Жозе Моуринью о Шеве, Абрамовиче и многом другом
Текст: «Чемпионат»

Жозе Моуринью о Шеве, Абрамовиче и многом другом

Интервью наставника "Челси", в котором он рассуждает о проблемах с адаптацией Шевченко, отмечает повышение футбольных знаний у Абрамовича и признает, что невозможно оказывать психологическое давление на Алекса Фергюсона.
9 декабря 2006, суббота. 16:36. Футбол

Интервью наставника «Челси», в котором он рассуждает о проблемах с адаптацией
Шевченко, отмечает повышение футбольных знаний у Абрамовича и признает, что
невозможно оказывать психологическое давление на Алекса Фергюсона.

— Вы согласны с тем, что Шевченко пока не очень удачно адаптируется к
английскому чемпионату?

— Да, однако хочу заметить, что самое сложное амплуа в футболе — это нападающий.
Защитнику привыкнуть к новым условиям легче, чем форварду. В Италии и Англии
играют в разный футбол, Тьери Анри — отличный пример. Я здесь не работал, когда
Анри приехал в Англию, но я знаю, что в первых 12 матчах он забил один гол.

— Однако он был молод, а Шевченко уже сложившаяся звезда.
— Ну нет, Тьери уже тогда был очень, очень хорош. Мы должны дать Андрею время. Я
даю ему это время. И так ясно, что он не доволен тем, как сейчас играет. Вот
если бы я был не доволен, а его бы все устраивало, была бы проблема. Он бы тогда
не работал. А он очень старается сейчас. После каждого матча я объясняю ему, как
ему нужно действовать, что улучшить. В паузе между играми с «МЮ» и «Болтоном» мы
проговорили полтора часа вдвоем, обсуждали игру, и я заметил разницу между его
игрой в этих двух матча. Он двигается в правильном направлении.

— Говорят, что мистер Абрамович оказывает на него какое-то влияние?
— Вы серьезно спрашиваете?

— Он бы, наверное, хотел бы от него большего?
— Ну конечно, мы оба ждем от него большего.

— И все же должно быть какое-то давление?
— Абрамович очень умный человек. Возможно, вы его не знаете так, как я. Однако
если вы посмотрите на его дела, то поймете, что это так. Я знаю его лично. Могу
сказать, что он очень умный. За прошедшие два года он стал намного лучше
понимать футбол. Он очень быстро всему учиться. Понимаете, если бы он оказывал
какое-то давление, это означало, что он бы не доверял мне, своему тренеру, а в
таком случае было бы логичнее просто уволить меня. У него хватит денег заплатить
мне компенсацию. Он уважает меня и мое мнение. Когда он перестанет это делать,
он просто отправит меня домой.

— Вы говорили с Абрамовичем о том, что игра клуба должна быть более
привлекательной?

— Нет.

— А о европейских трофеях?
— Мы с ним действуем в паре. Есть разница между командой в прошлом сезоне и в
нынешнем. Сейчас «Челси» сильнее. Я не говорю, что мы забиваем больше мячей, чем
раньше, но сейчас мы стали чаще доминировать в игре. Когда мы играли с Даффом,
Роббеном и одним нападающим, мы были более компактной командой. Мы больше
защищались, играли на контратаках. Мы забивали, а потом начинали защищаться,
потом могли забить второй мяч. Сейчас мы стали больше играть позиционно. В
первом тайме матча против «Болтона» мы держали мяч все время. Во втором тайме с
«МЮ» тоже. Например, «Барселона» не смогла держать в матчах против нас мяч у
себя 70 процентов игрового времени.

— Вы не стремитесь покупать футболистов вроде Месси и Роналдинью?
— Тут все очень индивидуально. Вы видели матч, в котором Роналдинью забил через
себя? А вы видели пенальти, который заработал Гудьонсен при счете 0:0? Такой
пенальти невозможен в Англии. Тут другой футбол. Футболисты «Челси» всегда
пытаются играть в более красивый футбол, иногда это получается, а иногда это
просто невозможно.

— Вы могли бы представить Роналдинью в своей команде?
— Мне сложно ответить на этот вопрос. Если я скажу «нет», вы заметите, что я
тупица. Если скажу «да», Роналдинью заключит новый контракт с «Барселоной». Так
что я промолчу.

— Люди не понимают, как Роббен и Коул могут сидеть на скамейке запасных?

— Футболисты для команды, а не наоборот. Если бы Джо Коул сыграл потрясающе
против «Вердера», вы думаете, я бы не поставил его против «МЮ»? Вы думаете, если
бы Роббен сыграл получше второй тайм против «МЮ», я бы не поставил его на
следующую игру? Он получил травму, но если бы ее не было.  Я всегда выбираю
лучших футболистов на данный момент. Макелеле, Фрэнк Лэмпард всегда играют,
потому что они это заслужили, а не потому, что я люблю их. Михаэль Баллак из той
же серии. Да, он провел не лучший матч против «Вердера». Вам может не
понравится, как он сыграл в первом тайме против «МЮ», однако меня его футбол
полностью устроил. Он незаменим. Джон Терри, Рикарду Карвалью, Эшли Коул, Дрогба
— вот мои незаменимые футболисты. На правом фланге у меня нет такого футболиста,
вот я и пробую разные варианты. Шева на данный момент не выглядит незаменимым
футболистом. Вот почему против «Вердера» выходил Джо Коул. Я пробую Роббена,
Калу. Сейчас у меня есть восемь незаменимых игроков, и стали они такими
благодаря своей игре.

