Павел Погребняк: я отказался от Дженифер Лопес
Текст: «Чемпионат»

Павел Погребняк: я отказался от Дженифер Лопес

Путь из Москвы в Санкт-Петербург для форварда сборной России Погребняка пролегал через Калининград, Химки, Ярославль и Томск.
18 декабря 2006, понедельник. 18:36. Футбол

Путь из Москвы в Санкт-Петербург для форварда сборной России пролегал через Калининград, Химки, Ярославль и Томск

Первым новобранцем «Зенита» в нынешнем межсезонье стал форвард национальной сборной России Павел Погребняк. Этот трансфер не стал сенсацией. О появлении воспитанника московского «Спартака», поигравшего за «Балтику», «Химки», «Шинник» и «Томь», на берегах Невы заговорили еще летом. Ближе к финишу чемпионата о том, что Павел начнет новый сезон в сине-бело-голубой форме, знали все питерские болельщики. Хотя сам Погребняк до последнего момента этого не подтверждал и говорил о трех имеющихся у него предложениях. 

По иронии судьбы в последнем туре чемпионата России-2006
«Зенит» принимал «Томь». Этот матч стал своеобразной презентацией новичка питерцев. 

«ЗЕНИТ» БЫЛ МНЕ ПО ДУШЕ С САМОГО НАЧАЛА

– Чем объяснить, что не имевшая большой турнирной мотивации «Томь» в матче на «Петровском» билась так, будто на кону стояла путевка в Лигу чемпионов?
– При определенных раскладах мы могли занять шестое место. Для «Зенита» это провал, а томские болельщики нас бы на руках носили. Да и премиальные за этот матч руководство «Томи» пообещало двойные. Хороший стимул, согласитесь. 

– Неужели для вас было важнее подсобить конкурентам своего будущего клуба, нежели помочь «Зениту» попытаться занять призовое место?
– Я выходил на матч в форме «Томи». Хотел забить голы и принести своей команде победу. Все мысли о переходе были отложены до финального свистка. Кроме того, для футболистов «Томи» важно было не дать повода для разговоров о «сдаче» игры. Мол, ребята из Сибири приехали отбывать номер в игре с газпромовскими «односпонсорниками». Поверьте, очень неприятно слышать нелепые обвинения, связанные с какими-то «договорками».

– Не затаили обиду на Эрика Хагена, грубо атаковавшего вас у штрафной «Томи»?
– Какие могут быть обиды! Норвежец сам себя наказал. Ведь красные карточки не аннулируются, и в начале будущего сезона он вынужден будет пропустить какое-то количество матчей.

– Какими критериями вы руководствовались при выборе клуба для продолжения карьеры?
– Хотелось попасть в хороший коллектив, играть в еврокубках и иметь достойные финансовые условия контракта. Всем этим требованиям соответствует «Зенит». 

– Путевку в Кубок УЕФА питерцы ведь пока не завоевали…
– Есть шанс пробиться в этот турнир через Кубок России, да и Кубок «Интертото» в нынешнем формате является, по сути дела, отборочным раундом к Кубку УЕФА. 

– На последнем матче нынешнего сезона зенитовские фанаты даже специальный плакат, посвященный вашему переходу, вывесили. Заметили ли вы его?
– Кажется, там было написано: «Паша, выбирай!» Мне зенитовский вариант с самого начала был по душе. Не знаю, кому может не понравиться играть на «Петровском», где питерские болельщики создают неповторимую ауру! Да и спонсор у «Зенита» сами знаете кто. Просто до окончания переговоров моего агента с руководителями питерского клуба, нельзя было торопить события.

ЛЮБИМАЯ КОМАНДА – «МЮ»

– Жене вашей Санкт-Петербург нравится?
– Она, по-моему, ни разу не была в этом замечательном городе. Если мне понравится, то и ей тоже. В этом я уверен.

– В одном из интервью, еще в бытность игроком «Балтики» и перспективным женихом, вы говорили, что хотели бы видеть своей избранницей саму Дженифер Лопес, а выбрали далекую от Голливуда российскую девушку…
– Английским я пока еще не владею в такой степени, чтобы с голливудскими красавицами объясняться.

– Зато с чувство юмора у вас проблем нет…
– В отличие от некоторых журналистов, не понимающих моих шуток. Когда появилась заметка, где я упомянул о Дженифер Лопес, меня в «Балтике» еще долго подкалывали.
– Про желание сыграть за «Манчестер Юнайтед» тоже тогда пошутили?
– Нет, поиграть в английской премьер-лиге мне очень хочется. Это мой самый любимый чемпионат, а «МЮ» — любимая команда. Не считаю, что это такая уж неосуществимая мечта. Мне ведь всего лишь 23 года, и футбольная карьера только начинается. 

– Если бы в начале года кто-то сказал, что вы станете основным игроком сборной и за вами будут охотиться несколько клубов российской премьер-лиги, поверили бы?
– Тогда я думал только о том, что нужно закрепиться в составе «Томи». Спасибо Валерию Петракову. Его роль в том, что я дорос до уровня сборной, велика. В начале сезона у меня не заладились дела в клубе, но Валерий Юрьевич продолжал мне доверять.

– Считается, что из провинциальных команд пробиться в сборную чрезвычайно сложно…
– Мне повезло. Когда играл в Ярославле, в национальную команду меня вызывали во многом благодаря Олегу Долматову. Он тогда ассистировал в сборной Юрию Семину. За «Томь» сделал хет-трик в самый нужный момент и обратил на себя внимание Гуса Хиддинка. Он тоже доверяет мне.

ГУС ПОЖЕЛАЛ МНЕ УДАЧИ

– Как вас приняли в сборной старожилы команды?
– Отлично. После двух голов, забитых в составе национальной команды, вообще почувствовал себя старожилом.

– Почему не удалось продолжить голевую серию в Скопье?
– Какая разница, кто забивает победные голы. Ничего не имею против, если отличатся Владимир Быстров или Андрей Аршавин. Свою игру в Македонии я еще сразу после матча оценил, как вполне нормальную. Меня ведь заменили при счете 2:0, и защиту хозяев я потерзать успел.

– С трибуны стадиона «Градски» показалось, что в том матче партнеры не слишком охотно пасовали вам…
– Конечно, нападающий, действующий на острие атаки, как никто другой зависит от партнеров. Только никакого злого умысла с их стороны не было. Македонцы опекали меня достаточно плотно, зато у других футболистов впереди появился оперативный простор. Мы выиграли, значительно улучшили свои шансы в борьбе за путевку в финал Евро-2008 – это главное.

– Какие впечатления остались у вас от совместной работы с Хиддинком?
– Понравились его раскованность, демократизм по отношению к футболистам и индивидуальный подход к каждому игроку сборной. Выпуская меня на поле в контрольной игре с Латвией, Гус пожелал мне удачи. Рука, как видите, у него оказалась легкой. 

– Ожидаете такого же от Дика Адвоката?
– Ничего не хочу загадывать наперед. Я настроен на серьезную работу. Никто ведь мне места в основе «Зенита» не гарантирует. 

– По накалу матчи, сыгранные вами в составе сборной и клуба, заметно различаются?
– Встреча «Зенит» — «Томь», пожалуй, в этом плане не уступала отборочным матчам Евро-2008. Против македонцев точно было полегче. 

– Контракт с сибиряками у вас заканчивался в декабре 2007-го. Как же удалось договориться о переходе в «Зенит»? 
– Точно знаю, что в контракте с «Томью» был пункт о том, что если поступит достойное предложение из другой команды, то меня обязаны отпустить без всяких проволочек. Все остальные вопросы к моему агенту и руководителям клубов. 

…Вряд ли, конечно, кто-то согласится на них ответить. Ведь даже сумма трансфера приводится разная. Первоначально утверждалось, что Погребняк обошелся «Зениту» в 6,5 миллионов евро. Спортивный директор питерского клуба Константин Сарсания в своих интервью говорил о 5-6 миллионах, не уточняя сколько именно. И уж совсем насмешил генеральный директор «Томи» Юрий Степанов. Он заявил, что отыгравшего прекрасный сезон форварда сборной России продали за ту же сумму, что и купили у «Спартака» — за 2,8 миллиона. Кому выгодна завеса коммерческой тайны над сделкой, понятно, пожалуй, всем, кроме руководителей «Зенита». 

Впрочем, имея в спонсорах «Газпром», можно миллионы не считать. Главное, чтобы Погребняк смог убедить Адвоката в своей необходимости на поле, чего не удалось сделать Кержакову. Если мы еще одного форварда национальной команды потеряем, придется ведь в спешном порядке оформлять российский паспорт второму новичку «сине-бело-голубых» Алехандро Домингесу.

Источник: Футбол плюс Хоккей Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 0
24 июля 2017, понедельник
23 июля 2017, воскресенье
Партнерский контент
Что происходит со "Спартаком"?
Архив →