"Зенит": почти рождественская история…
Текст: Григорий Аграновский

"Зенит": почти рождественская история…

Опять – в который раз - пора сбора урожая в Петербурге оборачивается для болельщиков “Зенита” “чувством глубокого разочарования” по причине скудости этого самого урожая. Футбольного. Выраженного в набранных очках и занятом месте.
2 декабря 2006, суббота. 10:10. Футбол
Опять – в который раз - пора сбора урожая в Петербурге оборачивается для болельщиков “Зенита” “чувством глубокого разочарования” по причине скудости этого самого урожая. Футбольного. Выраженного в набранных очках и занятом месте. Увы – не таких даров ждали они от футбольной осени. И снова зачехляются до весны знамена и баннеры, достаются из подполов и антресолей хрюшки-копилки, чтобы в глиняном своем нутре хранить непосильным трудом нажитые за зиму сбережения на выездные матчи следующего сезона. И успокаивается питерский болела и умиротворяется душой, уходя на зимнюю спячку. И устроившись поудобнее, лишь зевнет напоследок, пробормотав что-то вроде: “Ну, уж в следующем году!…”

Кипит наш разум возмущенный

А между тем, такой бурной осени футбольный Петербург, пожалуй, ещё не переживал. Почти весь ноябрь – после “того самого” матча “Зенита” в Москве с ЦСКА, город буквально трясло от праведного гнева. Гнев этот, словно выкипевшее молоко, залил не только страницы даже самых далеких от футбольной тематики СМИ, но выплеснулся на улицы и площади, в офисы, магазины, метро, остановки общественного транспорта… Несколько моих весьма пожилого возраста и благообразного вида родственников, всю жизнь брезгливо морщившихся от слова “футбол”, как от запаха тухлого, в эти дни начинали телефонные разговоры со мной с вопроса: “А что там за скандал с этим… как его…” – с “Зенитом” – подсказывал я, “Ах, да, да – с “Зенитом”, - что там случилось?..”

И наконец, как апогей не знавшего границ всеобщего возмущения, депутаты всех фракций и партий городской Думы, забыв вчерашние политические распри и слившись в едином порыве благородного гнева, принимают обращение к Генеральному прокурору России с просьбой провести расследование. Такого единодушия и единогласия не было, наверное, со времен брежневских голосований…

И подумать только - весь этот тарарам произвел всего один маленький человечек с фамилией под стать своей невзрачной и тщедушной внешности, - Петтай. Главный судья того матча стал и главным антигероем чемпионата, пожалуй, затмив своими художествами все и без того многочисленные судейские и “договорные” скандалы сезона. В эти дни футбольная общественность Петербурга взывала к светлой памяти судьи Кулалаева, который все-таки в матче “Томь” – “Спартак” ошибался в обе стороны…

И всё к чертям перевернется…

А ведь если посмотреть с другой стороны, то пожалуй, следует признать, что для питерского клуба этот инцидент в конце сезона, стал в какой-то мере неким его (сезона) символом. Административная и организационная лихорадка сотрясала “Зенит” на протяжении почти всего чемпионата.

Ещё задолго до его начала у клуба сменился собственник. И сегодня, на фоне пришедших в клуб новых хозяев, его прежний фактический владелец, глава “Банкирского дома Санкт-Петербург” (на минуточку), Давид Трактовенко, представляется мне этаким скромным тихоней – интеллигентом, вроде главного героя старого советского фильма “Депутат Балтики”. 

Эти новые (как и все “новые”) не были склонны к сантиментам. Но первые же их шаги по управлению своим хозяйством вызвали в болельщицкой среде чувство недоумения. Сразу объявив целью команды в грядущем сезоне победу во всех турнирах, в которых ей предстояло участвовать, президент клуба (или те, кто стоял за ним) не выделил тогдашнему главному тренеру, кумиру зенитовской торсиды, чеху Властимилу Петржеле, буквально, ни копейки, чтобы привести состав команды в соответствие с этими целями.

Постепенно становилось ясно, что дни чеха в качестве “главного” в клубе сочтены. Ещё до начала чемпионата мира в прессе все активнее стало мелькать имя нового главного тренера – известного голландского специалиста Дика Адвокаата. Газпромовское начальство “Зенита” по-видимому, лишь ждало окончания мундиаля, вместе с которым у его протеже заканчивался контракт со сборной Южной Кореи. Думаю, что Фурсенко – или его хозяева – сделал ставку именно на Адвокаата сразу, как только принял клуб. Тогда это объясняет расхождение между его заявлениями и практическими шагами(вернее, их отсутствием).

Не мог не понимать этого и Петржела, который вовсе не собирался становиться жертвенным агнцем. Честно говоря, ситуация для него с самого начала была заведомо проигрышная, и на мой взгляд, самым достойным выходом из неё был уход в отставку ещё до начала сезона. Самолюбивый чех, однако, “закусил удила”. Разгоревшийся в середине сезона скандал не красил уже обе стороны…

Команда, о которой в полемическом задоре похоже, вообще все забыли, к 10-му туру опустилась на 9-е место, чего с ней не бывало с момента прихода Петржелы. Но главное, от той задорной, атакующей игры, которая отличала её три последних года, не осталось и следа. Чех, то ли потеряв самообладание, то ли по принципу “чем хуже, тем лучше”, ещё подлил масла в огонь, начав какие-то странные тактические эксперименты. Уже всем действующим лицам был совершенно ясен финал и вся эта свистопляска честно говоря, напоминала какой-то ритуальный танец смерти вокруг горящего дома. “Эх – мол – повеселимся напоследочек!”… Последовали очень болезненные для самолюбия болельщиков, а главное, - совершенно по игре, проигрыши “Спартаку”, ЦСКА на кубок России, “Локомотиву”… Последний и подвел наконец-то, черту под деятельностью в клубе Петржелы...

Явление героя

С конца мая призрак Адвокаата бродил по Петербургу. Президент клуба Сергей Фурсенко стойко отбивал все попытки журналистов узнать имя нового тренера, отвечая на все вопросы однообразно: “Это будет иностранный специалист с громким европейским именем.” Но информированные болельщики и местная пресса уже уверенно называли фамилию Адвокаата.

Пока же “главный подозреваемый” ещё был связан узами предыдущего контракта со сборной Южной Кореи, который заканчивался после окончания чемпионата мира, “Зенит” провел несколько матчей под руководством бывшего помощника Петржелы, Владимира Боровички, не пожелавшего последовать за шефом, а затем – помощника голландца Корнелиуса Пота, приехавшего в Питер, словно Иоанн – Креститель, предваряющий Христа. На поле в этот период была бледная тень прежней команды. Наконец, 6-го июля матчем с московским “Динамо” Адвокаат дебютировал в чемпионате России в качестве главного тренера “Зенита”.

Надо отдать должное новому наставнику – команда под его руководством стала очень быстро обретать лицо и почерк. Это была уже совсем другая команда. От ураганного темпа и лихих кавалерийских атак с шашками наголо не осталось и следа. Как, впрочем, и от регулярных провалов в обороне. “Контроль мяча” – вот девиз Адвокаата, который он стал воплощать на поле с первого же матча. Зенитовцы подолгу разыгрывали мяч в центре поля, выискивая возможность неожиданным длинным пасом или взрывной атакой проникнуть в штрафную. В то же время, команда стала гораздо меньше пропускать. 

Солидная, основательная игра на поле как будто воплощала в себе образ своего автора – плотного, коренастого человека с властными чертами лица, сидящего на тренерской скамейке.

От матча к матчу этот образ приобретал все более четкие очертания. Новому наставнику удалось почти невозможное – с колес, по ходу чемпионата перестроить игру, причем, с минимальными очковыми потерями. 14 первых матчей под руководством голландца “Зенит” не проигрывал.

Существенно изменился и состав. Двое корейских игроков, привезенных тренером прямо с чемпионата мира, вытеснили из состава бывших любимцев трибун – Спивака и Мареша, а прикупленный уже позже турецкий форвард Текке – страшно подумать – почти святая святых “Зенита”, Александра Кержакова.

“Идущий за мною сильнее меня”

На финише “Зениту”, как известно, совсем чуть-чуть не хватило до призового места. Впрочем, как раз эта черта – может быть, единственная, - осталась у команды, как наследие “проклятого прошлого”. Голландский главнокомандующий, соблюдая, в отличие от своего демократического предшественника, определенную дистанцию с болельщиками и журналистами, приобрел огромный авторитет и доверие у руководства клуба.

Реформированию подверглись многие организационные и даже финансовые составляющие жизни команды. В частности, по настоянию “маленького Наполеона”, призовые за победы стали получать все игроки, заявленные на матч, даже те, кто не выходил при этом на поле.

Президент “Зенита” ещё за несколько туров до окончания чемпионата объявил, что Адвокаату в межсезонье будет выделено до 60 млн. долларов и карт-бланш на приобретение новых футболистов.

В общем, казалось бы, полный “хэппи-энд”. И все-таки, как говорилось в известном фильме, - “меня терзают смутные сомнения”. Уж слишком неоднозначной и загадочной представляется мне фигура нового президента клуба. И, возможно, кого-то невидимого, стоящего за его спиной…
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →