Сергей Шавло: Аленичев такой же спартаковец, как и я
Текст: «Чемпионат»

Сергей Шавло: Аленичев такой же спартаковец, как и я

Он был порядочным в игре и остался таковым в работе, на которой не утратить прежнее лицо не так уж и просто. Развернутое интервью генерального директора московского "Спартака" Сергея Шавло.
16 января 2007, вторник. 15:21. Футбол
Сергей Шавло частенько молчит. По свидетельствам очевидцев, даже на заседаниях премьер-лиги он редко вступает в дискуссии. А когда его спрашивают, он, бывает, говорит, словно недоговаривая. И нам стала интересна грань, которая отделяет Шавло-человека от Шавло-президента. В беседе с корреспондентом "Футбол-Хоккей" Сергей Дмитриевич эту самую грань чётко обозначил, однако в то же время дал понять, что невелико то расстояние – от интеллигентного и очень культурного полузащитника "Спартака" до деловитого руководителя того же клуба. Он был порядочным в игре и остался таковым в работе, на которой не утратить прежнее лицо не так уж и просто.

"СПАРТАК" ДОЛЖЕН БЫТЬ СОЛИДНЫМ КЛУБОМ

– Игроки после сезона в голос говорят, что устали от футбола. А вы можете сказать то же самое?
– Психологически устал очень сильно. Нагрузка на нас выпала колоссальная. Одни перелеты чего стоят! А давление, под которым весь сезон находились игроки?! Ни одна команда не испытывает такого пресса со всех сторон. И я прекрасно понимаю ребят, которые наелись футболом досыта. Но игрокам, на мой взгляд, легче: они по окончании сезона уходят в отпуск. А для руководства каникулы не предусмотрены. Недельку в начале января передохнули, и то – с телефоном в руках. Сейчас в самом разгаре трансферный период, и необходимо заложить фундамент на следующий чемпионат. Приходится решать множество вопросов. Не расслабишься.

– Когда заступали на должность генерального директора, представляли, что придется работать чуть ли не круглые сутки?
– Честно говоря, не ожидал ничего подобного. Думал, сезон закончится – и поеду отдыхать. Какое там! Оказалось, что работы с окончанием чемпионата только прибавляется. Звонки, предложения, покупки, организация сборов, другие срочные вопросы… Сейчас вот еще занимаемся организацией домашнего матча Кубка УЕФА, ведь если погода не позволит провести его в Москве, скорее всего, придется ехать в Краснодар.

– Привыкли уже постоянно находиться под пристальным вниманием?
– На первых порах было трудновато. Но когда соглашался на эту работу, то понимал, что иначе быть не может. Тем более если речь идет о "Спартаке". Здесь каждый день ты принимаешь решения, которые рассматриваются общественностью под микроскопом. Ежедневно через тебя проходит масса информации, которую журналисты выспрашивают, уточняют, и необходимо продумывать каждое слово, иначе люди могут неверно понять. Ответственность очень высока.

– Вас легко вывести из равновесия?
– Стараюсь не допускать подобного, но случается всякое. Могу выйти из себя, когда игрок или сотрудник не реагирует на то, что я ему говорю, не делает того, что от него требуется. Тогда приходится повышать голос.

– После жесткого разговора не возникает чувства, мол, перегнули палку, наговорили лишнего?
– Такого не бывает, потому что я всегда продумываю, что и кому буду говорить. Предпочитаю не устраивать разбор полетов по горячим следам. Необходимо проанализировать поступок человека, а затем давать свою оценку. Именно от этого зависит тон моего разговора, который может быть очень жестким.

– Выходит, вы совсем не импульсивный человек?
– Я хочу, чтобы "Спартак" был солидным клубом, где не принимаются спонтанные и необдуманные решения. Никому не нужны эмоции, которые перехлестывают через край и заставляют совершать ошибки.

В СВОИХ КОМПЛЕКСАХ ВИНОВАТЫ САМИ

– В минувшем чемпионате России команда вновь взяла серебро. Как оцениваете этот результат?
– Как положительный. Годом раньше мы "зацепились" за второе место только благодаря тому, что "Локомотив" и "Зенит" откровенно смазали финишный отрезок первенства. Тогда мы отдавали себе отчет, что по игре, по многим другим аспектам "Спартак" не соответствует занятому месту. В прошлом сезоне сложилась другая ситуация. Да, в начале чемпионата у нас были определенные турбулентности: выступление Аленичева в прессе, смена тренера, но начиная со второго половины первого круга удалось овладеть ситуацией, команда заиграла в тот футбол, к которому мы стремились, и уже по праву заняла вторую строчку пьедестала. Необходимо также учитывать дополнительную нагрузку, которая была у ребят в прошлом сезоне. Многие футболисты совмещали игры в чемпионате с вызовами в сборную. Плюс, конечно, Лига чемпионов. Так что нынешнее второе место я рассматриваю как подтверждение класса "Спартака", как плацдарм для шага вверх.

– Между тем золотые девяностые годы приучили болельщиков "Спартака" к победам…
– Мы это помним, но нельзя одним прыжком взобраться на вершину. Необходимы постепенные шаги. Сейчас клуб их делает, и сдвиги ощутимы. Два вторых места после десятого и восьмого – это ли не доказательство поступательного движения? Главное – не отвлекаться от цели.

– Неужели не осталось чувства неудовлетворенности? Ведь шансы взять золото были как никогда высоки.
– Наверное, нет. По окончании предыдущего сезона нас обвиняли в том, что мы не выиграли ни одного матча у команд из лидирующей группы. Зато в минувшем чемпионате команда набрала больше всех очков во встречах с прямыми конкурентами: дважды победили "Зенит", четыре очка взяли в поединках с "Локомотивом", ни разу не уступили в чемпионате ЦСКА.

– От одного комплекса "Спартак" в прошедшем сезоне избавился. Зато появился другой – потери очков на последних минутах.
– Я бы не стал говорить о комплексах или диагнозах, но то, что нам не хватало стабильности, концентрации, – это факт. Особенно обидно было терять очки в матчах с аутсайдерами, причем мы сами в том виноваты: необходимо было по ходу матчей создавать запас прочности – наш класс позволял это сделать. Сейчас вообще в футболе возросла роль ошибки, надо обеспечивать голевой отрыв, чтобы чувствовать себя спокойно… Что ж, зато мы получили хороший урок, и уже в заключительных матчах чемпионата команда доказала, что были сделаны правильные выводы. Теперь перед нами стоит четкая задача – добиться сыгранности и, как следствие, стабильности. Особенно в обороне.

– В прошлом не ругать оборону "Спартака" считалось чуть ли не дурным тоном. Только ли несыгранность явилась причиной слабой игры в защите?
– Прежде всего. У меня нет претензий к Войцеху Ковалевски. Практически все матчи он провел на должном уровне. Жедер появился в команде только летом, ему необходимо было какое-то время, чтобы освоиться. Роман Шишкин тоже попал в основу по ходу сезона. Естественно, требовать от них стабильных показателей было преждевременно. В принципе, постоянное место в обороне было только у Иранека. К тому же мы пока не нашли золотую середину в том, какое число защитников на поле для нас оптимальное. В некоторых матчах "Спартак" действовал в три защитника, в каких-то использовал четырех. Поэтому важно определиться, какую схему мы будем наигрывать на следующий сезон.

– Однако, судя по направлению селекционных поисков, проблемной линией в "Спартаке" является сегодня не оборона, а нападение, с которым в ушедшем году было как будто все в порядке?
– Усиление здесь необходимо. Сейчас мы активно прорабатываем и российские, и иностранные варианты. Ситуация по Асамоа Гьяну пока не прояснилась, идут переговоры, но "Удинезе" не торопится его отпускать. Возможно, нам придется ждать до лета. Есть еще как минимум две позиции, которые обязательно следует укрепить. Одну из них мы уже закрыли Сабитовым и очень надеемся, что у парня дела пойдут хорошо.

– Означает ли это, что клуб помимо Сабитова не будет приобретать футболистов задней линии, предпочтя наигрывать имеющихся?
– Совершенно верно. Ренат – тот игрок, которого хотел видеть в команде Владимир Федотов. Наш новичок может закрыть три позиции, при необходимости исполнить опорного полузащитника.

– Ковалевски остается в команде?
– На сегодня Войцех – игрок "Спартака". Но если мы найдем голкипера выше классом, чем Ковалевски, то могут быть разные варианты.

ИНОСТРАННЫЕ СУДЬИ ПРЕДВЗЯТЫМИ НЕ БЫВАЮТ

– Минувший сезон стал беспрецедентным по числу судейских скандалов. "Спартак" однажды даже подал жалобу в УБЭП. Это нормальная ситуация для современного футбола?
– Однозначно – нет, и футбол это не украшает. Лично мне импонирует позиция Виталия Мутко, который ведет жесткую политику в отношении судейского корпуса. Очень плохо, что к матчам иногда привлекались арбитры недостаточно высокой квалификации, которых после сомнительных игр приходилось отстранять. Но второй круг, за исключением странного матча ЦСКА – "Зенит", показал, что работа в этом направлении ведется. Я надеюсь, что ситуация будет меняться в лучшую сторону. Чемпион и аутсайдеры должны определяться так, чтобы ни у кого не возникало вопросов относительно справедливости турнирных итогов. Хочется, чтобы руководители могли честно смотреть в глаза друг другу и результаты матчей ни у кого не вызывали сомнений.

– Как отнеслись к просьбе "Зенита" о переигровке с ЦСКА?
– Когда услышал об этом – удивился. С одной стороны, я могу понять чувства руководителей питерского клуба – эскалация эмоций была запредельной. В том числе и у футболистов, которых можно было удалять в ряде эпизодов. С другой стороны, всем известно, что по регламенту никаких переигровок быть не может. Это неправомерно и несправедливо по отношению к другим клубам, у которых тоже имеются претензии по ряду матчей. Обязательно последовала бы цепная реакция, я в этом уверен.

– Одно дело – судейские ошибки, а другое – откровенная предвзятость…
– Именно поэтому "Спартак" всегда просит приглашать на принципиальные поединки иностранную бригаду. Мы хотим быть уверены, что судьи не заинтересованы в том или ином результате. Они приехали, отработали, и им все равно, кто победил. Даже если эти арбитры и ошибутся, к ним никто никогда не предъявит претензий. Отечественный судья – это другое дело, тем более если человек заслуженный, немало отсудил, и все знают, что он умеет выполнять свои обязанности. Стоит ему ошибиться, и сразу все начнут кричать, что он судил предвзято.

– Павел Кулалаев не считался арбитром топ-уровня, а кричать начали…
– Здесь обратная ситуация. Судейская коллегия знала, что предстоит тяжелая игра, и тем не менее назначила молодого арбитра в качестве эксперимента. Конечно, необходимо давать практику молодежи, но сразу назначать на столь ответственный матч… Вроде и не должно быть предвзятости, но когда человек одинаковые эпизоды трактует по-разному и считает, что поступает правильно, тут же возникают вопросы…

– Какого судью вы считаете лучшим в чемпионате России?
– У меня были претензии только к Кулалаеву и Баскакову, который, кстати, после игры с "Москвой" извинился перед нами и признал свои ошибки. Это делает ему честь. Хорошо провели сезон Николай и Валентин Ивановы, нравится работа судьи Егорова, стабильно держащего свою марку. Порадовал Гвардис, которого признали лучшим в этом году. Неплохо проводил сезон Петтай, до пресловутого матча ЦСКА – "Зенит" тоже претендовавший на лавры лучшего арбитра.

НА ЦСКА РАВНЯТЬСЯ НЕ СОБИРАЕМСЯ

– Подводя итоги, невозможно обойти вниманием Александра Старкова. Его тренерская концепция, принесшая второе место, в дальнейшем себя не оправдала, к тому же возникли конфликты внутри клуба, и с ним пришлось расстаться. Как считаете, почему так получилось?
– Приглашая Старкова, руководство поставило ему задачу – вывести команду из кризиса. В какой-то степени это удалось, и клуб благодарен за это Александру Петровичу, хотя второе место, которое "Спартак" занял под его руководством, было, как я уже говорил, следствием везения. Но начало прошлого сезона получилось очень слабым, "Спартак" наскребал очки за счет индивидуального мастерства, показывая бледное подобие игры. Почти ничего спартаковского в стиле команды не осталось, каждый гол буквально вымучивался. Единственное, что хорошо получалось, – игра в обороне, но и здесь случались срывы, как в матче с "Москвой", когда ведя 3:0, мы сыграли 3:3. От такого футбола не получали удовольствия ни болельщики, ни команда, постоянно росло напряжение. Тяжелый груз нести всегда непросто, и тренер принял решение написать заявление об уходе. Как показало время, это было к лучшему.

– Старков не жаловал молодых ребят. Клуб устраивала ситуация, при которой у молодежи фактически не было шанса пробиться в основу?
– Это еще один пункт, который не нравился руководству "Спартака". Старков еще в "Сконто" славился тем, что предпочитал работать с готовыми игроками, которые соответствовали необходимому уровню. Хотя он и взял того же Шишкина на сборы с основным составом, но поставил на правый фланг полузащиты, и парень тогда не сумел себя проявить, после чего Старков отправил его в дубль. Остальным нашим ребятам и такого шанса не представилось. Зато теперь Рома может служить прекрасным примером того, как молодой игрок должен отвоевывать место в основе клуба. Если он не сбавит обороты, то, я уверен, никакой иностранный футболист не составит ему конкуренцию.

– Вы сами ожидали, что Шишкин намертво уцепится за основу?
– То, как Роман вошел в основной состав, действительно стало для меня приятным сюрпризом. Но его отношение к делу позволяло нам надеяться, что парень обязательно себя проявит. Он ведь играл еще при Невио Скале, в семнадцать лет. То был другой Шишкин, скованный и волновавшийся, тем более игра в защите не дает права на ошибку. Потом, конечно, он переживал, когда два года пришлось в дубле практиковаться, даже подумывал уйти, но отставка Старкова дала ему новый шанс, которым Рома прекрасно воспользовался.

– Сейчас в футболе сложно добиться успеха без приличного уровня взаимодействия между игроками. Это значит, что состав не должен часто меняться, что предполагает не очень длинную обойму резервистов. Скамейка запасных "Спартака" станет короче?
– "Спартак" проводит очень большое количество игр за сезон, и короткая скамейка неприемлема для нас. В отечественном футболе такого принципа придерживается ЦСКА. Но мы видим, чего это ему стоит. Успешно выступать, имея в распоряжении всего четырнадцать человек, очень тяжело, и доказательством тому служит не очень стабильная игра армейцев в сезоне. Мы прошли чемпионат более ровно именно за счет того, что спокойно могли варьировать состав и гораздо меньше страдали от травм и дисквалификаций. Самый оптимальный вариант – восемнадцать человек, хотя и здесь есть свои "но". Если у тебя восемь сборников, как в "Милане" или "Реале", то могут возникнуть трения, потому что кому-то из звезд наверняка придется сесть на лавку. Так что необходимо иметь в запасе квартет опытных мастеров и добавить к ним молодых ребят, которые будут набираться опыта, участвуя в отдельных играх.

– Значит, матчи молодежным составом, как во Владивостоке, в следующем чемпионате вполне возможны?
– Во Владивостоке мы выставили смешанный состав, и, считаю, поступили правильно. Это позволило нам не только проверить резерв, но и решить задачу выхода в групповой турнир Лиги чемпионов. Кстати, встреча ЦСКА с "Порту" показала, что чудеса в футболе случаются редко и после многочасового перелета очень сложно играть. Иногда необходимо чем-то пожертвовать ради большего блага, сыграть тактически предусмотрительно.

– Раз уж затронули тему молодежи, скажите, не планируется ли отдать в аренду или продать Ребко, Торбинского, Дзюбу, которым нужна стабильная игровая практика?
– Мне бы очень хотелось, чтобы эти ребята выходили в составе "Спартака" уже сейчас, но, к сожалению, в минувшем году на должном уровне заиграл только Шишкин. Леша Ребко отдельные матчи провел хорошо, но стабильности парню явно не хватает. С Димой Торбинским то же самое, хотя игрового времени он имел достаточно. Они знают свои ошибки и постараются выстрелить в следующем сезоне. Мы со своей стороны не горим желанием расставаться с нашей молодежью и ждем от них шага вперед, но, возможно, кого-то все же отдадим в аренду, что называется, "обкататься". Многое будет зависеть от приобретений.

ШТРАФ ВХОДИТ В СТОИМОСТЬ БИЛЕТА

– Насколько тяжело вам как руководителю даются решения о смене кадров?
– Я называю клуб "наша спартаковская семья", поэтому внутренние изменения почти всегда проходят болезненно. Но если рассматривать ситуацию с тем же Старковым, то больших потрясений здесь не было – его отставка назревала. Он не сумел предотвратить негативные течения в команде, потому что не обладал качествами, которые позволили бы ему пойти на компромисс с отдельными игроками и потушить разгоравшийся пожар. Александр Петрович должен был уладить конфликт и не допустить выступления Аленичева в прессе. Но случилось так, как случилось.

– Как восприняли демарш Аленичева?
– Было очень обидно, когда Дима выступил со своим заявлением. И несмотря на то что этот человек много сделал для "Спартака" и российского футбола, мы были вынуждены расстаться с ним, поскольку не имели права пренебречь корпоративной этикой.

– При встрече поздороваетесь с ним?
– Конечно. Никакой обиды на него сейчас у меня нет. Это журналисты почему-то все время пытаются нас противопоставить друг другу, пишут, что Дмитрий – более харизматическая личность, чем я, обладает гораздо большим авторитетом. У меня к нему нет антагонизма. Аленичев действительно спартаковский человек, и я не понимаю, зачем нас сравнивать? Он отыграл в команде пять лет, я – восемь, мы оба спартаковцы – и точка. Думаю, что и у Димы нет большой обиды на клуб, потому что он понимал, чем ему грозит это выступление в прессе. На подобные моменты глаза не закрывают. Если б я был игроком, еще мог бы его понять, но как руководитель должен был реагировать исходя из интересов команды.

– А общественное мнение для вас имеет вес?
– Я обращаю внимание на то, что говорят болельщики, ветераны или пишут в прессе, но при принятии решения мнения извне неспособны повлиять на меня. Я несу ответственность за команду, и какие-то движения за или против игрока или тренера не изменят моих убеждений.

– В ситуации с Кавенаги ваше мнение совпадает с общественным?
– Человек не смог заиграть так, как от него ожидали, и он сам прекрасно это понимает. Вот такие моменты я действительно принимаю близко к сердцу. Я довольно часто разговаривал с ним, приходилось буквально слезы ему вытирать. Аргентинцы – южный народ, и когда что-то у них не ладится, они уходят в себя. Фернандо постоянно ходил подавленный, просил предоставлять ему больше игрового времени, не понимал, почему тренер оставляет его в запасе. Приходилось объяснять, что все зависит только от его работы, а не от желания наставника унизить кого-то, посадив на лавку.

– Вы понимаете тех болельщиков, которые вывешивают баннеры "Мы не хотим быть вторым сортом" и тому подобное?
– Скорее нет. Я всегда трепетно относился к людям, которые поддерживают "Спартак", и считаю, что у нас самые преданные поклонники. Нам было очень приятно, когда в Лиссабон приехала уйма болельщиков, на глазах которых "Спартак" одержал важнейшую победу над "Спортингом". И на торжественный вечер по окончании чемпионата тоже пришли поклонники команды. Подходили, поздравляли, благодарили за сезон, общались. Это здорово! Но есть и другая категория любителей футбола, которая вредит команде и ее имиджу. Мне хотелось бы обратиться к этим людям и сказать, что те действия, которые они совершают на трибунах в отдельных матчах, как, например, вывешивание свастики в выездном поединке с "Шинником", клуб считает недопустимыми и осуждает. Я уж не говорю о штрафах, которые "Спартаку" приходится погашать из года в год. Каждый сезон суммы, которые "Спартак" платит за бесчинства некоторых своих фанатов, превышают сто тысяч долларов. Только за пиротехнику на матче с "Баварией" мы заплатили двадцать тысяч швейцарских франков. Поэтому когда люди возмущаются, почему клуб поднимает цены на билеты, пусть знают, что помимо аренды стадиона в стоимость включаются будущие штрафные издержки.

– Напоследок все же о приятном. Вы суеверный человек? Не считаете, к примеру, что в год Огненной свиньи "Спартак" обязательно завоюет долгожданное юбилейное чемпионство?
– Мне бы очень хотелось верить, что небеса и приметы нам помогут (смеется). Будет очень символично, если именно в этом году у нас все получится. Лишь бы все эти суеверия не давили на команду
Источник: Футбол. Хоккей
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
3 декабря 2016, суббота
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →