Ю. Газзаев: хочется получить долгосрочный проект
Фото: Олег Лысенко, "Чемпионат.ру"
Текст: Михаил Пукшанский

Ю. Газзаев: хочется получить долгосрочный проект

Первую в карьере паузу Юрий Газзаев заполнил неожиданным образом. Получив предложение от сборной "Маккаби-Россия", повёз её в Израиль готовиться к европейской Маккабиаде-2011.
25 января 2011, вторник. 14:00. Футбол

Многолетний рулевой «КАМАЗа», а в недавнем прошлом наставник самарских «Крыльев Советов» даром времени не теряет. Первую за 14 лет тренерской карьеры паузу Юрий Газзаев заполнил весьма неожиданным образом. Получив предложение от сборной «Маккаби-Россия», повёз её в Израиль готовиться к европейской Маккабиаде-2011. Один матч, собрав команду буквально с нуля, выиграл, второй проиграл. Тем не менее недельным сбором на Земле Обетованной остался доволен.

Приходил тренером, но потом обстоятельства вынудили расширить фронт работы. Гендиректором стал, когда никого на этой должности не осталось. Сказали, на время, а получилось навсегда. Первые три года совмещения вышли самыми сложными, но за счёт профессионального отношения людей к нашему делу позже удалось отладить некий механизм.

— С новым преломлением профессиональной деятельности, Юрий Фарзунович.
— Конечно, это совсем другая работа. Не та, что была, скажем, в «КАМАЗе», где мы семь лет выстраивали клуб, школу, инфраструктуру, команду, поднимаясь с низов. Здесь всё нужно делать значительно быстрее. Но основные принципы остаются прежними — взаимопонимание, доверие и движение вперёд. Такое, чтобы не было понятно, где заканчиваются возможности.

— Как вообще возник этот вариант?
— Познакомились с президентом московского «Маккаби» Павлом Фельдблюмом, когда он вместе с «Торпедо» приезжал как-то в Набережные Челны. Поддерживали отношения, а не так давно встретились в Москве и предложили поучаствовать в судьбе маккабийской сборной.

— Каким образом комплектовалась команда?
— По принципам, которых придерживаются на всемирных и европейских Маккабиадах, где состязаются спортсмены с еврейскими корнями. Собирали игроков из разных российских лиг — от премьер до любителей. Благодарны клубам, которые делегировали футболистов в нашу команду. Но поиск оптимального состава наверняка будет продолжен.

— Какие задачи призван был решить этот сбор?
— Часть ребят была знакома друг с другом давно, некоторые увиделись впервые. Для меня же эта команда совсем новая. Поэтому в первую очередь хотелось оценить качества людей и понять, с кем можно строить неплохую команду. Исходя из тех целей, которые стоят перед ней. Иными словами, создать коллектив, похожий на команду единомышленников. Кое-что удалось, но определённый этап работы ещё впереди, в канун европейской Маккабиады.

— Футболисты быстро схватывают ваши идеи?
— Слушают и слышат — в этом я убеждён. А для того чтобы до конца понять, кто на что способен, некоторое время ещё, безусловно, потребуется. Первый из двух контрольных матчей мы провели собранно, поэтому и победили с листа клуб первого дивизиона. А уже во втором позволили себе недооценить соперника и проиграли команде рангом ниже. Был повод для серьёзного разговора. Речь, понятно, не о результате, а об отношении к делу.

— В чём особенность работы с такой сборной, тем более что вы прежде работали только в профессиональных клубах?
— Особенность в том, что мы не связаны ни контрактными, ни какими бы то ни было иными обязательствами. Работа строится исключительно на взаимном уважении друг к другу.

— Сборная могла появиться в вашей жизни намного раньше. Ещё в эпоху своего правления Вячеслав Колосков предлагал вам молодёжную...
— Это было в 2002-м. Потом и от Виталия Мутко поступило аналогичное предложение, притом весьма настоятельное. Желание поработать с лучшими молодыми футболистами, конечно, было. Но я много лет отдал «КАМАЗу». Стоял даже вопрос о совмещении, но директор завода Сергей Когогин с Мутко на сей счёт не договорился. Пришлось сделать выбор в пользу клуба, которому отдал уже много лет.

— Вы твёрдо встали на клубный путь и долгое время не мыслили себя без «КАМАЗа», да и он больше ни с кем не ассоциировался. Однако наверх по всем внешним признакам не стремились. Каждый год приходилось искусственно притормаживать?
— Я бы не сказал, что не стремились. Установки дать «заднюю» никогда никто не давал. Но были объективные опасения руководителей, которые понимали возможности собственного предприятия и сопоставляли их с условиями в клубах Премьер-Лиги. Со своей стороны пытался убедить их, что наш клуб строится по-иному и в состоянии конкурировать с элитой. Но не рискнули. Лидеры от нас постоянно уходили, и каждый раз приходилось изыскивать новые внутренние резервы.

— При этом с некоторых пор в Челнах приблизились к известным принципам хозрасчёта и самоокупаемости. За счёт продуктивной работы на трансферном рынке?
— Приток футболистов из школы открыл нам второе дыхание. Внимательно следили за командами второй лиги, КФК. Появились Джанаев, Игнатьев и многие другие ребята. Приглашая молодого потенциально сильного игрока, мы понимали, что рано или поздно с ним предстоит расстаться. Останавливать футболиста ради сиюминутного результата не в наших правил. И, разумеется, клуб ежегодно получал определённую компенсацию. Таким образом, 50 процентов бюджета зарабатывали сами, 50 давал завод.

— В Челнах за вами были и команда, и клуб. Этакий прообраз тренера-менеджера по английской аналогии?
— Приходил тренером, но потом обстоятельства вынудили расширить фронт работы. Гендиректором стал, когда никого на этой должности не осталось. Сказали, на время, а получилось навсегда. Первые три года совмещения вышли самыми сложными, но за счёт профессионального отношения людей к нашему делу позже удалось отладить некий механизм.

Меня приглашали не только как тренера, но и в качестве спортивного директора. С прицелом на будущее, на детский и молодёжный футбол. Знаете, мы не имели никакой возможности комплектоваться, ждали соответствующего разрешения футбольных властей.

— В том же контексте мыслите себя и на новом рабочем месте?
— В первую очередь, конечно, я тренер. И готов сосредоточиться на этом участке работы. Вообще, многое зависит от собственной самооценки. Если тебя взяли на работу администратором, забудь, кем ты был раньше, и стань хорошим администратором.

— Отказавшись от многих предложений на повышение, вы поехали в не самую благополучную на тот момент Самару. Должностное поручение, никак не иначе?
— В тот момент у меня заканчивался контракт и было немало любопытных предложений. Но вызвал директор завода, с которым нас связывали годы совместной работы, и сказал, что нужно поехать в Самару. Встретились с тогдашними руководителями клуба Завьяловым и Макеевым. Планы были серьёзные. Потом возникла идея взаимодействия «Крыльев» с «КАМАЗом». Всё выглядело очень неплохо. Но не секрет, какие сложности в тот момент испытывал самарский клуб. Тупиковая ситуация возникла уже на третий рабочий день. Помню, сказал тогда, что ещё не разобрал вещи и готов уступить место другому. Но Когогин убедил, что нужно оставаться. И остался.

— Но не так долго, как бы того хотелось. Ждали другого результата, несмотря на полный организационный и финансовый коллапс?
— Меня приглашали не только как тренера, но и в качестве спортивного директора. С прицелом на будущее, на детский и молодёжный футбол. Знаете, мы не имели никакой возможности комплектоваться, ждали соответствующего разрешения футбольных властей. Первых людей заявили только в день третьей игры. До конца не знали всех в лицо и по именам. Помню, хотел что-то подсказать парню. Спрашиваю помощников, как его имя. Никто не знает. Спросил игроков — реакция та же. В общем, дали соперникам фору в четыре тура. Потом была серия удачных и весьма приличных по содержанию игр. Стояла задача не отпустить конкурентов далеко вперед, дабы потом усилиться в дозаявочный период. Но добирали футболистов уже без меня.

— Странно, как весьма коммуникабельный и деликатный человек мог не сойтись характерами с самарскими руководителями. Выходит, не сошлись во взглядах?
— Вовсе нет. Был хороший контакт с губернатором, с его замом, с министром спорта и президентом клуба. Коллектив сложился очень даже неплохой. Но, как это часто бывает, не все смогли достойно пережить сложившуюся ситуацию. Приходилось принимать волевые решения, резать, что называется, по живому. А когда тренер считает, что нужно освободить игрока, перевести в дублирующий состав или принять иные дисциплинарные меры, это решение оспариваться не должно. Никем. Даже руководителем клуба. Мой уход стал полной неожиданностью для президента. Но, думаю, я вполне понятно объяснил его причины.

— Чувствовали в себе силы вытащить команду со дна таблицы?
— Мы бы выстроили серьёзный клуб. Потенциал региона не оставляет сомнений — в Самаре должна быть хорошая команда. Не сомневаюсь, что и сейчас за три года она окажется среди лидеров.

— Но «Кубань» времён Дерипаски наверняка ведь предлагала более заманчивые условия вкупе с менее туманными перспективами. Почему отказались?
— Действительно, так и было. Общались с гендиректором Ремчуковым, с вице-губернатором, с хозяином клуба Дерипаской. Полномочия давались серьёзные, пятилетний контракт предлагался. Люди хотели видеть ту же модель клуба, что была создана в «КАМАЗе». Не скрою, и личные условия были весьма достойными. Но, вернувшись после переговоров в Челны, задал вопрос своим подчинённым: «Назовите мне хотя бы одно „за“, чтобы остаться». Они ответили:

Мы бы выстроили серьёзный клуб. Потенциал региона не оставляет сомнений — в Самаре должна быть хорошая команда. Не сомневаюсь, что и сейчас за три года она окажется среди лидеров.

«Только мы». Сказал Дерипаске, что задачу и без меня решат. Не смог уйти.

— О футболе, как я мог убедиться, вы можете говорить часами. Какой стратегической идеей надеетесь заразить новый коллектив?
— Идея всё-таки должна возникнуть не на пустом месте, а на благодатной почве. В том регионе, где любят футбол, где команда способна расти. Вопрос даже не в номере дивизиона. А в желании ставить серьёзные задачи, за выполнение которых спросят с тренера. Хочется получить долгосрочный проект. И выстроить не только голые стены, но и живых людей туда вписать. Ведь инфраструктура — это не только поля со стадионами, но и молодёжь, школа, резерв.

— Чем ещё помимо участия в маккабийской жизни заполняли возникшую паузу?
— Столько лет был практически без отпуска, что на первых порах просто отдыхал. Отвёз наконец на море большую семью с мамой, сестрой, племянницей. Но потом уже не мог без футбола. Поехал в Латвию, где мой приятель, хозяин клуба «Юрмала», попросил оказать посильную помощь. Съездил в Испанию, где помимо матча «Барселона» — «Реал» посмотрел за работой школ. Не только высших лиг, но и низших дивизионов. Даже в глубинке. Хотел понять, почему все футболисты от мала до велика с мячом на ты. И надеюсь, что понял.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 5
23 апреля 2017, воскресенье
Партнерский контент
Загрузка...
Как вы оцениваете судейство в матче "Зенит" - "Урал"?
Архив →