Попов: "Сантьяго Бернабеу" аплодировал "Спартаку"
Фото: "Чемпионат.ру"
Текст: Олег Лысенко

Попов: "Сантьяго Бернабеу" аплодировал "Спартаку"

В жизни футболиста Попова было несколько действительно исторических матчей. О славном игровом прошлом и насыщенном директорском настоящем Дмитрий откровенно рассказал "Чемпионат.ру".
11 февраля 2011, пятница. 12:00. Футбол
Про таких, как он, говорят: человек, который сделал себя сам. В историю Попова это американское клише вписывается идеально. Он поздно попал в организованный футбол, но многое в нём успел. Вопреки скепсису окружающих, благодаря собственному трудолюбию. Два европейских полуфинала, первый матч и первый чемпионат мира в истории сборной России – везде-то он был, везде поиграл. Позже были ещё знаменательные встречи и очень памятные голы. Например, мадридскому "Реалу". Да что я рассказываю – послушаем самого Дмитрия.

Открою вам маленький секрет: при расшифровке этого интервью даже слова менять местами мне не пришлось. Спортивный директор "Спартака" – грамотный и эрудированный человек. И приветливый вдобавок. У современных футболистов такой набор качеств – большая редкость.

Справка "Чемпионат.ру"

Дмитрий Львович Попов

Родился 27 февраля 1967 года в Ярославле.
Нападающий, защитник, полузащитник.
Клубная карьера: "Шинник" Ярославль (1984—1989), "Спартак" Москва (1989—1993), "Расинг" Сантандер, Испания (1993—1996), "Компостела", Испания (1996—1999), "Маккаби" Тель-Авив, Израиль (1999), "Толедо", Испания (2000).

Достижения: чемпион СССР (1): 1989. Серебряный призёр чемпионата СССР (1): 1991. Чемпион России (2): 1992, 1993. Обладатель Кубка России (1): 1993. Полуфиналист Кубка чемпионов УЕФА (1): 1990/1991. Полуфиналист Кубка кубков УЕФА (1): 1992/1993. В составе национальной сборной России провёл 21 матч, забил 4 мяча. Участник ЧМ-1994.

В настоящее время – спортивный директор ФК "Спартак" Москва.
20 ЛЕТ СПУСТЯ

— Дмитрий, вопрос на засыпку: какой юбилей 20 марта отметит "Спартак"? Подсказка: вы к нему имеете самое непосредственное отношение.
— Дайте-ка подумать. Наверное, матч какой-то. Кубок чемпионов?

— Совершенно верно. 20 лет назад "Спартак" первый и пока единственный раз в своей истории вышел в полуфинал Кубка чемпионов.
— Значит, речь о победе в Мадриде? А ведь точно – два десятка лет прошло…

— Тот знаменитый матч на переполненном "Сантьяго Бернабеу" в деталях помните?
— До мельчайших подробностей. После 0:0 в Москве на нас никто уже не ставил. Тогда как мы сами были почему-то уверены, что если покажем свою игру в Мадриде, то сможем их пройти. В принципе, так и получилось.

— Что-то необычное перед игрой происходило? Может быть, речь Романцева в раздевалке была как-то особенно проникновенна?
— Нестандартной была программа подготовки к игре. Как сейчас помню, в день матча – а начинался он поздно, часов в восемь-девять вечера – поехали на экскурсию по Мадриду. Ничего подобного прежде не происходило. Немножко изменил Олег Иванович и установку на матч. Так что необычные вещи действительно были. Но, конечно, больше всего врезалась в память непосредственно игра. "Спартак" быстро пропустил – сами себе "привезли" гол на шестой или седьмой минуте. И тем не менее сумели выиграть – 3:1. Когда Валера Шмаров провёл "Реалу" третий мяч, весь стадион аплодировал. Такая овация дорогого стоит…

— Вспомните, кто был вашим персональным противником в той игре?
— Конечно. Мичел. Правый полузащитник. Я с ним всю игру наперегонки бегал (улыбается).

— И как успехи?
— Ну, раз мы выиграли, значит, всё нормально.

— Что после игры в раздевалке происходило?
— Ой, одни эмоции! Какие-то дикие пляски в душе и всё в таком роде…

— Автор двух мячей в ворота "Реала" Дмитрий Радченко, небось, гоголем ходил?
— Да нет. Нас через два дня ждал "Пахтакор". Чудом выиграли – 1:0. Так Олег Иванович быстренько из гоголей сделал моголей (смеётся). Он ещё в Мадриде предупредил: "Следующий матч будет непростым, давайте готовиться". Романцев — человек опытный, знал всё наперёд.

— И что же, совсем никак не отметили выход в полуфинал Кубка чемпионов?
— Там такая история получилась. В Испании начиналась забастовка водителей автобусов, поэтому нас заранее привезли в аэропорт. Просидели пять часов до вылета. И вот там нам официально разрешили выпить по бокалу пива. Собрались всей командой и, естественно, эту возможность использовали.

— "Марсель" в полуфинале объективно посильнее "Спартака" был?
— Да. Мы и сами попали на небольшой физический спад, и соперник достался очень серьёзный. Французы и физически были готовы получше, и в подборе исполнителей "Спартак" превосходили. Плюс очень уж неудачно первый матч сложился: проигрывали дома 0:2, в итоге получили 1:3. После этого шансов уже оставалось совсем мало.
Ба! Знакомые всё лица…

Ба! Знакомые всё лица…

ЧЁРНЫЙ ДЕНЬ В АНТВЕРПЕНЕ

— Через два года "Спартак" снова играл в европейском полуфинале – теперь Кубка кубков. Сегодня, с расстояния прожитых лет, какой вам видится причина драматичного поражения от "Антверпена"? Несчастный случай?
— И это тоже. Но существовала и объективная причина неудачи – команда, на мой взгляд, была недоукомплектованной. Но всё равно – бельгийцев мы должны были проходить. Дома 1:0 выиграли. А после того как и там открыли счёт, им уже нужно были забивать три мяча. Но ещё в первом тайме получили травмы Радченко и я, а на скамейке не хватило людей, которые могли бы поддержать заданный темп. В итоге пропустили три. Плюс ещё судья свистнул непонятный пенальти, кого-то удалил с поля… В общем, всё сложилось против нас. Неудачное стечение обстоятельств. Было реально обидно. В тот раз мы как никогда близко подошли к финалу европейского кубка. Уверен, что и в финале сыграли бы по меньшей мере достойно.

— Следующим поколениям спартаковцев такие результаты даже не снились. Ваше мнение: в чём была эксклюзивность команды начала 1990-х?
— В том, что собралась действительно хорошая команда. Был сплав опыта и молодости. Были опытные защитники – Базулев, Поздняков. Они добавляли на поле уверенности команде. И была талантливая молодёжь – все потом играли в Европе: Радченко, Шалимов, Кульков, Шмаров, Карпин… Я вам так скажу: если бы в 1991 году "Спартак" не покинули пять-шесть ведущих футболистов, эта команда ещё года два-три в Европе шумела бы. Я глубоко убеждён в этом.

— И Лигу чемпионов могли выиграть?
— Не знаю, как насчёт победы, но кровь грандам точно попортили бы. Мы это доказали в сезоне-1990/1991.
Очередной экспонат для спартаковского музея.

Очередной экспонат для спартаковского музея.

ЛУЧШЕ ПОЗДНО, ЧЕМ НИКОГДА

— Ваша, Дмитрий, личная история тоже по-своему уникальна. Вы на самом деле до 16 лет не занимались футболом?
— До 15. Во дворе мяч гонял. Не знаю, можно это считать занятиями футболом или нет (усмехается). Профессионально – нет, не занимался.

— Вы и армию, знаю, прошли?
— Прошёл, но не от и до. Я уже числился в "Шиннике", и клуб приложил определённые усилия, чтобы я два года в сапогах не бегал…

— Но казарма, портянки, "кирзачи" – всё это было?
— Было. Но недолго. Присягу принимал, находился определённое время в воинской части. Так что с вооружёнными силами Советского Союза соприкоснуться успел.

— И сколько времени вы в футбол не играли?
— Не так уж и много. Месяца полтора, наверное.

— А потом "Шинник" решил проблему?
— Наверное, сейчас уже можно сказать, что да (улыбается)…
Какие наши годы?!

Какие наши годы?!

ХЕТ-ТРИК ЗАЩИТНИКА

— Как вам посчастливилось фактически без школы, без базовой подготовки попасть в "Спартак"?
— Прежде чем попасть в "Спартак", я несколько лет поиграл в "Шиннике". В столицу переехал в 22 года. А то, что школы не хватало, – правда. Были пробелы в технике. Приходилось их индивидуальными занятиями восполнять. Романцев мне так и сказал: если хочешь играть в "Спартаке", давай, навёрстывай упущенное.

— Чем подкупили Олега Ивановича – талантом, трудолюбием?
— Ну, наверное, что-то он такое увидел, раз решил со мной повозиться.

— Он же вас из нападающего в полузащитника переделал?
— Сначала – в защитника. Да, он.

— Не сопротивлялись?
— Вы знаете, я очень хотел играть в "Спартаке". И отдавал себе отчёт в том, что для игры в нападении этой команды мне элементарно не хватает футбольного образования. В защите тоже есть свои премудрости, но там всё-таки немножко проще, чем в атаке. А физические данные у меня всегда были неплохие.

— А расскажите, как это защитник Попов в сентябре 1991-го три мяча в динамовские ворота упаковал.
— А там вся команда здорово сыграла. Мы к этому матчу очень серьёзно готовились. Они и в турнирной таблице недалеко от нас находились, и играли неплохо, и подбор игроков у "Динамо" приличный был – Добровольский, Кобелев, Кирьяков, Колыванов. Наверное, в тот день звёзды удачно сложились. Мы выиграли 7:1. Три гола я забил, ещё по два Радченко и Перепаденко добавили…

— Романцев не был шокирован вашей прытью?
— Не знаю. Нет, наверное.

— А сами от себя такого ожидали?
— Скажем так: было неожиданно. Эти три гола мне, конечно, хорошо запомнились.

— До или после этого хет-трики случались?
— Да, потом ещё однажды три мяча в Испании забил, за "Расинг".

КАК КАРПИН И ПОПОВ В ИСТОРИЮ ПОПАЛИ

— Выйти на поле в самом первом матче сборной России, да ещё и забить гол – какие это были эмоции?
— Самые положительные, что там говорить. Причём гол, скажу без ложной скромности, получился очень красивый. Первый мяч провёл с пенальти Валера Карпин, наш генеральный директор. А с игры я первый забил. Так что в историю мы оба, получается, попали (улыбается).

— Ощущали тогда, в августе 1992 года, историческую значимость момента?
— Нет, абсолютно ничего такого не было. Была сборная СССР – стала сборная России. Всё происходило довольно буднично. Творцами истории мы себя точно не ощущали.

— Мне кажется, как раз в сборной вы себя не в полной мере реализовали.
— А я доволен – и тем, как у меня сложились отношения со сборной, и карьерой в целом.

— Но позвольте: в середине 1990-х вас почти три года не приглашали в национальную команду…
— У каждого тренера своё видение игры. Абсолютно нормальная ситуация.

— А тренером-то был Романцев…
— Значит, на тот момент он не видел меня в команде. Не вижу здесь какой-то подоплеки, двойного смысла.

— От чемпионата мира 1994 не лучшие остались воспоминания?
— Не очень хорошие. Я тогда не один месяц мучился после перелома пятой плюсневой кости и неудачной операции. Как только выходил на жёсткое поле, боль снова возвращалась. В результате сыграл меньше тайма со шведами, усугубил старую травму, и на этом чемпионат мира для меня закончился.

— А какая вообще в коллективе была обстановка – после пресловутого "письма четырнадцати"?
— Конечно, оно повлияло на команду. Наверное, сами знаете, сколько людей теперь сожалеет о том бардаке, который случился в сборной. Потому что если бы коллектив был единым и в Штаты поехали все сильнейшие, результат наверняка получился бы гораздо лучшим.

Продолжение интервью.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 25
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Сумеет ли ЦСКА победить в Лондоне и попасть в плей-офф Лиги Европы?
Да
3073 (27%)
Нет
8217 (73%)
Проголосовало: 11290
Архив →