Все новости

Денис Бояринцев: сборы для меня - отдых!

Развернутое интервью полузащитника московского "Спартака" Дениса Бояринцева, в котором он подводит итоги прошедшего сезона и строит планы на будущее, в частности, намереваясь получить приглашение в сборную России.
Футбол

А свое время, в 60-е годы прошлого века к игрокам «Спартака» с подачи
телекомментаторов прикрепились постоянные эпитеты: вездесущий Хусаинов, быстрый
Рейнгольд… Денису Бояринцеву, по-моему, лучше всего подошло бы определение
«неутомимый». Не зная устали, этот полузащитник барражирует по флангу. И не
особенно для него важно, по какому — левому или правому.

НА ПОСЛЕДНЕЙ МИНУТЕ ЗАБИВАЕТ ТОТ, КТО ОЧЕНЬ ЭТОГО ХОЧЕТ

— Как оцениваете прошедший сезон «Спартака»?
— Задачу-минимум мы решили: «Спартак» осенью вновь будет стартовать в Лиге
чемпионов, а сейчас пробился в Кубок УЕФА. Правда, была и задача-максимум:
выиграть в России золото и соответственно попасть в основной турнир Лиги
чемпионов напрямую. Это не удалось. Так что результат стоит, видимо, оценивать
как удовлетворительный.

— А про себя самого что по итогам года скажете?
— Наверное, это был самый сложный год в моей футбольной карьере. В начале сезона
перенес операцию на паховых кольцах, долго восстанавливался и набирал форму. И
все же яркие вспышки были. Приятно, что в престижной Лиге чемпионов удалось
отметиться двумя голами в ворота «Спортинга» — и в Москве, и в Лиссабоне. С
другой стороны, обидно, что не использовал голевые шансы в игре с «Интером».
Будем работать.

— После матча в Милане, наверное, несколько дней стоял перед глазами
упущенный момент на последней минуте?

— Не только он, но и момент в первом тайме. Надо было в обоих случаях забивать.

— Почему у «Спартака» именно в Лиге хромала реализация выгодных ситуаций?
— Трудно сказать. В национальном первенстве «Спартак» ведь стал самой
результативной командой. Да и в Лиге чемпионов по забитым мячам у нас неплохой
показатель. Думаю, мастерства у нас достаточно. Вспомните, какие красивые мячи
забивала команда! А вот нехватка опыта влечет определенную неуверенность.

— После голов в матчах со «Спартаком» из Нальчика и «Динамо», в кубковой
встрече с «Уралом» за вами закрепилась репутация палочки-выручалочки команды.
Посоветуйте молодежи, как ее заслужить?
— С одной стороны, эти голы — результат стечения обстоятельств, с другой —
сказывалось огромное желание победить.

— Какие матчи были в минувшем сезоне лучшими и худшими для «Спартака»?
— В числе лучших отметил бы игру с «Динамо» — все-таки мы вырвали победу хотя
остались вдесятером, а также встречу в Лиссабоне со «Спортингом». А худшими
назвал бы даже не матчи, а отдельные таймы. В игре с «Москвой» мы до перерыва
вели 3:0, но завершили встречу вничью. И от «Баварии» во втором тайме
мюнхенского матча пропустили четыре сухих мяча.

ЛЮБОВЬ К АТАКЕ ПРИВИЛ БЕРДЫЕВ

— В «Рубине» вы били все штрафные и угловые. В «Спартаке» же «стандарты» обычно
исполняет Моцарт. Почему забросили свою специализацию?
— В казанском клубе мне больше в этом плане доверяли. Курбан Бердыев раскрыл
мои возможности хорошо исполнять «стандарты», и «Рубин», между прочим, по их
использованию пребывал в числе лидеров. Доверяли — вот и получалось. В
«Спартаке» же много мастеровитых игроков. Тренеры отдают предпочтение другим.
Решать им — ничего страшного в этом не вижу.

— То, что «стандарты» и «Спартак» стал реализовывать умело, заслуга
Александра Старкова?

— Хотел об этом сказать, да сразу не решился, и вы меня опередили.
Действительно, при Старкове мы много времени уделяли розыгрышам стандартных
положений, что стало приносить плоды.

— Вы пришли в «Спартак» как раз при Старкове. Он вам больше доверял, чем
Владимир Федотов?

— Я подходил под игровую схему Александра Петровича, потому он мне и доверял
больше. У Федотова другое видение футбола. Оно меня, к слову не смущает. К тому
же не могу утверждать, что нынешний тренер мне не доверяет — я все-таки успел в
прошедшем сезоне поиграть. Но приоритет отдается другим.

— Согласны с тезисом, что при Федотове «Спартак» заиграл в типично
спартаковский футбол, памятный болельщикам по временам Константина Бескова и
Олега Романцева?
— Во всяком случае, сейчас игра команды ближе к спартаковскому стилю, чем
при Старкове. А тренировки у Федотова интересные, мне они нравятся.

— Старков вас вопреки вашему желанию иногда крайним защитником ставил.
Федотов сделал это только пару раз.

— Кажется, в матчах с «Уралом» на Кубок и «Рубином». Получилось, кстати, лучше,
чем прежде. Опыт-то поднакопился. Я на этой позиции уже не разбрасывался, как
бывало, играл больше от обороны и избегал провалов. Таких, как в первом туре,
когда «из-под меня» забил «Луч». Защитник, — все-таки не моя позиция, о чем я не
раз говорил. Конечно, спасибо Александру Петровичу, который хотел, чтобы я
играл. Но я люблю атаковать. Такова уж моя натура.

— Между тем начинали вы карьеру в спортшколе «Смена» именно крайним
защитником. Так?

— Но это было лет до десяти-одиннадцати. А у Бердыева я всегда играл атакующего
игрока — крайнего полузащитника, инсайда, «под нападающими». С того времени
атаку и полюбил.

— А правда, что вы с детства за «Спартак» болели?
— Вернее сказать, в те времена я симпатизировал «Спартаку» и киевскому «Динамо».
Когда же Союз распался, «Спартак» стал, безусловно, лучшей командой страны,
которая мне и нравилась. На Новый год по телевидению крутили в записи матчи
этого клуба в 95-м, 96-м, сезоне-2000/01. Приятно было посмотреть.

БЕЛАЯ ЗАВИСТЬ К КАЛИНИЧЕНКО

— В декабре 2003-го вы признались мне, что не захотели переходить в «Динамо»,
потому что там тренером работает чех? Чего так опасались?
— Если бы в клубе остался Виктор Прокопенко, я перешел бы в «Динамо». Но
когда узнал, что у руля встал Ярослав Гжебик, мне стало ясно: он будет делать
ставку на легионеров. Вот я и испугался уходить с насиженного места.

— Но ведь в «Спартаке» тоже было и есть немало легионеров. В этом случае не
испугались.

— К моменту, когда поступило предложение от «Динамо», я отыграл в премьер-лиге
только один сезон, был фактически ее дебютантом. Сейчас — другое дело. Мне уже
ничего не страшно.

— Тогда, три года назад, вас, помню, прельщала возможность сыграть в Кубке
УЕФА.

— Я и вправду такое говорил. К сожалению, «Рубин» здорово сыграл с «Рапидом»
только первый матч в Вене. Мы победили — 2:0. И после этого умудрились «попасть»
в Казани — 0:3. Такие матчи не забываются. Первый по сей день для меня остается
одним из самых ярких событий в карьере, второй — заноза, о которой хочется
забыть, да не получается.

— Вместе с тем теперь вы в «Спартаке», для которого участие в Кубке УЕФА
должно быть чуть ли не минимальной нормой?

— Соглашусь. Уже хочется выступать никак не меньше, чем в Лиге чемпионов.
Все-таки два еврокубковых турнира значительно отличаются и по именам участников,
и по уровню, и по накалу борьбы. В Лиге поистине сумасшедшие эмоции, там царит
праздник. Представляю себе, что такое чемпионаты мира или Европы. Это, видимо,
вообще феерия. Поэтому завидую белой завистью Максиму Калиниченко, имевшему
возможность принять в прошедшем году участие в мировом первенстве. Он еще и
отличился в Германии.

— А вы не теряете надежды вернуться в сборную России?
— Буду работать, а дальше… Судьба у всех разная, и я не знаю заранее, как
сложится моя. В последний раз я играл за сборную еще при Георгии Ярцеве: на
Сардинии в товарищеском матче уступили итальянцам — 0:2. Юрий Палыч Семин
вызывал меня на матчи с Латвией и Германией, но на поле я так и не выходил —
туристом съездил. А после Семина — все. Как отрезало. Правда, повторю, я и за
клуб играл непостоянно.

0,08 ГРАММА ЖЕЛЕЗА В АЭРОПОРТУ НЕ СЧИТАЮТСЯ

— В российском чемпионате вы приняли участие в 22 матчах, но только 14 раз
выходили в стартовом составе. Почему?
— Так первый круг я вообще пропустил. Операцию на паховых кольцах мне, к
слову, по новой системе делали. Обычно восстанавливаются после такого одну-две
недели, мне же потребовалось два месяца. Быстро начал бегать, но по мячу бить
как следует не мог — живот болел.

— Ничего себе технический прогресс!
— Он на самом деле есть. До сих пор просто ушивали, а мне сетку вставили.
Говорят, для будущего это важно. Лечение идет медленнее, зато эффективнее. Так
что я очень благодарен и клубу который отправил меня на операцию в Мюнхен, и
немецким врачам. Теперь во мне 0,08 грамма железа. Но при прохождении
металлоискателей в аэропортах не звеню.

КУЗЬМИНКИ — МОЙ РАЙОН

— Вернувшись в Москву из Казани по-прежнему в родных Кузьминках живете?
— Да. Никуда из Кузьминок переезжать не собираюсь. Купил квартиру, отделился
от родителей, но район не поменял. Мне там комфортно. И близкие, и друзья рядом.

— С прежними одноклубниками из «Рубина» поддерживаете отношения?
— Конечно. Уже здесь, в Белеке, ездил на игру «Рубина» с турецким «Анкарагюджю».
Общался и с Андрюшей Федоровым, и с Ансаром Аюповым. Хорошие отношения
сохранились с персоналом клуба — массажистами, оператором. С Ромой Шароновым
созваниваемся. С Сергеем Козко вообще дружим, тем более что рядом живем — он
обосновался в Люблине. В общем, связи не теряем. В «Рубине» в 2003 году была
очень дружная команда — просто супер. Благодаря этому и завоевали бронзу. С
удовольствием вспоминаю тот сезон. Потом клуб несколько опустился. Считаю, из-за
чрезмерного числа легионеров.

— Но в «Рубине» и при вас хватало иностранцев.
— В 2003 году баланс россиян и легионеров был, считаю, идеальным.

— Вы тогда говорили, что дружите с марокканцем Абделькеримом Кисси, грузинами
Давидом Чаладзе и Леваном Силагадзе. С ними контакты поддерживаете?
— Конечно. С Кисси, который играет за голландский «Херенвен», периодически
созваниваемся, но уж больно часто у него номер телефона меняется. Летом он
приглашал в гости, я его тоже, однако так и не состыковались. Чаладзе играет за
латвийский «Сконто», а Силагадзе, насколько мне известно, находится дома, в
Тбилиси, и ищет себе клуб. Как видите, я в курсе того, что происходит у моих
приятелей.

— В Казани сколько раз в прошлом году были?
— Два. Один раз со «Спартаком», другой — как турист. Захотелось повидать друзей.
На базу заехал — и там меня очень тепло встретили. Было приятно, что помнят
хорошее. Наверное, я для «Рубина» кое-что сделал.

— Смотрите трансляции игр иностранных чемпионатов?
— Английского. Я его поклонник.

— Так вы и сами игрок скорее английского стиля? Скорость, проход.
— Пожалуй. Не могу сказать, что природа одарила меня какими-то
сверхъестественными способностями. Что дала, за счет того и играю. Здоровье,
выносливость есть. А остального я в жизни добивался своими силами.

— Вопрос об иностранных чемпионатах я вообще-то задал с целью плавно перейти
к теме грядущего соперничества с «Сельтой».

— Понимаю. В Турции мы имеем возможность смотреть матчи испанского чемпионата.
На днях видели, как дебютировал в «Севилье» Александр Кержаков. В Испании,
по-моему все непредсказуемо, команды интересные и ровные. На сегодня «Сельта»
для нас — темная лошадка. Так что этот клуб надо серьезно изучать. Но и
«Спартак» в данной ситуации — загадка и совсем не подарок для соперников.
Сезон-то в России закончился уже почти два месяца назад. Так что у «Сельты»
будет мало оперативной информации. И не думаю, что Кубок Первого канала
обеспечит испанцев подробными сведениями о нашей команде.

— Сборы вас утомляют?
— Вообще-то после того, как вернулся на постоянное жительство в Москву они
превратились для меня в отдых.

— ???
— В Москве много суеты, разных дел, а здесь, в Турции, можно спокойно
сконцентрироваться на работе. Никто тебя не беспокоит, никуда не тащит.

— Словом, вам нравится этот запрограммированный образ жизни: поиграть в
футбол, потом сходить в баню?..

— Да, потом вкусно поесть, посмотреть телевизор.

— Может, ваше умиротворение связано все с теми же природными качествами,
благодаря которым вы достаточно легко переносите повышенные нагрузки?
— Может быть. Но сборы для меня не «напряг». Тем более что «Спартак» перешел
на схему десятидневных сборов (если считать день прилета и отлета за один. —
Прим. СЭ). Считаю, это — идеальный вариант. Побыл в Москве два-три дня — и можно
опять спокойно лететь на сбор.

— Обнадежьте поклонниц: вы еще не женились?
— Нет.

Комментарии (0)
Партнерский контент