Сергей Юран: "Шинник" может стать чемпионом
Текст: «Чемпионат»

Сергей Юран: "Шинник" может стать чемпионом

Горячность и буйный характер Сергея Юрана в пору карьеры футболиста стали его визитной карточкой, пусть он и отличался талантом бомбардира, забивая много голов за "Бенфику", "Порту", "Бохум", "Штурм", киевское "Динамо" и московский "Спартак".
13 января 2007, суббота. 12:23. Футбол
Горячность и буйный характер Сергея Юрана в пору карьеры футболиста стали его визитной карточкой, пусть он и отличался талантом бомбардира, забивая много голов за португальские "Бенфику", "Порту", немецкий "Бохум", австрийский "Штурм", киевское "Динамо" и московский "Спартак". Сейчас Юран другой. Открытость в суждениях сохранилась, но добавились рассудительность и хладнокровие. Сергей относит перемены к тому, что "он убил в себе игрока".

Встреча с Юраном состоялась за несколько дней до нового года в московской гостинице, где у него была запланирована важная встреча, касающаяся нового места работы — ярославского "Шинника", с которым 37-летний специалист подписал двухлетний контракт.

"Мне надо было забыть игрока Юрана"

— Почему именно "Шинник"?
— Практически все команды, за которые я выступал, решали максимальные задачи — Лига чемпионов, место в призерах. В Ставрополе боролись за выход в первый дивизион. Для тренера, начинающего свой путь, это немаловажный фактор. В латвийском "Диттоне" — новичке дивизиона стояла цель попасть в тройку лучших. А для чемпиона Эстонии — ТВМК иных целей, кроме нового титула, не существовало. В "Шиннике" тоже прельстили задачи. У меня были варианты на Украине, в Казахстане, с другими клубами первого российского дивизиона, но не было конкретных высоких задач. В Ярославле же губернатор области Анатолий Лисицын объявил о цели вернуться в Премьер-лигу, что сыграло главную роль в моем решении. Хотя трудности есть: много иностранцев, команда на 70 процентов будет укомплектована новичками.

— Вы всегда говорили, что вам важнее продолжить работу в России, но при этом заявили, что вопрос о переходе в "Шинник" решался не за пять минут. Наводили справки о благонадежности региона?

— Когда мне позвонили в Таллин, у меня было время подумать, а не наводить справки. Я читал интервью губернатора — человека серьезного. Он же не станет заниматься болтологией, ставя себя в неудобное положение, объявив о том, что "Шинник" собирается возвращаться в Премьер-лигу. Это же не кто-то на рынке сказал. Скорее, нужно было решить для себя, готов ли я работать на более высоком уровне. Думал два-три дня до встречи. Были и бессонные ночи. А на встрече с Лисицыным мне подтвердили, что за финансирование я волноваться не должен.

— Перегореть не боитесь, или наставникам это несвойственно?
— Если ты четко представляешь, кто такой тренер, то сделать это сложно. Надо понимать, что от многого придется отказаться. Наставник не тратит полтора-два часа на тренировку, он должен практически 24 часа жить интересами команды. Еще Лобановский говорил, что ты должен убить в себе игрока. Мне же надо забыть того Юрана. Начинаю я с никому не известного «Иванова», которому нужно много чего доказывать.

— Вы позиционируете себя в "Шиннике" в качестве человека, пришедшего всерьез и надолго, или Ярославль для вас — пункт промежуточный?
— Я бы не хотел, чтобы так думали. "Шинник" — команда с традициями, со своим болельщиком, много лет выступала в Премьер-лиге. Хотелось бы связать себя с ней на три-четыре года и добиться результата. Чтобы потом сказали: да, "Шинник" — клуб, способный бороться за высокие места.

— Известно, что инфраструктура "Шинника" далека от совершенства. Вы на это обращаете внимание?
— Как раз новое руководство серьезное внимание собирается уделять этому аспекту, в том числе детской школе. Сейчас идет речь о строительстве нового стадиона. Построено новое здание, где квартирует офис клуба. Да, сейчас я решаю насущные проблемы — селекция, сборы, но я работал в футбольной академии "Спартака", и у меня есть определенные наработки в подготовке резерва. Обязательно будем этим заниматься с помощниками.

— На пресс-конференции в Ярославле вы заявили, что хотите выиграть с "Шинником" Премьер-лигу. Это уже из разряда фантастики.
— Кто предполагал, что "Рубин", выйдя в Премьер-лигу, завоюет бронзовые медали и станет клубом, постоянно претендующим на медали? Если будешь отдаваться футболу и работать, то проблем не вижу. ЦСКА тоже стал ведущим клубом не сразу. Но пришли новые люди, в том числе Гинер и Газзаев, которые выстроили структуру, где все понимают, что им делать и за что они отвечают. Главное — люди, которые будут с тобой работать. Они должны быть амбициозными и всегда стремиться к максимальной точке. Тогда возможно все. Сегодня стоит задача выхода в Премьер-лигу. А что дальше? Надо стремиться к новым целям.

— Представьте, пожалуйста, тех, на чью помощь рассчитываете.
— В тренерском штабе останутся Борис Гаврилов, который заканчивал сезон будучи и.о. наставника, и Александр Гутеев, занимающийся вратарями. Добавится еще один помощник, пока не могу назвать его фамилию. Планируется приглашение специалиста по физподготовке и восстановлению команды. Так принято во всех европейских клубах.

"Физика" — от Киева, игра — от "Спартака"


— Что больше всего запомнилось из ставропольского этапа карьеры? Проводы болельщиков в 6 часов утра из аэропорта?

— У меня слезы на глаза наворачивались. Когда начинали чемпионат, на трибуне было 500—700 человек, а заканчивали при 12—13 тысячах. Живет край Ставропольский футболом. Приятно, что я там не просто провел время, а запомнился людям работой, результатом.

— В Прибалтике вас не провожали. Своим не стали?
— Там не так сильно развит футбол. В Латвии — еще более или менее. В Эстонии тяжеловато с болельщиками. Но результат у "Диттона" был, шли на 3-м месте, отставали от лидера на 2—3 очка, опережая "Сконто". Ставрополь и Даугавпилс — разные города, и традиции у команд иные. Зато специалисты отмечали, что у моих команд есть стиль, некоторые матчи были на загляденье.

— Что же вам дала в тренерском плане работа в Латвии и Эстонии, кроме того, что научились в укладочных катках разбираться?

— Да уж (смеется). Я теперь ориентируюсь в их классификации. Мы ведь поля ими укатывали. Если серьезно, то прибавил в тактическом плане, были возможности пробовать различные схемы. У соперников начались сложности в играх с нами, когда мы использовали тактику 4+5+1. Все пять полузащитников очень подвижны, в процессе атаки меняют направление движения, причем старались действовать в один — три касания.

— Интересно узнать, каков футбол по Юрану, ведь его почти никто в России не видел.

— В "физике" опираюсь на школу киевского "Динамо", а в игре прививаю комбинационный стиль московского "Спартака" 1980—1990-х годов. Не люблю, когда игрок просто расстается с мячом, бьет куда попало. Он должен думать на поле и получать удовольствие от собственной игры.

— Какие черты взяли у Эрикссона и Робсона, под руководством которых выступали?

— Диалог «тренер — игрок». Я всегда мог подойти к тренеру, пойти чайку попить, пообщаться. После этого на занятиях и в играх выкладываешься вдвойне, зная, что тренер тебя уважает как человека в первую очередь, а не видит в тебе только гладиатора-футболиста.

— Пока что вам приходилось работать с молодыми футболистами, которые взрослели, глядя, как вы играли. Их это раскрепощает в общении с вами?
— Действительно, многие застали меня как игрока бескомпромиссного, для которого была одна цель — победа, не делившего матчи на важные и не очень. Наблюдаю, что ребята действительно меня слушают, у них горят глаза. Я уважаю футболистов прежде всего как людей. Они же не гладиаторы. В советские времена заставляли иногда работать из-под палки. Но я люблю договариваться на берегу. Я часто рассказываю футболистам о двух дорогах, которые я прошел одновременно. Если хочешь чего-то добиться — тебе направо, хочешь закончить карьеру и стать таксистом — налево. Хочется оградить игроков от ошибок. Они будут, ведь много соблазнов. Но если ты в 35 лет желаешь отдыхать в Монако, то нужно от чего-то отказываться.

"Романцев будет болеть за нас"

— В свое время вы могли оказаться главным тренером московского "Спартака". Не расстроились, что не получилось?
— Да, я мог им стать — посмеялись бы вместе. Тогда я был очень сырой для этой работы. Игрок же не может из детской школы перепрыгнуть сразу в основу команды мастеров. Ему надо пройти все ступени, а быть клоуном — не в моем характере. Мне говорили, мол, Сергей, у тебя был такой шанс. Я отвечал: "Шансов у меня еще будет много, главное — правильно их использовать". А не просто "нарисоваться": вот, мол, я главный тренер "Спартака". Дальше-то что?

— Какой самый ценный совет получили от опытных коллег?
— Мне Семин как-то сказал: "Ты не спеши, Сергей. Пройди все этапы". Вторая лига со Ставрополем — очень хорошо. Сейчас первую должен пройти. Было приятно недавно пообщаться с Олегом Ивановичем Романцевым. Он сказал: "Я теперь буду болеть за "Шинник" и за тебя. Для тебя мой телефон всегда включен. Если нужен совет или потребуется приехать в Ярославль, посмотреть игру, ты можешь на меня рассчитывать".

— Раскаиваетесь в своих поступках, которые не относились к числу положительных?
— Раскаяния не может быть, это жизнь. Возможно, не добрал 25—30 процентов карьеры, но я поиграл в ведущих европейских клубах, в сборной выступал на чемпионатах Европы и мира. Стыдно мне было лишь из-за «письма четырнадцати».

— Как часто бываете на могиле Виктора Колотова, которого вы считаете одним из главных своих учителей?
— К сожалению, я так и не доехал до нее. Когда он умер, из-за задержки самолета на похороны не успел. Без него, Пузача, Лобановского я бы не стал тем Юраном, которого все знали. В начале карьеры я сломал ногу. В тот момент речь шла о том, буду я хромать оставшуюся жизнь или нет, о футболе даже никто не заикался. Я стал выпивать, планировал идти работать таксистом. И тут Колотов мне очень помог. У него тоже была тяжелая травма. Он часто посещал меня в больнице. Однажды приехал ко мне в общежитие. Сижу пьяный, жалуюсь, мол, карьера закончилась. Он не стал рассказывать об этом руководству, через день проведывал меня, беседовал. Потом через тренировки вывел из состояния замкнутости.

— Помнится, у вас после окончания карьеры была идея провести прощальный матч на "Локомотиве".
— Обстоятельства помешали. Потом началась работа, но идея не похоронена. Сейчас у меня голова забита другим — задачи, комплектация, создание коллектива, чемпионат скоро начнется… Отсрочил проведение прощального матча.

— Как и написание книги?

— Мне бы хотелось пройти еще несколько этапов карьеры, чтобы книга получилась цельной и интересной. Чтобы я мог сопоставить свои тренерские и игроцкие взгляды, а не высасывать факты из пальца.
Источник: Еженедельник ФУТБОЛ
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
11 декабря 2016, воскресенье
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →