Артем Радьков: "Москва" следила за мной давно
Текст: «Чемпионат»

Артем Радьков: "Москва" следила за мной давно

В понедельник, талантливого белорусского футболиста Артема Радькова ждет на просмотр представитель российской премьер-лиги - "Москва".
6 января 2007, суббота. 15:10. Футбол
В понедельник, талантливого белорусского футболиста Артема РАДЬКОВА ждет на просмотр представитель российской премьер-лиги — "Москва".

Мечты сбываются

— Артем, минувший год, бесспорно, оказался самым удачным для тебя и команды. Но, когда мы говорили об этом вскоре после чемпионства в режиме блицинтервью, ты сказал, что не осознал, чего добился. С течением времени ощущения изменились?
— Они стали глубже. Лишь сейчас до конца понял, насколько важным для нас оказался триумф в кубковом розыгрыше, с которым тесно переплетено завоевание золотых наград. Ведь в 2005 году уступили в финале, а повторись аналогичная история, мог сформироваться психологический комплекс — кому хочется три раза останавливаться в шаге от почетного трофея. Здорово, что в матче с серьезным соперником, тогдашним чемпионом страны “Шахтером”, доказали свои претензии на Кубок. Запомнились и международные поединки с российским “Рубином”. Нас можно критиковать за два поражения, но казанцы только аргентинца Домингеса за семь миллионов долларов купили — у нас за такие деньги можно целую команду приобрести!
Национальный же чемпионат выдался ровным. Такого, как в прошлом сезоне, когда “Шахтер” ушел в отрыв, уверенно держал гандикап и никого к себе не подпустил, досрочно похоронив золотую интригу, не произошло. На первое место долго претендовало команд пять, а потом их количество сократилось до четырех. Стоило однажды уступить, и можно было скатиться с первой строки на четвертую, вылетев за черту призеров. Да и решиться главный вопрос сезона мог в золотом матче. Наверное, ушедший футбольный год для меня памятен прежде всего интригой, сохранявшейся до последнего тура. И, конечно же, красочной церемонией награждения в Борисове, замечательными концертом и салютом...
Вместе с тем постепенно приходит осознание того, что защищать титулы сложнее: в двух турнирах БАТЭ придется отстаивать право называться сильнейшим, подтверждать, что наши успехи — это надолго и серьезно. Почивать же на лаврах проще всего.

— А что тебя, наоборот, не порадовало?
— Жаль, не получилось пройти дальше у молодежной сборной. Считаю, дай нам больше матчей — хотя бы дома и на выезде с Кипром и Чехией — появились бы хорошие шансы... Причем мне не так обидно, поскольку прежде играл у Юрия Пунтуса с ребятами на два года старше. А ведь многие из парней моего возраста, которых только начали вызывать, очень рассчитывали на этот цикл. Получилось же, что провели всего две встречи в турнире плюс несколько товарищеских. Проявить себя в столь сжатом формате трудно.

— Ты был не просто игроком “молодежки”, но и ее капитаном...

— Все началось с турнира в Катаре, где капитанскую повязку доверили сами ребята, а на товарищеские игры уже Юрий Анатольевич Курненин назначал. Перед поединками на мемориале Валерия Лобановского в Киеве опять выбрали партнеры. Пытался им помогать, а как получилось — судить не мне.

— Какие впечатления остались от дебюта в национальной сборной?
— Непередаваемые. Все-таки “молодежка” — это своеобразный дублирующий состав. Его первая и важнейшая задача — готовить кадры для главной команды. А в ней играют состоявшиеся мастера, многие имеют за плечами огромный опыт, находятся в полном расцвете сил. Мне кажется, это мечта любого футболиста — хотя бы раз надеть майку национальной сборной. Конечно, и результат, и наша игра в Эстонии не порадовали болельщиков. Значит, нужно упорно работать над их улучшением. Хочется верить, меня не последний раз вызвали в сборную, но для этого надо во многом прибавлять.

В БАТЭ оказался по просьбе брата

— Как получилось, что ты попал в БАТЭ из дубля “Днепра”?
— А мне тогда рановато было в основу — учился в Могилевском спортинтернате, где тренером работал Джон Залесский. Кстати, если считать наших выпускников, то после минского РУОРа Юрия Пышника, могилевское училище тоже дало прилично футболистов: братья Калачевы, Дима Лихтарович, Виталий Булыга, мой брат Дима. Я занимался в одном классе с Сашей Быченком, а в параллельном — Саша Павлов...

— Но Быченок перешел в “Шахтер” из основной обоймы “Днепра”, Павлов выступал за родную команду и в прошлом году. А ты почему в ней так и не очутился?
— Играл в дубле, а брат вызывался в “молодежку” Пунтуса. Когда я заканчивал учебу, пришла пора определяться и с командой. Предлагали остаться в “Днепре”, но Дима поговорил с Юрием Иосифовичем, чтобы меня взяли на просмотр. В Могилеве было тяжеловато в плане условий, базы, полей. А БАТЭ в те времена являлся в Беларуси отличной маркой.

— Легко отпустили-то?
— Я был без контракта — собрался и уехал, ни перед кем обязательств не нарушал. Дубль БАТЭ тренировал Игорь Криушенко, и я находился там в течение двух зимних сборов. Летом же сыграл три или четыре матча 1 августа 2002 года подписал свое первое соглашение.

— Любопытно, насколько велико было в футболе влияние на тебя брата?
— Начну с того, что нас в семье трое, а я — младший. Отец обожает футбол, хотя сам играл только на любительском уровне. В общем, здесь и влияние отца, и Димы. Да и Максим занимался, а я тянулся за старшими. Когда пошел в интернат, Дима уже был в “Днепре”. Что ни говори, а легче идти по дорожке, проторенной братом, — меньше допускаешь собственных ошибок, учишься на чужих. И обитаем мы в Могилеве рядом со стадионом “Химволокно”, где сейчас играет дубль “Днепра”, а раньше — “Трансмаш”, иногда “Днепр”... Недалеко от нас жили Лихтарович, Булыга, Саша Баранов и братья Калачевы. В том футбольном районе можно целую команду собрать.

— C Димой вы вместе ни разу не вышли на поле?
— Это почему же? Провели несколько матчей за днепровских дублеров. Вот как сейчас помню — в Могилеве принимали витебский “Локомотив” и крупно победили — 3:0...


— В БАТЭ ты выступаешь бок о бок с Федоровичем и Лихтаровичем, которые раньше защищали и
могилевские цвета. Думал ли, что окажешься с ними в одном клубе?

— Разве что мечтал. К слову, когда Федорович переходил в БАТЭ, по Могилеву бродили примерно следующие разговоры: мол, куда это он? Зачем ему вторая лига? Ничего себе поворотик... Нынче же испытываю огромное удовольствие от того, что играю рядом с таким опытными ребятами, как Саша и Дима.

— Однако высшелиговый период у тебя взял отсчет не с БАТЭ, а со второго круга 2004 года в жодинском “Торпедо”...
— Не хочу озвучивать мнение, которое имел на этот счет прежде — просто оно сильно изменилось. С течением времени смотришь на вещи спокойнее: тогда борьба за место в составе БАТЭ была очень серьезной. Молодежная сборная вышла в финальную стадию чемпионата Европы в Германии, а костяк ее оборонительной линии составляли Дима Молош, Валера Тарасенко, Леша Бага. Три защитника основы! Плюс БАТЭ еще и боролся за медали, а мне выдержать конкуренцию в 18 лет было крайне непросто...
Короче, вскоре возникли варианты аренды. Но в первую лигу не захотел сам — тренировался, играл за юниорскую сборную, которую возглавлял Павел Родненок. Павел Петрович открыл мне много секретов, которые помогают и теперь. Если бы не встретил этого тренера, может, и тех успехов, которые имею сейчас, не добился бы. С Родненком работалось интересно, я ехал в сборную с огромным удовольствием. Ну а затем, в июне, Пунтус предложил мне и Диме Климовичу отправиться в жодинское “Торпедо”.

Забыть Шапиро невозможно

— В Жодино ты занял место опорного хавбека и стал далеко не последней скрипкой автозаводского ансамбля. С какими чувствами вспоминаешь тот период?
— Во-первых, это был изумительный коллектив — мы жили как одна семья. Виталя Родионов не даст соврать — комфортно там себя чувствовали все. Во-вторых, команда боролась за призовые места. В-третьих, сразу ощутил хорошее отношение к себе со стороны тренера. Первая игра, в которой вышел за “Торпедо”, состоялась 5 июля в Новополоцке: кто-то из опорных полузащитников получил травму, вот Яков Шапиро меня и поставил. Победили со счетом 3:2, а я забил третий гол — ткнул как-то с пяти метров головой в пустые ворота, но это не столь важно. Повторюсь, меня окрыляло огромное доверие. Под руководством Якова Михайловича успел провести два матча — с “Нафтаном” и трагический с “Неманом”, когда произошла та катастрофа. По-другому потерю этого человека, который оставил в моей судьбе большой след, не назовешь. Фактически он проторил мне дорогу во взрослый футбол. Пускай про белорусский чемпионат часто говорят в минорных тонах, но не было бы в моей жизни этого тренера — неизвестно, когда бы я заиграл: через год, два... Шапиро дал мне огромный толчок вперед, у него следовало многому поучиться. Весьма своеобразный и неординарный специалист, незаурядная личность — таких всегда можно по пальцам пересчитать...
Юрий Малеев мне тоже доверял и как футболист дал многое, чего я раньше не знал. Дельными советами помогал освоиться на позиции опорника — и потихоньку, маленькими шажками, я начинал прогрессировать.

— Малеев не желал отпускать тебя обратно в БАТЭ. А сам ты не прочь был остаться в Жодино?
— Хотел и дал на это согласие. Дальше все зависело от руководителей. Но так получилось, что цену, которую БАТЭ за меня попросил, “Торпедо” заплатить не смогло. Или же посчитало, что она завышена.

Без авансов

— После жодинского этапа карьеры в БАТЭ тебе гарантировали место в основе?
— Ни в коем случае. Зачем выпускать на поле футболиста, если в команде есть люди сильнее его? Просто потому, что обещали? Или в контракте прописан пункт о том, что ты должен играть? Я же провел только 17 матчей в высшей лиге и, по большому счету, ничего из себя не представлял. В предсезонке надо было подтверждать, что достоин заменить тех, у кого есть имя в белорусском футболе и кто чего-то добивался в отличие от меня: того же Гену Мардаса... Не скрою, Игорь Николаевич Криушенко рассчитывал на меня как на игрока основного состава, но постоянно говорил о том, что я должен доказывать это право на сборах, в контрольных встречах, по ходу чемпионата...

— И как оценишь 2005 год?
— Вполне неплохо — все-таки первый полновесный сезон, когда я прошел с основной командой всю подготовку. Мне кажется, нас тогда Кубок подкосил. Выиграй мы в финале у МТЗ-РИПО — и сто процентов добрались бы до медалей.

— Зато в прошлом году ты стал стержневым игроком борисовской защиты и плюс ко всем регалиям попал в число 22 лучших футболистов чемпионата...
— Значит, прогресс наблюдается. Впрочем, даже в рамках нашего чемпионата мне можно и нужно прибавлять.

— Твой конек — игра головой. А что хотелось бы улучшить?
— Все. Даже названный компонент. Есть нападающие, которые выше меня — ростом под два метра. Однако и им надо стремиться не уступать в верховой борьбе.

— Ты довольно часто подключаешься к “стандартам”, но забиваешь немного...
— Выходит, и над этим надо работать — не только продуктивно отбирать мяч, но и атаковать.

— В центре обороны ты попеременно играл с Ермаковичем и Казанцевым. Как распределяли обязанности?
— Если шли длинные навесы или исполнялись “стандарты”, я старался играть с высокими соперниками в той зоне, куда предположительно должен попасть мяч. А вообще-то в современном футболе особо не получится разграничить функции: не будешь же за кого-то играть только головой, а он за тебя — ногами...

Только Борисов!

— У тебя действует контракт с БАТЭ?
— Летом продлил его на два года. А если мной серьезно заинтересуются, никаких проблем не возникнет. Руководство дало понять: поступит выгодное предложение в игровом плане — иди. Финансы пока в расчет не беру: сначала надо заинтересовать потенциальных покупателей тем, что умеешь делать на поле, а уж потом разговаривать об условиях. Важно, чтобы для клуба подобная сделка также стала выгодной.

— Как возник вариант твоего просмотра в “Москве”?
— Видимо, по линии отношений Леонида Слуцкого и Игоря Криушенко. Москвичи следили за мной с прошлого года, а теперь решили познакомиться ближе. Десятого января отправлюсь на двухнедельный сбор в Испанию, и потому сложно сказать, буду ли задействован в составе БАТЭ на “Кубке чемпионов Содружества”, который стартует 19 января. Приятно, что россияне меня заметили: полагаю, каждый футболист не хочет останавливаться в развитии и тем более отступать. Предложение от российского клуба — возможность для шага вперед, а уж дальше все зависит от меня: надо доказывать, что готов играть на этом уровне и могу помочь клубу добиваться высоких результатов.

— А если все же придется остаться в Беларуси?
— В таком случае менять обстановку точно нет смысла. За десять лет Борисов выиграл столько титулов и не собирается довольствоваться достигнутым. Условия для тренировок, база, поля, атмосфера в команде — хорошие. Задачи — максимальные. А что еще нужно футболисту? Да, в Беларуси есть клубы, которые платят больше. Но не все же измеряется деньгами. Возьмите прошлогодний “Гомель”. Вроде все было у ребят, и при характеристике финансовых условий, по белорусским меркам, даже слово “неплохие” не совсем подойдет. Состав, исполнители, тренер, который когда-то работал с серьезными командами. А результата нет...

— Зато спрос на футболистов чемпионской команды есть всегда. Несмотря на то, что многие ключевые игроки БАТЭ подписали новые контракты, состав явно обновится...
— Если и уйдут, то максимум два-три человека. А еще в клубе много молодых парней, которых потихоньку начали показывать белорусским болельщикам. Они в состоянии демонстрировать добротный футбол на внутреннем уровне, тем более свеж и наш пример, когда никто не рассматривал БАТЭ в качестве основного фаворита медальной гонки. В двадцатилетнем возрасте все стремятся играть, а не сидеть на лавке. Молодежь нынче пошла амбициозная. Е-мое, так рассуждаю, будто мне самому уже пятьдесят!

Источник: Прессбол
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Разгром "Спартака" в Самаре - это...
Архив →