Судьи должны участвовать в послематчевых пресс-конференциях
Текст: «Чемпионат»

Судьи должны участвовать в послематчевых пресс-конференциях

Бессменный глава КДК РФС Виктор Марущак, в четверг ушедший в отставку, сразу после того, как она была принята, дал интервью корреспонденту "Спорт-Экспресса".
20 января 2007, суббота. 12:17. Футбол

Бессменный глава КДК РФС Виктор Марущак, в четверг ушедший в отставку, сразу
после того, как она была принята, дал интервью корреспонденту «Спорт-Экспресса».

Этот функционер проработал в руководстве отечественного футбола 35 лет. Сначала
в СТК Федерации футбола СССР, затем — в КДК РФС, причем последние 16 лет
руководил этой организацией. Так что его уход — событие в своем роде знаковое.

— Кому принадлежала инициатива вашей отставки?
— Мне. 35 лет в этой организации, к тому же на общественных началах — много. Да
и возраст сказывается. В последнее время нам приходилось решать множество
сложнейших вопросов, разбираться в конфликтных ситуациях. Все это не
способствовало укреплению моего здоровья. Поэтому я сам попросил Виталия
Леонтьевича Мутко об отставке. Причем мне было важно, чтобы это произошло именно
на нынешнем заседании исполкома, поскольку теперь на следующем новый
председатель КДК официально сможет участвовать в формировании состава комитета.
— Знакомы со своим преемником Владимиром Катковым?
— Нет, я его не знаю. Но если человека рекомендовал президент РФС, значит, это
будет компетентная фигура.

— Что должно измениться в работе КДК?
— Не считаю, что необходимы какие-то радикальные перемены. Может быть, членам
комитета нужно действовать более самостоятельно и независимо, не оглядываясь на
начальников из РФС.

— Не сожалеете о каких-то решениях КДК за период, когда вы им руководили?
— Нет. Думаю, в основном все было правильно. Единственное, что, вероятно, было
не так — поспешность принятия некоторых решений. Например, в минувшем сезоне по
Павлюченко. С другой стороны, у нас были протокол матча и рапорт инспектора.
Согласно этим документам, дисквалифицировать игрока следовало. Но когда
генеральный директор «Спартака» Сергей Шавло оперативно прислал факс с
объяснениями, мы исправились. Понимаю, что эта история оставила неприятный
осадок и стала единственным штрихом с негативным оттенком. В остальном же со
стороны 116 клубов РФПЛ и ПФЛ претензий не возникало: на наши решения не было
подано ни единого заявления в апелляционный комитет РФС.
— А что скажете о пересмотре решений по Вагнеру и Риксену?
— Мы не можем принимать решение сугубо эмпирическим путем. Должна быть запись в
протоколе матча. Хотя я согласен с тем, что Петтай ошибся, не показав в той
встрече ЦСКА с «Зенитом» красные карточки Вагнеру Риксену и Аршавину.

— Но ведь в 2005 году вы нашли возможность задним числом дисквалифицировать
динамовца Коштинью за удар по ногам Быстрова, оцененный судьей лишь
предупреждением?

— Тут сыграли роль мнение инспектора матча и внимание, которое было приковано к
эпизоду со стороны СМИ, в частности, «СЭ».

— Тем не менее в адрес КДК нередко раздавалась жесткая критика, за которую, в
частности, капитан «Зенита» Владислав Радимов заработал пятиматчевую
дисквалификацию.

— Через месяц после того, как Влад оскорбил членов КДК, он нашел время к нам
приехать. Мы его спросили: «Ты приехал для того, чтобы тебе скостили наказание?»
Он ответил: «Нет, чтобы познакомиться с членами КДК». Я представил ему всех этих
заслуженных людей, и он извинился за свои высказывания. А еще добавил, что не
просит ни о каком снисхождении. Достойный поступок. А вот генеральный директор
«Москвы» Юрий Белоус, который тоже очень нелестно о нас отозвался, на
приглашение КДК не отреагировал.

— Не испытываете сожалений по поводу одного из самых скандальных решений КДК
— ограничиться минимумом дисквалификации после массовой драки в матче 2004 года
«Сатурн» — ЦСКА?

— Не испытываю. Мы тогда опять-таки исходили из решений арбитра. В противном
случае, как я подсчитал, надо было бы дисквалифицировать до конца сезона по 8
человек из каждой команды. Тогда чемпионат, по сути, закончился бы досрочно, а
претензий к нам было бы еще больше.

— Но ведь это было бы справедливо!
— Справедливо, когда судьи замечают то, что происходит на поле.

— Что будете делать дальше?
— У меня есть основная работа — советника в Центре инновационных технологий
Госкомспорта. 35-летний стаж служения на общественных началах, думаю, дал мне
право написать заявление об отставке. Работать мне стало тяжело. Я ведь
последний из плеяды старой СТК, где вместе со мной работали такие выдающиеся
люди, как братья Николай и Андрей Старостины, Гавриил Качалин, Лев Яшин.

— Решение об уходе приняли совсем недавно или во время сезона?
— По ходу сезона. Вспомнил, например, что за последние 16 лет ни разу не смог
летом съездить в отпуск. В какой-то момент мне стало ясно: в интересах дела
будет правильным уйти.

— Вы принимали участие в выработке последних решений РФС?
— Да, участвовал в изменении регламента в части разделения карточек, полученных
в матчах чемпионата и Кубка. Кроме того, на основании кодекса ФИФА предлагал,
чтобы в первенстве страны дисквалификации шли после третьей, а не четвертой
желтой карточки. После четырех не дисквалифицируют вообще нигде. Мутко мое
предложение поддержал, но какое решение будет в итоге принято, не знаю.

— Не считаете, что дисквалифицировать футболистов можно было бы на основании
видеозаписи, а не только судейских рапортов?

— За редким исключением — не считаю.
— А не кажется вам, что судей, как и тренеров, надо обязать участвовать в
послематчевых пресс-конференциях?

— Да, считаю, что это бы не повредило. Что может быть плохого в участии арбитра
в пресс-конференции, если он убежден в правильности и честности своих решений.
Болельщики получат гораздо больше ответов на вопросы о действиях судей, которые
вызывают у них сомнения.

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
28 апреля 2017, пятница
27 апреля 2017, четверг
Партнерский контент
Загрузка...
Кто займёт четвёртое место в РФПЛ, дающее право выступить в Лиге Европы?
Архив →