Филимонов: перед сезоном в Ташкенте резали барана
Фото: "Чемпионат.ру"
Текст: Олег Лысенко

Филимонов: перед сезоном в Ташкенте резали барана

Визуальное впечатление о человеке часто бывает обманчивым. Ведущий рубрики "Беседка" лишний раз убедился в этом, обстоятельно поговорив с известным вратарём Александром Филимоновым…
28 января 2011, пятница. 13:00. Футбол
Александр редко даёт интервью. А интервью развёрнутые, "за жизнь" – ещё реже. Может быть, потому в отношении него и сложился стереотип как о человеке нелюдимом, замкнутом. А может быть, потому что на футбольном поле Филимонов всегда производил впечатление этакого крутого парня из лихих 1990-х – косая сажень в плечах, бритый череп, решимость во взгляде. И, опять-таки, немногословность.
Справка "Чемпионат.ру"

Александр Владимирович Филимонов


Родился 15 октября 1973 года в Йошкар-Оле.
Вратарь. Рост – 195 см, вес – 85 кг.

Клубная карьера: "Сталь" Чебоксары (1990), "Дружба" Йошкар-Ола (1991), "Факел" Воронеж (1992—1993), "Текстильщик" Камышин (1994—1995), "Спартак" Москва (1996—2001), "Динамо" Киев, Украина (2001), "Уралан" Элиста (2002—2003), "Москва" (2004—2006), "Неа Саламина", Кипр (2007—2008), "Кубань" Краснодар (2008), "Локомотив" Ташкент, Узбекистан (2009—2010).

Достижения: чемпион России (6): 1996, 1997, 1998, 1999, 2000, 2001. Обладатель Кубка России (1): 1998. Обладатель Кубка Легенд (1): 2009. Приз "Вратарь года" имени Льва Яшина (1): 1998. В составе национальной сборной России провёл 16 матчей, пропустил 12 мячей. Участник чемпионата мира (1): 2002.

Примерно таким я его себе представлял и в жизни. Заблуждался. При личной встрече Филимонов совсем не показался мне угрюмым молчуном. Наоборот – интересный собеседник. С чувством юмора и, между прочим, богатым словарным запасом. А что говорит неспешно, взвешивает каждое слово, так сама жизнь его этому научила. Быть всегда начеку – и с соперниками, и с журналистами…

"ЛОКОМОТИВ" "ЛОКОМОТИВУ" РОЗНЬ

— Саша, в последнее время о вас практически ничего не слышно. Сознательно избегаете нашего брата?
— В принципе, да. Опыт общения с репортёрами у меня в целом не очень хороший. Бывает, скажешь одно, а пишут совсем другое. Да и времени свободного на это элементарно не хватает.

— Много небылиц о себе читали?
— Много, да (усмехается). Хотя в последнее время обо мне не так уж часто пишут. Просто поводов для какой-то чепухи стараюсь прессе не давать.

— Какой самый нелепый слух о себе слышали?
— Ну, это не слух даже, а скорее невнимательность журналистов или незнание географии. Когда я играл в Ташкенте, ваши коллеги почему-то упорно отправляли меня в Казахстан.

— Наверное, потому что и там свой "Локомотив" присутствует.
— Может быть. На самом же деле Казахстан и Узбекистан – это две большие разницы. Как и два "Локомотива". Общее у них только одно – название, больше ничего. Люди, видимо, так рассуждали: раз Тихонов с Титовым играли в Казахстане, значит, и Филимонов где-то там. Это одна из последних глупостей, которую я о себе слышал.

— Внесите ясность: вы ещё числитесь в этом "Локомотиве", узбекском, или уже нет?
— Нет. Контракт закончился, и более никакие обязательства меня с ним не связывают.

— Судя по таблице узбекского чемпионата, ташкентскому "Локомотиву" далековато до успехов не то что российских, но даже казахских одноклубников?
— В общем, да. В прошлом году команда вылетела из высшей лиги…

— Что так? Она была откровенно слаба?
— Совсем нет. Достаточно квалифицированная команда. Подбор игроков неплохой. Думаю, это всё-таки стечение обстоятельств. Одно из них – неразбериха в руководстве. За один год в клубе поменялось пять тренеров. В результате начинали чемпионат в одном составе, заканчивали – в другом. Хотя очевидцы наших матчей, люди, которые немножко разбираются в футболе, вам подтвердят: по игре, вчистую мы никому не уступили. С разницей в один, в два мяча могли проиграть, но откровенных провалов не было.

— За этим "Локомотивом" тоже стоит железнодорожное ведомство?
— Да, конечно.

— И как Узбекские железные дороги заботятся о подшефной команде – столь же внимательны к нуждам футболистов, как, допустим, РЖД?
— Это даже не разные уровни – это небо и земля. Надо учитывать, что там и менталитет у людей другой. Другая страна. И отношение к футболу немножко иное, чем у нас.

— В чём заключалось участие железнодорожников в судьбе вашего футбольного клуба?
— В финансировании команды.

— Не бедствовали?
— Платили стабильно. Но, по большому счёту, это и всё, что я могу сказать о помощи команде. О работе с болельщиками даже говорить не приходится. В этом отношении всё совсем тускло было. Команда существовала отдельно, железная дорога – отдельно. Президент иногда заходил в раздевалку – поздравить с победой или поругать за поражение. Этим его общение с коллективом и ограничивалось.
Дмитрий Аленичев и Александр Филимонов

Дмитрий Аленичев и Александр Филимонов

"БУНЁДКОР" И ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ

— По меркам России футболистам в Узбекистане нормально платят?
— По-разному. Есть масса примеров невыполнения клубами своих обязательств. Пообещать одно и заплатить другое – это там в порядке вещей. Иностранцы часто страдают от незнания особенностей местного законодательства.

— Вас от таких неприятностей бог миловал?
— Осталась задолженность за один месяц, декабрь, но, надеюсь, это решаемый вопрос. Пока я не бью в колокола и сильно не переживаю по этому поводу. А вообще, насколько я знаю, у многих приезжих ребят возникали такие проблемы в Узбекистане. Нас, легионеров, там немного было – в принципе, все друг друга знали, общались. Ребята жаловались…

— А кто из известных российских футболистов там выступал?
— Из российских – никого. Только я (смеётся).

— Что вообще собой представляет высшая лига Узбекистана? Насколько она интересна?
— Кому?

— Например, болельщикам.
— Люди на футбол ходят, но, знаете, где как. Если в городе одна команда и при этом она ещё и показывает неплохие результаты, стадион не пустует. Или, допустим, "Пахтакор" или "Бунёдкор" играет – на них стабильно народ ходит. А есть клубы вроде "Локомотива" – к ним интерес минимальный. Мы были третьей командой Ташкента – соответствующей была и посещаемость. Стабильно полупустые трибуны. Часто чужих болельщиков на нашем стадионе было больше, чем своих. Сразу и не сообразишь: то ли дома играешь, то ли в гостях…

— "Бунёдкор" — это такой местный аналог "Зенита"?
— Сейчас уже нет. С прошлого лета там ни Ривалдо, ни Сколари не осталось.

— Деньги закончились?
— Наверное.

— Но против обладателя "Золотого мяча" и чемпиона мира вы всё-таки успели сыграть?
— Против Ривалдо, что ли? Играл. Один гол он мне с 11 метров забил. Судья придумал пенальти, никакого нарушения правил там и близко не было. Я не интересовался досконально статистикой всех чемпионатов в мире, но, думаю, немного найдётся на планете команд, которые выиграли бы все матчи сезона. А "Бунёдкор" в 2009 году, по-моему, все выиграл (на самом деле клуб завершил сезон с 28 победами и двумя ничьими. – Прим. "Чемпионат.ру").

— Они были на голову выше всех?
— Ну, не они были на голову выше всех. Всех остальных просто сделали на голову ниже их. Я не буду углубляться в тему, но люди, которые примерно представляют себе, как это делается, всё и так поймут. Даже клубы намного выше уровнем не в состоянии пройти весь сезон без потерь. А в чемпионате Узбекистана это оказалось возможным.

— Такое даже "Зениту" не снилось…
— У "Зенита" есть конкуренты с сопоставимыми экономическими возможностями. А в Узбекистане есть "Бунёдкор" – и всё. У этого клуба бюджет больше, чем у всех остальных команд высшей лиги, вместе взятых. О чём говорить, если у Сколари была самая высокая зарплата в мире?
"Нам года - не беда!"

"Нам года - не беда!"

ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ

— Вы были самым возрастным и самым опытным игроком своего "Локомотива". Должно быть, и авторитетом в коллективе пользовались непререкаемым?
— Не скажу, что непререкаемым. Были попытки этот авторитет подорвать, поколебать. А заодно повысить собственную значимость в глазах окружающих – как же, Филимонова на лавку усадил… С ребятами проблем не возникало – мы с уважением относились друг к другу.

— Местные тренеры пытались самоутвердиться за ваш счёт?
— Я не знаю, что у этих людей на уме было.

— А мусульманские традиции, обычаи для вас были в диковинку?
— Больше всего меня поразил один обряд. Перед началом чемпионата на стадионе, буквально у кромки поля, резали барана. Священнослужитель читал молитвы. Местные ребята потом кровью животного бутсы смазывали, ноги. У них существует поверье, что таким образом можно придать обуви особые, "забивные" качества и оградить себя от травм.

— И как, срабатывало?
— Вы знаете, как-то даже не интересовался этим вопросом.

— А пост в Рамадан одноклубники-мусульмане свято соблюдали?
— Есть ребята, которые соблюдают его, но есть и те, кто не столь жёстко придерживается религиозных догматов. В "Локомотиве" было несколько человек, которые в Рамадан ничего не ели и не пили от рассвета до заката. В это время правоверным мусульманам даже слюну глотать нельзя.

— В голодные обмороки они во время тренировок не падали?
— Как раз на тренировках парни себя щадили. Это, может быть, русский станет убиваться на поле, несмотря ни на что. А узбеки особо не напрягались.

— Какой вы нашли восточную кухню?
— Вкусной. Плов в Узбекистане все и везде готовят. Национальное блюдо. И каждый город считает свой собственный плов лучшим в мире. В Самарканде нахваливают своё яство, в Андижане – своё, в Ташкенте – своё, и так далее. А Джизак, например, славится самсой – это такой треугольный пирожок. Хотя мне, человеку неместному, было сложно отличить, чем одно блюдо принципиально отличается от другого. Разницы не чувствовал. Плов он и есть плов…

— Основной язык общения в "Локомотиве" – русский?
— Да. Молодые ребята им, конечно, неважно владеют, но объясниться могут.

— А вы по-узбекски что-то сказать умеете?
— Всего несколько слов. "Рахмат", "салам алейкум". Приветствия в основном.

ОДИН ШАНС ОТ СЛУЦКОГО

— Как вас вообще в Среднюю Азию занесло?
— А вариантов особо и не было. Плюс в семье сложилась непростая ситуация. Поэтому и принял первое же поступившее предложение. Оно было из Ташкента.

— Свой последний матч в России вы сыграли ещё в июне 2008 года в Иркутске, и больше вас в составе "Кубани" не видели. Почему?
— Меня посадили на лавку.

— Как-то странно получается: полсезона вы у Павлова играли на постоянной основе – а потом резко вышли из доверия. Так всё и было?
— Ну да…

— Существовала веская причина?
— Мне никто ничего не объяснял. Может быть, кому-то и известна причина такого решения тренера – для меня оно осталось загадкой.

— Ещё раньше вы целых три года работали в "Москве", но два из них лишь изредка появлялись на поле в играх резервистов. Слуцкий в упор не видел Филимонова в основном составе?
— Не видел. Насколько я знаю, он для себя сразу определил, что первым номером будет Жевнов. Его позиция в составе не подвергалась сомнению. Нам с Козко оставалось бороться только за место второго вратаря.

— И что же, за два года Леонид Викторович не предоставил вам ни единого шанса?
— Был один матч – на Кубок с "Тереком". Мы проиграли 1:4. Больше таких шансов у меня не было.

— Не пытались обсудить эту ситуацию со Слуцким? Ведь она не только вам, но и, видимо, ему, молодому тренеру, доставляла определённый дискомфорт...
— Ну, ему-то, наверное, комфортно было, я не знаю. А мне – конечно, нет. Ни конфликтов, ни разногласий между нами не возникало. Просто я его не устраивал как вратарь, вот и всё.
В запасе "Москвы"

В запасе "Москвы"

— А с другими тренерами, до или после Слуцкого, случались серьёзные размолвки?
— (После паузы.) Случались, наверное, какие-то разногласия, моменты недопонимания – конфликтами я это не назову. С Петраковым пару раз на повышенных тонах говорили. Была ещё неприятная ситуация с Белоусом, когда он был президентом "Москвы"…

— На какой почве?
— Не хотелось бы распространяться. Скажу только, что разговор был по поводу одного игрового момента… А больше я ни с кем в России не ссорился – ни в "Кубани", ни где бы то ни было ещё.

СОЛНЦЕ, ВОЗДУХ И… ФУТБОЛ!

— На Кипр, в команду с романтическим названием "Неа Саламина" поехали от безнадёги?
— Почему? Хороший был вариант. Решение принималось спокойно, взвешенно. Это было единственное предложение на тот момент – декабрь 2006 года, – но оно было действительно интересное.

— Совместили приятное с полезным?
— Море, солнце – это хорошо, конечно. Но я туда ехал всё-таки играть в футбол, а не загорать. Меня курортная атмосфера от работы не отвлекала. Мне вообще всё равно, где играть – в Москве, во Владивостоке, в Ташкенте или на Кипре. А если помимо любимого дела есть пляж под боком, почему нет? Отлично!

— Вы в эти путешествия самостоятельно пускались или с семьёй?
— На тот момент, когда я уезжал в Ташкент, семьи как таковой уже и не было. Отношения были испорчены. А на Кипр – да, жена приезжала с детьми.

— Вы снова в разводе?
— Официально – нет, но уже два года мы с Анной вместе не живём.

Продолжение следует.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 29
9 декабря 2016, пятница
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →