Джанашия: люди запомнили меня хорошим
Фото: "Чемпионат.ру"
Текст: Олег Лысенко

Джанашия: люди запомнили меня хорошим

Во второй части интервью цикла "Беседка" Заза Джанашия рассказал, как футболисты работали и отдыхали в его время, и раскрыл причину своего раннего ухода из большого футбола.
4 февраля 2011, пятница. 17:45. Футбол
Окончание. Начало: Джанашия: я был немножко хулиганом

ИЗ ЛОКОМОТИВА В "ЛОКОМОТИВ"

— Почему "Локомотив" не стал продлевать с вами контракт по окончании 2001 года?
— Я сам не захотел. Поехал в Тбилиси в аренду,
Справка "Чемпионат.ру"

Заза Зурабович Джанашия


Родился 10 февраля 1976 года в Зугдиди, Грузинская ССР.
Играл нападающим.
Клубная карьера: "Одиши", Грузия (1991—1993), "Шевардени-1906", Грузия (1993—1994), "Самтредиа", Грузия (1994—1995), "Локомотив" Москва (1996—2001), "Локомотив" Тбилиси, Грузия (2002), "Коджаэлиспор", Турция (2003), "Балтика" Калининград (2004).

Достижения: серебряный призёр чемпионата России (3): 1999, 2000, 2001. Бронзовый призёр чемпионата России (1): 1998. Обладатель Кубка России (4): 1996, 1997, 2000, 2001. В составе сборной Грузии провёл 9 матчей, забил 4 мяча.
хотел там остаться и дома закончить выступления.

— Почему?
— Травмы. У меня же оба голеностопа сломаны. Проблемы были с ногами…

— Может быть, всё же стоило ещё немного потерпеть – ведь уже в 2002-м "Локо" стал чемпионом?
— Жизнь не стоит на месте, а я не один год отыграл в "Локомотиве". Человек не может столько времени на одном месте находиться…

— Ну почему? А как же Маминов, Пашинин?!
— У них так получилось, у меня – так. Я уехал в Грузию. Кстати, тоже в "Локомотив", только из Тбилиси. Там президент был такой хороший человек, что я просто не мог ему отказать. Он мне говорил: делай, что хочешь. Хочешь играть – играй, хочешь тренировать – тренируй. Я и согласился.

— Теперь о том согласии не жалеете?
— Может, это и была ошибка. Но, сказать по правде, я себя и там хорошо чувствовал. Думаю, что я всё-таки вовремя ушёл из "Локомотива". Ноги уже были совсем больные, а я не такой человек, который одну игру сыграет, а потом десять матчей будет спокойно сидеть на скамейке. Я к такому не привык. А получать деньги просто так – не мог, не хотел. Не мой принцип. Поэтому и ушёл. Народ запомнил меня хорошим. Болельщики меня сегодня узнают – здороваются, обнимаются, радуются. Вот это самое главное в жизни, а не деньги.
Заза Джанашия

Заза Джанашия

— Но речь-то в данном случае не о деньгах – о золотой медали!
— Это да, это упущение. Столько лет я мучился, а чемпионом так и не стал. Это самое обидное. В остальном всё нормально.

ЗВЕЗДА КАЛИНИНГРАДА

— Помню, вы твёрдо намеревались завершить карьеру в Грузии, а закончили её в Калининграде. Как так получилось?
— Как-то позвонил Палыч. Спросил, не хочу ли поиграть в Калининграде. Там его сын Андрюха тренером был. "Езжай, помоги", — посоветовал Сёмин. Почему нет? Поехал, поиграл ещё чуть-чуть.

— Андрей Юрьевич Сёмин рассказывал, что в Калининграде народ валом валил "на Джанашия". Не преувеличение?
— Нет-нет! Люди приходили, смотрели. Много людей. Я же и раньше бывал в Калининграде, когда "Балтика" в высшей лиге играла. Голы там забивал. Народ меня знал.

— Одним словом, хорошо приняли?
— Очень хорошо! Изумительный город, отличные люди. Я даже чуть не остался там жить. Потом передумал, но друзей в Калининграде много осталось.
Персональные болельщики

Персональные болельщики

— Чем вас Калининград так "зацепил"?
— Маленький, спокойный город. Море. Все друг друга знают, все друг друга уважают. А когда тебя любят, зачем куда-то уходить?

"Я – НЕ ЛОСЬКОВ…"

— Ваш бывший одноклубник Лоськов и в 36 лет в полном порядке, а вы в 28 завершили карьеру. Могли ещё на годик-другой её продлить?
— У Лоськова другое амплуа. Он пас отдаст – куда хочешь и когда хочешь. Дима может стоя играть. А я – нападающий, мне нужно бегать. Я же не умею такие ювелирные передачи, как он, раздавать. Это у человека от Бога. Мне Всевышний что-то другое дал. Не бывает же одинаковых людей, правильно? Лоськов – великий футболист, поэтому до сих пор и играет. Мне было очень приятно с ним взаимодействовать: я убегал, а он кидал мне мяч. Такой человек должен быть в команде. Но таких мало.

— Позывов вернуться в профессиональный футбол у вас ни разу не возникало?
— Возникало. Но как, куда? У меня же ноги. Что обо мне подумали бы люди, если бы увидели в таком состоянии? Мне было бы очень неприятно услышать о себе с трибун: Джанашия такой-сякой, Джанашия, уходи! А так все меня знают хорошим, красивым. Зачем портить этот образ?

— Долго искали себя в новой жизни?
— Да нет, футбол – это вся моя жизнь. Сейчас ребёнка тренирую своего, второй подрастёт – и им займусь. Третьего жду – три мальчика будет. Надо их растить, научить всему.

ВТОРОЙ ДОМ

— Когда несколько лет назад из Москвы начали выдворять ваших соотечественников, плохо на душе, наверное, было?
— Всё это очень плохо. Русский и грузинский народы всегда дружили друг с другом. Такого, что тогда происходило в Москве, нигде не было. Людей жалко. Они же не виноваты в том, что политики между собой ссорятся. А куда нам деваться? Я, например, здесь живу, дети здесь родились. Когда человеку, который 15 лет прожил в этом городе, говорят – убирайся отсюда, это ненормально.

— Ваших родных, близких эта кампания не затронула?
— У родни, слава богу, всё нормально. А многие друзья вынуждены были уехать. Я вам так скажу: я приехал в Россию совсем молодым парнем. Все друзья – тут. Почему я должен куда-то уезжать? Как-то это… некрасиво.
С сыном.

С сыном.

— От отсутствия в московских магазинах грузинского вина не очень страдаете?
— Я не большой любитель вина, но у меня оно всегда есть. И именно грузинское. Друзья, родственники снабжают. Жаль, что немногие москвичи имеют возможность его покупать. Опять-таки – политика…

— В Грузию сейчас прямые рейсы осуществляются?
— Да, раз или два раза в неделю. Правда, я там не был уже восемь лет. Просто у меня все здесь – сестра, брат, отец. Там только более дальние родственники остались. Всё равно надо бы съездить, проведать родные края.

100 КИЛО ОБАЯНИЯ

— Чего горячему грузинскому парню не хватает в Москве?
— Только вина и "Боржоми". А так в Москве всё есть. Всего хватает.

— У вас даже чисто грузинская команда ветеранов здесь существует?
— Да, "Тбилисо" называется. Ашветия, Кинкладзе, Чаладзе – все ребята опытные, играющие. Я иногда подключаюсь.

— Здоровье позволяет?
— На 5-10 минут меня хватает. А потом старые травмы напоминают о себе. Я же ещё и поправился с тех пор, как играл.

— Какой у вас сейчас вес?
— Уже сотня. Почти на 20 килограмм больше оптимального игрового веса…

— Свой знаменитый кульбит вы до сих пор исполняете?
— Могу. Года два назад ветераны играли на "Локомотиве". Я два гола забил, сделал два кульбита. Мастерство не пропьёшь, вы же понимаете (смеётся).
Тот самый знаменитый кульбит.

Тот самый знаменитый кульбит.

— Нелепых травм на акробатической почве не случалось?
— Только в детстве, когда учился крутить сальто. Два раза руку ломал. Потом ничего подобного уже не было.

— Сёмин не запрещал вам эти кульбиты?
— А как такое можно запретить? Ведь это же эмоции. Когда я сделал кульбит в "матче легенд" в Черкизово, Сёмин удивился. Все 12 тысяч зрителей, наверное, удивились!

ТАЧКИ, ДЕНЬГИ, ДЕВОЧКИ…

— Как вам современный "Локомотив"?
— Команда неплохая. Но если она будет куда-то стремиться, к первому-второму месту, надо ещё футболистов докупать. Всё-таки чувствуется недобор хороших игроков.

— Прошлой осенью вы досадовали, что молодёжь непрофессионально относится к делу. Что имели в виду?
— Молодые ребята должны постоянно показывать, на что они способны, а не только в дубле быть хорошими. Не понимаю, что с ними происходит – может, боятся чего-то? У нас наоборот было. Когда нас, мальчишек, подключали к тренировкам основы, мы убивались на поле! Ногой, рукой, головой – всеми частями тела играли. А эти – то ли боятся. То ли коллектив плохой. Не могу понять.

— Может быть, у нового поколения просто приоритеты в жизни немножко другие?
— Другие – это какие?

— Деньги, тачки, девочки.
— У нас тоже были деньги, хотя и не такие. И девочки тоже были. Но мы же ещё и играли – вот в чём дело! Может быть, вы правы: получая большие зарплаты, они просто не хотят уже играть. У нас как было: дублёр получал, грубо говоря, 100 долларов, основной футболист – тысячу. У молодёжи были стимулы, в том числе финансовые, чтобы расти. А сейчас… Я не понимаю, что происходит. Не понимаю, зачем тебе большие деньги, если тебя никто не любит? Вот вы, допустим, футболист. Вы плохо играете, но у вас есть деньги. И вот вы пришли в ресторан. Так на вас же все там будут смотреть плохо. Мне такие деньги не надо. Когда мы компанией человек пять-шесть собирались в каком-нибудь заведении, нас все любили – что официанты, что директора. Они всегда были нам рады! А если ты плохо играешь, кто тебе будет радоваться? Деньги – да. Но сейчас деньгами никого не удивишь. Или идешь по улице. Зачем слушать о себе гадости? Надо, чтобы о тебе хорошо люди говорили. Деньги деньгами, но человеческого уважения они никогда не заменят.

— 10 февраля намечается застолье?
— Конечно. Небольшое, но будет. День рождения только раз в году бывает. 35 – хорошая дата. Ещё не старик, но уже взрослый мужчина (улыбается).
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 17
5 декабря 2016, понедельник
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →