Цауня: возможно, чуть-чуть недооценили ПАОК
Фото: Александр Мысякин, "Чемпионат.ру"
Текст: Пётр Геллер

Цауня: возможно, чуть-чуть недооценили ПАОК

Латвийский полузащитник ЦСКА Александр Цауня после ответного матча с ПАОКом объяснил, почему попросил замену, а также поделился мнением о причинах трудностей армейцев.
23 февраля 2011, среда. 11:30. Футбол
— Александр, поздравляем вас с выходом в стадию. Вы оба матча отыграли не до конца – не готовы пока играть все 90 минут?
— Ну, возможно. Наверное, поэтому и получил повреждение. Надеюсь, что это микротравма. Завтра поедем на обследование. Почувствовал неприятные ощущения в задней поверхности бедра и попросил у тренера замену. Пока что не знаю, с чем это связано.

Надеюсь, что это микротравма. Завтра поедем на обследование. Почувствовал неприятные ощущения в задней поверхности бедра и попросил у тренера замену. Пока что не знаю, с чем это связано.
— Если сравнивать два ваших матча, проведённых в Лиге Европы, то что можете сказать о самой игре – увереннее ли вы себя чувствовали в ответной встрече?
— Конечно, с каждым матчем я обязан чувствовать себя увереннее. Но в то же время нельзя расслабляться, надо работать и добавлять, это понятно. Конечно, с каждым матчем становишься увереннее, да и дома приятнее играть, чем на выезде.

— Леонид Викторович Слуцкий сказал, что вы порой чересчур осторожничаете. Вы сами за собой это замечаете?
— Да, наверное, есть такое. Первые официальные игры, ещё и уровень УЕФА…

— После первого матча вы, наверное, прочитали слова тренера. Как они на вас повлияли, как вы перестроили свою игру?
— Я разговаривал с тренером, были установки. Стараюсь выполнять больше тактические задания по обороне, больше на этом акцент сделали с самого начала. А впереди – да, он говорит, что надо быть острее, наглее.

— Сегодня вы достаточно остро играли на фланге, старались бежать вперёд, однажды даже своего партнёра по команде Щенникова немного сбили возле боковой линии. Это как раз связано с тем, что вы старались отрабатывать в атаке?
— (Улыбается) Ну нет, этот момент с этим не связан. Наверное, это было видно больше во втором тайме, когда Нециду отдавал пас. Слуцкий имел в виду, чтобы я делал больше прорывов, подач, бил сам.

— Чувствовалась ли агрессия со стороны греческой команды?
— Чувствовалось, что им было нечего терять. Им надо было забивать, и это, конечно, чувствовалось.

Слуцкий в перерыве был эмоционален, но мы сами понимали, что первый тайм провели не лучшим образом, так что всё по делу. У ПАОКа были моменты, они могли забить пару голов точно.
— Почувствовалось после первого забитого ими мяча или с начала матча?
— С начала матча. Они вышли с тем настроем, что им надо обязательно забивать. Им нечего терять было – последняя игра, тем более первую они проиграли.

— Сегодня игроки ПАОКа падали, как кегли. Это ЦСКА действительно так жёстко действовал или они поигрывали на судью?
— Не знаю. Греческий футбол немного отличается, у нас он немного пожёстче.

— Насколько тяжело по такому матчу пропускать первыми, да ещё такой достаточно нелепый мяч?
— Да, мы как раз с Игорем Акинфеевым перед этим моментом заменились и пришли в раздевалку. Гол видели только в повторе. Думаю, что это было очень тяжело психологически перестроиться. Хорошо, что Тошич заработал пенальти, а Игнашевич его добил.

— Игорь всегда на язык очень остёр – как прокомментировал пропущенный мяч?
— Ну, он был в душе, поэтому я не слышал (улыбается).

— А вы как-то прокомментировали тихим недобрым словом?
— Про себя – да (улыбается).

— Насколько давит ответственность в связи с тем, что тренер уже выпускает вас в основе? Фактически, вы только пришли в клуб и сразу же стали играть в таких важных матчах.
— Да, тяжело, но это опыт. Первая игра, вторая, обе в еврокубке. Надеюсь, что с ногой всё в порядке. Если буду выходить в следующих матчах, то будет легче. И психологически, и физически, и взаимопонимание с партнёрами будет выше.

Может, чуть-чуть недооценили соперника. Они очень агрессивно начали, потому что, повторюсь, им было нечего терять. А мы, может быть, немного осторожничали, где-то нелепо ошибались и получали контратаки.
— Сейчас находитесь ещё в процессе налаживания связей или уже можете сказать, что с кем-то из русскоязычных игроков уже хорошо друг друга понимаете?
— Понимаем, потому что, в принципе, мы знаем, как двигаться, куда и когда. Намного легче, когда тебе всё это объясняют и ставят – куда бежать и когда.

— Леонид Викторович очень эмоционально провёл по крайней мере первую половину матча, ругался дико – это было видно по телевизору. В раздевалке в перерыве он также был разъярён?
— Ну, он был эмоционален, но мы сами понимали, что первый тайм провели не лучшим образом, так что всё по делу. У ПАОКа были моменты, они могли забить пару голов точно.

— Насколько на действиях команды сказался мороз?
— Сказывался. Конечно, это трудно, но играть в такой мороз тяжело обеим командам, поэтому что-то говорить про погоду неправильно.

— Куда делась агрессия ЦСКА, которая была видна в первом матче? Совершенно по-иному складывался поединок, команда выглядела по-другому.
— Тяжело сказать. Может, чуть-чуть недооценили соперника. Они очень агрессивно начали, потому что, повторюсь, им было нечего терять. А мы, может быть, немного осторожничали, где-то нелепо ошибались и получали контратаки.

— Когда на Игоря Акинфеева было совершено нападение, хотелось побить соперника?
— Ну, конечно, хотелось, но я уже чувствовал ногу, попросил замену у тренера до этого. Потом увидел, что Игорь лежит, и получилось неприятно – две замены, и обе, в принципе, вынужденные. Неприятный момент.

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 11
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →