Ремчуков: еще нескоро клуб из провинции станет чемпионом
Текст: «Чемпионат»

Ремчуков: еще нескоро клуб из провинции станет чемпионом

В прошлую среду стало известно, что генеральный директор "Кубани" сменил должность, став председателем совета директоров клуба. А уже в четверг Максим Ремчуков был гостем редакции "Спорт-Экспресс".
15 января 2007, понедельник. 09:43. Футбол

В прошлую среду стало известно, что генеральный директор «Кубани» сменил
должность, став председателем совета директоров клуба. А уже в четверг Максим
Ремчуков был гостем редакции «Спорт-Экспресс».

КОМАНДА РАЗВИВАЕТСЯ, КЛУБ СТОИТ НА МЕСТЕ

— Чем вызваны перестановки в руководящем составе «Кубани»? Они особенно
удивили после успешного для вас сезона...

— Ничего удивительного в них нет. Особенно если знать историю развития нашего
клуба в последние три года. У «Кубани» сейчас два основных акционера —
администрация края в лице губернатора Александра Ткачева и Олег Дерипаска,
участвующий в проекте своими личными активами. Такой порядок вещей существует с
конца 2003 года — тогда «Кубань» как раз вышла в премьер-лигу и губернатор
понял, что без привлечения серьезного инвестора с новыми задачами не справиться.
Таким инвестором и стал Дерипаска, выросший на Кубани и имеющий здесь
бизнес-проекты. Его главный мотив — помочь землякам вернуться в премьер-лигу.
Акции были распределены 50 на 50, и тогда же, собственно, началась новейшая
история клуба. Почти сразу в 2004 году, я пришел в него как вице-президент, а
потом стал генеральным директором.

За это время мы прошли большой путь, набив много шишек, — здесь и неудачный
сезон в высшем дивизионе, когда за год в «Кубани» сменились три главных тренера,
и два разных года в первой лиге, когда Олег Дерипаска вкладывал в команду больше
пятидесяти процентов (при этом доли акций в клубе оставались равными, они таковы
и на сегодняшний день). Но за эти три года ничего в инфраструктуре «Кубани» не
изменилось — клуб по-прежнему вынужден арендовать стадион и базу. Даже если
вложить в саму команду огромные деньги и занять, допустим, второе место в
чемпионате страны, то где играть матчи Лиги чемпионов, не имея своего стадиона?
А три года — это как раз тот срок в бизнесе, когда можно подвести первые итоги
нового проекта и пора делать выводы.

Дерипаска понимал, конечно, что футбол не является прибыльным бизнесом и в
ближайшее время им не станет. Но когда нет подвижек в клубном хозяйстве, это
совсем другое. За аренду того же стадиона приходится платить 10 миллионов рублей
в год. Понятно, что в общем бюджете клуба это не самая большая сумма. Но
прибавьте сюда такие же цифры за аренду базы, аренду жилья для футболистов,
суммы на оплату обслуги. Если бы, скажем, один акционер клуба выделил землю, а
другой построил на ней многоэтажный дом и получил в нем 10 — 15 собственных
квартир, это уже была бы подвижка в клубных делах, хотя бы с точки зрения жилья
для игроков и сотрудников. Но этого нет. Вот и получается, что в развитии
команды мы сделали несколько шагов вперед, а в развитии клуба стоим на месте.

При этом Дерипаска не является таким футбольным фанатом, как, например,
Абрамович, и его больше интересуют вложения в здоровый образ жизни, в развитие
всей пирамиды кубанского футбола. Команда мастеров интересна Олегу только как
вершина этой пирамиды, а не сама по себе. Вот он и собирается вкладывать в нее в
этом году меньше денег, чем другой акционер, — где-то 35 процентов. А значит, и
оперативное управление командой должно перейти от менеджера команды Дерипаски к
новому генеральному директору. Губернатор предложил поставить на это место
Александра Молдованова, который уже имеет опыт подобной работы. Мы согласились.
Но стратегическое управление всем клубом остается в руках совета директоров,
который я теперь и возглавляю.

ХОВАНЕЦ БЫЛ В ШОКЕ

— Вы упомянули о шишках, которые успели набить. Можете конкретизировать?
— За три года в команде было много чего… Сначала пытались сделать ставку
на местных тренеров — Южанина, Ешугова, Назаренко. Когда вылетели в первую лигу
решили найти иностранца — такие тенденции существуют сейчас во всем российском
бизнесе, а не только в футболе: во-первых, у нас хорошо платят, во-вторых, мы
активно выходим в мировой бизнес, и менеджеры с опытом работы там очень
востребованы. Было две очень хорошие с профессиональной точки зрения кандидатуры
— Каганец и Хованец, но первый запросил та-а-акую сумму! Словак же оказался
вполне вменяемым, и мы заключили контракт по схеме «1+2» — имея в виду что
адаптация к российским условиям может пройти удачно, а может и не совсем.

Увы, но развитие событий пошло скорее по второму варианту. Вылет во Владивосток
и Хабаровск привел нашего тренера в состояние грогги, что тут же стоило двух
домашних ничьих. Потом случился первый проигрыш в Астрахани, где соперник несся
и несся вперед, а у бокового судьи от жары, видимо, просто не поднималась
рука… В общем, Хованец немного поплыл. Апофеозом стала поездка в Махачкалу:
наш главный, увидев по телевизору танк на одной из улиц этого города, искренне
не понимал, как можно вообще туда ехать. И даже дал интервью на эту тему — нас
потом отчитали за него на совете ПФЛ. Для него, иностранца, некоторые стороны
российской действительности стали настоящим шоком.

— Видимо, и поэтому еще вы не поехали потом в Нальчик? Не жалеете, кстати, о
том своем решении?

— Нет. Как можно было ехать в город, где боевики как раз в те же дни напали на
прокуратуру, ФСБ и МВД? Хотя это и было одно из самых тяжелых решений в моей
жизни. Но как можно рисковать двадцатилетними мальчишками? Как бы я жил, случись
что-нибудь с кем-то из моих подчиненных? Да и иностранцам необходимость игры с
риском для жизни не объяснишь — мир поменялся. И ФИФА, и УЕФА ставят вопросы
безопасности игроков на первое место.

— Если вернуться к сегодняшнему дню, что является вашими первоочередными
задачами?

— Есть четкое понимание того, что деятельность команды и развитие клуба — это
разные веши и что как раз клубные дела выходят сейчас на первый план. Повторюсь:
за три года тут не было никакого движения вперед. Разве что мы открыли новый
интернат — тот, что был до этого, не выдерживал вообще никакой критики:
во-первых, он опять-таки находился на арендованной территории (старой базы
«Кубани»), а во-вторых, мальчишки готовились и играли на совершенно «убитых»
полях…

Тем не менее три группы из того интерната во главе с тренерами работали как
настоящие фанаты. Оттуда, кстати, вышел наш вратарь Женя Помазан, который стал
чемпионом Европы среди юношей в сборной Игоря Колыванова.

В новом интернате сделали ремонт, уложили поле совместно с департаментом
образования. Причем большую часть расходов взял на себя именно клуб. Мы же
должны где-то брать игроков для собственного дубля. Этой системы у «Кубани»
совершенно не было. Олег Дерипаска будет инвестировать средства в массовый
футбол. Но ему трудно понять, как можно вкладывать немалые деньги в клуб, в
котором нет никакой инфраструктуры и в ближайшей перспективе не будет никакой
отдачи. Сейчас «Кубани» не принадлежит ничего, кроме желто-зеленого клубного
автобуса. Его купили в 2004 году за 150 тысяч евро.

Надо решать вопрос со стадионом, чтобы он перешел в собственность клуба. Надо
решать вопрос с базой. Надо совместно с краем создавать бизнес, доходы от
которого шли бы в казну «Кубани». Для этого нужна земля для строительства,
скажем, торгового комплекса или аквапарка. Вот в этом я вижу на данный момент
свою миссию.

— А кто может, к примеру, снять главного тренера?
— Мы четко прописали порядок управления клубом. С этого года он другой.
Дерипаска не ушел из «Кубани», а по-прежнему является крупнейшим частным
партнером. Контракт с главным тренером подписывает гендиректор, но они оба
отчитываются о проделанной работе перед советом директоров, предоставляют полную
информацию о планах команды и трансферах. Это важно и для зашиты наших
инвестиций предыдущего периода. Отставка главного тренера находится в
компетенции совета директоров. И контракт с Молдовановым подписывал я как
председатель этого органа. На чествовании «Кубани» губернатор края подчеркнул:
«Я хотел бы, чтобы в клубе стало меньше кулуарности, а больше открытости». И это
не праздные слова.

— В Сочи вы сделали дочернюю команду?
— Да. Именно оттуда мы бесплатно взяли Зебеляна, который наколотил более двух
десятков голов за сезон. Сейчас этот форвард стоит больше, чем содержание клуба
второго дивизиона в год. Поскольку трансферный бюджет финансирует Дерипаска, то
крупные сделки обязательно будут визироваться мной.

— Что вы подразумеваете под крупными сделками для «Кубани»?
— От 500 тысяч долларов. Как прописано в нашем уставе, такие трансферы
утверждает совет директоров. При этом у нас нормальные отношения с Молдовановым.
Я сам два года пробыл в шкуре гендиректора и все прекрасно понимаю. Но поскольку
мы финансируем трансферный бюджет, то хотим, чтобы эти вопросы не решались
кулуарно.

НИ КОПЕЙКИ АРБИТРАМ

— Вы будете представлять «Кубань» на собраниях в РФПЛ?
— Да. Руководители клубов могут говорить много красивых слов о корпоративной
солидарности. Однако на самом деле в РФПЛ было четкое разделение: есть люди
вокруг Гинера и люди вокруг «Спартака», «Зенита» и «Локомотива». В лице
Воронцова они получили компромиссную фигуру. Те ценности, которые
провозглашались на собрании относительно судейства, я полностью разделяю. Ни
копейки арбитрам! Обеими руками поддерживаю предложение Федуна о том, что нужно
создать судьям пенсионный фонд и отчислять в него 0,5 процента от бюджета.
Правда, для клубов сразу возникает вопрос: от какого бюджета отчислять — от
заявленного или реального?

Помню, как в 2004 году мы на собрании РФПЛ подписали Хартию честной игры. А
потом был матч «Ростов» — «Рубин». Если бы ростовчане в нем не выиграли, то для
того, чтобы сохранить место в премьер-лиге, им нужно было бы побеждать
боровшееся за призовые места «Торпедо» в Москве. Тогда создалось впечатление,
что половина казанской команды играла в футбол, а половина — нет. При этом судья
засчитал мяч, который, как показалось, даже не пересек линию ворот. И в
результате ростовчане выиграли — 1:0, а мы вылетели из премьер-лиги.

— Есть мнение, что из первого дивизиона нельзя выйти в премьер-лигу, играя
честно. Как вы на это смотрите?

— Это мнение ошибочно. Но проблема есть. Надо больше прозрачности и
общественного внимания, что возможно только при привлечении СМИ к освещению
турнира. Тогда меньше будет команд — корифеев своего поля. Да и тренерам труднее
будет оправдывать тактику одного удара по воротам соперника на выезде. Повысится
симметричность информации для болельщиков и владельцев клубов.

— «Торпедо» тяжело будет вернуться в премьер-лигу?
— Очень. Я пока не знаю, какая ситуация в «Тереке» и «Алании», но они наверняка
тоже поставят высокие задачи. Все южные выезды — крайне сложные. Уж не говорю о
Дальнем Востоке. Да и в средней полосе России никто не ждет вас с распростертыми
объятиями. Когда мы приезжали в Курск или Белгород, то попадали на кочкообразное
поле, а против нас выходили сражаться 11 крепких бойцов, которые вполне могли бы
играть в регби. На кочках начинается жесткий силовой футбол, и мастерство
Будылина с Зыряновым моментально нивелируется.

В свое время я занимался футболом в ФШМ. Когда в 2004 году познакомился с
Мишиным и Алешиным, у нас сложились хорошие отношения. Мы отпустили в «Торпедо»
Кантонистова. Они в прошлом году отдали нам Данишевского. Мишин, когда
торпедовцы вылетели, спрашивал у меня: «Как из первой лиги выбираться?» Ответил,
что сложно. Очень сложно.

— А какой совет вы дали бы «Торпедо»?
— Во-первых, включаться в серьезную борьбу за лидерство нужно с первого тура.
Если разбазарить очки в начале турнира, в концовке можно уже не наверстать
упущенное. Во-вторых, нельзя никого недооценивать. Например, можно приехать в
гости к скромному «Машуку» — а там против тебя до финального свистка будут
биться 11 мужиков, местные болельщики их яростно поддерживать, а боковой судья
ошибаться в пользу хозяев. В-третьих, обеспечить физподготовку на беспрецедентно
высоком уровне интенсивности. Нам невероятно помог опыт школы Лобановского,
привнесенный Яковенко.

ИНТУИЦИЯ ЯКОВЕНКО

— Акционеры и руководители края часто ходят в Краснодаре на футбол?
— Честно говоря, губернатор из-за занятости ходит редко. Чаще на стадионе можно
увидеть его заместителей, руководителей силовых структур. Но с выходом в
премьер-лигу интерес наверняка возрастет. Дерипаска же был на стадионе за сезон,
наверное, пару раз.

— Какой результат в новом сезоне устроит акционеров и лично вас?
— Закрепиться в премьер лиге. Даже при том, что у нас есть бюджет, достаточный
для покупки сильных футболистов, нужно смотреть на вещи реально: очень высок
уровень конкуренции. Будет крайне сложно. Многое зависит от того, как стартуем.
Да и о травмах нельзя забывать. У нас сейчас прооперированы Засеев и Зуев,
которые вряд ли восстановятся к началу чемпионата. У Иванова — операция на
паховых кольцах. Вот и получается, что из 18 основных футболистов нет троих, в
том числе плеймейкера.

При этом уже через год можно будет замахнуться на что-нибудь заметное —
например, попадание в зону Интертото.

Для крепких провинциалов, имеющих и многочисленных болельщиков, и стабильное
финансирование, вроде «Томи», «Луча» и «Кубани» это вполне реально. В этом году
России чуть-чуть не хватило коэффициента, чтобы выставить в Кубке УЕФА четыре
команды. Но в следующем мы вполне можем этого добиться. Да, у нас есть большая
четверка — «Локомотив», «Спартак», ЦСКА, «Зенит». Бороться с ними крайне
непросто, хотя в футболе бывает всякое. Но седьмое место, которое даст право
сыграть в Интертото, — это середина таблицы. За него вполне можно биться.

Вот почему мы все кровно заинтересованы в том, чтобы коэффициент России рос.
Считаю, что тот же «Луч» мог в прошедшем сезоне поменяться местами проведения
встреч со всеми участниками Лиги чемпионов и Кубка УЕФА, с тем чтобы им не
пришлось лететь во Владивосток перед важными матчами. Их успехи на пользу и
самому «Лучу»!

— Почему же был снова принят календарь, не всегда учитывающий интересы
участников еврокубков? И все голосуют «за»...

— Прежде всего подчеркну, что я всегда готов поменяться местами проведения
матчей с клубами — участниками еврокубков. И календарь еще будем корректировать.
Изменения я готов поддержать. Но скажу честно, как руководитель команды, которая
не выступает в Европе: я смотрел в первую очередь на то, устраивает ли календарь
нас. Начало чемпионата в середине марта? Подходит. Весна, птички поют, пора идти
на стадион. В Краснодаре будет 15 — 20 градусов тепла, поле — в идеальном
состоянии. Ждем «Локомотив».

Спрашиваю Яковенко: устраивает ли его недельный цикл? Да. Длина перерыва между
кругами? Нормальный перерыв. В первой лиге он, напомню, продолжался две с
половиной недели. У нашего главного тренера, кстати, следующий распорядок. После
игры все едут на базу, на восстановительные мероприятия. Утром следующего дня —
пробежка. Потом, до 16.00 следующего дня все разъезжаются по домам. В итоге
свободное время — чуть больше 30 часов. А между кругами игроки получили три
выходных. Сейчас времени будет больше. К тому же нам легче еще и потому что
«Кубань» пока не делегирует футболистов в сборную.

— Яковенко во всем разделяет вашу позицию?
— Мы имели это в виду, подписывая именно трехлетний контракт. И в первый же год
вышли в премьер-лигу. Но Павел по характеру скорее пессимист. Например, когда я
звоню и спрашиваю, как дела, он тяжело вздыхает и отвечает: «Слава богу, все
нормально. Пока по крайней мере». Такой уж он человек. Отсюда и его сложные
взаимоотношения с прессой. Впрочем, на мой взгляд, Яковенко меняется. Может, это
происходит не слишком быстро, но так оно и есть. Он очень талантливый тренер и
может отдаваться своему делу 24 часа в сутки.

Конечно, ему, как и любому тренеру есть над чем работать. Во-первых, при
неудачах он начинает нервничать, и это состояние может передаваться всей
команде. Во-вторых, его огромный резерв — это тактика. В первой лиге «Кубань»
выступала результативно, была хорошо готова физически, провела чемпионат без
срывов. Но мне казалось, что в некоторых матчах нам не хватало гибкости.

Зато благодаря развитой интуиции Павел нередко проводит блестящие замены. Играли
мы с Нижним Новгородом. Быстро забиваем гол, потом быстро пропускаем, а еще
через несколько минут сопернику удается фантастический удар с 20 метров. До
перерыва еще 15 минут, а у нас ничего не получается. И вот в этой ситуации
Яковенко уже на 35-й минуте снимает Иванова, который ведет игру в центре поля и
кажется далеко не худшим. Рикарду смещается с фланга в центр, и мы за оставшееся
до конца первого тайма время забиваем три гола. 4:2 — с таким счетом
заканчивается матч. А сколько еще было таких замен!

Но в прошлом сезоне Яковенко признался мне: создать за год новую команду (а
половина футболистов пришла в межсезонье) — это настоящее чудо.

НА СБОРЫ ОТПРАВИЛИ ДАЖЕ МАЛЬЧИШЕК

— Говорят, сейчас у вас на сборах около 60 игроков.
— Даже больше. Но этому есть объяснение. Дело в том, что есть два пути
развития клуба. Можно принять бюджет 40 — 50 миллионов долларов и привезти
трех-четырех легионеров, игроков сборных, стоимостью 5-6 миллионов евро. И
пожалуйста: следует рывок. «Кубань» занимает второе место, выходит в Лигу
чемпионов. А что дальше? Где нам играть? На стадионе в Краснодаре даже подогрева
нет. Сделать его можно, но и без этого возникнет масса проблем. Яковенко, надо
отдать ему должное, все понимает. Поэтому, едва приняв «Кубань», он принялся
всех убеждать, что нужен интернат, резерв, с которым можно проводить спарринги.
В общем, чтобы было, как в киевском «Динамо», где существуют первая, вторая,
третья команды и так далее.

При организации интерната он вникал даже в самые незначительные вопросы: сколько
человек должно жить в комнате, будут ли закрываться тумбочки, какой должна быть
ловушка для мячей на поле — 6 метров или 7 с половиной. А в конце сезона сказал
мне: «Хочу чтобы на сбор полетели все: основной состав, дубль и группа ребят
1992 — 1993 годов рождения».

Я начал считать. Футболист основного состава премьер-лиги получает от 300 000
долларов в год, то есть 25 тысяч в месяц. Это большие деньги по любым меркам — и
для журналиста, и для менеджера. Это большие деньги для любой страны. А
проживание одного парня в Турции обходится в 50 долларов. За 20 ребят нужно
заплатить тысячу в день. За 14 дней — 14 тысяч. По сравнению с зарплатой
футболиста это деньги небольшие. И такие расходы вполне оправданны. Быть может,
это прозвучит громко, но моя принципиальная позиция такова: нельзя экономить на
инвестициях в будущее.

Мы собрали ребят, вывезли их на сбор, и сейчас они тренируются рядом с основной
командой. Для них это событие. Яковенко приходит на их тренировки, смотрит,
подсказывает. Ребята становятся патриотами своего клуба и по первому зову уже не
сбегут в «Локомотив» или «Спартак».

— Пока «Кубань» не очень активна на трансферном рынке. Причина этого —
перемены в руководстве клуба?

— Во-первых, после окончания сезона мы пришли к выводу что у нас имеются 14 — 15
человек, соответствующих уровню премьер-лиги. К ним нужно добавить человек пять
— и основной состав будет сформирован. Масштабная селекция не нужна. В 2003 году
когда команда вышла в элиту, из нее убрали толковых ребят, ее туда выведших.
Пригласили Корнаухова, Варламова, Соломатина и других, которые провалились.
Позже, летом, новичков было не меньше. Однако результата добиться не удалось.

Сейчас коллектив сыгранный, но достаточно молодой. Средний возраст — 24,5 года.
Нужно добавить в состав лишь несколько качественных исполнителей. Недавно пришел
опытный Лайзанс, который должен помочь. На просмотре находятся потенциальные
новички, двоих из которых мы «вели» еще с лета. Один — футболист первой лиги. У
Яковенко правило: один из тренеров обязательно должен живьем посмотреть
последний матч нашего ближайшего соперника. Его задача — не только взять кассету
с записью, но и детально конспектировать игру. Так что человека, о котором я
говорю, мы видели в деле раз пятнадцать. Второй выступал в Белоруссии, и мы
также его просматривали. Ведем и переговоры с футболистами, которые на просмотр
не приедут, — с ними нужно лишь достичь окончательной договоренности. Хотя я
согласен с тем, что, если бы изменений в долях финансирования не произошло,
вопрос с новичками был бы решен раньше. В последние два года я подписывал бюджет
в начале декабря.

ЗЕБЕЛЯН ПРОТИВ ХЮЮПЯ

— Костяк вашей команды состоит из молодых футболистов. Справятся ли они с
требованиями высшего дивизиона?
— Не сомневаюсь. У нас действительно молодая команда, но есть и опытные
футболисты. Одному из лидеров обороны Калешину 26. Или возьмем центральных
защитников — Ленгиела и Орехова. Первому уже 29, и он всегда может помочь своему
молодому партнеру который по потенциалу как мне кажется, ничуть не уступает
Иванову. На позиции опорного полузащитника у нас теперь опытный Лайзанс. Зуеву с
Тлисовым по 24, и оба уже поиграли в премьер-лиге. Нападение: Стрелков и Зебелян.
Последнему очень помог дебют в сборной Армении. После матча с Финляндией, в
котором его выпустили на поле в стартовом составе, он приехал и говорит: «Константиныч,
я Хююпя из „Ливерпуля“ еще месяц назад по телевизору только видел. А тут получаю
мяч и мимо него к воротам проскакиваю!» Мы долго не могли отпустить Зебеляна в
сборную, потому что календарь в первом дивизионе не приспособлен для столь
длительных отлучек, но в конце концов он сыграл и получил дополнительную порцию
уверенности в своих силах.

— Кстати, вам не обидно, что в итоге он был заигран за сборную Армении и
теперь недоступен для российской команды?

— «Обидно» — не то слово. Просто это, на мой взгляд, наглядно показывает, на
каком уровне у нас находится работа с молодежной сборной.

— Но в «Кубани» он легионером считаться не будет?
— Нет. У него же российский паспорт.

— Андрей Тихонов, когда был в декабре в редакции «СЭ», выразил мнение, что
Олег Иванов может играть в сборной России прямо сейчас.

— Иванов — одаренный парень! Впервые я увидел его в 2004-м, когда его «Спартак»
встречался в Кубке УЕФА с «Мальоркой». По тем матчам больше всего запомнились
Иванов и Это'О, который тогда выступал за «Мальорку». Сейчас Олегу 20 лет, но
мышление и поступки у него не по годам зрелые. Уверен, что сочетание таланта и
этой самой зрелости ему поможет в дальнейшей карьере. Самое важное для него
сейчас — успешно пройти испытание «медными трубами», и Яковенко старается ему в
этом помогать. Сейчас очень интересно посмотреть, насколько стабильно он сможет
играть на уровне премьер-лиги. В прошлом году даже в первом дивизионе у него
были серьезные перепады. Но, еще раз повторюсь, у Иванова есть все задатки для
того, чтобы успешно выступать в премьер-лиге и дорасти до сборной России.

— В премьер-лиге не столь строгий лимит на легионеров, как в первом
дивизионе. Стало быть, вы можете себе позволить прикупить еще несколько
иностранных футболистов?
— Как мне кажется, расхожее мнение о несопоставимом уровне между
приезжающими в Россию иностранцами и имеющимися у нас игроками — миф. Мы сильно
недооцениваем потенциал молодых российских футболистов, хотя и переоцененных
игроков у нас, на мой взгляд, достаточно много. Просто, чтобы игрок раскрылся,
ему нужно доверять. Например, того же Зебеляна я показывал Хованецу в Сочи в
2005-м — словак его не захотел. Ешугов еще раньше говорил: «Мне нужны опытные
бойцы, а не молодежь».

А вот Яковенко сразу сказал: «Есть у меня предчувствие, что этот парень будет
забивать». Про Стрелкова из «Лады» тоже хорошо отзывался. В итоге эти двое
забили соответственно 23 и 12 голов!

Возвращаясь к вопросу о легионерах: конечно, если игрок действительно хорошего
уровня, почему бы его не взять? Возможность купить кого-то, не натыкаясь на
лимит, у нас имеется. С другой стороны, если мы сейчас сделаем упор на
иностранцев, получится, что пойдем против тенденции — лимит ведь постепенно
ужесточается.

— Данишевский остается у вас?
— Да, мы его практически у «Торпедо» выкупили. Остался последний транш, так что
до конца месяца должны рассчитаться полностью. Данишевский чувствует доверие
тренера и трудится на совесть, носится, бьет по воротам, компенсируя недостатки
объемом проделываемой работы. Яковенко поставил его на правый фланг, добавив
нашей полузащите скорости.

— Сын у Яковенко играет в бельгийском «Генке». В России не собирается
поиграть?

— Был у нас на эту тему разговор. Яковенко смеется: «Нет, что-то не тянет его
под моим руководством выступать». Кстати, у него очень одаренный младший сын
93-го года рождения. Жаль только, Толстых не позволил ему выступать за нашу
команду потому что во всех юношеских турнирах под эгидой ПФЛ иностранцам играть
запрещено. Мы пытались объяснить, что у Яковенко контракт с «Кубанью», он платит
в России налоги, ребенок живет с ним и ходит в школу в Краснодаре, — все
бесполезно.

КОЛЛЕГА ГИНЕРА, ФЕДУНА И ФУРСЕНКО

— В детстве за кого болели?
— За ростовский СКА. Единственный из московской ФШМ! А все потому, что отец
у меня родился в Ростовской области. В 1971 году он поступил в Университет в
Москве, здесь и остался, и с тех пор ходит на матчи Ростова. А когда я подрос,
стал брать меня с собой. Так что я хорошо помню и финал Кубка СССР 81-го года со
«Спартаком» (ростовчане выиграли 1:0. — Прим. «СЭ»), и победу над тем же
«Спартаком» со счетом 6:1 в 84-м, и над «Динамо» в 85-м со счетом 4:3 после 0:3
в первом тайме… Но когда меня командировали в Краснодар, никакой дилеммы
передо мной не стояло: все-таки СКА к тому времени уже сошел с высокой орбиты.
Так что сейчас болею за «Кубань». Кстати, как и весь наш большой московский клан
Ремчуковых.

— Сейчас можете себе представить, что завтра придется уйти из футбола?
— Я очень люблю футбол. Причем как играть, так и смотреть. По воскресеньям мы
всегда собираемся с университетскими друзьями погонять мячик.

В профессиональном плане все несколько сложнее, поскольку сама футбольная среда
у нас по-прежнему остается, скажем так, не совсем чистой. Если российский бизнес
уже прошел определенную эволюцию, то российский футбол пока отстает. Хотя с
приходом крупных инвесторов движение вперед наметилось — закон больших денег.
Считаю, что и мы сделали шаг вперед, когда создали в «Кубани» совет директоров и
ввели таким образом корпоративное управление.

Все-таки это большая редкость — совмещать хобби и работу. Хотя без футбола себя
тоже представляю. Я — член команды Олега Дерипаски, восемь лет работаю
менеджером. А для менеджера по большому счету нет разницы, где решать
корпоративные задачи — на глиноземном заводе в Ямайке или в ФК «Кубань».

— Как отнеслись к тому, что кассета с записью матча «Кубани» с белгородским
«Салютом» попала в комитет «честной игры»?

— Спокойно. Правда, совершенно непонятно, почему из четырех с лишним сотен
матчей в первом дивизионе администрация ПФЛ выбрала именно нашу игру. Почему бы
не изучить тогда матчи других претендентов на выход в премьер-лигу — «Химок» и
«Урала», а годом раньше «Луча»? Какими критериями руководствовались в ПФЛ? А
почему им неинтересно смотреть «странные» матчи в премьер-лиге, о которых
говорила вся страна?

— Готовы в РФПЛ отстаивать свою точку зрения в спорах с Гинером, Федуном,
Фурсенко?

— Конечно. Не вижу тут никакой проблемы. Я и в первом дивизионе немало общался с
руководителями клубов премьер-лиги. Договаривался, к примеру о переходах
игроков, были у нас и другие поводы для встреч. В Москве много площадок
пересечения для представителей крупных бизнес-структур. Словом, в этой компании
чувствую себя уверенно.

На РФПЛ я смотрю еще и как на потенциальный источник дохода. Вот, в 2004-м,
заняв предпоследнее место, мы получили от Лиги в общей сложности 385 тысяч
долларов. Отрадно, что РФПЛ стремится сделать наш футбол менее зависимым от
регионального бюджета, от воли доброго дяди, который сегодня выделяет средства
на команду а завтра может передумать. У лиги, как у коммерческого предприятия,
на мой взгляд, огромный потенциал. Рекламный-то рынок растет. Думаю, лига может
поднять с рынка минимум 15 миллионов долларов.

— Давно у «Кубани» появился титульный спонсор?
— Банк «Союз»? Два с половиной года назад. Сотрудничество взаимовыгодное.
Название банка написано на футболках игроков, в Краснодаре на стадионе
установлены рекламные шиты. В свою очередь, под поручительство клуба игроки
берут в «Союзе» кредиты на покупку жилья, машин. Собираемся в этом году привлечь
и других спонсоров, чтобы показать акционерам: «Кубань» может зарабатывать
деньги.

— Когда клуб из российской провинции станет чемпионом?
— Не скоро. В ближайшие пять — семь лет для этого нет никаких предпосылок. Да и
третье место занять будет проблематично. Разве что «Лучу» это удастся, если
вдруг все матчи он начнет проводить во Владивостоке… В регионах есть хорошие
команды — «Рубин», «Крылья», «Томь», тот же «Луч». Но золотые медали им пока не
светят. Региональный бизнес не в силах тягаться с такими мощными
транснациональными структурами, как РЖД, «Газпром», «ЛУКОЙЛ». Да и, как
известно, стало модным переносить штаб-квартиры, а стало быть, и уплату налогов
из регионов в столичные города.

20 ТЫСЯЧ НА ТРИБУНАХ — ЗАДАЧА ВЫПОЛНИМАЯ

— А «Кубань» когда сумеет добраться до еврокубков?
— Сейчас, повторю, наша цель — закрепиться в премьер-лиге. А через год можно уже
и на попадание в Интертото замахнуться. Однако для этого необходимо не только
пригласить со стороны пару-тройку сильных игроков, но и удержать лидеров. Да, у
Иванова, Янбаева, Орехова с клубом долгосрочные контракты, они прилично
зарабатывают, но ведь, согласитесь, не все решают деньги. Каждому футболисту
хочется поиграть в Лиге чемпионов, попробовать себя на новом уровне. Например,
Кержаков. Рискну предположить, что в «Спартаке» он получал бы больше, чем в
«Севилье». Тем не менее предпочел уехать в Испанию.

— Есть ли договоренность со «Спартаком» о возможном переносе матча «Спартак»
— «Сельта» в Краснодар?

— Представители «Спартака» на нас уже выходили, хотя стадион не принадлежит
клубу, и в конце концов придется договариваться с другими людьми. Лично я только
«за». Во-первых, «Спартак» получит 28 тысяч болельщиков на трибунах. Во-вторых,
нам для подогревания интереса к футболу за месяц до старта первенства встреча
«Спартак» — «Сельта» в Краснодаре только на руку.

Я даже предложил Шавло сделать на двоих искусственный подогрев поля. Он спросил,
сколько это может стоить, и, получив ответ — около 200 тысяч долларов, —
воскликнул: «Дорого!» Ну я понял сразу, что придется уже по ходу сезона этот
вопрос самостоятельно решать (улыбается).

— Сколько аншлагов вы ждете на домашних матчах своей команды в новом сезоне?
— Помню, накануне чемпионата-2004, когда «Кубань» после долгого перерыва
пробилась в премьер-лигу в Краснодаре неожиданно взвинтили цены на билеты. И на
стартовую игру с «Амкаром» пришло всего 13 тысяч зрителей. При том что в первой
лиге меньше 25 тысяч на трибунах не собиралось. Затем цены снизили, и, хотя
команда играла неважно, средняя посещаемость домашних матчей «Кубани» оказалась
довольно приличной — 17 тысяч. В этом году мы должны все сделать, чтобы довести
этот показатель до 20 тысяч. Задача, уверен, вполне выполнимая. А уж в первом
туре, когда принимаем «Локомотив», аншлаг будет наверняка.

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
24 апреля 2017, понедельник
Партнерский контент
Загрузка...
Кто станет чемпионом Испании по футболу?
Архив →