Гус Хиддинк: спокойствие Абрамовича настораживает
Текст: «Чемпионат»

Гус Хиддинк: спокойствие Абрамовича настораживает

Наставник сборной России написал книгу "Это моя жизнь". Голландец Гус Хиддинк раскрыл все этапы карьеры, рассказал о себе и о своей семье. Книга написана по-голландски вместе с журналистом Франсом ван ден Ньювенхофом.
20 декабря 2006, среда. 10:22. Футбол
Наставник сборной России написал книгу "Это моя жизнь". Голландец Гус Хиддинк раскрыл все этапы карьеры, рассказал о себе и о своей семье. Книга написана по-голландски вместе с журналистом Франсом ван ден Ньювенхофом.

"Комсомольская правда" начинает серию публикаций тех частей книги, где Хиддинк рассказывает о российской части своей карьеры. В будущем году издатели собираются перевести книгу на другие языки, в том числе и на русский.

Когда в начале 2006 года Гусу Хиддинку позвонил российский миллиардер Роман Абрамович, все мысли тренера были о ПСВ "Эйндховен" (этот клуб Гус возглавлял в прошлом сезоне одновременно со сборной Австралии. - Ред.). Абрамович сказал, что хочет привести в порядок российский футбол, вдохновил Хиддинка на новый, неожиданный шаг в своей жизни.

Все началось в первые дни февраля 2006 года. У Хиддинка начались конфликты с руководством "Эйндховена". Сначала он реагирует на предложения из России весьма сдержанно.

Они хотели поговорить. Мне позвонил Роман Абрамович. Вопрос был поставлен прямо: вы могли бы вдохнуть в российский футбол новую жизнь? Мы договорились встретиться в гостинице "Шератон-Схипхол" в номере отеля. Для него это было просто - он прилетел на частном самолете из Лондона и мог назначить встречу в районе аэропорта "Схипхол". Абрамович, хозяин "Челси", начал разговор первым. Раньше я встречал его всего один раз - у него в клубе. Даже заезжал в его дом с Питом де Фиссером. Это было где-то в Лондоне, недалеко от вокзала Прима. Спокойный человек. Никакого стремления похвастаться чем-либо. Ничего подобного вроде: посмотрите, насколько важно все то, что я собой представляю, что я имею и что я могу. Даже совсем наоборот. Очень, очень спокойный человек. Естественно, это настораживает.

Потому что в голове вертится мысль о том, что никто еще не был богаче его. И такому человеку вешаешь ярлык - он не может быть хорошим. Он должен быть подлым. Но ничего такого не видно - никаких драгоценностей или дорогих часов. Нет, обычные джинсы и обычные часы, даже скромнее, чем обычные.

Разговор в аэропорту "Схипхол" длится совсем недолго. Примерно минут сорок пять. Это был скорее обмен мыслями, и в определенный момент я сказал, что хотел. Это была очень приятная встреча. Роман сказал: "Вы это уже пару раз делали, и нам было бы очень приятно, если бы вы сделали это для нас еще раз". При этом мне гарантировали, что все дела я могу взять на себя. Я больше слушал, чем говорил сам. И не могу также сказать, что мне запомнилось в тот момент. Какое решение принял? Я прощупывал почву.

В тот момент я не думал, что соглашусь на предложение из России. Мысли были о ПСВ, мы должны были открыть новый сезон, подготовить команду. И у меня голова была занята как раз этим, а не Россией. В этой ситуации я не сказал "нет" при разговоре. Я не составил в голове список пожеланий и требований. Думать об этом я начал позже.

Новые дела быстро поглотили меня, было много работы с ПСВ. Но Абрамович продолжал настаивать. Он ценил то, что я собирался за это взяться.

В это же время появилось предложение от английской ассоциации футбола возглавить сборную Англии. Дэвид Дейн, член правления "Арсенала", состоит в Футбольной ассоциации. Однажды он меня спросил, хочу ли я дать интервью. Он это назвал так. У них были группы по три человека, и я был один из кандидатов. Я думаю, что Стюарт Маккларен и Мартин О’Нил были другими кандидатами. Я это запомнил. А потом отклонил предложение англичан.

А с русскими мы были в свободных отношениях. К тому же англичанам нужно было время, чтобы протестировать людей, немного тут, немного там.

Хиддинк не чувствовал себя полностью готовым к тому, чтобы стать в Лондоне обсуждаемой фигурой, которую почти каждый день кладут на разделочный стол "желтой" прессы. Хотя Элизабет (жена Гуса Хиддинка. - Ред.) мечтала о Лондоне, хотела этой динамичной столичной жизни. Но Хиддинк решает остаться от этого в стороне.

В Англии пресса является важным фактором. Это везде так, но в Англии это слишком явно. Я не так уж боюсь, что пресса сядет мне на шею. Думаю, что обойдется. Однажды они сядут в лужу. Замечательно. Но в основном они копаются во всем и могут добраться до твоих предков. Естественно, что об Англии везде слышишь как об одном из самых желаемых мест работы в мире. Но у меня к этому нет склонности. Забавно то, что Луиз Фелипе Сколари задержался на пару дней в Англии, чтобы поговорить обо всем этом. И вскоре уехал, просто не выдержав этого напора.

Хиддинк решил подкорректировать свои планы относительно России, чтобы вернуться к ним потом.

Опасения, связанные с Москвой, у Хиддинка тоже были. Много писали о расизме в России. Хочешь не хочешь, начнешь задумываться (имеется в виду темный цвет кожи супруги Хиддинка. - Ред.).

Элизабет сначала была настроена скептически. Мы подробно говорили о том, как это может быть принято российским обществом. Мы, естественно, хотели знать все. Но и в Амстердаме или Роттердаме может произойти все что угодно. А мы работаем, естественно, в привилегированном месте, в спокойной обстановке. До сегодняшнего дня Элизабет не сталкивалась с проблемой, когда в ее адрес звучали нападки или насмешки по поводу цвета кожи.





Я пару раз откладывал свое решение из-за дел ПСВ. Наконец у меня состоялась еще одна беседа в Лондоне. На нее пришел Виталий Мутко, председатель РФС, со своей секретаршей Катей. Он напомнил о том, что всем было бы очень приятно, если бы я приехал. Мутко произвел на меня хорошее впечатление: он точно не обладает скрытным характером (это я сразу заметил). Представления о Советском Союзе явно устарели. В былые времена страна жила достаточно самостоятельно и не было острой необходимости совершенствовать внутреннюю политику. Именно это они и хотели изменить и решили, что именно сейчас должен быть заложен фундамент под Российский футбольный союз. Хиддинка заверили, что он сможет развивать свою деятельность так, как он хочет.

Осталось обсудить сумму контракта. Тут Хиддинк подключил своего менеджера Кееса ван Ньювенхейзена. У них отработанная система. Гус определяет рамки возможного контракта, а Кеес обговаривает детали. Тактика "плохого и хорошего парней". Способ надежный и всегда срабатывает.

Абрамович почувствовал, что в первую очередь меня интересует работа. И ему было важно то, что мы делали в ПСВ "Эйндховен" (прежде всего перестроили клуб и создали подходящие условия для работы).

Вскоре мы снова встретились с Абрамовичем и обо всем договорились. Выпили по чашечке кофе. Когда к нам подсел директор ресторана, он даже не знал, кто этот человек в джинсах.
Источник: Комсомольская правда
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →