Ю. Газзаев: о работе в "Крыльях" не жалею
Фото: Олег Лысенко, "Чемпионат.ру"
Текст: «Чемпионат»

Ю. Газзаев: о работе в "Крыльях" не жалею

Экс-наставник "Крыльев Советов" Юрий Газзаев в беседе с пресс-службой ООТФ рассказал, насколько работа в Самаре изменила его жизнь и каково ему находиться без работы.
8 апреля 2011, пятница. 11:37. Футбол
— Юрий Фарзунович, по работе сильно скучаете?
— Работу себе сам нахожу (улыбается). Зимой ездил в Испанию, пробыл там 10 дней. Посмотрел матчи "Эспаньола", клубов первого и второго дивизионов, детские школы. Мне было интересно изучить и оценить методику работы не только топовых команд,
Понял, что надо очень много работать даже безработному. Хочу, к слову, выразить признательность Объединению отечественных тренеров, которое оказало мне поддержку после моего ухода из "Крыльев".
но и младших по рангу клубов.

— Много нового почерпнули для себя?
— Скорее не нового, а полезного. Всем известно, что Испания на сегодняшний день — лидер мирового футбола, чемпион мира, Европы. Но это верхушка айсберга, а хотелось посмотреть его подводную часть: как строится работа с детьми, проводится селекция. Встречал меня там испанский специалист Хуан Мартинес, который сейчас в московском "Динамо" отвечает за весь молодёжный сектор. Много с ним говорили на разные темы. До этого он трудился как раз в "Эспаньоле", и насколько я знаю, в его услугах была заинтересована "Барселона".

— Испанский опыт работы с подрастающим поколением можно перенести в Россию?
— У каждого свой путь, но лучшее у лучших нужно, безусловно, брать.

— Кстати, каким ветром вас занесло на Маккабианские игры, где вы тренировали "Маккаби" из России?
— С руководителем этой команды Павлом Фельдблюмом мы знакомы давно. Поэтому, когда он мне позвонил и попросил помочь, отказать не смог. Эта команды была составлена преимущественно из молодых футболистов второго дивизиона. Кроме того, ездил несколько раз в Латвию — консультировал своего друга президента "Юрмалы". Скучать, как вы сами видите, мне было некогда, но нынешняя ситуация для меня, признаться, неожиданная. Понял, что надо очень много работать даже безработному. Хочу, к слову, выразить признательность Объединению отечественных тренеров, которое оказало мне поддержку после моего ухода из "Крыльев".

— Предложений по работе много было?
— Контактов было много: речь шла о трёх-четырех клубах первого дивизиона и Премьер-Лиги. Но конкуренция сейчас в
Если бы на меня напрямую выходили руководители клубов, которые заинтересованы в создании серьёзного проекта, беседовали со мной и потом принимали решение, то это одно. Я говорю об участии в неком тендере, где помимо меня ещё несколько кандидатов. А так — реальных приглашений не было, всё только разговоры где-то рядом.
нашей профессии серьёзная, и стоящую работу найти не так-то просто.

— Почему в итоге не сложилось ни с одним клубом?
— Прямых контактов с руководителями клубов не было, звонили агенты, разные люди. Говорили, что моя кандидатура рассматривается то в одной, то в другой команде. Но я не могу назвать причины, почему в итоге не сложилось. Если бы на меня напрямую выходили руководители клубов, которые заинтересованы в создании серьёзного проекта, беседовали со мной и потом принимали решение, то это одно. Я говорю об участии в неком тендере, где помимо меня ещё несколько кандидатов. А так — реальных приглашений не было, всё только разговоры где-то рядом.

— Зарубежные варианты продолжения карьеры в принципе рассматриваете? Ваши коллеги Юрий Сёмин и Андрей Гордеев, к примеру, решили попытать счастья на Украине.
— Если честно, то не очень хочется уезжать из России. Но контакты были, о которых сейчас нет смысла говорить. А что касается вообще работы за рубежом, то тренеру не надо отказываться с порога ни от одного предложения. Сначала надо встретиться, поговорить, понять, насколько серьёзно в тебе заинтересован руководитель клуба. Хочется не просто получить место главного тренера, хочется чего-то добиваться, решать серьёзные задачи с командой. А не прийти в коллектив и увидеть сразу его потолок.

— Тогда, честно говоря, не совсем понятно, чем вы руководствовались, когда в 2009-м принимали приглашение "Крыльев"? Уже на тот момент было понятно, что ситуация в Самаре с каждым днём только ухудшается.
— Это тот случай, который меня многому научил и в то же время многое дал. Тогда вопрос не стоял о взвешенной оценке. Меня вызвал к себе директор завода "КамАЗ" и честно признался, что ситуация в Самаре сложная, нужна моя помощь, но он не сомневается, что я справлюсь. Он попросил меня встретиться в Москве с президентом "Крыльев". Хочу сказать, что с руководителем "КамАЗа" сложились очень доверительные отношения. Когда мне поступали приглашения от "Кубани", "Шинника", молодёжной сборной России, он каждый раз говорил, чтобы я никуда не спешил, оставался дома и что перед командой будет ставиться серьёзная задача.

Так вот, на той встрече мне сказали: "Да, в Самаре есть сложности, есть задержки по зарплате". Кроме того, я привык доверять людям. Но уже через три дня я пришёл к генеральному директору и сказал: "Чемоданы ещё не успел распаковать, до свидания, я поехал". Но меня потом убедили, что необходимо остаться и решить главную задачу – сохранить профессиональную команду. Когда я уже взялся за дело, назад пути не было. Помимо этой задачи были и другие позитивные игровые моменты: перевод Вани Таранова в оборону, получил свой шанс Цаллагов, который до этого даже не тренировался с основой. Самсонова, Джорджевича приобрели "на флажке", хотя руководство говорило, что это невозможно. А эти все ребята – лидеры нынешней команды. Я и сегодня не сомневаюсь, что Самара достойна большой команды. Самарский регион сродни Татарии, очень хочется, чтобы у "Крыльев" были не всплески, а серьёзные стабильные результаты, а клуб стал масштабным проектом.

— Не всё гладко у вас было во взаимоотношениях с лидерами "Крыльев".
— У меня есть требования к футболистам, которые они должны выполнять. Но были футболисты, которые в силу разных причин (возможно, люди устали от постоянных обещаний) эти требования не выполняли и работали не так, как надо. Хотя 90 процентов коллектива тренировались на совесть. Я несколько раз вызывал этих ребят к себе, говорил, что хотел опереться на них в строительстве новой команды, чтобы они стали её лидерами. Когда лидеры идут впереди команды, они тянут её за собой, а когда бегут сзади, то являются её грузом. Я тогда сказал: либо мы вместе, либо никак.

— Речь, насколько я понимаю, идёт о трёх футболистах: Аджинджале, Белозёрове и Будылине, которых попросили из команды, но уже после вашего ухода?
— У меня были некоторые ограничения в управлении командой, поэтому я и ушёл. Человек, который принял команду в сложное время, должен полностью нести ответственность за результат. Я сказал, что должен либо сам отвечать за все происходящие процессы, либо двигаться отсюда. Решение уйти в отставку было исключительно моим. При этом у меня действовал трёхлетний контракт.

— Вам по-человечески не обидно, что все лавры спасителя "Крыльев" снискал ваш преемник – Александр Тарханов?
— Мне не обидно. Команда находилась в сложной ситуации. Надо отдать должное Александру Тарханову, что он принял этот вызов.
Много негатива писалось, на который не хотелось отвечать. Мне не хотелось вступать в полемику. Вся моя работа всегда была на виду. Я уверен, что сейчас смогу принять любой клуб и сделать его лучше.
Он решил задачу. Хотя первую её часть решали всем миром, страной. Правда, Тарханов говорил, что надо находить общий язык с некоторыми футболистами-лидерами. Мол, они же лидеры. А через месяц всех их не стало в команде. Мне из Самары потом звонили и говорили, что всё сложилось так, как я и предполагал. Нет ни одного человека в жизни, с которым я не смог найти общего языка. Тем более когда речь идёт о футболистах. Бывает, что тренеры часто переводят игроков в дубль, штрафуют, но это не конфликт, а обычные рабочие моменты.

— Как работа в "Крыльях" сказалась на вашей репутации?
— Сказалась не в лучшую сторону. Всё-таки много негатива писалось, на который не хотелось отвечать. Мне не хотелось вступать в полемику. Вся моя работа всегда была на виду. Я уверен, что сейчас смогу принять любой клуб и сделать его лучше.

— Не жалеете, что согласились работать в "Крыльях"?
— Подкупала меня тогда во многом атмосфера, которая царит на стадионе в Самаре, местный болельщик, а также отношение власти. Я встречался с губернатором, вице-губернатором, министром спорта. Не сомневался, что мы сможем построить команду. Но в то же время было очень много мелочей, которым необходимо постоянно уделять внимание. Именно эти мелочи и стали важными деталями в принятии решений. Но я ни о чём не жалею. Если человек умеет анализировать, он становится мудрее, опытнее, профессиональнее, по-житейски в том числе. Этот этап в жизни надо прожить, пережить и двигаться дальше. Но я до сих пор болею за "Крылья".
Источник: Объединение отечественных тренеров
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
9 декабря 2016, пятница
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →