Эмир Спахич: время Романцева прошло
Текст: «Чемпионат»

Эмир Спахич: время Романцева прошло

Интервью новобранца "Торпедо" Эмира Спахича, в котором он рассказал об обстоятельствах, помешавших ему закрепиться в составе "Динамо" и заставивших на время вернуться в Ярославль.
4 августа 2005, четверг. 14:52. Футбол

«Вечерка» продолжает рассказывать о легионерах отечественной футбольной
премьер-лиги. Сегодня мы представляем вашему вниманию боснийского защитника
Эмира Спахича, который этим летом перешел из ярославского «Шинника» в столичное
«Торпедо» и тут же удивил новых партнеров тем, что взял себе футболку с первым
номером. Любопытно, что предсезонные сборы Спахич проходил в составе московского
«Динамо», в котором и мог бы начать нынешний сезон. Но из-за конфликта с Олегом
Романцевым, возглавлявшим тогда «Динамо», футболист был вынужден вернуться в
Ярославль. Однако обо всем по порядку.

Наша беседа со Спахичем состоялась после победной для «Торпедо» игры с «Динамо»,
которая, правда, особой радости Эмиру не принесла. Он хотел проявить себя в
матче с принципиальным соперником, но вышло все с точностью до наоборот: уже на
пятой минуте матча он… срезал мяч в собственные ворота.

– Уснуть после автогола сумели?
– Нет. Мне так плохо было после этого случая… Все-таки матч с «Динамо» был для
меня очень принципиальным. Если бы не определенные обстоятельства, я бы сегодня
играл за «Динамо». Но, к сожалению, у меня были разногласия с Олегом Романцевым.

– Раз уж затронули тему вашего конфликта с Романцевым, расскажите, с чего же
все началось?
– Два предсезонных сбора, в Турции и Испании, прошел с командой удачно.
Отношения у всех футболистов с Олегом Романцевым были нормальными. Но приехали
мы в Португалию и увидели какого-то другого Романцева. Он стал без причины
ругать игроков. На тренировках всегда находил к чему придраться. При этом не
объяснял, в чем наши ошибки. Требований Романцева никто не понимал, а советами
футболистам он не помогал. Да и вообще не хотел с нами разговаривать. Я таких
тренеров не люблю, поэтому с Романцевым поругался и вернулся в «Шинник».

– Романцев хорошо известен тем, что не является сторонником обстоятельных
бесед с игроком тет-а-тет.

– Да. И в этом его главная ошибка. Потому что игроку всегда нужно точно знать,
что хочет от него тренер, что думает о нем. Тренеру же должны быть известны
мысли игрока. Отношения должны быть построены на доверии, на открытости. Но у
нас этого не было. И вообще я считаю, что время Олега Романцева прошло. Он был
очень хорош, когда работал в «Спартаке». Пожалуй, только в этой команде он и
может работать.

– Тяжело было из «Динамо» возвращаться обратно в «Шинник»?
– Нет, из-за нашего с Романцевым конфликта мне самому очень захотелось покинуть
команду. Тренер «Шинника» Олег Долматов сказал, что будет рад вновь видеть меня
в команде, за что ему огромное спасибо. Долматов, вне всякого сомнения, тренер
мирового уровня. И еще: он прекрасный человек.

– А зачем же тогда вы снова покинули Ярославль?
– Тяжело было уезжать. Все-таки у меня там много друзей. С руководством хорошие
отношения. Но мне всегда хотелось играть в команде с именем. В большом клубе.
Именно такой командой и является «Торпедо», за которое я сейчас выступаю.

– Однако большая команда имеет маленькое количество болельщиков.
– В этом и заключается парадокс. У нас прекрасный стадион. Хорошая команда. А
вот болельщиков нет. И это обидно. Но надеюсь, что хорошей игрой мы все же
привлечем их на трибуны.

– Эмир, в «Торпедо» вы выступаете под непривычным для полевого игрока номером
1. Не ощущаете из-за этого дискомфорта?
– Нет, уж лучше играть под первым номером, чем под 40-м, который мне тоже
предлагали в «Торпедо». Я не люблю большие числа.

– А вы вратарем себя случайно в детстве не видели?
– Нет, в детстве у меня было огромное желание стать футболистом любого амплуа,
но только не вратарем. Вряд ли бы он из меня получился. Все-таки у голкиперов
габариты побольше.

– В «Шиннике» вы играли на левом фланге обороны. В «Торпедо» же Сергей
Петренко ставит вас на правый фланг, иногда выдвигает в полузащиту. Где уютнее
себя чувствуете?
– За свою карьеру я привык играть на разных позициях. Поэтому меня и
называют хорошим универсалом.

– Вы очень «скромны». Ну да ладно. В последнее время вас, кажется, тянет
подключаться к атакам?
– Да, просто сейчас я играю в команде, которая действует через пас, часто
держит мяч. И поэтому есть возможность подключаться к атакам. Эта черта моей
новой команды мне очень импонирует. Я люблю атакующие действия. В «Шиннике» же,
наоборот, приходилось больше времени уделять прямым обязанностям защитника.

– Кроме «Торпедо» звали вас к себе какие-то российские клубы?
– Да, были хорошие предложения, но сейчас я игрок «Торпедо», поэтому давайте не
будем говорить на эту тему.

– На сайте «Шинника» вы были обозначены как гражданин Хорватии, но играете за
сборную Боснии.

– У меня двойное гражданство. Мама из Боснии, отец – серб, а я родился и жил в
Хорватии. В свое время я выступал за молодежную сборную Хорватии. Но в основную
команду у нас было трудно пробиться. Потом мне поступило предложение от сборной
Боснии, которое я согласился принять.

– В первенстве России вы начали играть в 2004 году. Как у вас появился
российский вариант карьеры?
– Когда я играл в «Загребе», мне поступило предложение из «Болтона».
Соответственно, я, не раздумывая, решил поехать в Англию. Предложение ведь
заманчивое! Но там мне не дали рабочую визу, а в «Загреб» возвращаться не
хотелось. Тут позвонил мой менеджер и сказал, что есть хорошее предложение от
российского клуба, которым оказался «Шинник». Я приехал в Ярославль.
Присмотрелся и понял, что команда хорошая, Побегалов, который тогда тренировал
«Шинник», тоже неплохой тренер. Ну я и решил остаться.

– Был еще и турецкий период карьеры.
– Действительно. В составе «Алтайспор» мне доводилось занимать 3-е место в
чемпионате Турции. Кроме того, я участвовал в Кубке УЕФА.

– И в Австрии выступали.
– В «Линце» играл, но всего полгода.

– По-немецки не заговорили?
– Почему же? Какие-то знания по немецкому я получил в школе. Так что более-менее
мог общаться с партнерами по команде.

– А русский язык в школе не учили?
– Нет. По-русски меня научили говорить ребята из «Шинника». Причем очень быстро.

– Я заметила, что футболисты из бывшей Югославии, не желая отвечать после
матчей на провокационные вопросы, оправдываются тем, что, мол, я иностранец и не
понимаю, что вы говорите. Вы тоже можете так поступить?
– Да, есть у нас такие штучки. Если не хотим отвечать на какой-то вопрос,
говорим, что не понимаем. И делаем вид, будто по-русски знаем только два слова.

– В Москве вы, чувствуется, неплохо освоились.
– Все в Москве мне нравится. Разве что столичные автодороги пока не очень хорошо
изучил. Ну а так – все отлично. С партнерами и Сергеем Петренко у меня хорошие
отношения. В Москве собраны почти все выступающие в чемпионате России футболисты
из бывшей Югославии. Поэтому теперь у меня появилась возможность после матчей
встречаться с моими соотечественниками. Кроме того, клуб предоставил мне
прекрасную квартиру недалеко от стадиона «Лужники». Неделю назад я в нее въехал.

– Где же обитали до этого? В торпедовской гостинице?
– Нет, у моего хорошего друга – динамовца Радослава Батака. (Несколько дней
спустя после нашей беседы Батак перешел в турецкий «Анкараспорт»). Мы с ним сто
лет знакомы.

– В метро не ездите?
– Нет, передвигаюсь на машине. Но один раз в метро все же спустился. И
представляете, у меня там украли сумку, хорошо еще, что документы в ней не
находились. По этой причине я даже опоздал на свою первую в составе «Торпедо»
тренировку. Так что всегда надо быть начеку.

– Скажите, вы мусульманин или исповедуете христианскую веру?
– Мусульманин. В мечеть в Москве, правда, не хожу, сейчас просто очень занят
работой в своей новой команде. Но на родине иногда это делаю.

– Семью в Москву перевезете?
– Да, через месяц ко мне приедут мать, отец и младший брат Ален. Кстати, отец
мой – тоже футболист. Он играл за македонский «Вардар» – тот самый, которому два
года назад в квалификационном раунде Лиги чемпионов уступил ЦСКА.

– Стало быть, футбольные таланты вам переданы по наследству?
– Да, это заложено в генах. Кроме того, мой брат тоже играет в футбол. Он был
вместе со мной в «Шиннике»: выступал за дубль команды. Да и в «Загребе» тоже со
мной играл. Было бы здорово, если бы теперь он перешел в «Торпедо».

– В гороскопы верите?
– Да. Сам я по гороскопу Лев: по природе жесткий, властный, агрессивный человек.
Но мне это нравится.

Источник: Вечерняя Москва Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 0
24 июля 2017, понедельник
Партнерский контент
Что происходит со "Спартаком"?
Архив →