Вячеслав Малафеев: не умеющий отступать
Текст: «Чемпионат»

Вячеслав Малафеев: не умеющий отступать

Нынешний сезон стал одним из лучших в карьере Вячеслава Малафеева. И дело не только в 11 "сухих" матчах, проведенных им в 2006 году. Просто Малафеев сумел добиться намеченной цели – стать первым голкипером "Зенита" и вернуться в сборную России.
21 декабря 2006, четверг. 20:39. Футбол
Нынешний сезон стал одним из лучших в карьере Вячеслава Малафеева. И дело не только в 11 "сухих" матчах, проведенных им в 2006 году. Просто Малафеев сумел добиться намеченной цели – стать первым голкипером "Зенита" и вернуться в сборную России.

О семье

– Сезон закончен. Мы знаем, что сейчас вы всей семьей отправляетесь отдыхать. Куда, если не секрет?
– Не секрет – мы собираемся в Объединенные Арабские Эмираты.

– Зачем уезжать из Санкт-Петербурга, когда здесь +11?
– Дело не в погоде. На мой взгляд, все равно надо сменить обстановку. Хочется отдохнуть, отключить все телефоны. Потому что когда находишься в Питере, в подсознании все равно думаешь о футболе, о походах в магазины… Всегда есть какие-то дела. Нужно уехать и ни о чем не думать.

– Дочь Ксения уже проводила с вами отпуск, а Максим едет первый раз…
– Да, получается, что Ксюша уже в третий раз путешествует с нами, ей не привыкать (улыбается). Но и Максиму отдыхать с нами не впервой! Раньше он ездил, когда Марина была беременна. А теперь вот полетит с нами уже родившийся (смеется).

– Как изменился уклад вашей жизни после рождения Максима?
– Теперь могу точно сказать, что он изменился. Один ребенок, тем более в трехлетнем возрасте, доставляет меньше хлопот.

А как к Максиму относится Ксюша? У нее прошел период игр в кукол? Ухаживает ли она за младшим братом…
– Ну, в куклы она еще играет, одевает их. У нее по-прежнему есть и любимые игрушки. А к братику она очень хорошо относится. Конечно, девочки более нежные… Мы с Сашей Пановым по этому поводу недавно разговаривали. У него ведь двое мальчишек. Старший подойдет, погладит младшего, отойдет и кинет ему мячик. А у Ксюши такого, естественно, нет (смеется). Мне очень приятно смотреть, как она прижимает Максима к себе, обнимает…

– Нам кажется, что в вашей семье должны органично смотреться и 5 детей, и 7…
– Мы к этому идем (улыбается)… В ближайшем будущем надеемся на третьего ребенка.

О смене обстановки

– Сейчас многие забыли, что этот сезон вы могли начать в составе другой команды. Хотите, назовите ее, хотите – нет. Но все-таки почему были такие мысли? Не жалеете ли вы о том, что приняли решение остаться в "Зените"?
– Команду называть я не стану. Скажу лишь, что было 2 предложения. Однако конкретного разговора об уходе из "Зенита" не было. Это был лишь вариант трудоустройства, чтобы не растерять вратарские кондиции и иметь игровую практику. Однако предметно я ни с кем не разговаривал, да и, думаю, меня просто бы не отпустили. Сейчас я не жалею, что остался в Питере. Я прекрасно осознаю, что футбол – это не просто игра. Ты не можешь представить, что тебя ждет дальше, что тебя ждет, когда ты сменишь клуб. Питер – это мой город, здесь живет моя семья. Ради нее я и играю. Конечно, в другом клубе ты тоже будешь играть ради чего-то… Но, скажем, это будут уже не моральные ценности, как здесь, в Санкт-Петербурге.

– В другом клубе своя аура, свои ценности, своя жизнь. И вписаться в другую систему очень трудно. Вы правильно сказали, что человеком движут не только деньги…
– Да. Но и финансовые, и бытовые условия теперь в "Зените" очень хорошие. И менять что-то надо только в том случае, если к тебе очень плохо относятся и ты не имеешь игровой практики.

– Заканчивая эту тему, скажем, что желание сменить обстановку было продиктовано именно стремлением играть…
– Безусловно. Это была главная причина.

О критике

– В "Зените" два равноценных вратаря. Но один постоянно играет, а другой сидит на скамейке. Это закон, и от него никуда не денешься. Ни для кого не секрет, что этот сезон вы начинали вторым голкипером. Но в ответном матче кубка УЕФА с "Русенборгом" Камил Чонтофальски получает травму, и вы занимаете место в воротах. Согласитесь, не ясно, как бы развивались события, если Камил не получил то повреждение…
– Как бы ни прозвучало цинично… Но я ждал этого момента. Нет, конечно, не ждал, чтобы Камил получил травму. Просто очень хотел вернуться в ворота. В моем случае надо было быть ко всему готовым. И для меня это не стало сюрпризом. Я всегда нахожусь в тонусе – даже тогда, когда не играю. В той ситуации мне надо было просто набраться уверенности. И когда у меня появилась возможность играть на высоком уровне в Кубке УЕФА и чемпионате России, я старался не упустить свой шанс.

– Еще один не самый приятный для вас вопрос. Но – тем не менее. Вы играете "на ноль" матч с "Марселем" на выезде. Потом пропускаете четыре мяча в игре с "Севильей", проводите первые матчи чемпионата России. Затем следует неудачный для вас поединок в Грозном на Кубок страны. Вас постоянно критикуют. Вас постоянно сравнивают с Камилом Чонтофальски. Эта критика сказывалась на вашем психологическом состоянии?
– Честно скажу, если критика будет сказываться на психологическом состоянии, то, наверное, вообще не стоит играть в футбол. Я скажу так – мне было неприятно.

– Задевало?
– Задевало! По-спортивному. Хотелось доказать, что ты не хуже. Это было очень трудно сделать. Потому что у Камила все более ровно – игра на выходах, игра ногами, игра на линии. У меня же есть свои преимущества. И свои качества, которые, может быть, выгодно отличают меня от Камила. Так вот, за счет их мне и стоило играть! Признаюсь, в такой ситуации мне было трудно. Потому что нас постоянно сравнивали. Я понимал, что только очень уверенной и надежной игрой могу доказать свое право на место в основном составе. Это, конечно, стимулировало меня, подстегивало по-спортивному.

– В той ситуации у вас появились недоброжелатели. А вы дистанцировались от тех людей, которые, на наш взгляд, не совсем корректно вас критиковали. С тех пор вы разграничиваете свое общение с журналистами. Одним даете интервью, другим – нет. Это продиктовано этими обстоятельствами?
– Да, именно так и было. Я не хочу разговаривать с двуличными людьми, которые в глаза тебе говорят одно, за глаза – другое. О своем решении я не жалею. Хотя, быть может, оно и не совсем правильное.

О Кубке УЕФА

– Вам наверняка запомнился четвертьфинал Кубка УЕФА с "Севильей". Многие люди считали, что "Зенит" подарил городу большой праздник – и после крупного, обидного и во многом незаслуженного поражения в первом матче, и после ничьей во втором. А вы как оцениваете выступление "Зенита" в еврокубках?
– Была, в какой-то степени, злость на то, что в выездном матче мы не смогли перестроиться, когда проигрывали со счетом 1:2 и имели на одного игрока меньше. Нам нужно было просто сохранить этот результат и не играть так авантюрно во втором тайме. Потому что мы знали, что в Петербурге у нас будет сумасшедшая поддержка, преимущество своего поля и более привычные климатические условия. При минимальном поражении нам было бы проще и мы могли бы исправить ситуацию. Считаю, что у нас была возможность пройти "Севилью". Быть может, шанс был и не такой большой, но он был. Если бы не это крупное поражение, на "Петровском" мы могли бы забить и один, и два мяча. И, таким образом, выйти в полуфинал. Хотя и так в Питере мы выглядели очень достойно.

– "Севилья" на самом деле была самой сильнейшей в том розыгрыше Кубка УЕФА?
– Конечно. Выиграв Кубок, испанцы это доказали.

О чемпионате России

– Вернемся к чемпионату России. Этот год оказался очень скандальным и богатым на интриги. Как вы думаете, почему именно в этом году весь негатив выплеснулся наружу?
– Я надеюсь, что этот год станет отсчетом нового времени. И отношение руководителей российского футбола к негативным явлениям изменится. Пока же мы имеем только субъективные оценки: "некий матч был подозрителен, какой-то игрок сделал что-то не то" и так далее… Это бездоказательно. Хотелось бы, чтобы в будущем наш футбол стал чище и красивее.

– Вы один из немногих людей в команде, которые до сих пор не высказали свою позицию к отставке Властимила Петржелы. Сейчас, полгода спустя, вы можете озвучить свое отношение к тем событиям?
– Честно говоря, не хотелось бы обсуждать эту тему, потому что моя оценка будет субъективна. Да, у меня были разногласия с тренером. Я никогда не выносил их наружу, а высказал свои претензии в глаза Петржеле. Но не думаю, что наши разногласия как-то повлияли на всю ситуацию.

– Можно назвать это конфликтом?
– Нет. Петржела очень хорошо ко мне относился. И я думаю, что не дал повода ему на меня злиться и обижаться. Я могу только поблагодарить Петржелу за то, что с его приходом команда смогла завоевать серебряные медали. Это большое достижение. Как для "Зенита" в целом, так и для каждого игрока в отдельности.

– Помните второй кубковый матч с ЦСКА, когда Камил пропустил три мяча? В следующей игре с "Рубином" Владимир Боровичка ставит вас, озвучивая официальную версию: "Чонтофальски психологически устал". Это не было для вас неожиданностью?
– Помните прошлогодний кубковый матч с ЦСКА? Тогда я пропустил два мяча и был заменен из-за травмы. А теперь так получилось, что ровно через год Камил оказался в такой же ситуации. У меня появился второй шанс, и отступать уже было нельзя.

– И вы его не упустили…
– Я сделал все для этого!

– Для вас летний перерыв в чемпионате пошел на пользу?
– (После длительной паузы и с улыбкой…) Перерыв идет на пользу, только если для отдыха!

– После матча с "Рубином" место основного голкипера "Зенита" вы так Камилу и не отдали…
– Здесь я хочу отметить один факт. Перед тем как Адвокаат пришел в команду, я сыграл уже два матча. Они и дали мне преимущество перед Камилом. Я думаю, что если бы Камил стоял дольше, то первый матч при новом тренере начинал бы именно он. Но, повторюсь, эти два матча – с "Рубином" и "Ростовом" – дали мне небольшую фору.

– Как на вашей судьбе и ваших взаимоотношениях с Диком Адвокаатом сказался приход в команду Михаила Бирюкова?
– Здесь все парадоксально просто. Я не думаю, что мое решение сыграло здесь какую-то роль. Просто мне позвонил Сергей Александрович Фурсенко и спросил, какого я мнения о Михаиле Юрьевиче. Я без тени сомнения ответил ему, что в России человека с таким опытом и именем, который мог бы работать с вратарями на высоком уровне, не найдешь. Я думаю, что Сергей Александрович решил просто поставить меня в известность…как-то посоветоваться со мной (смеется).

– Мы неоднократно замечали, что после тренировки вы с Михаилом Юрьевичем остаетесь работать индивидуально, а Камил в это время занимается на других воротах. С чем это связано?
– Бирюков относится к нам обоим одинаково. Это просто визуальный эффект. Его задача, чтобы два вратаря всегда были готовы выйти на поле. А кого выбирать, это уже прерогатива главного тренера. Просто есть некоторые упражнения, которые я должен выполнять именно под присмотром Бирюкова. А Камил любит со своими партнерами-чехами побить друг другу по воротам, исполнить одиннадцатиметровые. Поэтому они и идут на другую половину поля.

О неудачной концовке

– Десять матчей в чемпионате России вы сыграли "на ноль". Какая из этих игр была самой запоминающейся?
– Думаю, что любой матч, сыгранный "на ноль", придает уверенности. Однако ты получаешь полное удовлетворение и в том случае, когда твоя команда просто выигрывает.

– Ваша личная статистика была бы еще лучше, если бы "Зенит" не пропустил обидные голы в матчах с "Ростовом", "Шинником", "Москвой" и "Спартаком".
– Конечно, было обидно! Но обида везде разная. Например, пропустить гол в матче с "Локомотивом" при счете 3:0, это одно. Пропустить от "Спартака" или "Москвы" – это уже другое. И совсем другая ситуация – в матче с "Шинником" (улыбается).

– Мы знаем, что вы придерживаетесь следующей точки зрения – голкипер может отразить любой мяч. Тем не менее был ли у вас шанс спасти команду после удара Петра Быстрова в матче с "Москвой"?
– Сейчас уже можно пообсуждать это более подробно. У каждого человека есть своя точка зрения. А есть и позиция профессионала. По всем вратарским правилам голкипер должен выстроить стенку и расположиться в противоположном углу. И обязан стоять там, чтобы мяч ни в коем случае не залетел в ворота. Это вот одно железное мнение. Однако предвидеть удар с такой траекторией, силой и точностью, поверьте, невозможно. Можно сделать десять тысяч таких ударов, но ни один из них не попадет в створ! Метром выше или ниже – и я его достаю. А представьте, если бы на последней минуте мяч по такой траектории полетел в меня и я его не смог зафиксировать! Гол бы забили при добивании!

– Малафеев виноват…
– Да, это была бы такая же ошибка… Да, я знал, что у Быстрова сумасшедший удар. Знал, что он будет бить в промежуток между стенкой и мной. Но предвидеть, что он попадет в "девятку", я не мог. Я встал так, чтобы после сильного удара смог отбить мяч. Но, увы… Вот это и есть вторая точка зрения. Кто какую хочет, ту пусть и выбирает.

– Сейчас вы, наверное, сами вспомните и проведете параллель с мячом, пропущенным Вами в 2004 году. Понимаете, о каком голе идет речь?
– (После еще более длительной паузы…) Да, вспомнил. Это гол Андрея Каряки. Безусловно, между ними можно провести параллели. Общее в них и то, что эти голы стали решающими. В игре вратарей вообще больше запоминаются пропущенные голы, нежели сэйвы. Вот самый простой пример – выход один на один, вратарь парирует удар нападающего. Все аплодируют! А если на форварда пошла передача, и вратарь вышел из ворот, отбил мяч ногой и таким образом прервал атаку… Все скажут, что так и должно быть.

О сборной России

– Сборную возглавил Гус Хиддинк, в "Зените" работает Дик Адвокаат. Чем они похожи и чем отличаются друг от друга?
– У них общая национальность, язык и в какой-то степени менталитет (улыбается). А различны они во всем. Начиная с тактики, заканчивая отношением к тренировочному процессу.

– Этот сезон первым в сборной априори считался Игорь Акинфеев…
– …и считается!

– Да. Что лучше для вратаря – вообще не вызываться в сборную и спокойно играть в клубе или же быть призванным, зная, что практически нет шансов выйти на поле?
– Шанс есть всегда. В любой момент все может так измениться, что ты опять встанешь в ворота. И будешь № 1 и в клубе, и в сборной. Но для меня было важно просто попасть в состав сборной. Приехать в расположение команды и быть в обойме с новым тренером. Ну и доказать Гусу Хиддинку, что он может на меня рассчитывать. А дальше – поживем, увидим.

– Что-то изменилось в сборной с приходом Хиддинка?
– Безусловно. Другим стал тренировочный процесс. Мне кажется, что он теперь более интересный. Изменилась и организация учебно-тренировочных сборов.

– После матча с Македонией об игре сборной было высказано огромное количество лестных слов. Это чисто российский подход – превозносить футболистов после хорошей игры и делать их главными виновниками после поражений, или во всем мире происходит нечто подобное?
– Вы знаете, Македония такой соперник, с которым можно только потерять. Это очень хорошая команда. Все ее игроки выступают в сильных европейских чемпионатах. И проиграй мы тогда, нас ругали бы точно так же, как теперь хвалят после победы. Если смотреть на весь турнир в целом, то мы шли по восходящей. С каждой следующей игрой мы играли все лучше и лучше. Это не может не радовать. Я думаю, что все видят перспективы у этой сборной с этим тренером. Хотя, может быть, состав не сильно изменился, но результат работы Хиддинка уже заметен.

О сезоне 2007

– На финише чемпионата России самый сложный график был именно у "Зенита". У команды получилась своеобразная серия плей-офф – 5 матчей подряд с соперниками, входящими в группу лидеров. Чего не хватило "Зениту" в решающий момент?
– Хорошо подмечено, что в этих играх нам не удалось набрать много очков. Но всем неудачам есть объяснения. "Спартаку" на выезде мы проиграли, в принципе, несправедливо. Считаю, что в этом нет ничего зазорного – проиграть по такой игре. Далее матч с "Москвой", тоже хорошим соперником. Конечно, ничья дома не самый хороший результат, но, тем не менее, игру нельзя назвать провальной. И лишь поединок с "Рубином" можно вынести за скобки. Мы пытались выиграть этот матч. Но, как мне показалось, после победы над "Локомотивом" переоценили свои силы. И когда мы так монотонно начали игру, давая возможность сопернику прессинговать и быстро возвращаться к своим воротам, то дальше уже ничего не могли сделать. Да, "Рубин" сыграл очень сильно. Но мы могли избежать поражения, это сто процентов! И ничья была бы уже неплохим результатом. Потом ведь Адвокаат сказал, что он так и не смог разобраться в причинах этой неудачи. И я думаю, что никто никогда не сможет. Ну а остальные матчи с лидерами мы сыграли очень хорошо.

– Перед последней игрой с "Томью" у "Зенита" оставались шансы на бронзовые медали. Но верила ли команда в то, что "Локомотив" потеряет очки в матче с "Ростовом"?
– Ну а если не верить, зачем тогда играть? Ты профессионал, и не важно, против кого выходишь на поле. Ко всем соперникам нужно относиться уважительно. А шанс, повторюсь, есть всегда.

– В следующем сезоне у "Зенита" не будет права на ошибку. В клубе все будет верстаться под задачу стать чемпионами России! Тяжело придется играть под таким психологическим прессом?
– Я думаю, что руководство клуба сделает все возможное, чтобы у команды не возникло никаких трудностей – ни финансовых, ни организационных. Это самое главное! И когда все будет на самом высоком уровне, я надеюсь, что и результат будет соответствующим.

– Лично вам очень хочется выиграть чемпионат?
– Конечно!
Источник: Невский Спорт
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →