Текст: «Чемпионат»

Бузникин: как игрок "Ростова" не могу выносить сор из избы

Юркому и техничному форварду не так-то просто проявить себя в современном футболе, тем более в российском, с его неважными полями и оборонительными моделями большинства клубов.
14 декабря 2006, четверг. 13:14 Футбол

Юркому и техничному форварду не так-то просто проявить себя в современном
футболе, тем более в российском, с его неважными полями и оборонительными
моделями большинства клубов. Однако Максиму Бузникину удалось оставить яркий
след в истории российского футбола, становясь чемпионом страны дважды в составе
«Спартака» и дважды в составе «Локомотива». Нынешний период в карьере Бузникина
не назовешь особо успешным: после заметного дебюта осенью 2005 года в «Ростове»
Максим провел противоречивый сезон. Но по-прежнему полон оптимизма и надеется
поиграть в команде, которая будет бороться за победу в премьер-лиге. С форвардом
«Ростова» беседуют комментатор «НТВ Плюс» Алексей Андронов и обозреватель
«Газеты», комментатор «НТВ Плюс» Александр Шмурнов.

— Почему Максим Бузникин — яркий, талантливый форвард — в последнее время
слишком редко оказывается в центре внимания?

— Так складывается моя футбольная карьера. Что-то зависит и от меня, но что-то и
от обстоятельств. Мне бы хотелось стабильности, но все время случаются какие-то
передряги.

— За сборную в пяти матчах вы забили пять мячей, в первом сезоне за «Спартак»
на вашем счету в двадцати матчах восемь голов, а в «Ростове», где вы появились
под конец прошлого сезона, всего за 13 матчей тоже восемь — прекрасные
результаты. Получается, что при первом появлении в команде вам удается показать
класс, сделать что-то яркое, а потом все идет на спад. Такой характер?..
— Если проследить всю мою карьеру, вы не найдете каких-то явных провалов.
Были травмы, были обстоятельства, не связанные с футболом, которые мешали играть
в полную силу. Но если я в хорошей форме, то результаты не заставят себя ждать.
Так что дело все-таки не в свежести восприятия.

— Где проще играть: в команде, которая борется за чемпионство, или в
середнячке — таком как «Ростов»?

— Мне в сильной команде играть легче. С психологической, тактической, физической
точки зрения, так как сильная команда больше времени проводит в атаке, нагрузка
равномерно распределяется на всех игроков. Конечно, в сильной команде себя
сложнее проявить, найти свое место из-за высокой конкуренции. Но ведь здоровая
конкуренция способствует прогрессу футболиста.

— Как вам дались переходы из клуба в клуб? Уходы из «Спартака» и «Локомотива»
были вынужденными?

— Есть перестроения сугубо технические, и есть психологические, конечно. Но с
опытом все сглаживается. Игроку поигравшему несложно адаптироваться в любой
команде. А трагедий из перемен я делать не привык.

— Трудно адаптироваться в провинциальном городе после Москвы?
— Здесь каждый делает свой выбор. Кто-то из Москвы уже никуда не хочет уезжать и
даже готов сидеть без работы. Для меня возможность играть в футбол важнее, чем
бытовые удобства и комфорт. При том, что я любитель московской жизни, здесь моя
семья, дом, но ради того, чтобы играть в футбол, я готов срываться и ехать в
другой город.

— На Западе спорт, и футбол в том числе, давно превратился в часть
шоу-индустрии. Известные футболисты — это рекламные лица, люди «тусовки». В
России этот процесс тоже идет. Как вы относитесь к участию в различных шоу и
проектах, не касающихся футбола?
— Положительно, если все это не мешает основному делу.

— Приходилось сталкиваться с непониманием или даже издевками со стороны
тренеров или коллег по команде? Например, свежа история с Кержаковым и его
книгой, после выхода которой его иначе как «писателем» никто не называл.
— В то время Кержаков прекрасно играл и доказывал, что он бомбардир номер
один чемпионата России. И все эти разговоры могли вести только недоброжелатели и
завистники. И у меня была подобная история шесть лет назад, когда я записал
диск. Обо мне говорили невесть что. А сделано это было во время отпуска ради
шутки. Потом уже мои друзья-музыканты предложили серьезно записаться на студии.

— Что это была за музыка, какого стиля?
— Самая разная. Современные ритмы. А песни — о жизни, о любви.

— Вы сами выпускник краснодарской футбольной школы, клуба «Кубань». Когда
команда в прошлый раз попала в высшую лигу и ей требовались игроки, вам было
сделано предложение?
— Да, но конкретного разговора тогда не получилось. Сейчас я теоретически
готов проявить интерес к их предложениям. Мне уже не двадцать лет, и под конец
карьеры хочется отдать долги. Мечтаю, чтобы «Кубань» на этот раз не только вышла
в элитную лигу, но и закрепилась в ней и боролась за медали.

— Вы сказали: Москва — мой дом, а как же Краснодар?
— Это тоже мой дом, там мои родители, друзья. Я не знаю, как сложится моя жизнь,
пути Господни неисповедимы. Не исключено, что вернусь в «Кубань» и в Краснодар.
Но все же я пока еще чувствую в себе силы выступать за ведущие клубы и бороться
за чемпионство. А насчет «Кубани» — это пока перспектива, мечта, не относящаяся
к сегодняшнему дню.

— Вы общаетесь с теми, кто, как и вы, вышел из краснодарской футбольной школы
и играет сейчас в Москве и других городах? Например, с Дмитрием Хохловым?
— Да, с ним мы встречаемся, увы, не очень часто, насколько позволяет наш
график. Но вот на днях виделись. Иногда в Краснодаре встречаемся во время
отпуска.

— Ваше появление в «Ростове» в 2005 году было почти феерическим, но минувший
сезон получился скомканным. Сейчас клуб заинтересован в вас?
— Пока я не могу в принципе понять руководство клуба: в чем они
заинтересованы, какую команду они хотят делать. Мне хочется бороться за первые
места, за выходы в еврокубки, а не за выживание. Руководство решает пока свои
проблемы, и все это передается команде.

— «Ростов» в этом сезоне неплохо выступал. И ЦСКА в Москве обыграл, и с
другими московскими клубами боролся. Однако конец сезона получился скорее
досадным.
— В команде были собраны неплохие футболисты. Но отношение к команде,
организация оставляли желать лучшего.

— Этот чемпионат назвали самым грязным, имея в виду множество договорных
матчей. Что вы об этом думаете?

— Мне кажется, что наш чемпионат называют грязным и договорным каждый год. Но
пока никто ничего не сумел доказать. Что касается участия непосредственно
«Ростова» в договорных играх, то мне не хотелось бы говорить на эту тему. Я
остаюсь членом команды и не хочу выносить сор из избы.

— Какие ощущения остались у вас от выступления за сборную?
— Я играл в эпоху Романцева, в то время меньше внимания уделялось игре со
стороны журналистов, зрителей и со стороны власти. Но сборная была объектом
особого внимания. А мне всегда больше удавались игры на международном уровне,
когда можно показать себя людям.

— Ваше футбольное кредо — «игра в удовольствие и игра на публику»?
— Когда идет открытый футбол, когда встречаются команды, позволяющие друг другу
играть, это и зрителям нравится, и большинству футболистов. Международные игры,
как правило, преследуют именно такую задачу. Здесь и хорошие поля, и хорошие
стадионы, и прекрасная атмосфера, так что от игры получаешь колоссальное
удовольствие.

— Для вас не все равно — пустые трибуны или переполненный стадион?
— Меня, как и любого футболиста, пустой стадион и плохое поле не вдохновляют. В
этом смысле, кстати, в Ростове я всегда чувствовал себя уютно, ощущая поддержку
полных трибун.

— Не обидно слышать фразу: «Ну, как умеет падать Бузникин, мы все знаем»?
— Я не падаю специально, но это часть игры, часть шоу. Защитником быть очень
трудно, надо уметь играть в штрафной, где любое его неправильное, неаккуратное
движение может трактоваться как фол и привести к пенальти. А нападающему надо
переиграть не только защитника, но и судью. Если защитник не умеет чисто
отобрать мяч, тогда пусть пойдет потренируется.

— Вам приходилось немало забивать и головой, несмотря на скромные физические
данные. Можно считать умение играть головой вашей игровой характеристикой?
— Для того чтобы забивать головой, надо иметь не столько высокий рост, сколько
умение быстро реагировать, хитрить на поле. У меня отец тоже маленького роста, а
играл головой здорово. Можно считать, что я у него научился.

— Наши футболисты и клубы пока с некоторым сомнением и даже пренебрежением
относятся к аренде. Вы арендовались трижды, что вы об этом думаете?
— Сложился стереотип, что футболист, отданный в аренду, предыдущему клубу не
нужен, что на нем поставили крест и потому отдали. Отсюда негативное отношение к
аренде и у самих футболистов, и у публики. На Западе подход другой. Там покупают
хорошего, дорогого игрока и могут его сразу же отдать в аренду с последующей
перспективой. А у нас отдают порой футболиста в аренду из-за того, что он сейчас
команде не нужен, а выгодно продать не получается. И психологически футболисту
тяжелее, потому что он находится в подвешенном состоянии. Но все зависит от
человека, от его психологической устойчивости.

— Есть другая сторона монеты: игрока, взятого в аренду, и новые партнеры, и
болельщики воспринимают как чужака, пришедшего на время.
— Да, с одной стороны, он не наш, а с другой — должен доказать новой команде
свою состоятельность. То есть аренда игрока становится своеобразным
испытательным сроком. Только замечу, что иногда это испытание для обеих сторон.
Свой первый испытательный срок в 1999 году в «Сатурне» я провел так, что
следующий сезон начал опять в «Спартаке».

— Как вы думаете, логично, что клубы при аренде, а иногда и при продаже игрока
не выпускают его на поле в очном матче?

— С футбольной и игровой точки зрения — это полный бред. Во встрече с прежней
командой, а тем более с той, которая отдала его в аренду, футболист, наоборот,
хочет проявить себя, а ему этого сделать не дают.

— У вас в детстве были футбольные предпочтения, кумиры, учителя?
— В детстве я собирал статьи, фотографии, записи про «Милан» конца 1980-х —
начала 1990-х с Гуллитом, ван Бастеном, Райкаардом. Конечно, чемпионат мира 1986
года с участием Марадоны просмотрел весь. Марадона, безусловно, был кумиром. За
ним подсматривали, пытались его повторять. Могу сказать, что сейчас футбол
изменился, но для меня именно то время остается ориентиром и своеобразным
идеалом.

— Футбол изменился, и в первую очередь сами игроки стали более рослыми и
массивными. Футболист вашей конституции сейчас уже редкость?

— В отборе футболистов изменились приоритеты. В детско-юношеских школах обращают
внимание больше на физические кондиции, так как футбол стал более быстрым и
силовым.

— А когда уже началась профессиональная карьера, вы подглядывали за кем-нибудь,
учились?

— Я и до сих отмечаю для себя лучшие моменты в игре партнеров и противников и не
считаю это зазорным.

— Вы лишены чувства зависти?
— Желание быть лучшим не должно мешать впитывать то, что есть вокруг. Футболист
состоит из достоинств и недостатков, и задача тренера сделать так, чтобы все
качества игрока использовались во благо игры. А задача игрока —
совершенствоваться.

— Вам интересно, что происходит сейчас со сборной?
— Конечно, я живу футболом. Очень хочется, чтобы нашу страну, нашу сборную
зауважали в мире. Хиддинку нужно выбрать из шестидесяти хороших игроков
двадцать, выбор получается небольшой. Сейчас мало наших футболистов, больше
половины игроков чемпионата — легионеры. Хиддинк правильно делает, приглашая
молодых игроков, — им необходимо набраться уверенности. Вообще в нашем футболе
большая проблема с психологической подготовкой. Сам знаю, чем ближе
ответственный матч, тем больше груз психологической ответственности, с которым
не каждый может справиться. А на международном уровне психологическая
устойчивость на первом плане. И здесь немаловажен опыт международных встреч,
который у нас невелик. А европейские футболисты умеют справиться со стрессами и
во многом благодаря опыту.

— К слову, вам бы не хотелось попробовать свои силы в Европе?
— Уже устал я от всех передряг, разговоров о контрактах, аренде и зарплатах. Мне
прежде всего хочется стабильности, я мечтаю полностью переключиться на игру. Я
давно уже не ощущал вкуса большого футбола.

Источник: GZT.ru Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
25 сентября 2017, понедельник
24 сентября 2017, воскресенье
Партнерский контент