Асатиани: когда-то мой земляк выиграл с Бышовцем Олимпиаду
Текст: «Чемпионат»

Асатиани: когда-то мой земляк выиграл с Бышовцем Олимпиаду

Ключевой защитник "Локомотива" выбыл из строя еще в сентябре прошлого года. В настоящее время Асатиани проходит курс реабилитации в одном из спортивных комплексов Германии.
16 января 2007, вторник. 09:50. Футбол

Все двери заперты наглухо. Нигде ни души. Даже птицы не поют. Одинокий остов
спиленной березы, вокруг которого аккуратно сложены разрубленные ветви. И
непривычно тепло, если учесть, что на дворе середина января, даже для этих мест
— 13 градусов выше нуля.

Корреспондент «СЭ» в компании с Малхазом Асатиани, ожидающим звонка от
физиотерапевта, который должен провести с ним занятие, бредут по вымершей в
воскресенье спортивной базе Руйта. Вспоминаем, как когда-то встречались здесь на
сборах «Локомотива», я рассказываю ему как приезжал сюда некогда к Валерию
Лобановскому. Новую пищу для воспоминаний дает фотография в холле пустого
гостиничного корпуса — командный портрет «Локомотива» образца 1998 года. Из
железнодорожников того созыва сегодня в клубе остались только Маминов, Пашинин,
Гуренко и, конечно, Юрий Семин — правда, на новой должности. Не без удовольствия
отмечаем, что рядом на стене еще одна фотография — ликующего Фабио Каннаваро с
Кубком мира в окружении партнеров по итальянской сборной. Что ж, достойное
соседство.

Снова выходим на воздух и усаживаемся за столик под навесом. Жаль, на солнышке
посидеть негде, да и ветерок иногда прохватывает.

— Руйт и окрестности знаю, как свои пять пальцев, — рассказывает Асатиани. —
Только осенью прошлого года — после операции на крестообразной связке левой ноги
— пробыл здесь полтора месяца. Хорошо, что мой друг Гия из Грузии приезжал, —
вдвоем, конечно, не так скучно. Я ведь тогда еще на костылях передвигался.
Вместе, помню, съездили в Штутгарт, куда приехал со своим «Шальке» Леван
Кобиашвили. Он тогда из-за небольшой травмы не играл, и мы хорошо пообщались.
Вообще мы с Леваном дружим — он после операции мне каждый день звонил.

— А как сейчас себя чувствуете?
— Уже нормально — все-таки три месяца прошло с тех пор, как доктор Фрелих меня
неподалеку, в Библингене, прооперировал. В субботу под присмотром Йенса начал
потихонечку бегать, и нога не болела. Йенс — физиотерапевт, работающий с
Фрелихом. Его звонка как раз и жду. Очень хороший парень. С ним и буду здесь
трудиться три недели.

ОБЩЕНИЕ НА ФУТБОЛЬНОМ ЯЗЫКЕ

— На каком языке общаетесь?
— По-разному. Иногда немного по-английски, но чаще всего на футбольном.

— То есть?
— С помощью жестов и мимики. И прекрасно понимаем друг друга.

— Что планируете после Руйта?
— Не знаю. Если все будет хорошо, может быть, с «Локо» на сбор поеду.

— А какая программа работы здесь, в Руйте?
— Тоже пока ничего конкретного сказать не могу. В субботу только бегали — по
футбольному полю и по лестницам вверх-вниз. Посмотрим, что Йенс предложит в
дальнейшем. Тут на базе и тренажерные залы, и бассейн. Знаю, что будет по два
занятия в день.

— С мячом тренироваться будете?
— Я по нему очень соскучился, но Йенс пока мяч не дает.

— С доктором Фрелихом встречались?
— Да, был у него дома. Он меня осмотрел и сказал, что все идет нормально.

— Кто-нибудь со старым Новым годом вас поздравил?
— Не забывают родители, друзья из Грузии и Москвы. Постоянно звонят. Из
развлечений же здесь только телевизор в номере, по которому постоянно
транслируют футбол из Англии, Испании, Италии. Конечно, скучновато тут, но что
поделаешь — надо восстанавливаться. Для здоровья здесь хорошо.

— С одноклубниками контакты поддерживаете?
— Естественно. Дней пять назад, уже после отпуска, встретились в Москве.
Поговорили и разъехались. Они-то сейчас в Португалии.

— Какое настроение перед новым сезоном?
— Жаль, что начало чемпионата придется пропустить. Главное сейчас — как следует
восстановиться. Надеюсь в конце мая уже выйти на поле.

— Третье место «Локомотив» с новым руководством теперь уж точно не устроит?
— Перед нами всегда стоит задача стать чемпионами. И так обидно, что в последние
два сезона, играя хорошо, в концовке теряли очки. Но теперь сделаем все, чтобы
золото было у «Локо». Все горят желанием добыть его — даже те, у кого уже полно
медалей. Победы никогда не надоедают. Уверен, нам по силам занять первое место.
В команде отличные игроки, да и Семин вернулся. Между прочим, именно Юрий
Павлович взял меня в 2003-м в «Локомотив».

— С Анатолием Бышовцем успели пообщаться?
— Да, познакомились. Он рассказывал, как играл когда-то с Кахи Асатиани, Гиви
Нодия. Да и в его знаменитой сборной СССР, победившей на Олимпиаде 1988 года,
выступал мой земляк Гела Кеташвили.

ХАЧАПУРИ В ТРЕНАЖЕРНОМ ЗАЛЕ

Ветерок становился все злее, а Йенс все не звонил. Мы перешли в холл
гостиничного корпуса, где в мягких кожаных креслах болтали о погоде, строгих
пограничниках в штутгартском аэропорту (Асатиани рассказал, как на его глазах в
Германию не впустили грузинских ребят, в паспортах которых стояли свеженькие
немецкие визы), вспоминали Нани Брегвадзе, Coco Павлиашвили, Зураба Соткилаву. А
звонка от физиотерапевта все не было.

— Странное дело, — заметил я. — На немцев это не похоже.
— А он, наверное, новый немец, — улыбнулся собеседник.

«Новый немец» Йенс Демельт позвонил, когда никто этого уже не ждал. И назначил
занятие на вечер.

Войдя в небольшой зал, уставленный тренажерами, Асатиани первым делом встал на
весы. И вздохнул:

— Добавил минимум два килограмма. Тут все понятно: Новый год-то встречал у себя,
в Кутаиси. В Грузии опасно надолго оставаться — можно много лишнего веса
набрать.

Вскоре вошел Йенс, и началась работа. Оба постоянно употребляли обращение «мой
друг» и часто улыбались. Особенно Асатиани, которому после предложенных
нагрузок, казалось, должно было быть не до смеха. Не буду подробно описывать
занятие, скажу только, что за полтора часа игрок «Локомотива» на специальном
тренажере «выжал» ногами 15 тонн «железа», почти 30 раз в максимально высоком
темпе с пудовыми гантелями в руках взбежал по крутой лестнице, совершил
бесконечное число рывков по какому-то небольшому батуту, похожему на надувной
спасательный круг. При этом в небольших паузах еще и шутил.

— Йенс, а ты знаешь, что такое хачапури? — хитро улыбаясь, вопрошал Асатиани.

— Как-как? Ха-тса-пу-ри?

Малхаз смеялся, а потом пытался объяснить рецепт знаменитого грузинского блюда.
В начале занятия Асатиани вообще тянуло на кулинарные темы — он еще говорил, что
после тренировки обязательно сходит в какое-нибудь кафе.

А Йенс с секундомером в руках все нагнетал темп.

— То, что делает сейчас Малхаз, чертовски тяжело, — с сочувствием констатировал
физиотерапевт.

Но Асатиани держался стойко. В коротких паузах он продолжал улыбаться, хотя
видно было, как ему нелегко.

— Эти занятия — настоящая мука, а футбол — чистое счастье, — тяжело дыша и
вытирая пот, заявил он в очередном перерыве. — Но без этой муки не бывает
счастья.

А под конец занятия грузинский футболист вдруг заговорил по-немецки.

— Schmerz, — указал он пальцем на колено, в котором появились небольшие
неприятные ощущения.

Йенс же ответил… по-русски:

— Хорошо. Нормальный реакция.

В конце тренировки Асатиани уже не рассуждал, а только пил стакан за стаканом
воду. Когда «мука» завершилась, заявил:

— Теперь и думать о еде не хочу. Скорее бы добраться до койки.

СОВСЕМ СКОРО — ТРЕНИРОВКИ С МЯЧОМ

Ударник физиотерапевтического труда ушел на заслуженный отдых, а мы с Демельтом
остались в зале.

— Малхаз должен прибавить в силе и весе, — сообщил мне физиотерапевт. — Надо
подкачать мышцы ноги, поддерживающие и стабилизирующие левое колено. Тренировки,
которые будут проходить ежедневно, помогут также улучшить координацию.
Собираемся трудиться и в этом зале, и в бассейне, и на футбольном поле, где
будем понемногу бегать.

— Какое впечатление производит сейчас ваш пациент?
— Он добился большого прогресса. Через три месяца после операции дела у него
идут отлично. Мне нравится его дисциплинированность, пунктуальность,
старательность. У него есть все, чтобы максимально быстро вернуться в строй.

— Когда он сможет снова работать с мячом?
— На данном этапе это не так уж важно. Самые легкие упражнения с мячом мы будем
делать уже недели через две.

— Когда Асатиани сможет снова играть за «Локомотив»?
— Если все будет идти нормально, на шестой месяц после операции он сможет начать
тренироваться с командой. Еще через месяца два футболист должен полностью
вернуться в строй.

— При колоссальных нагрузках на игрока осуществляет кто-то контроль за его
общим физическим состоянием?

— Да, доктор Фрелих регулярно берет у пациента анализы крови, делает
электрокардиограммы. Так мы работаем со всеми, кто к нам обращается. Перед
Асатиани у нас лечились и восстанавливались Маминов, Лоськов, Сычев, Чеснаускис.

— Вы, наверное, знаете уже много русских слов?
— Не очень. Но в начале февраля начну посещать курсы русского языка. Он мне в
работе очень нужен. С удовольствием потрудился бы когда-нибудь и в Москве.
Вообще в адрес ваших соотечественников могу сказать только добрые слова. Многих
из них очень хорошо знаю — достаточно сказать, что восемь лет у меня была
русская подруга.

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 0
26 июля 2017, среда
Партнерский контент