Текст: «Чемпионат»

Кануте: без команды ты баланда, а с командой - человек

Не обессудьте, что начинаю не в лоб, а немного издалека, с небольшого рассказа о той команде, где выступает наш герой. Потому, что Кануте хотя и был всегда на виду там, куда его забрасывала судьба, всё же именно в "Севилье" стал тем, о ком говорят много и изысканно.
11 января 2007, четверг. 01:09 Футбол

Не обессудьте, что начинаю не в лоб («Фредерик Кануте родился во Франции в интернациональной семье выходца из Мали и жительницы маленького лионского пригорода...»), а немного издалека, с небольшого рассказа о той команде, где выступает наш герой. Потому, что Кануте хотя и был всегда на виду там, куда его забрасывала судьба, всё же именно в «Севилье» стал тем, о ком говорят много и изысканно.

На зимний перерыв в чемпионате Испании «Севилья» ушла в ранге лидера. Не важно, что формального, поскольку у преследующей ее «Барсы» трехочковое отставание и матч в запасе, а при равенстве очков каталонцы стали бы выше по лучшей разнице мячей.

Однако сюжет нынешнего сезона в отличие от предыдущего закручен достаточно сложно, и никто сейчас не может дать гарантии, что в 2007-м «Барса», примерно так, как это было годом раньше (если помните, тогда «сине-гранатовые» стартовали не очень ярко и только после 11-го тура впервые вышли в лидеры), поддаст газку и легко восстановит уже привычный нам каталонский порядок. И главным препятствием к этому, похоже, является отнюдь не «Реал», который даже под присмотром выдающегося эскулапа Капелло не может избавиться от хронических болячек высокомерия и разгильдяйства, а именно андалусийская команда.

«Севилья» еще в прошлом сезоне могла стать главной сенсацией чемпионата, однако крайне невзрачно стартовала, набрав в первых шести турах всего 6 очков, да и потом, когда игра более-менее наладилась, нередко срывалась в простейших ситуациях. Особенно тяжело давались выездные матчи, но если 2:4 с «Реалом» выглядело логично, то 1:2 с терпящими бедствие «Алавесом» и «Бетисом» и тем более 0:5 (!) с «Эспаньолом», шедшим тогда на 13-м месте, никак не согласовывалось с честолюбивыми планами руководства клуба. Планами по Испании.

Но не по Европе. Вероятно, главной причиной странных срывов стала как раз непривычная для «Севильи» необходимость распределять силы на два фронта. Ведь андалусийская команда, хотя и занимает достаточно высокое восьмое место во всеиспанской исторической табели о рангах, вышла в еврокубки всего в десятый раз в своей биографии и никакой славы там до прошлого сезона не снискала. Максимум — четвертьфинал единственного в ее истории Кубка чемпионов-57/58, когда на пути очень некстати оказался «Реал», а так всё 1/ 8-е да 1/16-е в кубках поплоше. Однако в прошлом сезоне всё для андалусийцев в КУЕФА проходило под знаком Англии, Германии и России и сложилось просто замечательно. Они уверенно прошли первый раунд, хотя дома так и не сумели взять ворота немецкого «Майнца» (зато в гостях положили двушку), не имели особых проблем на групповом этапе (хотя и проиграли «Зениту»), обеспечив себе продвижение дальше уже после трех игр и прихватив с собой в последнем туре «Болтон». Затем, в плей-офф, их жертвами последовательно пали московский «Локомотив», «Лилль», вновь подвернувшийся «Зенит», немецкий «Шальке», а 10 мая на эйндховенском стадионе «Филипс» в финале был уничтожен и развеян в прах «Миддлсбро». В середине первого тайма Луиш Фабиано открыл счет, а в концовке второго перешедших разумную грань риска англичан севильцы трижды подряд ловили на контратаках. Два мяча забил Мареска, а еще один, самый последний, на 89-й минуте, — Фредерик Кануте, в перерыве вышедший на замену.

Терзания Хуанде Рамоса

Последнее уточнение здесь неслучайно. Практически весь прошлый сезон тренер «Севильи» Хуанде Рамос не мог определиться с парой форвардов. За год до того у его предшественника Хоакина Капарроса голова по этому поводу не болела — у него был Жулио Баптишта, швец, жнец и заодно по воротам боец. Остальные (Кепа, Пуэрта, Макукула) на роль бомбардиров не тянули, разве что в отдаленном будущем. Но Баптишту купил «Реал», заодно выдернув за баснословные деньги надежду болельщиков «Севильи» и возможный оплот ее обороны Серхио Рамоса. Команда в одночасье лишилась сразу обоих лидеров. Ушел и Капаррос, который хоть и вывел «Севилью» после девятилетнего перерыва в еврокубки, так и не сумел изменить ее вечный статус перспективного середняка.

Так что перед Хуанде Рамосом, человеком очень нелегкой судьбы, задача встала непростая. Фактически собрать принципиально новый боеспособный коллектив, уровень игры которого удовлетворял бы честолюбивым планам сеньора Хосе Марии дель Нидо, президента клуба и адвоката. Не сказать, что на совершенно пустом месте, но во многом заново. По части нападения — так уж точно.

Буквально несколько слов о Хуанде Рамосе. Карьера его как игрока была трагически прервана, фактически даже не начавшись. Он получил тяжелейшую травму, не отыграв и десятка матчей за свой «Эльче», который неплохо котировался в Примере в середине 70-х. В качестве тренера долго и без особого успеха мыкался по Сегунде-Б и Сегунде, пока в сезоне-98/99, последнем, когда действовали переходные матчи между «вышкой» и 2-м дивизионом, не поднял в Примеру скромный «Райо Вальекано» — как раз через «переходняки». Вы должны помнить, что то была за команда — два года едва дышала… Потом был сезон в «Бетисе» (6-е место и уход), потом всего пять матчей в «Эспаньоле» (и увольнение из застрявшей на 20-м месте команды), наконец сезон в «Малаге» (10-е место). В общем, ни славы, ни титулов… Почему именно на него пал выбор дель Нидо? Бог знает, но иногда в футболе бывает полезно и важно просто угадать…

Но вернемся к «Севилье». Как говорится, нет худа без добра — огромные деньги, вырученные за Серхио Рамоса, Баптишту (и чуть раньше — за Рейеса), позволили дель Нидо и Хуанде Рамосу вести селекцию не впопыхах и не подсчитывая каждый евро, а целенаправленно и солидно. И почти каждая их покупка била точно в цель. Смотрите сами: из «Валенсии» пришел вечный дублер нестареющего Каньисареса Андрее Палоп, сразу же подтвердивший свой высокий класс — сейчас он считается одним из лучших в Примере. В «Аяксе» и льежском «Стандарде» были взяты Ивица Драгутинович и Жюльен Эскюде, способные на пару закрыть всю достаточно проблемную центральную зону защиты (а серб с равным успехом может играть слева, где долгое время действовал старательный, но слишком уж некондиционный малыш Давид Кастедо). «Фиорентину» раскрутили на Энцо Мареску, который позволил «Севилье» зацементировать одну из «опор».

А вот с форвардами выглядело похуже. И бразилец Луиш Фабиано почему-то не раскрылся в Европе — в «Ренне» еще в начале века, а в предыдущий год в «Порту», и франко-малиец Фредерик Кануте, поменявший к 28-ми годам две страны и три клуба, тоже везде ходил в категории «недо». Да и третий нападающий, аргентинец Хавьер Савиола, вызывал определенные сомнения — он хотел играть исключительно в «Барсе», но не в «Монако» и не в «Севилье», куда приводили его непредсказуемые арендные дороги. Удачные для этих клубов, но почему-то не устраивавшие самого «Кролика».

На распутье

И, повторюсь, почти весь прошлый сезон Хуанде Рамос ставил опыты над своей линией атаки. Поначалу ни черта у него не получалось. Если оборона «Севильи» со своими задачами в целом справлялась, то форварды тянули примерно как Лебедь, Рак да Щука. В каких бы сочетаниях ни выпускал их тренер. Достаточно сказать, что Фабиано впервые забил в 9-м туре (формально это был 11-й, но игрался раньше), Савиола — в 13-м, а к тому моменту, когда наконец-то разродился голом Кануте (произошло это в 15-м туре, в выездном матче с «Барсой», выигранном каталонцами 2:1), лучшими бомбардирами «Севильи» с жалким показателем в 2 мяча у каждого были полузащитники Адриано и Мареска (причем итальянец оба гола провел с «точки»), защитник Дани Алвеш, да еще пацан Кепа, выходивший почти исключительно на замену.

Команда шла на 8-м месте и давала куда больше поводов для критики, чем для похвалы. Что, мол, на что поменяли?! Один Баптишта за два года положил 38 голов, а тут вся троица за почти полсезона — 3! Рамос нервничал, продолжал искать и пробовать, но любые сочетания нападающих выглядели нелепыми и смешными. Особенно забавно смотрелась пара Кануте-Савиола: такие себе Пат и Паташон, первый — долговязый, медлительный и неповоротливый увалень, второй — уступающий ему в росте добрых четверть метра шустрик, постоянно путающийся у партнера под ногами и нередко мешающий ему.

Правда, после гола каталонцам Кануте слегка попустило, он отличился и в следующем матче — победный гол «Сосьедаду», а после 26-го тура, вколотив еще один победный — «Атлетику», даже довел личный счет до шести забитых, но потом снова как обрезало. Всё! На этой «шестерке» его планку так и заклинило до самого конца первенства. И из них -только два головой! Фредерик стал всё чаще оказываться в резерве и со скамейки со смешанными чувствами наблюдал за наконец-то разыгравшимся Савиолой и недавним юниором Кепой, настойчиво ломящимся в дверь основы.

— Фредерик, какие мысли вас посещали в концовке последнего чемпионата? Наверное, что-то вроде «Опять не получилось...»?
— Иногда лезли в голову и такие… Да что ж такое, думаю: стараюсь, из кожи вон лезу, мало-помалу забивать начал — и опять «банка»?! Ведь и в «Лионе» такое было, и в «Вест Хэме». Потому в итоге и приходилось менять команды.

И главное — всё не мог понять, почему не идет игра. Моменты вроде бы есть, а голов нет. И партнеры не жадничают, и защита соперников не всегда безупречна, а мяч в ворота никак не лезет, будто заколдованный. Чертовщина какая-то! Стал уже подумывать — может, Испания вообще не для меня? Тут расчет всё больше на технику и изобретательность, а я, хоть и не кусок дерева, но нападающий все-таки узкой специализации — «столб».

Моё дело — побороться вверху, головой переправить, ногу подставить, партнерам скинуть. Это моё, а вот трех-четырех финтами разбросать на пятачке с моими-то габаритами… Нет, могу, конечно, под настроение, но кто тогда на втором этаже работать будет? Савиола?

— Ну и до чего же вы додумались?
— Понял — если я сейчас буду заниматься самокопанием, огорчаться, обижаться, если опущу руки и брошу всё на самотек, то тем самым сделаю хуже и Хуанде Рамосу, и команде, которую он пытается создать, и самому себе.

Ведь я видел, как Рамос фанатично относится к своему делу, сколько сил и времени он тратит, чтобы объяснить всем нам мельчайшие тактические нюансы той или иной встречи, особенности игры каждого из соперников, как хочет и старается найти идеальный состав, способный не просто решать какие-то локальные задачи вроде попадания в Кубок УЕФА, а на равных драться с грандами испанского футбола, заставить их считаться с «Севильей», как он настраивает на то же самое и всех нас. Я на своей шкуре испытал все доселе немыслимые и незнакомые мне физические нагрузки, которым он нас подвергал. Я понимал — стоит мне разувериться в его идеях, дать в чем-то слабину, выключиться из процесса, и я сразу стану лишним кусочком мозаики, из которой Рамос намерен сложить настоящую, крутую команду.

А еще нам здорово помогла победа в Кубке УЕФА. Не будь ее, и вполне могло не быть больше и Хуанде Рамоса в «Севилье», и меня в ней же, и самой «Севильи» — той, которую вы видите сейчас, лидера Примеры. Тем более что в КУЕФА у меня игра как раз пошла: всего за 11 неполных матчей мне удалось забить столько же, сколько и за весь чемпионат
— 6 голов.

Трамплин в виде Кубка УЕФА

Близость первого в истории еврокубкового триумфа, а затем и победа над «Миддлсбро» буквально окрылили андалусийцев.

— Как встретила Севилья вашу команду, привезшую из Эйндховена Кубок УЕФА?
— Фантастика! Ведь свой последний крупный трофей «Севилья» завоевала — страшно сказать! — почти за 30 лет до моего рождения. Кубок Испании в 1948-м! Представляете — сменилось два или даже три поколения болельщиков нашей команды, которые вынуждены были довольствоваться парой финалов Кубка, парой вторых мест в чемпионатах, да еще воспоминаниями дедушек о тех славных послевоенных временах. А если еще учесть, что и в моей карьере, как и у большинства моих партнеров, этот трофей также стал первым, то можете представить себе наше состояние, когда нас почти до самого утра возили по улицам города в открытом автобусе и повсюду мы едва могли пробиться сквозь толпы ликующего народа. По-моему, даже болельщики «Бетиса» на ту ночь примирились с существованием «Севильи». Мы тогда впитали столько положительной энергии, что на одном энтузиазме могли порвать любую команду!

Так и было на самом деле. «Севилья» выиграла пять последних матчей чемпионата, в том числе у «Барселоны» 3:2 и «Реала» 4:3. Перед заключительным игровым днем она даже сравнялась по очкам с идущей на 4-м месте «Осасуной» и очутилась в каком-то шаге от заветной двери в зону Лиги чемпионов. Нужно было лишь сыграть лучше памплонцев, поскольку те имели преимущество по личным встречам. «Севилья» сделала всё, что могла — уступая «Реалу» к 27-й минуте 0:2, еще до перерыва заставила «сливочных» капитулировать четырежды (!). Однако оказалось, что соперник «Осасуны» — «Валенсия»
— отнесся к результату их матча с таким же безразличием, как и «Реал».

— Фредерик, по совокупности результатов прошлого сезона «Севилья» заслуживала 4-го места в Примере и участия в Лиге чемпионов. Но на 50-й минуте матча на «Эл Садаре» памплонец Хорхе Лопес поразил ворота Каньисареса и вывел «Осасуну» вперед — 2:1...
— Да, некоторое разочарование присутствовало — вроде как на званом вечере у тебя перед носом пронесли вкуснейший десерт, но поставили его перед соседом, который, по твоему мнению, этого не заслуживал — однако стоило вспомнить о Кубке УЕФА, и настроение сразу резко улучшалось. Хотя, играй мы сейчас в Лиге чемпионов, оно было бы еще лучше. Не сомневаюсь, что мы, в отличие от «Осасуны», прошли бы в Лиге намного дальше.

— Потому что вы лучше?
— Потому что мы сильнее! И впервые по-настоящему ощутили и оценили свои истинные возможности, весь свой потенциал, когда в Суперкубке Европы разгромили саму «Барсу» 3:0.

Всё складывалось один к одному. Еврокубковый триумф не дал команде развалиться, не только продлил кредит доверия Хуанде Рамосу, но и укрепил его, а кроме того, в совокупности с упоминавшимися выше деньгами, позволил укрепить и усилить «Севилью».

В межсезонье команда пополнилась датским опорником Кристианом Поульсеном из «Шальке» — настоящим бойцом с неукротимым характером, резким и самобытным уругвайским форвардом Эрнесто Шевантоном (не менее 10-ти голов за каждый из последних семи сезонов!), пришедшим из «Монако», на всякий случай (потому что пока нет очевидных перспектив на основу) были приобретены правый защитник «Штутгарта» и сборной Германии Андреас Хинкель, левый хав португалец Сержио Дуда, не прижившийся в «Малаге» и решивший по примеру (или по совету) Хуанде Рамоса повторить его путь, и совсем молодой вратарь, воспитанник знаменитой мадридской «кантеры» Давид Кобеньо, блистательно отыгравший прошлый сезон в Сегунде в рамке дубля «сливочных» «РМ Кастилье» (26 пропущенных в 30-ти матчах).

Так что, несмотря на всю малозначимость и непривлекательность для «Барсы» такого трофея, как Суперкубок УЕФА, «Севилья» обула каталонцев солидно и абсолютно по делу. А на волне еще одного успеха и в чемпионате Испании сорвалась с места в карьер. Многие (и мы в том числе) предрекали южанам дальнейший прогресс, но такой прыти не ожидал, пожалуй, никто.

И уж тем более oт Фредерика, который впервые в своей карьере перевалил рубеж в 11 забитых голов за сезон, затратив на это всего лишь 13 туров!

И вновь поиск самого себя

— Ну что, Фредерик, как считаете: Хуанде Рамосу удалось-таки создать то, что он хотел — настоящую команду, команду — грозу фаворитов?
— По-моему, это уже мы фавориты. Мы вновь сражаемся в двух важных турнирах и надеемся повторить прошлогодний успех в КУЕФА, но основные наши усилия направлены на Примеру. Ситуация складывается так, что мы даже можем стать чемпионами, однако наша цель №1 — место в ЛЧ.

Не хочу загадывать, чем всё закончится, но пока что нам по силам почти любая преграда. Разве что «Барса» выглядит помощнее, но чемпионат длинный, а у нас сейчас практически нет слабых позиций.

Что да, то да. Палоп в воротах почти безошибочен. Средняя линия — на заглядение: сразу четыре примерно равных по высокому классу опорника — Поульсен, Мареска, Ренато и Марти, справа — юный Хесус Навас, считающийся одним из самых талантливых атакующих испанских хавов, которому постоянно помогает скоростник и технарь Дани Алвеш. Слева — ровесники, 22-летние Адриано и Пуэрта, каждый из которых и на команду работает без устали, и сам готов эффект но завершить усилия партнеров. Линия атаки укомплектована так, что куда там соваться какому-то Кержакову! Пара Фабиано-Кануте сейчас считается едва ли не самой грозной и сыгранной связкой нападающих в Примере.

Ну назовите еще одну, хотя бы приближающуюся к ней по уровню. В «Барсе» пары форвардов как таковой вообще нет, в «Реале» ван Нистельрой — Роналдо вместе слишком мало сыграли и совсем никак себя не проявили, у арагонца Диего Милито достойного партнера нет… Вилья — Морьентес из «Валенсии»? С ба-альшущей натяжкой!

А ведь есть еще Чевантон, который совсем недавно положил победный и очень эффектный гол «Реалу», никуда не делся техничный, настырный и совсем еще молодой однофамилец наоборот знаменитого РГБ Кепа Бланко Гонсалес. И уход бунтаря Савиолы, который в межсезонье заявил, что не хочет играть нигде более, кроме как в «Барселоне», пошел команде едва ли не пользу. Состав стабилизировался, и Кануте не просиживает больше на «банке» в тягостных раздумьях. Он всегда в основе и при этом позволяет себе не растягивать запас сил на все 90 минут, а выкладываться с опережением графика, потому что знает — его есть кем заменить и эта замена не ослабит игру команды.

— А тебе самому, Фредерику Кануте, удалось наконец-то найти команду своей мечты?
— Десять лет назад я, совсем еще молодой человек, прошедший снизу доверху все ступени «кантеры» лионского «Олимпика» и попавший наконец-то в его первую команду, считал, что достиг вершины своих желаний… Но за три неполных года, проведенных там, я разочаровался настолько, что подумывал совсем завязывать с футболом.

В то же время мимо «Лиона» я пройти не мог никак. Я родился в маленьком пригороде Лиона, мой отец приехал сюда из Мали и тут сочетался браком с моей матерью, местной жительницей. На узких улочках Сент-Фуа-ле-Лиона я рос, гонял мяч с другими пацанами, а по выходным ездил с отцом в Лион на матчи высшей французской Лиги. В тринадцать неполных лет я попал в Футбольную Академию «Олимпика», а через семь лет дебютировал в его основе.

Уже тогда, в 97-м, мой рост приближался к 190 сантиметрам, а весил я килограммов на 15 меньше. Можете представить, кап я смотрелся на острие атак «Олимпика» — нескладный скелет с руками-спичками и ногами-шарнирами. Физические кондиции слабенькие, техника сомнительная, тактической соображала никакой, опыта — ноль. Я старался почаще участвовать в борьбе, лез за каждым мячом в любую точку поля — мне говорили, что я занимаюсь не своим делом. В следующем матче я замирал столбом в центре штрафной и только крутил головой, следя за пролетающим мимо меня мячом — мне говорили, что я выключаюсь из командной игры.

С каждым последующим сезоном я становился всё более ненужным «Лиону», проводил на
Поле все меньше и меньше времени и при этом четко знал, что обладаю достаточным мастерством, чтобы играть за первую команду. Но я отчаялся настолько, что когда в марте 2000-го возник вариант с арендой в «Вест Хэм», я даже не колебался с решением.

— Не поторопились? Ведь всего через два года «Лион» в чемпионате Франции начал свою потрясающую победную серию, которая длится и поныне.
— Как знать… Еще год назад я бы всерьез задумался над ответом. Теперь же — пожалуй, нет. Наверняка нет!

Английский туман похож на обман

Но до того было еще пять лет Англии. Пять лет с кусочком и огрызочком. Английский период карьеры Кануте начался триумфально. В марте 2000 года «Вест Хэм» арендовал форварда до конца сезона, и уже в своём дебютном матче Фредерик подтвердил правильность выбора, который сделал Харри Реднапп. Француз забил победный мяч в ворота «Уимблдона», и хотя за оставшиеся матчи он добавил всего лишь один мяч («Ковентри»), болельщики его приняли, оценили подвижность, скорость, умение взять игру на себя и подыграть партнёру, и стали ласково называть «Фреди».

Оценило его и руководство лондонского клуба. «Лион» получил 3,7 млн. фунтов, а «Вест Хэм» — форварда, который должен был стать идеальным партнёром для Паоло Ди Канио.

В первом для себя полном сезоне в Англии Фреди стал лучшим бомбардиром команды. На его счету оказалось 11 мячей в чемпионате и ещё три — в Кубке Англии, где «Молотобойцы» пробились в четвертьфинал, но в упорной борьбе уступили «Тоттенхэму» Сергея Реброва — 2:3.

История повторилась и в сезоне-01/02 (те же 11 мячей в премьер-лиге и один — в Кубке), но идиллия продолжалась недолго. Перспективная команда, собранная Реднаппом, стала разваливаться. Сам тренер ушёл ещё год назад в знак протеста против политики руководства клуба, которое не было настроено на дальнейшие вложения в команду, а, напротив, продавало лучших игроков. Под началом Гленна Рёдера «Молотобойцы» транзитом через седьмое место быстро пошли на дно.

И оказалось, что Кануте был героем только в тот момент, когда всё шло замечательно. Когда возникли проблемы, фреди вместе с некоторыми другими недавними лидерами быстро дал понять, что это его не касается.

Болельщики «ВестХэма», вспоминая кошмар сезона-02/03, почти единодушно считают, что переломный момент случился уже во втором туре. В дебютном матче команда была в пух и прах разбита «Ньюкаслом» — 0:4, но затем провела потрясающий поединок против «Арсенала», ходившего в звании чемпиона. Кануте блистал: он отдал голевой пас Джо Коулу, забил сам, упустил несколько моментов, но «Молотобоцы», казалось, уверенно вели 2:0. Когда «Канониры» отыграли один мяч, хозяева заработали пенальти. Бить вызвался Фреди, однако его слабенький удар легко парировал Дэвид Симэн. «Вест Хэм» мгновенно сдулся, и «Арсенал» сравнял счёт, а затем едва не вырвал победу.

Команда с «Аптон Парка» страшно валилась. Кануте в том сезоне почти не играл. Некоторое время поводом для этого служила травма, но затем Фреди перестал скрывать своё безразличие к судьбе «Вест Хэма» и открыто выразил желание уйти в «приличный клуб». Трибуны предлагали продать француза как можно быстрее, не дожидаясь окончания сезона. На финише чемпионата, тем не менее, два гола Кануте принесли команде четыре очка («Астон Вилла» — 2:2, «Ман Сити» — 1:0), однако куда больше очков команда недосчиталась из-за расточительства Фреди и его молодого партнёра по атаке Джермейна Дефо.

С интервалом в полгода оба оказались в «Тоттенхэме». Кануте ушёл уже летом, когда «Шпоры» предложили за него 3,5 млн. фунтов, и в первом же поединке по традиции принёс новой команде три очка («Лидс» — 2:1).

Но на «Уайт Харт Лейн» очень быстро выяснилось, что Фреди вовсе не француз, а малиец. Игрок вдруг вспомнил о своих корнях и выразил желание сыграть за сборную этой страны на Кубке Наций-2004. Как известно, этот турнир проходит как раз посреди европейского сезона и означает для клубов потерю игроков в самый ответственный момент сезона. В противостоянии с «Тоттенхэмом» Кануте проявил упорство и победил. Кубок Наций для него прошёл успешно (четыре гола в пяти матчах и четвёртое итоговое место), однако после возвращения в Англию Фреди вдруг перестал забивать. Следующий гол в премьер-лиге он забил только в ноябре 2004 года.

Этот факт только добавил напряжения в отношениях между клубом и игроком, и летом 2005 года, когда Кануте саботировал турне «Тоттенхэма» по Мавритании, судьба форварда была предрешена. Первой на горизонте оказавшегося на распутье форварда нарисовалась «Севилья».

Сам Кануте сказал

— Ну вот, всё позади. Вы наконец-то обрели СВОЮ команду, свой первый серьезный титул. А еще что?
— А еще — спокойствие, душевное равновесие, уверенность в себе, свободу.

Есть игроки, которые раскрываются не сразу, а постепенно, с возрастом, и я отношусь к их числу. Чем старше я становлюсь, тем лучше себя чувствую и тем лучше играю. В «Севилье», на пороге своего 30-летия, я стал играть умнее, интеллигентнее, трачу свои силы более расчетливо и эффективно. У меня стало получаться если не всё, то многое, даже то, в чем я, честно говоря, никогда не был силен — дриблинг, атаки из глубины поля, прессинг в середине поля.

Я никогда не считал себя мегазвездой и не претендовал на исключительность. «Севилья» -именно та команда, где все равны и все сильны. Сильны прежде всего командным духом, настроем, желанием не возвыситься над другими, а играть в красивый футбол и побеждать. Нам сейчас даже не требуется тренерская накачка перед матчами, мы сами из раздевалки не выходим, а вылетаем, не чувствуя под собой газона. И нам все равно, какой это газон — «Сантьяго Бернабеу», «Камп Ноу» или родного «Санчес Писхуана».

А какая здесь публика! Мне довелось поучаствовать в дерби и во Франции, и в Англии. Так те матчи с нашими битвами против «Бетиса» не идут ни в какое сравнение. «Лион» — «Сент-Этьенн» это, по большому счету, вообще не дерби, одно название, между городами сотня с лишним километров, ничего такого принципиального и острого. В Лондоне всё происходило как-то чересчур традиционно, помпезно, с большим налетом надуманности, хотя повышенный уровень настроя у определенных групп болельщиков чувствовался. Севильское же дерби — это просто безумный всплеск эмоций, это 220 вольт, пропущенных по рядам сидений, и синие искры над трибунами, тут даже, извините, сморканулся одним пальцем — и целая буря на стадионе! Раньше я с подобным сталкивался только во время матчей сборных Мали и Сенегала — тогда сразу две страны буквально с ума сходили… Да у нас сейчас такое не только против «Бетиса» — против любого соперника происходит. Этот поток энергии заставляет даже полумертвого показывать чудеса подвижности…

— А как здесь с проблемой расизма?
— А это вообще не футбольная проблема. Расизм на трибуны приходит с улиц. А корень зла прячется в низком уровне образования молодежи. Футбол же, в зависимости от исхода того или иного матча, лишь высвобождает выход позитивной или негативной энергии. Разве на стадионе можно услышать только расистские высказывания? Тут частенько такое выдают, что причина конфликта Зидана и Матерацци может показаться милой незатейливой шуткой.

Главное здесь, как мне кажется — собственное к этому отношение. Знаете, это примерно как в интернет-чатах: ответишь какому-нибудь идиоту в его же стиле — он еще больше звереет, не станешь обращать внимания — он и сам быстро заткнется… Молодым тяжело. Вон, Этоо устроил несколько сценических представлений по этому поводу — так его теперь постоянно травят и провоцируют. Потому что знают — разозлится, перестанет думать об игре, а это какая-никакая польза для своей команды. Мне же — как африканскому слону дробинка…

— Кстати, об Африке...
— Можете не продолжать. Да, я играю за Мали, хотя на Родине отца провел времени всего ничего, а родился и две трети жизни прожил во Франции. Все мои родные и сейчас там живут.

Мог бы, наверное, оказаться и в составе «триколора», но для этого мне нужно было родиться года на три-четыре раньше. Или, быть может, лет на десять позже. А тогда, на стыке веков, двадцатилетнему и не очень результативному нападающему пробиться в сборную Франции через головы Анри, Трезеге, Вильтора, да еще из не самого титулованного и заметного английского клуба, было делом немыслимым. Да я и не пытался особо, честно говоря.

— Совсем недавно вы могли бы стать соперником Анри на чемпионате мира в Германии. Ведь в сборной Мали имелся в наличии такой замечательный подбор игроков — Моаммед Сиссоко, Маамаду Диарра, Сейду Кейта, вы...
— Да, это был очень драматичный эпизод в истории нашей сборной. Мы настраивались и были готовы дать бой фаворитам нашей подгруппы — Того, Сенегалу и Замбии. Но всё полетело к черту уже после первой же игры, с Либерией, занявшей в итоге последнее место с четырьмя очками. Три из них либерийцы взяли как раз у нас. После этого всё пошло наперекос. Я старался, забил в первых турах два мяча, которые принесли нам два очка (ничьи с Замбией и Сенегалом. — Ред.), но это было уже как мертвому градусник. После поражения от Того, третьего в турнире и третьего со счетом 0:1, я, честно говоря, плюнул на это дело — бороться с таким отставанием сразу против трех лидеров за одно выходящее место было бессмысленно.

— Но за развитием событий на мундиале следили?
— Вполглаза. Я примерно представлял, как всё должно закончиться. Беда всех африканских команд — не только нашей сборной — в отвратительной организации прежде всего и в неоднородности составов. Чуть-чуть получше дела обстоят в Нигерии, Камеруне и Сенегале, но и у них та же проблема — рядом с настоящими звездами, лидерами знаменитых европейских клубов, зачастую играют люди, попавшие в сборную непонятно как и за какие заслуги, чаще всего — чьи-то протеже. Это почему-то считается в порядке вещей, как и то, что из-за грубых ляпов этих самых «обласканных свыше» страдает вся сборная.

— Но через четыре года вы все равно не откажетесь от попытки пробиться на ЧМ? Тем более пройдет он на Черном континенте.
— Что за вопрос! Нет, конечно! Ведь я стану на четыре года старше, а значит — намного лучше!

— Ну, как говорится, дай вам… В заключение ответьте еще на один вопрос: поскольку ваша карьера развивается по нарастающей, где вы мечтаете ее завершить — здесь, в Севилье, или же в клубе-гранде?
— Мой уход в любой другой клуб будет означать только, что я перестал устраивать «Севилью». Мне здесь хорошо, и я не озабочен поиском каких-то иных вариантов. Сейчас, когда травмировался Этоо, а я вышел в лидеры бомбардиров Примеры, зашевелились и поползли слушки об интересе ко мне со стороны «Барселоны». Ну и скажите, какой смысл мне сейчас менять твердое место в основе, отличный дружный коллектив и запредельную мотивацию на неясные перспективы, скорее всего — на место на скамейке запасных, пусть даже она будет из золота. Когда выздоровеет и вернется Этоо, который на четыре года моложе, мне куда прикажете деваться? Спасибо, скамеек в моей жизни уже было предостаточно…

Источник: Football.ua Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
20 сентября 2017, среда
19 сентября 2017, вторник
Партнерский контент