Гаджи Гаджиев: "договорняки" - социальная проблема
Текст: «Чемпионат»

Гаджи Гаджиев: "договорняки" - социальная проблема

Один из самых уважаемых специалистов России Гаджи Гаджиев, недавно отправленный в отставку руководством "Крыльев Советов" ответил на вопросы читателей и журналистов "Советского спорта".
8 декабря 2006, пятница. 09:20. Футбол

Один из самых уважаемых специалистов России Гаджи Гаджиев, недавно отправленный
в отставку руководством «Крыльев Советов» ответил на вопросы читателей и
журналистов «Советского спорта».

1-Й ТАЙМ. ЗВОНКИ ЧИТАТЕЛЕЙ

ОБ УХОДЕ ИЗ «КРЫЛЬЕВ»

– Добрый вечер! Я старый болельщик «Крыльев», переживаю за команду с 1944
года. Сам в прошлом спортсмен, правда, гребец. Скажите, как решается ваша судьба
и судьба команды?
– Она уже решилась. Сегодня мы с президентом клуба Александром Барановским
подписали соглашение о разрыве контракта, по которому «Крылья» будут выплачивать
мне зарплату, пока я не буду трудоустроен. А команду сегодня возглавил Сергей
Оборин.

– Гаджи Муслимович, меня зовут Григорий, я обожаю статистику. Знаю, что и вы
относитесь к этой науке с уважением. Пользовались ли вы в «Крыльях» программой,
которая считает и анализирует действия игроков?
– Нет, хотя желание такое было. Еще несколько лет назад мы ездили в «Челси»,
нам предлагали подобную программу. По-моему, за 200 тысяч долларов. Но меня не
устроили методические подходы, которые в ней использовались. Они были
необоснованными. Вот, например, деление поля на зоны. Я спрашиваю: по какому
принципу вы его сделали? Отвечают: а нам так захотелось. Разве так можно?

Сейчас и у нас в России есть неплохие программы, которые анализируют
индивидуальные действия. Но самый интересный вариант – просмотр игры в
компьютерной обработке. Там снимают матч с восьми–десяти камер и могут
одновременно показывать действия всех футболистов.

В этом сезоне стоял вопрос о приобретении подобной программы за 140 тысяч
долларов. Мы с Барановским вроде бы об этом договорились, но все словами и
осталось. Не было денег.

ОБ АКЦИИ ИГРОКОВ

– Это Рустам из Хасавюрта. Можно с Гаджи Муслимовичем поговорить?
– Я слушаю!

– Салам алейкум, Гаджи Муслимович! Вам интересны предложения, которые сейчас
делают российские клубы?

– Интересны. Особенно если их делает клуб с амбициями. Но пока я планирую взять
небольшую паузу. В конце недели я уезжаю на отдых в Эмираты, так что вопрос
трудоустройства решится не раньше моего возвращения.

– Вас беспокоит Сергей Степанов из Самары. Многие ли футболисты планируют
уйти из «Крыльев» вместе с вами?

– Я пока, как вы понимаете, никого никуда не звал. Просто считал это
некорректным по отношению к клубу. Но знаю, что из восьми-девяти игроков, у
которых завершаются контракты, – Бобра, Виноградова, Сквернюка, Бута, других,
«Крылья» собираются сохранить всего трех-четырех.

– Не считаете, что у многих игроков будут проблемы из-за того, что они
открыто вас поддержали?

– Допускаю, что так и будет. Хотя, может, этих проблем и не возникнет, поскольку
Барановский не видел этого.

– Не видел, как вся команда вышла на поле в футболках «Гаджиев – наш
тренер!»?!

– Да. На стадионе был, а этих футболок не видел. Он сам так говорит.

– А кто это придумал, вы знаете?
– Не интересовался. Но спросить за эту акцию Барановский собирался с Гусина.
Наверное, потому, что он капитан.

О «ДИНАМО» И «ЛОКО»

– Меня зовут Анатолий, я из Санкт-Петербурга, но болею за «Спартак». Вы,
человек, по сути сделавший Андрея Каряку серьезным футболистом, как думаете:
сумел бы он закрепиться в «Спартаке»?
– В 2004 году Каряка был в очень хорошем состоянии, для него не было
проблемой все 90 минут находиться в игре. Он легко ориентировался в сложных
ситуациях, выполнял большой объем работы… Такой Каряка мог бы помочь очень
многим командам, в том числе и «Спартаку». Про его нынешнее состояние мне
говорить сложно – я давно не видел Андрея в деле.

– Гаджи Муслимович? Меня зовут Рагиб, я из Баку. Нет ли у вас желания снова
взяться за какой-нибудь кавказский клуб?

– Все может быть. Знаете, как говорят: человек предполагает, а Бог располагает…

– Ясно. А то в основном среди команд, которые вами интересуются, называют
«Динамо» и «Локомотив».

– Слухов много ходит. У меня есть предложения, но пока серьезно о них говорить
рано.

О НЕАДЕКВАТНОСТИ БРАНКО

Очередной звонок. Совершенно неожиданно в трубке раздается голос с легким
акцентом:

– Здравствуйте… Я по-русски не говорю… Это Серж Бранко из Германии…

Гаджи Гаджиев тут же нажимает на кнопку. Пять секунд паузы.

– Я не хочу с ним разговаривать…

– Это действительно мог быть Бранко? Он так говорит по-русски? – удивление в
зале.

– Вот именно так он и говорит. Думаю, это был он.

– Почему вы не хотите с ним разговаривать?
– Потому что он – совершенно неадекватная личность. Слышал мнение: его
провоцировали другие игроки. Но, позвольте, когда он в «Шиннике» громил всю
раздевалку, его тоже другие игроки провоцировали? А как объяснить совершенно
сумасшедшую реакцию, когда Долматов его поменял? Разве это не право тренера? А
что он творил в «Лидсе»?

– Последний конфликт в «Крыльях» возник из-за опоздания камерунца на
установку?

– Из-за очередного опоздания. Ситуация была обычной: ему звонили, напоминали,
что пора идти на теорию, он молча клал трубку. И опаздывал. Когда я сказал, что
не поставлю его в состав и за опоздание он будет оштрафован, ситуация вышла
из-под контроля…

– Бранко в итоге оштрафовали?
– Нет. Клуб вообще никого не штрафовал, даже если имел полную информацию об
инциденте. Штрафы налагали друг на друга сами ребята, которые хотели, чтобы в
коллективе был порядок. Потом эти деньги шли на подарки игрокам по случаю дней
рождения или других праздников. Бранко, кстати, платить отказывался.

Жаль, что о человеческих качествах камерунца мы узнали уже после того, как
пригласили его в команду. Барановский мне говорил: «Гаджи Муслимович, давайте не
будем раздувать из поступков Бранко скандал. Не хочется терять деньги при его
продаже».

– Когда Барановский понял, что покупка Бранко грозит обернуться убытком?
– Все стало ясно еще на сборах, когда Бранко на десять дней задержался в
Германии. Переводчику по телефону он сообщил, что его отпустил спортивный
директор (Авалу Шамханов. – Прим. ред.). Разве он не знал, что отпускать его
должен тренер? Проблема была в том, что у Бранко была поддержка. Если мать
говорит одно, а отец – другое, то у ребенка есть возможность спрятаться за
одного из родителей. Так и у Бранко всегда была возможность спрятаться за спиной
Шамханова.

А Александр Петрович (Барановский. – Прим. ред.) уже тогда все понимал. Просто
сейчас, описывая ситуацию, он не излагает факты, а оперирует ими, как ему
удобно.

– Вас не удивило, что уволили из «Крыльев» не только вас, но и Авалу
Шамханова?

– Но это же фикция! Шамханова уволили только на бумаге. И при этом он продолжает
трудиться в клубе, как делал это во время своей дисквалификации.

2-Й ТАЙМ. ВОПРОСЫ ОТ ЖУРНАЛИСТОВ И ИЗ ИНТЕРНЕТА

ОБ «УСИЛЕНИИ» СЕВЕРОКОРЕЙЦАМИ

– Недавно было заседание Объединения отечественных тренеров, одним из четырех
учредителей которого вы являетесь. Эта организация уже отправила в РФС письмо с
пожеланием ввести налог на клубы, приглашающие тренеров-иностранцев, – 100 тысяч
долларов за каждого. Эти деньги должны пойти на развитие российской тренерской
школы. А вы не считаете, что возможность учиться у иностранцев и есть развитие
российской тренерской школы?
– Моя позиция такова: правильно, что мы приглашаем иностранных футболистов,
иностранных судей и иностранных наставников. Во-первых, возрастает конкуренция.
Во-вторых, своей требовательностью к организации клубного хозяйства иностранные
тренеры улучшают условия и для российских коллег.

– Финансовые условия для российских тренеров они тоже улучшают...
– И это тоже. Но при всем вышесказанном российский футбол поднимут только наши
специалисты. И «налог на тренеров-легионеров» – явление нормальное. Если клуб в
состоянии заплатить пять миллионов долларов за Жо или четыре за Барриентоса, то
почему десять процентов от этой суммы он не может перечислить на
детско-юношеский футбол? То же самое и с наставниками. Важно, чтобы эти средства
доходили до адресатов.

– Если отбросить таких футболистов, как Жо или Барриентос, то почему
российские тренеры так неразборчивы в приобретении легионеров? Для чего «Крылья»
купили северокорейских игроков, которые просто занимают места молодых россиян в
дубле?
– Мы пригласили их на просмотр. Их и парагвайца, который два месяца жил на
базе и не тренировался. Болел. Разговор у меня с Шамхановым: «Как тебе
парагваец?» Я: «Не знаю, он ни одной тренировки не провел». Шамханов
утвердительно: «Ну что, будем заявлять». Ну а зачем тогда у меня спрашивать?

У нас с руководством существовала договоренность, что мы усилим команду.
Например, позарез был нужен центральный защитник. Я интересуюсь: «Мы кого-то в
основной состав будем приобретать?» «Нет, не будем», – отвечает. «В таком случае
заявляйте хоть парагвайца, хоть северокорейцев. Место у нас есть…»

– Зачем руководству это нужно?
– Не знаю. Ребята, потренировавшись два-три года, могут попасть в состав. Пока
это игроки дубля.

– Разве не ваш помощник Омари Тетрадзе просматривал северокорейцев?
– Шамханов с Тетрадзе. Омари мне сразу сказал: для основы там никого нет.

– Еще вопрос по трансферной политике клуба. Как получилось, что у Баба Адаму
контракт закончился за тур до завершения чемпионата? На календарь забыли
посмотреть, когда подписи ставили?
– У меня нет ответа на этот вопрос. Руководство, судя по всему, не
анализировало такие нюансы.

О БЮДЖЕТЕ САМАРСКОГО КЛУБА

– Читатель Виктор Евлеев интересуется: «Крылья» – богатый клуб?
– Это опять-таки вопрос к руководству. Я лишь знаю, что в этом году трудная
финансовая ситуация в клубе сохранялась. Барановский на меня обижается за эти
слова, но ведь так и было. Долги прошлого года надо было выплачивать? Надо.
По-моему, к концу сезона со всеми рассчитались.

– «Крылья» – бюджетная команда, находится на балансе Самарской области.
Сколько раз вы встречались с губернатором Титовым?
– Ни разу. С губернатором поддерживал связь президент. А я не считаю, что
это какая-то составляющая моей работы.

– Алексей из Самары, кстати, спрашивает. Барановский не мог расстаться с вами
без согласия главного акционера, то есть губернатора. Разве глава области не
понимал, насколько вы популярная фигура среди простых самарцев? Политики к этому
весьма чувствительны.
– У губернатора была односторонняя информация. В этом ответ на ваш вопрос.

– Он бывал на матчах?
– Бывал.

– В раздевалку часто заходил?
– Такого не было. Хуже, что в раздевалке президент клуба был всего три-четыре
раза.

– Если руководству области команда, по сути, не нужна, то не ждет ли «Крылья»
судьба «Ротора», камышинского «Текстильщика», «Уралана»? Это вопрос от Азиза из
Душанбе.
– Мне кажется, что Барановский понимает: сидеть на областном бюджете – мало,
нужно создавать открытое акционерное общество. Видимо, этим сейчас будут
заниматься.

ОБ ОБОРИНЕ И ДОЛМАТОВЕ

– Общались уже с Обориным?
– Мне не о чем с ним говорить.

– Из ваших слов следует: вы считаете, что он пришел на «живое место»?
– Безусловно, это так. И я не считаю, что он говорит правду, отвечая сегодня на
вопросы. На самом деле соглашение о том, что он возглавит команду, было
достигнуто намного раньше – месяца два или три назад. А во вторник его просто
формализовали.

– Оборин входит в Объединение отечественных тренеров?
– Входит.

– И где же солидарность российских тренеров? Или она заключается только в
том, чтобы собирать налог за тренеров-иностранцев?

– Мне кажется, нам нужно обсудить правила поведения в подобных ситуациях. Может
быть, принять какую-то хартию.

– Примерно как президенты клубов принимают хартию честной игры перед сезоном?
— (Смеется.) Примерно такую.

– В числе ваших сменщиков называли и Долматова...
– Я знаю. Переговоры с ним тоже велись, но он сказал, что не пойдет в команду,
где уже есть тренер.

– В «Крылья» он не пошел, зато пошел в «Локо». Ведь не может быть такого, что
Муслина в девять утра увольняют, а до половины одиннадцатого успевают
договориться с Долматовым, и он выводит команду на тренировку.
– Просто Муслина, по сути, убрали еще после «Варегема». Хотя я бы не хотел
обсуждать вопросы другого клуба.

О «ДОГОВОРНЯКАХ»

– Читатель из Интернета с ником Слон спрашивает: в прессе было много разговоров
про матч «Томь» – «Крылья», про ваше нежелание туда ехать (и вовсе не по
болезни), про намеренное отсутствие игроков основного состава… Приводятся даже
слова дублеров самарской команды о том, что матч договорный. Что там на самом
деле случилось?
– Могу только повторить то, что говорил прежде: я не поехал в Томск только
потому, что был болен. Все остальное – домыслы.

– Вы смотрели эту игру?
– Минут 35. Из-за разницы во времени перепутал начало трансляции. Смотрел только
второй тайм.

– И как вы относитесь к тому, что болельщики называют этот матч странным?
Точнее говоря, договорным?

– Надеюсь, что футболисты «Крыльев Советов», даже если им давалась «странная»
установка, играли в полную силу.

– В советское время тренерам предложили анкету. На первый вопрос «Есть ли в
СССР договорные матчи?» все ответили «да», а на второй – «Участвует ли в них
ваша команда?»…
–… все ответили «нет», – подхватывает Гаджиев и смеется. – Считайте, что я
на вашу анкету ответил так же.

– То есть вы признаете, что у нас есть договорные матчи?
– Так ведь это правда. И здорово, что вы об этом пишете. Многие этого
боятся, считают, что это навредит футболу, отпугнет болельщиков, но я считаю
иначе. Наоборот, это поможет очиститься.

– С этим надо бороться?
Гаджиев усмехается:
– Я считаю, что договорные матчи мешают развитию игры.

– А как бороться?
– Искоренить их как явление – задача архисложная, потому что это социальная
проблема, а не только футбольная. Но сократить число «договорняков» до минимума
возможно.

– К вам подходили с предложениями сдать матч?
– Подходили. Говорил, что в эти игры не играю.

– Давно подходили?
– И давно подходили. И недавно. В этом сезоне такого не было. Иногда игроки
рассказывают перед игрой, что им что-то пытались пообещать. Называть фамилии не
буду. В контексте договорных матчей лучше никого не упоминать.

– Но тогда мы никогда не выведем футбольных дельцов на чистую воду.
– Выведем… Если вы будете писать так же, как сейчас. Для журналистов тоже
очень важно занимать принципиальную позицию. И дай бог вам удачи.

Источник: Советский спорт Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 0
24 июня 2017, суббота
Партнерский контент
Загрузка...
Станет ли матч с Мексикой последним для России на Кубке конфедераций?
Архив →