Андрей Аршавин: "Ювентусу" пригодился бы только в Серии В
Текст: «Чемпионат»

Андрей Аршавин: "Ювентусу" пригодился бы только в Серии В

"Спорт-Экспресс" узнал коллег, знакомых и известных футбольных болельщиков, что им самим хотелось бы спросить у Андрея Аршавина, а затем задал эти вопросы лучшему футболисту России-2006.
29 декабря 2006, пятница. 09:44. Футбол
«Спорт-Экспресс» узнал коллег, знакомых и известных футбольных болельщиков, что
им самим хотелось бы спросить у Андрея Аршавина, а затем задал эти вопросы
лучшему футболисту России-2006.

И вот что из этого получилось.

Евгений АЛДОНИН, полузащитник ЦСКА:

— У тебя, Андрей, год назад родился сын, а у меня в декабре — дочка.
Расскажи, как справляешься с отцовскими обязанностями? Научился ли купать
ребенка, пеленать? Или только жена этим занимается?
— Конечно, стараюсь Юле помогать. До рождения сына, честно говоря,
побаивался всего этого. Думал, буду брезговать, поменять ему, например, памперсы.
Но когда это твое, родное, — все воспринимаешь по-другому. Для меня не проблема
переодеть Артема, выкупать. Няни, к слову, у нас нет. Хотим сами воспитывать
ребенка, а не поручать это чужой тете.

Владимир БЫСТРОВ, полузащитник «Спартака»:

— Когда собираешься жениться?
— Это Быстрый такой вопрос задал? Вот гаденыш! С Юлей четвертый год живем в
гражданском браке. Штамп в паспорте ставить не спешим. Она спокойно к этому
относится, меня не «пилит». Так что, не знаю, когда созреем для похода в загс.

— Тебе понравилась моя свадьба (она состоялась 9 декабря в Санкт-Петербурге.
— Прим. «СЭ»)?

— Да, было весело. Из игроков «Спартака», которых пригласил Быстров, меня
поразил Алексей Зуев. Он очень добрый человек. По его внешности этого никогда не
скажешь… Гуляли мы в ресторане Русского музея. Но свою свадьбу я устроил бы в
каком-нибудь пятизвездном отеле. В «Европе», допустим. Или на Крестовском
острове, где находятся правительственные резиденции К-1 и К-2. В К-1 Путин
останавливается, туда точно не пробиться, а в К-2 арендовать огромный банкетный
зал можно. Был там как-то на свадьбе Дениса Угарова — по-моему, оптимальное
место для подобных торжеств.

Динияр БИЛЯЛЕТДИНОВ, полузащитник «Локомотива»:

— Почему в Македонии в матче за сборную России ты дважды не отдал мне пас
фактически на пустые ворота?
— Помню, помню. В первом случае я решил сам пробить по воротам и забил гол.
А во втором — у меня было два варианта продолжения атаки. Каждый имел право на
жизнь. Я подумал, что будет красивее, если все опять же сделаю сам. Обыграл
защитника, убрал мяч под себя, нанес удар в угол — и, к сожалению, не попал.
Если бы отпасовал Билялетдинову он, конечно, уже не промахнулся бы. Видел потом
его реакцию. Динияр был страшно зол, что-то кричал. Ладно, с меня теперь должок.

Владислав РАДИМОВ, полузащитник «Зенита»:

— Что, на твой взгляд, является главной бедой российского футбола: а)
договорные матчи; б) продажные судьи; в) невысокий класс большого количества
легионеров?
— Легионеры. Их должно быть гораздо меньше, если хотим поднять уровень
нашего чемпионата. Далее в порядке убывания — продажные судьи и договорные
матчи. Еще и четвертый пункт добавил бы — плохие поля. У нас и пяти стадионов не
наберется, где газон в отличном состоянии! «Петровский», «Сатурн», «Динамо». Не
маловато на всю Россию-то? Больше всего не понравилось играть на амкаровской
синтетике и в Нальчике, где весной болельщики кричали в спину: «Аршавин, только
не рассказывай, если проиграете, что у нас плохое поле». Но оно не плохое. Оно
ужасное. Это издевательство над футболом.

Егор ТИТОВ, полузащитник «Спартака»:

— Ты выпивал со Шнуром? Если да, до какой стадии доходило?
— Мы встречались пару раз, но я не так близко с ним знаком, как Кержаков.
Поэтому выпивать нам не приходилось. Если такая возможность представится,
соревноваться со Шнуром в количестве выпитого не рискну. Не тот это вид спорта,
в котором я силен.

Сергей ОВЧИННИКОВ, вратарь «Динамо»:

— Способен ли ты поменять свой питерский менталитет? Это пойдет тебе на
пользу. Поясню, что имею в виду. В Питере вечно чем-то недовольны, оправдания
поражений ищут почему-то в ком угодно, только не в себе. Надо более объективно
относиться к неудачам.
— (После паузы). Не согласен с Овчинниковым. Я-то как раз всегда пытаюсь
быть объективным, на других вину не перекладываю. Когда порой после матчей мы
апеллируем к отдельным московским клубам, это объяснимо. Вот «Спартак» тоже
апеллирует к ЦСКА, однако никто не кричит, что у «Спартака» какой-то ущербный
менталитет.

Денис БОЯРИНЦЕВ, полузащитник «Спартака»:

— В «Зените» за последние годы не раз меняли тренеров. Кто из них сделал тебя
тем Аршавиным, которого мы знаем?

— Я всем тренерам благодарен. У Бурчалкина в дубле заметно окреп физически.
Морозов дал мне шанс играть в основном составе. Петржела изменил мой менталитет.
Он объяснил, что нет нужды постоянно думать о футболе, сидеть по два дня на
сборах перед игрой. «Меня не интересует, как вы проводите свободное время, —
говорил Властимил. — Главное — чтобы играли хорошо». Наконец, Адвокат приучил
меня к игровой дисциплине.

Алексей СМЕРТИН, полузащитник «Динамо»:

— Наполеон для тебя положительный герой или отрицательный?

— Ну и вопрос! Наверное, Смертин решил его задать, чтобы еще раз подчеркнуть,
какие умные книжки читает… Исходя из того, что Наполеон был врагом России,
отношусь к нему отрицательно. Но полководцем он был гениальным. Такими
лидерскими качествами и харизмой похвастать могут единицы.

Леонид СЛУЦКИЙ, главный тренер «Москвы»:

— Какие самые сложные периоды были в твоей карьере и что помогло их
преодолеть?

— Выделю один момент. В 2001-м отыграл удачно, но следующий сезон опустил меня с
небес на землю. Я задумался: может, это и есть мой истинный уровень? В 2003-м
вообще перестал попадать в состав, пропала уверенность. Плюс контракт с
«Зенитом» заканчивался, что тоже оптимизма не добавляло. Так продолжалось
полгода. Все изменилось после того, как подписал агентское соглашение с Павлом
Андреевым. Уж не знаю, совпадение это или нет. Он сразу успокоил: «Не переживай.
Ты играй в футбол — а все остальное я беру на себя». С тех пор моя карьера
действительно неизменно движется вверх.

— Веришь ли ты в Бога?
— Верю, что есть какая-то чудесная сила, которая нам помогает. У каждого свой
бог, как человек это понимает — так себя и ведет. Впрочем, много на эту тему
говорить не стоит.

Властимил ПЕТРЖЕЛА, бывший главный тренер «Зенита»:

— Как ты относишься к нынешней политике клуба — покупке дорогих игроков? Ведь
для питерских мальчиков по-прежнему нет места в команде.
— А чем эта политика отличается от той, что проводил сам Петржела? Ничем.
Последние поставки питерской молодежи в «Зенит» были в 2003-м. Тогда в команду
влились Быстров, Власов и Денисов — единственный, кто сегодня из них остался в
клубе. Талантливых ребят в дубле немало. Просто им нужно доверять и давать шанс.
К примеру, когда на финише сезона сломался Анюков, на правый фланг могли бы
выпустить Нагуманова. Но поставили корейца Мина. Видимо, из-за того, что у него
зарплата больше.

— Кто в твоем доме хозяин — ты, жена или мама? Прежде, знаю, главой семьи
была мама, которая решала почти все нефутбольные вопросы.
— Это неудивительно. С ней я жил до 20 лет, потому не рвался быть в семье
лидером. И сейчас у нас все демократично. В каких-то вопросах решающий голос за
мной, в других — за Юлей, в третьих — за мамой. Мы не акцентируем внимание на
том, кто главнее. Лишь бы шло на пользу дела.

Константин САРСАНИЯ, спортивный директор «Зенита»:

— Какие цели — личные и командные — ты ставишь на ближайшие несколько лет?
— В следующем сезоне «Зенит» обязан стать чемпионом. После чего при удачном
раскладе хотелось бы уехать за границу.

Сергей ГОРДЕЕВ, тренер Аршавина в СДЮШОР «Смена»:

— Что ты недополучил от своих тренеров в детстве?
— Полагаю, им не в чем себя упрекнуть. В школе у меня было два тренера. С 6 до
11 лет занимался у Виктора Виноградова, затем, вплоть до выпускного класса, —
как раз у Сергея Гордеева. Они заложили всю футбольную основу — технику,
понимание, культуру игры. При этом учили, как себя нужно вести не только на
поле.

— Что бы ты хотел изменить в своей жизни?
— Ничего. Даже если было что-то плохое — через это необходимо пройти. Самая
большая трагедия в моей жизни — смерть отца в 2001 году. Ему было всего сорок
лет. Умер он во сне. Сердце… Несмотря на то, что родители рано разошлись, мы с
отцом продолжали общаться.

Михаил БОЯРСКИЙ, актер:

— Назови свой идеальный вариант состава «Зенита» из тех игроков, кто реально
согласился бы сюда поехать?

— В первую очередь купил бы Акинфеева. За любые деньги. На данный момент он один
из сильнейших вратарей мира. Вот кого надо было брать «Челси», когда тяжелые
травмы получили Чех с Кудичини! Особенно, учитывая связь между Романом
Аркадьевичем и ЦСКА. От этого трансфера, мне кажется, выиграли бы все — и «Челси»,
и Акинфеев… Центр обороны состоял бы из Жедера и Крижанаца. Бразильца многие
критикуют, но мне нравится, как он играет. А Крижанац из категории защитников,
умеющих строить игру выдать первый пас. Справа оставил бы Анюкова. На левый край
взял бы рыжего из «Ливерпуля». Как его… Риисе. К Адвокату он поехал бы. Да и с
помощью «Газпрома» нашли бы, чем его заинтересовать. Опорным хавом был бы
Эмерсон из «Реала». Если бы он отказался — взял бы из «Зальцбурга» хорвата Нико
Ковача. На правом фланге полузащиты у меня выходил бы Быстров, в центре —
Денисов, слева — Власов. По своему потенциалу он, на мой взгляд, не хуже Жиркова.
К тому же наш, питерский, парень. Ну а в атаке играли бы я и Жо.

Олег БАСИЛАШВИЛИ, актер:

— Зидан, Роналдинью и другие звезды мирового футбола стали такими не только
благодаря природным данным, но и колоссальной
тренировочной работе. Они
продолжали вкалывать, несмотря на деньги и славу, которые на них обрушились.
Понимаешь ли ты, что тебе надо работать в десять раз больше, чтобы достичь
уровня того же Зидана? А то у нас как обычно бывает: блеснет какой-нибудь
мальчишка — и вскоре пропадает из виду. Потому что думает, будто всего добился и
дальше уже может не напрягаться.
— Адвокат тут спросил меня: «Что ты будешь делать, когда подпишешь с
»Зенитом" новый контракт?" «Закончу с футболом», — пошутил я… Если серьезно,
то раньше искренне считал, что много работать должны только те, кто плохо
играет. А талант и так всего добьется. Читая интервью знаменитых футболистов, не
сомневался, что они стесняются, вот и повторяют на каждом шагу, как отдают все
силы на тренировках. С возрастом понял: это не красивые слова. Успех в футболе
процентов на 20 зависит от таланта. Остальные 80 — каторжный труд.

Спортсмен не стоит на месте. Он либо катится вниз, либо идет вверх. Для того
чтобы двигаться вверх, надо пахать. С другой стороны, у всех свой потолок. Я
могу с утра до вечера возиться с мячом, но до Зидана или Роналдинью все равно
недотяну. Не родился я на этот свет, чтобы стать таким великим, как они.

Олег ТАБАКОВ, актер, режиссер:

— Ты много лет играл в «Зените» вместе с Кержаковым. Его отъезд за рубеж
станет для тебя психологической проблемой?

— Год назад на подобный вопрос ответил бы: «Конечно!» Но последние полгода
Кержаков не скрывал желания перебраться за границу, и я потихоньку свыкся с этой
мыслью. Слухи о его будущем бродили разные. Все движения происходили, словно за
ширмой, толком никто ничего не знал. Для меня очевидно одно: ситуация стала
необратимой. Жаль, что распадается наша связка. Игроков, с которыми было бы
такое же взаимопонимание на поле, как с Кержаковым, больше пока не встречал.

— Владеешь ли ты искусством перевоплощения?
— Нет, я из тех людей, о которых говорят: у него все на лице написано. Мне
трудно скрыть свои эмоции. Бывает, не хочешь огорчать жену, бодришься, что все в
порядке. Так она мгновенно это чувствует: «Вижу, ты что-то недоговариваешь.
Давай, выкладывай, что стряслось».

Сергей МИГИЦКО, актер:

— В свободное время ты охотно посещаешь театр. Недавно побывал на моем спектакле
«Фредерик, или Бульвар преступлений», который мне очень дорог. Мы не успели с
тобой поговорить, но знаю, что спектакль тебя поразил. Чем именно и что вообще
тебе в нем понравилось?

— Спектакль замечательный и очень необычный. Перед его началом фойе театра
превращается в парижский бульвар ХIХ века, где выступают артисты, жонглеры,
музыканты. Во многих современных постановках, которые видел, задействовано мало
актеров, иногда два-три человека. Меня это убивает. А в «Фредерике, или Бульваре
преступлений» занята почти вся труппа театра имени Ленсовета. И Сергей играет
потрясающе. Всем рекомендую этот спектакль. Гарантированное удовольствие. Сам
смотрел четыре раза. Впервые — когда Мигицко пригласил всю нашу команду. Потом
ходил с друзьями, с женой и с Анюковым, который попросил составить ему в театре
компанию. Ему тоже понравилось. Правда, после первого действия Анюков ушел,
подумав, что спектакль уже закончился.

— В тебе есть актерская изюминка, большое чувство юмора. Если бы ты избрал
актерскую карьеру, какую роль хотел бы сыграть — комедийную, мелодраматическую
или трагедийную?
— Комедия по духу мне ближе всего. Спасибо Сергею за комплимент, но насчет
актерской изюминки он, пожалуй, загнул. Кстати, опыт участия в кино у меня был.
Однажды пригласили в студенческий сериал ОБЖ-2, который крутили на питерском
канале. Съемки четырех эпизодов с моим участием заняли 2 — 3 дня. Играл самого
себя. Когда увидел фильм, долго не покидало чувство неловкости. В кадре я
выглядел как идиот. После этого понял: каждый должен заниматься своим делом.

Сергей БЕЛОГОЛОВЦЕВ, телеведущий:

— В советское время футболисты часто дружили с актерами, писателями,
композиторами. Сейчас этого не происходит. Почему деятелей искусства не
интересует наш сегодняшний футбол или у футболистов ума не хватает с ними
дружить?
— Отчасти Сергей прав. Раньше, на мой взгляд, было значительно больше мест,
где футболисты соприкасались с людьми искусства, знакомства заводились сами
собой. Теперь им на смену пришли представители шоу-бизнеса. В основном
футболисты общаются с музыкантами. Возможно, потому, что они примерно одного
поколения. Хотя и с актерами связи не утеряны. Тот же Кержик общается с
Боярским, Мигицко. И мне при встрече с ними всегда найдется о чем поговорить.
Как и с Лавровым, когда он приходит на наши вечера. А в Москве, слышал, Баринов
дружит с игроками «Локомотива».

Михаил ТАНИЧ, поэт-песенник:

— В России Аршавин — звезда. Такая же, как Павлюченко, Акинфеев, Игнашевич.
Почему никого из вас не приглашают в солидные европейские команды?
— Все перечисленные футболисты, да и не только они, не затерялись бы в
чемпионатах Испании или Англии. Но топ-клубам из наших игроков интересен разве
что Акинфеев. Вот он заиграет в любой команде. Я же не витаю в облаках.
Прекрасно понимаю, что ни «Реалу», ни «Барселоне», ни «Ювентусу» Аршавин сейчас
не нужен. Нет, «Ювентусу», пока в серии В выступает, может, и пригодился бы. Но
уже через год, когда он вернется в элиту, меня оттуда выперли бы.

Вячеслав ПЕТКУН, музыкант:

— Не помешает ли высокая зарплата твоему карьерному росту?

— А разве самому Петкуну высокие гонорары мешают писать хорошие песни? Думаю,
нет. Мне, к примеру, нравится его творчество, тексты песен. И потом, мне ведь не
дали сразу мешок с деньгами. Свой контракт еще требуется отработать.

— Не рассказывал ли президент «Зенита» Сергей Фурсенко игрокам, почему, как
утверждал он в одном интервью, перед клубом стоит цель выиграть за десять лет
три Кубка УЕФА, а о победе в Лиге чемпионов — ни слова?
— Нет. Интервью я не читал — узнал о нем от друзей. Что могу сказать?
Выиграть три Кубка УЕФА за десять лет — это фантастика.

Татьяна БУЛАНОВА, певица:

— Какой возраст для футболиста ты считаешь критическим?
— Тот, в котором находится нынче ее муж… Но есть в «Зените» футболисты и
постарше. Возьмем Горшкова. Честно — не представляю себя в 36 лет в премьер-лиге.
Многие к Горшкову настроены скептически: мол, ветеран, но, поверьте, силу него
больше, чем у 20-летних пацанов! С таким отношением к делу он может до сорока
легко играть. Уникум!

Роман ТРАХТЕНБЕРГ, шоумэн:

— Когда же вы, сволочи, выиграете наконец чемпионат России? В 1984 году в школе
я поспорил на 6 рублей с одноклассником, что «Зенит» станет чемпионом. Надо мной
все смеялись, но в итоге-то оказался прав! С тех пор прошло более двадцати лет,
и кто только не вешал себе за это время на шею золотые медали. А «Зенит»… А
«Зенит» только яйцами звенит.
— К эпатажной манере Трахтенберга я давно привык. Для него она вполне
естественна. Года три назад, когда после поражения «Зенита» мы оказались в одной
компании, он встретил меня словами: «Ну что, опять обоср… лись?» Сейчас
Трахтенбергу могу посоветовать одно — в 2007 году ему надо снова заключить пари
на победу «Зенита». Думаю, шанс разбогатеть у него велик как никогда.

И ПОСЛЕДНИЙ ВОПРОС — ОТ «СЭ»:

— Андрей, впереди Новый год. Какая новогодняя ночь запомнилась больше всего?
— Когда под Питером с Быстровым первый раз в жизни катался на снегоходах.
Лес был как в сказке «Двенадцать месяцев». Все белым-бело, красота
необыкновенная. За руль снегохода страшновато было садиться, но любопытство
пересилило.

А еще вспоминаю, как до 13 лет верил в настоящего Деда Мороза. Мама просила
написать ему письмо, под елкой я находил именно те подарки, о которых писал, и
был уверен, что принес их Дед Мороз. С друзьями спорил до хрипоты: «Это у вас
нет Деда Мороза, а у меня есть»! Мама долго поддерживала во мне эту веру, чему я
очень рад. Потому что в детстве у меня было на одну мечту больше, чем у всех.
Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
29 марта 2017, среда
Партнерский контент
Загрузка...
Как вам матч с Бельгией?
Архив →