент?

— Агента у меня нет, все подобные вопросы я всегда решал сам. Сейчас стал
сотрудничать с Германом Ткаченко, после консультации с которым и принял решение.
Мы с Германом Владимировичем в очень близких отношениях. Он мне по-дружески
помог в решении контрактных вопросов.

Я ЕЩЕ НЕ НАЕЛСЯ ФУТБОЛОМ

— Вы единственный полевой игрок в первом дивизионе, кто отыграл все 42 матча
турнира без единой замены. С физическим состоянием проблем у вас нет. А как с
эмоциями?
— Точно так же. Они, наоборот, захлестывают. Если бы «Химки» по итогам
сезона финишировали где-то в середине таблицы, никаких чувств у меня не было бы.
А когда ты борешься за первое место и путевку в высшую лигу, эмоции сами по себе
возникают. Впрочем, я не привык играть без эмоций. Зачем играть в футбол, если
выходить на поле без души?! Значит, пора заканчивать с карьерой.

— Скажите, можно ли объяснить «феномен Тихонова» тем, что в профессиональный
футбол вы попали только в 22 года?

— Может быть. Хотя не думаю, что, начни я карьеру раньше, сейчас успел бы
«наестся» футболом. Да я вообще не думаю, что в 35-36 лет нужно обязательно
вешать бутсы на гвоздь. Надеюсь, мой пример покажет футболистам, что и в этом
возрасте можно хорошо играть в футбол. С другой стороны, я не совсем согласен с
тем, что поздно стал профессионалом. 22 года — это более или менее зрелый
возраст для того, чтобы на уровне играть в высшем дивизионе и в еврокубках. К
этому возрасту у мужчин окончательно формируется организм, человек становится
сознательнее, что помогает избежать каких-то глупостей. А в 18-20 лет у нас мало
кому удается выйти на такой уровень.

— Сергей Овчинников в шутку или всерьез как-то сказал, что не уходит из
футбола потому, что не достроил дом. У вас какие стимулы остаться в футболе?
— Моя семья, два сына — разве это не стимул? Хочется получать хорошие деньги
и жить достойно. Не думаю, что кто-то из игроков сейчас может искренне заявить,
что он альтруист и играет не за деньги, а только за любовь к футболу. У каждого
из нас есть свои идеи, которые мы хотим воплотить в жизнь. Я не исключение, у
меня есть свои цели в жизни. Для одного — строительство дома, для другого —
покупка квартиры. Но это все как-то приземленно. Понятно, что если человек
играет на хорошем уровне, он получает приличные деньги и может себе позволить
купить, к примеру, дом на испанском побережье. Я же мечтаю о том, чтобы мои
сыновья стали хотя бы хорошими футболистами.

— От многих игроков приходилось слышать обратное: дескать, труд футболиста
слишком тяжел, детям хочется пожелать что-нибудь более простое.
— Интересно. Я считаю, что моя карьера сложилась очень удачно, и хотелось
бы, чтобы и мои дети пошли по моим стопам. А кто говорит обратное… Видимо, они
мало чего добились в футболе, потратили много здоровья, не получили отдачи в
виде побед и, естественно, не хотят, чтобы и их дети столкнулись с этим же.

НОСТАЛЬГИЯ ПРОШЛА

— У вас в футболе было немало побед. Последняя, с «Химками», как-то сравнима с
чемпионскими титулами, завоеванными в «Спартаке»?
— Думаю, да. Когда я выступал за «Спартак», у нас была настолько сильная
команда, что любое другое место, кроме первого, считалось неудачей, привыкли
побеждать. Победы были для «Спартака» будничным явлением. В «Химках» же все
иначе: команда никогда не выступала в элитном дивизионе, и выигрыш «малых»
золотых медалей можно сравнить с подвигом. Точно так же, как и завоевание
бронзовых медалей «Крыльями Советов» в 2004 году. Для Самары это было большим
достижением. Вполне возможно, что в ближайшее время «Крылья» вряд ли смогут
повторить тот успех. И еще один момент: я давно не выигрывал чемпионат. Пусть
даже мы выиграли турнир в первом дивизионе, становиться лучшими всегда приятно.
Вспоминаются эмоции, которые когда-то испытывал в «Спартаке».

— А какой из восьми чемпионских титулов в «Спартаке» вы бы могли назвать
небудничным?
— Наверное, чемпионство 1996 года. На «Спартак», если помните, тогда никто
не ставил, но мы своим молодежным составом сумели всех удивить и выиграть
«золото».

— 16 ноября этого года исполнилось ровно десять лет с победы в дополнительном
матче в Санкт-Петербурге, в котором вы забили «золотой гол». Вы как-то отмечали
это событие?
— Нет, особых торжеств не было. С утра мне позвонил Егор Титов и напомнил о
том матче и «золотом голе». А потом поздравил мой друг из Санкт-Петербурга —
Павел. Мы с ним общаемся уже много лет, еще с тех пор, когда я играл за
«Спартак». Паша сам является спартаковским болельщиком, хотя живет в Питере.

— Есть ностальгия по временам, когда выступали за «Спартак»?
— Наверное, она уже прошла. У меня такой принцип — живу сегодняшним днем. Просто
вы спросили о тех днях, я о них с удовольствием вспомнил. О моем спартаковском
прошлом мне больше всего журналисты напоминают.

— Вас это не обижает, вы ведь сейчас защищаете цвета «Химок», но при этом
большинство вопросов в ваших интервью связаны со «Спартаком»?
— Значит, я сделал для «Спартака» что-то важное и оставил о себе хорошую
память. И пусть я уже давно не в команде, фамилия футболиста Тихонова у людей
ассоциируется именно со «Спартаком».

— Скажите, а была ли у вас возможность вернуться в «Спартак»? Еще при
Червиченко ходило много слухов по этому поводу.

— Возможность была, только не смогу точно вспомнить, в каком году. Все вопросы
решали между собой президенты «Спартака» и «Крыльев» — Герман Ткаченко и Андрей
Червиченко.

— Не жалеете, что не удалось вернуться в «Спартак»?
— Наверное, нет. В Самаре я провел неплохие годы, поработал с Александром
Тархановым и Гаджи Гаджиевым, выиграл «бронзу», познакомился с Германом Ткаченко
и со многими людьми, которых всегда буду с большой теплотой вспоминать. Теперь
вот с «Химками» добился успеха в первом дивизионе, и, опять-таки, меня тут все
устраивает. Познакомился с губернатором Подмосковья Борисом Громовым, не говоря
уже о руководителях клуба — Владимире Стрельченко и Михаиле Щеглове. Да и в
«Спартаке» от той команды, в которой я выступал, осталось не так много игроков.
И есть ли смысл жалеть о том, что не случилось? Тем более что я точно не знаю,
было ли у Червиченко желание меня вернуть или это была пиар-акция. Знаю только
одно: стороны не договорились по финансам.

— С именем Червиченко у спартаковских болельщиков связаны не самые приятные
воспоминания. Вам же в прошлом году довелось с ним поработать в «Химках». Какое
мнение о нем сложилось у вас?
— У нас были рабочие отношения игрока и одного из акционеров клуба. Точно
такие же, как и у других футболистов «Химок». Спартаковскую тему в наших беседах
мы не затрагивали.

— Как считаете, правы ли болельщики красно-белых, обвиняя Червиченко и его
людей во всех бедах «Спартака» тех времен?

— Я не могу кого-то обвинять или отгораживать от гнева общественного мнения.
Хотя бы потому, что меня в тот момент в «Спартаке» не было. Я не знаю всех
процессов, происходивших в команде, не знаю многих людей, работавших в клубе. Я
лишь знаком с позицией некоторых футболистов и специалистов. А то, чего не знаю,
я не комментирую.

КОНФЛИКТА С РОМАНЦЕВЫМ НЕ БЫЛО

— Из «Спартака» вы ушли из-за конфликта с Олегом Романцевым, но при этом во всех
интервью говорите о нем с большим уважением. Никаких обид на тренера не
осталось?
— А никакого конфликта не было. Просто на тот момент футболист Тихонов
перестал устраивать тренера Романцева. Я попрощался с командой так же, как
уходили другие игроки из «Милана», «Баварии» и «Манчестер Юнайтед». Меня просто
убрали из команды, и все. Раз Романцев так решил — значит, он так считал.

— А какие у вас сейчас отношения с Олегом Ивановичем?
— Отношений как таковых у нас нет, мы просто здороваемся при встрече и нормально
общаемся. Как старые знакомые. И никаких обид на Романцева у меня нет.

— Как считаете, увидим ли мы прежнего Романцева?
— Вряд ли. Ни один игрок или тренер не может вернуться в футбол и работать так,
как раньше. Если Олег Иванович вернется в футбол, это будет уже другой тренер.
Не знаю, лучше или хуже, но мы увидим уже другого Романцева. Прошло немало лет,
футбол сильно изменился, изменились футболисты, тренеры.

— По прошествии шести лет вы смотрите на ту ситуацию так же, как и раньше?

— Да, точно так же, как и шесть лет назад. Каждый человек смотрит на любую
ситуацию по-своему. Тут можно вспомнить и то, что я не первый футболист,
которого Романцев убрал из «Спартака». Может быть, тренер поступил и правильно,
ведь я действительно сезон 2000 года провел не совсем удачно. Видимо, «резать по
живому» — это направление работы Олега Ивановича. Может быть, без того поступка
«Спартак» не выиграл бы чемпионат 2000 года. Романцев сделал на тот момент то,
что он должен был сделать.

— Вы не раз говорили, что собираетесь стать тренером. Но ведь тогда,
возможно, и вам придется «резать по живому». Рука не дрогнет?

— Думаю, я не допущу таких ситуаций, когда обязательно надо будет «резать по
живому». Если подобное и произойдет, то будет обставлено по-другому. В любом
случае для футболиста расставание с клубом не станет неожиданностью, я
обязательно с ним поговорю и попытаюсь все объяснить. Более того, в ходе
обычного разговора человек сам может понять, что на данном этапе он команде не
помощник. В любом случае с людьми надо разговаривать.

МЕЧТАЮ ТРЕНИРОВАТЬ «СПАРТАК»

— Молодым тренерам в России очень сложно пробиться в элиту. Как считаете,
поможет ли вам в этом вопросе ваше имя?
— Начну с того, что я еще не закончил карьеру футболиста. Но, конечно,
желание стать тренером у меня есть. Не знаю точно, когда сделаю первые шаги в
этом направлении, пока это задумки. Что касается моего имени… Скажу так: доброе
имя никогда не помешает. Подозреваю, что будет сложно, тем более что
отрицательных примеров у нас пока достаточно. Это и Шалимов, и Чернышов… Да и
как пробиться, если одни и те же тренеры по кругу ходят по разным командам?! А
те же Шалимов и Чернышов, обжегшиеся на первом опыте, никак не могут найти себе
работу в России.

— За работой Рашида Рахимова в «Амкаре» переживали?
— Конечно. Я очень рад за него, за то, что сумел вытащить «Амкар» из тяжелой
турнирной ситуации.

— А если вы станете тренером, будете прививать своим командам спартаковский
стиль?

— Не знаю, будет стиль спартаковским или нет, но хотелось бы, чтобы он был
агрессивным. Удачу нужно искать у чужих ворот, значит, акценты будут сделаны на
атаку. Но главное, чтобы этот футбол приносил титулы и медали. Конечно,
спартаковский футбол по-любому отложился у меня в сознании, но нужно обязательно
сделать поправки и на новые веяния в игре.

— Не задумывались о том, что когда-нибудь можете стать главным тренером
«Спартака»? Есть такая мечта?

— Мечтать, конечно, не вредно, но такие мысли, не буду скрывать, у меня есть.
Другой вопрос, получится это или нет.

— Андрей, о чем вы еще мечтаете?
— У меня есть одна заветная мечта, но о ней пока не хочу говорить. Если о ней
постоянно говорить, вряд ли это можно назвать мечтой. Могу сказать только одно —
она не связана с футболом.

Источник: Еженедельник ФУТБОЛ Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
18 августа 2017, пятница
17 августа 2017, четверг
Партнерский контент