Все новости

Джанер Эркин: ходило бы на игры ЦСКА тысяч по 20 турок!

Пока новобранец ЦСКА держится скромно, но день ото дня выглядит все увереннее. Понятно, молодой парень осваивается, знакомится с обстановкой, новыми одноклубниками и устоями, принятыми в команде. Думается, к концу сбора от робости не останется и следа.
Футбол

Пока он держится скромно, но день ото дня выглядит все увереннее. Понятно,
молодой парень осваивается, знакомится с обстановкой, новыми одноклубниками и
устоями, принятыми в команде. Думается, к концу сбора от робости не останется и
следа. Интервью, надо сказать, 18-летний футболист дает совершенно спокойно —
видно, что общаться с прессой, несмотря на юный возраст, ему не привыкать.

— У россиян Турция ассоциируется прежде всего с отпуском, морем и солнцем. А
какие ассоциации до приезда к нам вызывала у вас Россия?

— Признаться, о вашей стране знаю пока мало. Слышал, русские —
дисциплинированные люди. Это убеждение прижилось с советского периода вашей
истории. Но не исключаю, что с тех пор многое могло измениться. А еще, конечно,
все говорят, что в России холодно.

— Какие первые впечатления от нашей страны?
— Набрать их тоже успел не так много. По дороге от аэропорта до гостиницы в
глаза бросилось, какой огромный и красивый город Москва. А учитывая, что мы с
трудом пробивались через пробки, рассмотреть российскую столицу смог достаточно
подробно. Побывать же толком нигде не довелось. За те два дня, что провел в
России, времени хватило только съездить в клуб и на базу.

— И как вам ЦСКА?
— В клубе прекрасно отлажена организация дела. В «Манисаспоре», правда, ничуть
не хуже. А вот с дисциплиной здесь строже, чем у нас.

— Не страшно в 18 лет покидать дом и ехать в чужую страну?
— Это, конечно, риск, и, возможно, я где-то и побаивался. Но нужно же когда-то
начинать! Многие молодые ребята стремятся уехать пораньше, не откладывая. Вот и
я, пораскинув мозгами, решил покинуть Турцию. Что греха таить — конечно,
хотелось попасть в солидный европейский клуб.

— Кто-нибудь отговаривал вас ехать?
— Что вы! Наоборот, все вокруг только и твердили: езжай, ведь эта команда
регулярно играет в Лиге чемпионов, в крайнем случае — в Кубке УЕФА. Так что ты
сделаешь правильный выбор — это твой шанс.

— А чье мнение имело для вас наибольшее значение? Наверное, родителей?
— Мама сомневалась, стоило ли мне ехать. Она за меня сильно переживает и
побаивается. Но папа был «за» — и маму убедил. Слово отца оказалось самым
веским. Кстати, они ко мне обязательно приедут, и жить мы будем вместе — как
только выберу квартиру. Возможно, через месяц-полтора.

— Чем занимаются ваши родители?
— Папа работает учителем в школе, а мама — домохозяйка.

— Общались ли до переезда в Россию с Фатихом Текке, выступающим за «Зенит»?
— Нет. Но теперь непременно буду с ним поддерживать отношения. Все-таки
соотечественникам надо держаться друг друга.

— В Турции вас, слышал, называют восходящей звездой...
— По крайней мере все так говорят. Может, это и соответствует действительности.

— Фанаты, наверное, проходу не дают?
— Разумеется! Останавливают, просят автографы.

— И поклонницы, поди, вокруг вьются?
— Что есть, то есть. (Улыбается.) А вот одной-единственной пока не встретил. Да,
если честно, не очень и стремился. Знал, что могу скоро уехать из страны, а
потому и связывать себя ни с кем не спешил.

— В России-то вас практически не знают — девичьи сердца завоевывать будет
сложнее, согласны?

— Само собой. Но прежде всего я хочу завоевать сердца армейских болельщиков.

— В 17 лет просто так в первую сборную не приглашают (в мае прошлого года
Джанер дебютировал за национальную команду Турции в товарищеском матче против
Ганы. — Прим. СЭ). Вы были готовы к тому, что вас туда позовут, или это стало
сюрпризом?
— Конечно, был готов. Оказаться сразу в стартовом составе не рассчитывал, но
на попадание в обойму — вполне. Несмотря на возраст. В Турции к этому относятся
спокойно — смотрят прежде всего на качество игры.

— А что более волнительно: ехать в первый раз в сборную или в клуб чужой
страны?

— Отправляться в сборную, конечно, попроще. Вокруг свои, турецкие футболисты, в
случае чего на первых порах подскажут, помогут. А здесь общаться по большому
счету пока ни с кем не могу. Поэтому когда ехал в ЦСКА, волновался больше.

— Вы говорили, что можете сыграть на левом краю полузащиты, в центре или
опорного. А самому вам какая позиция больше по душе?

— На левом фланге. Знаю, что в ЦСКА на этом месте играет Жирков. Но с ним пока
не разговаривал: русским не владею, — для наглядности Джанер высунул язык и
показал на него пальцем.

— Какие ваши основные игровые козыри?
— Обладаю неплохим дриблингом и пасом, отсутствием техники, как мне кажется, не
страдаю. Хотя тренер лучше знает, ради чего меня пригласили.

— А над чем вам еще нужно работать?
— Да над всем! Я еще слишком молод, чтобы думать, будто много умею. Ту же
технику еще совершенствовать и совершенствовать. Есть куда расти!

— Расскажите немного о себе. Где родились, как пришли в футбол?
— Родился в курортном городке Эдремит — это на берегу Эгейского моря, в 20
минутах на машине от Измира. Что до футбола, то, знаете, у нас во дворах почти
все мальчишки гоняют мяч. С детства влюбился в футбол, записался в местную
секцию, а когда мне исполнилось 13 лет, к нам приехал тренер из Манисы. Приметил
меня — и забрал с собой. Так я оказался в детской футбольной школе при клубе,
полное название которого «Вестель Манисаспор».

— Тогда и поняли, что станете профессиональным футболистом?
— Нет, года два спустя. А в 16 лет заработал в футболе первые деньги. Сколько,
не помню, но крайне мало.

— С кем-то из армейцев успели познакомиться?
— С Рахимичем, Оличем, Одиа, Красичем… Едим за одним столом, вот и общаемся.
На каком языке? На английском. Знаю, правда, лишь элементарные выражения.

— Рамон, приехавший в ЦСКА вместе с вами, признался, что для любого бразильца
мечта покинуть страну и играть в Европе. А для турок?

— То же самое. Каждый стремится попасть в сильный клуб и играть в еврокубках.

— Но такие клубы есть и у вас, не так ли?
— Да, перейти в «Галатасарай», «Фенербахче» или «Бешикташ» неплохо, но все же
предпочтение отдается зарубежным командам, особенно из Англии, Испании и Италии.

— Вы тоже собираетесь со временем перебраться в одну из этих стран?
— Для начала мне необходимо на высоком уровне заиграть здесь. А о чем-то другом
и думать не хочу.

— Правда, что за вас, помимо ЦСКА, бились три турецких гранда?
— Да, «Галатасарай», «Трабзонспор» и «Бешикташ». Но предпочел армейский клуб:
он, на мой взгляд, сильнее.

— В Турции пишут о том, что ЦСКА интересуется еще одним турком — 19-летним
полузащитником Арда Тураном из «Галатасарая». Вы его знаете?
— Это один из моих лучших друзей. Но на турецкие газеты внимания не
обращайте. Знали бы вы, сколько ерунды они пишут!

— В Москве немалая турецкая диаспора...
— Знаю, мне говорили, около двухсот тысяч человек. Кто-то наверняка придет
поболеть персонально за меня, а заодно и за мой клуб. Вот было бы здорово, если
бы хоть десять процентов моих земляков, живущих в Москве, приходили на матчи
ЦСКА! И мне приятно, и армейцам — поддержка.

Комментарии (0)
Партнерский контент