До 10 000 рублей каждому на первый депозит! Получить!
Текст: «Чемпионат»

Хиддинк и мы

Когда он прилетел в Москву прошлой весной – для того чтобы сделать былью самый невероятный из всех возможных футбольных слухов – то, выглянув в окно иллюминатора, оторопел.
21 января 2007, воскресенье. 13:19 Футбол

Когда он прилетел в Москву прошлой весной – для того чтобы сделать былью
самый невероятный из всех возможных футбольных слухов – то, выглянув в окно
иллюминатора, оторопел. Хотя, казалось, его-то, привыкшего к тотальному
поклонению в Корее, удивить чем-то подобным уже сложно. Уровень приема,
роскошный лимузин, карауливший едва ли не у самого трапа, соответствующий нашим
представлениям о важности момента автомобильный эскорт… Хиддинк на время даже
засомневался, ему ли предназначены подобные почести, а когда узнал, что ему,
потерял привычную невозмутимость. Даже пробормотал что-то вроде: «Я же не
президент – только тренер».

В этой фразе весь Гус. Адекватный, ироничный, умеющий сочетать природную
открытость с нажитой годами дипломатичностью. И в этом приеме – все мы,
ожидавшие тогда если уж не спасителя нации, то по меньшей мере волшебника.
Именно это нам вбивали газеты, именно это было озвучено – пусть несколько
завуалированно – первыми лицами футбола. К нам приехал реформатор, строитель,
преобразователь… Продолжатель дела своих предков, когда-то поспособствовавших
петровским преобразованиям Руси.

Немногие, правда, вспоминали, что Петр Первый выписал из Голландии в первую
очередь практиков-прагматиков, а не прожектеров. Ему были нужны умелые люди,
способные реализовать его идеи, а не авторы любопытных теорий. Но Хиддинк,
проштудировавший перед приездом в Россию книгу о нашей истории, события
трехвековой давности переосмыслил – и на той, первой своей пресс-конференции
после подписания контракта говорил исключительно общие фразы, излагая свои мысли
как фигура государственного масштаба: емко, правильно и оптимистично. Не
сотрясал воздух словами о грядущей реформации, выстраивании то ли футбольной
пирамиды, то ли вертикали. Ограничился обсуждением проблем первой сборной,
несколько удивив журналистов.

Он не провел в России еще и года – даже если не высчитывать те дни, что он
находился у нас, а отталкиваться от вступления в силу его контракта. Но сумел за
это время сделать больше, чем многие из его предшественников. Выстроить
отношения с четвертой властью: за него сегодня горой большинство журналистов, а
некоторые даже перешли на его напиток – капучино – и, может быть, уже покуривают
втихую сигары (публично это делать все же не рекомендуется, есть в отечественном
футболе и другие важные люди, предпочитающие именно эти табачные изделия).
Пробить для сборной собственную базу, поднять значимость команды в глазах и
болельщиков, и тех, кто смотрит матчи из VIP-лож. Наконец, заработать себе
авторитет в тренерских кругах России – не только прогрессирующим качеством игры,
но и полной независимостью, желанием говорить все, что он считает нужным, в
поддержку тех, у кого нет сейчас подобной возможности, не стесняясь никого и
ничего.

Сборная, в последние годы жившая как на вулкане, постоянно ожидавшая
какого-нибудь очередного взрыва изнутри, выброса страстей, успокоилась.
Атмосфера в команде сейчас, возможно, не такая теплая и доверительная, как при
ком-то из предшественников Хиддинка,– но порой европейская отстраненность, когда
никто не лезет в душу игрокам, никто их не дергает вне тренировочного процесса,
лучше ощущения «большой семьи», где объятия в любой миг могут перейти в драку.

Словом, он сделал в 2006-м то, что нужно было сделать. Создал условия для работы
и показал, что будет идти своим курсом, не считаясь с мнениями извне. Помог
календарь: осенью Россия играла со слабыми соперниками, гарантированно набирая
очки. Но сейчас начинается самое сложное. Из Англии все слышнее разговоры о
замене Жозе Моуриньо на Хиддинка, благо именно Абрамович и оплачивает контракт
Гуса с РФС. На носу тяжелейшие матчи: два с англичанами плюс выездные с
Эстонией, Хорватией и Израилем. Давление усиливается, а в таких условиях Хиддинк
в России еще не оказывался.

Он-то выдержит любой прессинг, ему не привыкать. Но вот как поведем себя все мы,
если возникнет ситуация, когда надо будет поддержать? Поддержать именно команду,
игроков, а не противопоставлять рейтинг Хиддинка рейтингу нашей сборной? Как
отразятся его максимализм и невозмутимость на подопечных? Вопрос интересный.
Подождем ответа.

Источник: Спорт день за днём Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
25 сентября 2017, понедельник
Партнерский контент