— В Англии немного играет молодых футболистов.
— Но здесь очень много талантов.

— Да, но в 18 никто из них не играет?
— Понимаете, на таком уровне в таком возрасте вообще мало кто играет. У меня нет
времени особо задумываться над этим, но я вижу причины. В Англии недостаточно
хороши молодежные соревнования. Если бы мой сын был бы 18-летним футболистом, я
бы не хотел, чтобы он играл в резервной команде в Англии. Уровень слишком
низкий, мотивации нет, поля не очень хорошие. В таких условиях сложно расти.
Поэтому мы посылаем своих лучших резервистов в другие команды. Думаю, англичанам
нужно брать пример с Франции и Испании. Вы знаете, что резервная команда «Реала»
играет в испанской лиге, которая ровна по статусу нашей первой лиге, из которой
команды выходят уже в премьер-лигу. Это совершенно другой уровень. В Португалии
молодежная система выстроена так, что футболисты как можно чаще играют против
самых сильных соперников. В Англии иначе. Команда выходит в молодежный Кубок
Англии, проигрывает в нем и дальше уже просто не играет.

— Вы бы хотели, чтобы ваши резервисты играли в первой лиге, как резервисты
«Реала»?

— Да. Было бы здорово, чтобы такие футболисты, как Диарра, Микель и Калу имели
бы возможность сыграть в этой лиге, когда они не попадают в заявку основной
команды.

— Вы удивлены тем, что сборная Англии играет так неуспешно?
— Она прибавит. Состав позволяет ей сделать это. Футболисты «Челси», «Ливерпуля»
и «МЮ» все время выигрывают турниры. Это идет им на пользу.

— Почему же нет успеха со сборной?
— Я не могу копать очень глубоко. Я не знаю. У всех футболистов есть опыт на
самом высоком уровне, все они хорошие игроки.

— Смогли бы англичане выиграть Чемпионат Мира под вашим руководством?

— Я не знаю.

— Вы не представляете себя тренером сборной Англии?
— Английская команда — это внутреннее дело англичан.

— В отличии от многих лучших тренеров вы никогда не играли на высоком уровне.

— Я никогда не был большим игроком, потому что в то время футбол не был мне
особенно нужен. На мой 18-й день рожденья мне подарили машину. В 18 я ездил в
университет каждый день на собственной машине, а не на автобусе или метро. У
меня были деньги на мою подружку, которая теперь стала моей женой. У меня были
деньги на каникулы заграницей. Мы отец был футбольным человеком, который хорошо
зарабатывал. Так что тогда я не особенно стремился к успеху. Я тогда ни о чем не
мечтал. Как только я начал работу тренером, я стал мечтать об успехе на этом
поприще. Это стало для меня важно. Ты начинаешь о чем-то мечтать и следуешь за
своей мечтой.

— Когда вам захотелось стать тренером?
— Я всегда хотел, когда был игроком я уже понимал, что никогда не стану лучшим.
Я мог бы играть лучше, чем играл, но не на высшем уровне. Я чувствовал, что как
тренер я могу добиться большего. Когда я был еще помощником, у меня уже была
такая уверенность. Год за годом я готовился к этому.

— Футбол не слишком выматывает вас?
— Нет, нет. Футбол не старит меня. Никакой связи с моей седой шевелюрой. Я
наслаждаюсь футболом. Иногда мне нужен один выходной. Вот это для меня идеал.

— А стресс?
— А я его люблю. Люблю такую жизнь. Люблю матчи. Люблю очень важные матчи.
Единственное, что я не люблю, так это тот час до игры, когда ты уже ничего не
можешь сделать.Футболисты тогда идут на массаж, разминаются, они готовятся, а я
ничего не делаю.

— Вы не находите, значит, футбол источником стресса?
— Нет.

— Вы не нервничаете даже во время таких матчей, как с «Барселоной» в Лиге
Чемпионов?

— Нет. В такие моменты я концентрируюсь. Думаю, принимаю решения. Размышляю,
почему они вдруг оказываются сильнее. Если они проигрывают, пытаюсь угадать, что
они предпримут дальше. Пытаюсь максимально влиять на ситуацию. Я пытаюсь
угадать, в каком состоянии находятся мои футболисты, чтобы принять верное
решение, сказать нужное слово. Но я не нервничаю. Вот только вечером после матча
я не могу заснуть ночью. Не могу — и все. Ну, не спится мне.

— На вас давит, что все ждут от вас только побед?
— Ну это я не могу изменить. У нас такая репутация. Может быть, если бы мы не
выиграли чемпионат два раза подряд, люди думали бы иначе. Может, они бы поняли,
что и успех требует времени. Никто не выигрывал премьер-лигу в первый год своей
работы. Хорошие игроки и деньги на них — это здорово, но еще нужно и время,
чтобы работать. Однако теперь у нас нет выбора. От нас ждут только побед.

— Часто говорят о проблемах со здоровьем, которые бывают у тренеров.
— Зарекаться нельзя. Представьте, случится следующий матч, у меня проблемы с
сердцем. Я говорю, что я всегда спокоен и уверен, что игра не может убить меня.
Однако никогда не знаешь, что будет завтра. Возможно, когда-нибудь меня доконают
судьи! Возможно, судьи когда-нибудь добьют меня каким-нибудь неудачным решением
(смеется). Вот об этом я могу погрустить.

— Вы говорили, что думали об уходе из «Челси».
— Просто я первый раз так долго работаю с одной командой. Дольше всего я работал
с «Порту» — два с половиной года. Тут уже пошел третий год. Здесь другая
культура. Другие цели. Я ушел из «Порту», потому что хотел толчка для своей
карьеры. Не знаю, где я могу найти сейчас что-то большее, чем в «Челси». Цели и
противники тут самые сильные. Премьер-лига, на мой вкус, самый сильный
чемпионат. По уровню футбола и организационным вопросам премьер-лига лучшая в
мире. Вам может больше нравится футбол в Испании или Италии, но здесь все равно
он лучше.

— Почему вы думали об уходе в конце прошлого сезона?
— Были проблемы. Я же тоже не идеальный.

— А в чем заключаются ваши слабые стороны?
— В том, что я не думаю о своем имидже, говорю и делаю то, что считаю нужным. Я
не умею притворяться.

— А если бы умели, вы были бы еще лучше как тренер?
— Да. Я бы тогда думал о своем имидже, и это бы положительно сказывалось на мне.
Я бы следил внимательно за тем, что говорю. Больше бы сглаживал углы и имел бы
меньше проблем. Я был бы из тех, кого все любят.

— Как вы думаете, с вами трудно работать? Например, Роману Абрамовичу или
Питеру Кеньону.

— Нет, не думаю, может, они бы ответили иначе, но мне так не кажется. Вы любите
совершать оригинальные поступки. Например, вы выбросили медаль за победу в Лиге
Чемпионов. Да, но когда я выиграл Кубок УЕФА, я просто заплакал. Когда мы
забивали «Барселоне», я радовался как сумасшедший. Когда мы забили «МЮ», я был
спокоен. Все зависит от момента, от эмоций, которые испытываешь.

— Вы спокойный человек?
— Да.

— И как личность, и как тренер?
— Да.

— Многие считают, что вы совершаете многие поступки специально для публики?

— Нет, это не так.

— Вы всегда говорите, что матч начинается на пресс-конференции. Вы всегда
используете ее, чтобы оказать давление на судей или противников.

— Ну, думаю, это нормально. Так нужно делать. Пресс-конференции и даны, чтобы
говорить об игре, высказывать свою точку зрения.

— Вы чувствуете влияние на игру этих пресс-конференций?
— Прямого влияния нет. Однако некоторые слова могут помочь моим игрокам
правильно воспринимать предстоящий матч.

— Вы рассчитываете, когда говорите, кто ваш соперник?
— Конечно, и они делают то же самое. Очень важно, на кого направлены твои слова.
Например, влиять словами на сэра Алекса Фергюсона совершенно бесполезно.

— Но вы пытаетесь?
— Не на него, а скорее на ситуацию. Снять напряжение со своих футболистов,
представить наши цели яснее нашим фанатам. Я пытаюсь как бы поговорить сразу со
всеми.

— Однако вы, кажется, умеете влиять на Рафаэля Бенитеса?
— Нет, нет. Наши матчи против них всегда очень сложные, если забыть об одной
нашей побед 4:1. Я уважаю его, как и многих других тренеров. Думаю, это взаимно.
У нас были проблемы, мы их решили.

— Вы хотели бы еще выиграть чемпионаты Испании, Италии, стать тренером
сборной Португалии?

— Прежде всего, я хочу выиграть свой пятый чемпионат подряд. Затем взять Лигу
Чемпионов. Я ее уже выигрывал, как и Кубок УЕФА, но Лигу Чемпионов я хочу
выиграть второй раз, а вот Кубок УЕФА не очень (улыбается). Хочу еще раз
выиграть Кубок Лиги. Очень хочу победить в Кубке Англии на «Уэмбли».

— А побеждать в других странах?
— Могу сказать, что меня привлекает чемпионат Италии. Однако сейчас мне важнее
работать в самой лучшей лиге мира, а она сейчас здесь.

— Почему Италия, а не Испания?
— Я работал в Испании четыре года помощником, знаю этот чемпионат, эту страну.

— А Италия неизведанная земля?
— Да. Однако я не загадываю, может быть, я окажусь когда-нибудь и в Испании.
Однако сейчас об этом речь не идет. Пока Абрамович не пытается диктовать мне
состав, я даже не думаю о новых местах (улыбается).

Источник: Официальный сайт ФК "Челси" Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 0
29 июля 2017, суббота
Партнерский контент