Эдуард Цихмейструк: оправдывая фамилию
Текст: «Чемпионат»

Эдуард Цихмейструк: оправдывая фамилию

Фортуна и Его Величество Случай упорно игнорировали Эдуарда Цихмейструка, хотя этот талантливый и трудолюбивый футболист заслуживал явно большей их симпатии. И, соответственно, куда большего признания.
26 декабря 2006, вторник. 20:23. Футбол

Фортуна и Его Величество Случай упорно игнорировали Эдуарда Цихмейструка, хотя этот талантливый и трудолюбивый футболист заслуживал явно большей их симпатии. И, соответственно, куда большего признания. В поисках Синей Птицы паренек из шахтерской Макеевки сменил больше десятка клубов, но ни в одном из них так и не смог раскрыть свой недюжинный потенциал. В силу разных причин. Одна команда, которой прочили хорошее будущее, вдруг перестала существовать. Из второй, амбициозной и любимой в народе, но переживавшей кризис жанра и руководства, Эдика практически вытурили даже без намека на объяснение причин. В третью, из разряда грандов, его вроде бы приглашали, но именно «вроде бы». Да и в сборной Украины он «засветился», но не задержался…

Философ из ремроты

«Я стараюсь никогда ни о чем не жалеть, — философствует Цихмейструк. — Все равно прошлого — не перепишешь. А вот для будущего выводы, конечно же, делал. Но ведь что в футболе, что в жизни — не от одного тебя все зависит. Как говорится, человек предполагает, а располагают совсем другие „инстанции“ — повыше и помудрее».

Мама рассказывала ему, что род Цихмейструков уходит корнями куда-то к германским территориям. О том же говорит и фамилия, в которой слышится слово meister, что по-немецки значит не только мастер, но и чемпион! Все бабушки и дедушки Эдуарда жили в Западной Украине, а родители перебрались в Макеевку из Умани.

Футбол, как и для большинства мальчишек, начинался для Эдика во дворе. Первым коллективом стала команда шахты «Холодная Балка». В 16 лет просматривался в «Шахтере», куда перспективного атакующего полузащитника регулярно вызывал тогдашний наставник дончан Валерий Яремченко. «Можно сказать, к мечте прикоснулся, — вспоминает Цихмейструк. — В „основе“, правда, так ни разу и не вышел. Зато в дубле еще Сергея Реброва застал...»

Затем он год отслужил в армии. «Сапоги топтал» по-настоящему, в танковой «учебке» в Новомосковске. Был электрослесарем в ремонтной роте. О мяче пришлось забыть, пока не перевели в Сумы, где парня неведомо как отыскали тренеры соседнего «Электрона» из города Ромны. После дембеля Эдик вернулся на Донеччину, в составе «Медиты» выступал в первенстве второй украинской лиги. Там его и заприметили селекционеры «Борисфена». Клуб, созданный в Борисполе на деньги видного по тем временам бизнесмена Дмитрия Злобенко, ставил перед собой масштабные задачи и весьма быстро добрался до высшей лиги. В преддверии сезона-1996/97, когда в коллектив влилась большая группа исполнителей из днепропетровского «Днепра», а предсезонные сборы прошли под руководством немецкого специалиста Бернда Штанге, многие заговорили о том, что столица, наконец, получит свое дерби. Однако на старт чемпионата вышла совершенно другая команда — с новым названием (ЦСКА), новым наставником, без ярких звезд и теперь уже без особых амбиций.

«Что там произошло у акционеров клуба, я так и не понял, — говорит Эдуард. — Нас просто поставили перед фактом: вчера команда была, а сегодня ее нет, то ли избран, то ли назначен новый президент, и если у кого-то из нас есть мысли насчет уйти-остаться, новое руководство готово к диалогу. За два часа до игры первого тура — мы, по сути, еще не знали, выйдем ли на поле. Штанге уехал, многие ребята — за ним. Оказавшийся у руля Владимир Бессонов попросил остаться на полгода, и отказать я не смог...»

Математика по-болгарски

Цихмейструк воспринимал Бессонова как футбольную легенду, сошедшую с экрана. Поначалу примерно так же смотрел на многих из тогдашних своих партнеров — Геннадия Литовченко, выступавшего еще в Борисполе, а еще Виктора Чанова и Олега Кузнецова, защищавших уже цвета киевского «ЦСКА-Борисфена». Но на поле Эдик действовал по принципу Ромео, героя фильма «В бой идут одни „старики“. Помните его ответ на замечание механика Макарыча — мол, дорогу старшим надо уступать? „В трамвае — пожалуйста. Но не в бою!“ И Цих, как называют его болельщики, по праву стал не только одним из лидеров команды, но и одним из самых ярких игроков украинской лиги. В 1998 и 1999 годах провел семь матчей за национальную сборную, в том числе — четыре отборочных поединка Евро-2000. Его частенько упоминали в числе тех, кто мог бы оказаться не лишним в киевском „Динамо“.

»И мне говорили, — парирует Эдик. — Только об этом интересе я слышал от кого угодно, кроме руководителей армейского и динамовского клубов. Если бы дошло до конкретики, я бы, поверьте, отпираться не стал. Любой нормальный футболист мечтает играть в таком клубе, как «Динамо»..."

В итоге он таки стал «бело-синим», но в форме софийского «Левски». Отпахал там первый круг сезона-2000/01, по итогам которого получил наивысший средний балл среди всех участников чемпионата.

За неполных полгода Цихмейструку довелось поиграть под руководством четырех главных тренеров. Пригласили его в команду при Георги Тодорове, того вскоре сменил россиянин Владимир Федотов. Но нынешнему наставнику московского «Спартака» не удалось найти общего языка с лидерами коллектива, и он передал бразды правления техническому директору Наско Сиракову, партнеру Христо Стоичкова по атаке той болгарской сборной, которая заняла четвертое место на ЧМ-1994. И, наконец, к последующему чемпионству «Левски» повел Любомир Петрович, в свое время сделавший белградскую «Црвену Звезду» сильнейшей в Европе. Эдуарда принято считать чемпионом Болгарии, хотя золотой медали его не удостоили. «Какой у них там регламент, я, естественно, не знаю, — комментирует Эдик ситуацию. — Но Владислав Радимов, доигрывавший тот сезон в „Левски“, получил награду всего за три проведенных матча...»

Занятная параллель: одно из прежних названий софийского клуба — «Левски-Спартак», и именно «Спартак» стал следующей командой легионера Цихмейструка. А вот в обстоятельствах, сопровождавших его выстраданный трансфер в Москву, занимательного было мало — человек полгода вынужден был промаяться без работы.

Он ушел — «Спартак» распался

«Как я потом узнал, ЦСКА, с которым истекал контракт, договорился с „Левски“ о продлении моей аренды, — вспоминает хавбек. — При этом ни в Киеве, ни в Софии меня в известность не поставили, и предложение перейти в „Спартак“ принимал в полной уверенности, что вот-вот стану свободным агентом. Упускать возможность поиграть в лучшем клубе России, естественно, не хотел, хотя, если бы болгары хоть словом обмолвились о своей заинтересованности, я, скорее всего, согласился бы. А так получилось, что без меня меня женили. Не переношу такого — не вещь же, в конце концов!»

Ситуация разрешилась лишь с помощью третейских судей из ФИФА. Москвичи выплатили киевским армейцам 500 тысяч долларов, а Цихмейструк получил компенсацию в размере 200 тысяч. «Такие футболисты, как он или Дмитрий Парфенов, будут проданы только тогда, когда сами о том попросят», — эта фраза главного тренера «Спартака» Олега Романцева была лучше всякой характеристики. Техничного, остроумного, интеллигентного полузащитника и в Украине нередко называли «спартаковцем». И Эдик сразу же начал оправдывать авансы. В финале Кубка Содружества-2001 именно его точный удар в овертайме принес победу над рижским «Сконто», в чемпионском сезоне «красно-белых» Цихмейструк провел 15 матчей и забил три мяча, принял участие во всех шести поединках Лиги чемпионов.

То было последнее пока спартаковское «золото». Романцев, похоже, воспринимал действительность все менее адекватно. Кроме того, в клубе сменилось руководство, приход которого втянул «народную команду» в череду скандалов. Фигурантом одного из них стал Цихмейструк.

«От кого исходила инициатива выставить меня на трансфер, не знаю до сих пор, — говорит Эдуард. — Романцев пообщаться со мной не соизволил, а руководство клуба просто запретило тренироваться вместе с коллективом. Не понимаю, почему нельзя было все объяснить по-человечески, высказать хотя бы суть претензий, нормально расстаться. Считаю, такого отношения к себе ничем не заслужил. Впрочем, в „Спартаке“ тогда происходило много странного...»

Родина приняла его с распростертыми объятиями — донецкий «Металлург», а затем мариупольский «Ильичевец», который под руководством Николая Павлова стал одним из самых симпатичных клубов украинской высшей лиги. Правда, сейчас, без Павлова, азовцы снова переживают не лучшие времена. Цихмейструк, старше которого в команде только двое — голкиперы Шуховцев и Никитин, в свои 33 от футбола, кажется, еще не устал. Хотя, видимо, уже вряд ли надеется и на то, что самые важные матчи и голы у него впереди…

Редко, но метко

В голеадорах Цихмейструк никогда не числился: пять мячей за сезон — уже достижение. В прямом смысле слова забивает по праздникам. Скажем, свой первый гол в высшей лиге провел в дебютном матче, да еще и киевскому «Динамо» (в сезоне-94/95, когда пять последних туров доигрывал в составе винницкой «Нивы»). Второй — донецкому «Шахтеру», в поединке, который завершился выигрышем «Борисфена» со счетом 4:0! Первое же попадание в цель в составе «Спартака» принесло команде очередной титул — чемпиона СНГ (в финале Кубка Содружества москвичи долго проигрывали со счетом 0:1 рижскому «Сконто», выровняли положение за четверть часа до конца основного времени, а в дополнительное, на 98-й минуте, Эдику удался эффектный обводящий удар).

Но, пожалуй, самый примечательный его мяч — тот, что забит в матче «Левски» с соседями из ЦСКА. Гол остался единственным не только в поединке, но и в турнирной статистике Цихмейструка, однако Эдику его хватило, чтобы войти в историю. Украинец стал первым легионером своего клуба, отличившимся в самом непримиримом болгарском дерби. Любопытно, что ворота армейцев в том матче защищал… другой наш земляк — Евгений Немодрук.

Источник: ТОП Футбол Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
27 апреля 2017, четверг
Партнерский контент
Загрузка...
Кто займёт четвёртое место в РФПЛ, дающее право выступить в Лиге Европы?
Архив →