Сергей Юран: я как пионер -  всегда готов!
Текст: «Чемпионат»

Сергей Юран: я как пионер - всегда готов!

Межсезонная работа многих наших клубов напоминает начало трудовой деятельности после похмелья. Одна команда внутри клуба отыгрывает свой сезон, уходит, а на её месте начинает выстраиваться новая.
23 января 2007, вторник. 21:42. Футбол
Межсезонная работа многих наших клубов напоминает начало трудовой деятельности после похмелья. Одна команда внутри клуба отыгрывает свой сезон, уходит, а на её месте начинает выстраиваться новая. И так до следующих праздников, до окончания сезона, которое не грех и хорошенько отметить, ведь не каждый до него доживает. Сергею Юрану по всем прикидкам досталось незавидное наследство, однако наш постоянный эксперт уверяет, что есть выход даже из такого положения, как у него и его нынешней команды –ярославского "Шинника". Мы побеседовали с молодым наставником о том, как же в конце года решить серьёзную задачу, имея в начале него... Точнее, почти ничего и не имея.

С ТОРГАШАМИ МЫ МОЖЕМ БЛЕСНУТЬ, НО ПРОИГРАТЬ РЕШАЮЩИЕ МАТЧИ

– Сергей, что же оптимальнее: когда костяк имеется или когда впереди безграничное поле для творчества? – Поле для творчества? Да, это когда начинаешь с нуля и пытаешься сделать на пустом месте сильную и перспективную команду. Вообще есть в этой ситуации и положительные, и отрицательные элементы.

– Начнём с отрицательных.
– Хорошо. Во-первых, достаточно проблемно выстраивать командную политику: игроки ведь идут из разных клубов – с разным укладом командной жизни и, что самое заковыристое, с разными тактическими требованиями. В принципе, это и есть то самое поле для творчества, которое стоит во-первых, во-вторых и в-последних. Подведя всех под единый знаменатель в плане тактики и быта команды, мы выйдем на этап со знаком плюс в своём развитии. А костяк – это идеал! То есть идеально его наличие.

– Из положительного в вашей ситуации – сама свобода в творчестве?
– Ну, во-первых, главный позитив в том, что это на данный момент лучшее место работы, которое у меня было. Я имею в виду уровень задач "Шинника" и уровень его возможностей. Так что я сейчас в плюсе и чувствую себя комфортно. А что до тягостей реалий, то я к ним привык и всегда готов. Можно сказать, как пионер.

– На чём легко обжечься сейчас?
– На создании из футболиста мешка с деньгами. Больших сроков у нас на подготовку не имеется, поэтому, если потенциальный новичок меня устраивает по спортивным характеристикам, я обязательно смотрю на то, каков он в быту. Не на то, куда он идёт после тренировки, а на его претензии, на его самооценку. Для меня очень принципиально не опускаться до торгашества, иначе можно собрать весьма классный состав, но затем проиграть решающие поединки менее классным соперникам.

– Первым делом, придя в клуб, чем занялись?
– Селекцией. Подбором основного состава – реальной основы, а не коммерсантов в бутсах.

– Тем не менее в вашей ситуации нужно ли бросаться волчьей хваткой на трансферный рынок?
– Нет, бросаться – не в моём характере. Руководители "Шинника" определились с моей кандидатурой ещё в прошлом году, так что мы плодотворно отработали в декабре, и сейчас последовательно и спокойно продолжаем делать своё дело. Селекция должна быть точечной даже в условиях, когда команда создаётся заново. Это очень важно, иначе можно ничего не сделать до начала чемпионата, потом впопыхах заткнуть дыры и бесперспективно ползти по сложнейшему пути. А фундамент мы за месяц до Нового года заложили, освободив время сборов от метания в разные стороны.

– После работы в эстонском ТФМК так и не отдохнули?
– В декабре съездил на неделю в Дубай, но отдыхал телом. Голова была в Ярославле. Зато никакой спешки, всё по плану.

– Состав с нуля вы формируете точечно, но изначально не распределили его на категории игроков?
– Конечно, в первую очередь отбирали молодёжь. Считаю, что при любых задачах о ней преступно забывать, иначе что-то ты на определённом этапе решишь, а потом рискуешь оказаться у разбитого корыта. Игроки на перспективу – сложная категория, но очень интересная и как воздух необходимая. И по максимуму молодым нужно доверять. Затем мы выявляли среднюю прослойку футболистов: гарантированных бойцов, профессионалов и, что важно для меня лично, так называемых игровичков – ребят, склонных соображать на поле. И нынче заметна достаточно неплохая возрастная вертикаль: кому-то 30 лет, кому 27, кому 26, а кому и около 20. Кстати, строительство подобной вертикали – это элемент советской школы. Элемент очень полезный, который необходимо учитывать.

– А ветераны?
– А вот они рассматриваются в третью очередь. В этом случае селекция должна быть точнейшей! Ветераны дополняют коллектив своими функциями – мудростью и наставнической деятельностью на поле. Сам был в этой роли и понимаю, насколько важна для тренера помощь бывалых футболистов. И ошибиться на этом участке непозволительно.

ЕСЛИ ШАРОНОВ НЕ ТОТ, ТО ЧТО-ТО НЕ ТАК С ЮРАНОМ

– И всё-таки: первый дивизион – напряжённый, жёсткий и даже убойный турнир. В таких условиях опыт играет весьма существенную роль, он, может, иной раз даже превосходит по своему влиянию само игровое мастерство. Как не сбиться на формирование ветеранистой группировки, что происходит в целом ряде российских клубов?
– Знаете, не считаю, что нормальному тренеру слишком сложно не сбиться. Сбиваются только суетливые и, наверное, не слишком умелые. Просто всё надо делать вовремя. Собирать информацию об игровых достоинствах потенциальных новичков и анализировать её. Как видите, за месяц мы смогли справиться с тем, чтобы сделать своего рода набросок к будущей команде, что избавило нас от спешки.

– Сложно было взять игроков с известными именами?
– У меня есть принцип – никого не уговаривать. Ну убеждён я, что неправильно повышать финансовые условия футболиста, если они не совсем адекватны. С тем же Шароновым у нас был диалог. Я спросил: "Есть желание?", потом рассказал о своих требованиях к работе и рекомендовал подумать день-два. Если игрока спортивная составляющая устраивает, я иду с ним к руководству, обосновываю свой интерес по двум пунктам: а) спортивные достоинства; б) бытовые. Потом сам игрок обговаривает с директорами материальную сторону.

– Руководство с вами советуется по поводу финансовой оценки футболиста?
– Нет, в сами конкретные условия приёма на работу я не влезаю. Не люблю касаться финансовых вопросов других людей. У меня своя ниша – подготовка команды.

– Однако многие ваши коллеги замечают, что при сегодняшней организации футбольного хозяйства главный тренер должен заниматься многими вопросами, не только чисто спортивными.
– Бывает, что обе стороны не прочь сотрудничать, но не хватает некой золотой середины, тогда я подключаюсь в обсуждение деталей. Но в "Шиннике" пока подобных ситуаций не возникало.

– Интересен механизм привлечения той самой средней прослойки. Тот же Шаронов имеет определённое имя, но какова его форма сейчас?
– Форму уже выдали. Новую. С эмблемой "Шинника" на груди. Так что всё в порядке.

– И всё же, вы взглянули на Шаронова и мысленно увидели того самого человека в майке сборной России?
– Нет, я много видел Шаронова и знаю его возможности, так что просмотра ему не устраивал. Он игровичок, и информация соответствующая по нему имеется. А если вы увидите "не того" Шаронова, который не будет справляться со своими обязанностями, то кивайте на меня. Это моя задача – подвести футболиста в нужное время в нужном функциональном состоянии. С чемпионата Европы прошло не так много времени, и сам Роман не такой уж ветеран, чтобы реально сдать в уровне мастерства.

– Хорошо, а на просмотре много футболистов?
– Двое из тех, кто должен по идее относиться к готовым игрокам, и двое молодых.

– Насколько просмотр напоминает лотерею?
– Он вообще её не напоминает.

– И сколько нужно времени, чтобы разглядеть класс незнакомого игрока?
– Минимум два сбора, предполагающих различные тренировочные режимы и контрольные матчи. Ведь в первую очередь необходимо разобраться в уровне работоспособности футболиста и уровне его работы с мячом.

– Много ли сейчас исполнителей, взгляд на которых останавливается после первой же тренировки?
– Если только некий тренер из Жмеринки разглядит кого-то своим взглядом... Или ещё есть вариант: на просмотр приедет какой-нибудь юный Зидан. Возможности обычного среднестатистического – или чуть выше – футболиста можно увидеть минимум в течение двух недель, да и то процентов на 45.

ПОКА У МЕНЯ НАБРОСОК БУДУЩЕЙ КОМАНДЫ

– Олег Романцев как-то заметил, что ему удавалось в основном раскрыть тех игроков, которых он чувствовал интуитивно, а не тех, которых оценивал в результате анализа.
– Дело в том, что в "Спартаке" при Олеге Иваныче были такие основные составы, которые сами помогали раскрываться перспективным ребятам. Допустим, таких новичков, как Мостовой или Карпин, уважали сами ветераны, и они способствовали их нормальному профессиональному развитию. Если у тебя в наличии классный подбор исполнителей, то и беспокойство за юные таланты сводится к минимуму.

– Вам за последний месяц никто не приглянулся интуитивно?
– Нет, всех я как-то изучал, анализировал и после этой умственной работы переходил к принятию решения.

– Возможно ли в вашей ситуации подготовить полноценную команду уже к началу чемпионата?
– Если с первого тура "Шинник" будет показывать футбол на 60 процентов от задуманного, то результат сборов можно оценить как положительный. И это при условии качественных полей, а с ними в первом дивизионе проблема.

– У вас уже имеется набросок основного состава?
– Имеется набросок команды – понимание того, кто и чем должен на поле заниматься, однако подразделять в данный период нашу команду на основу и резерв неправильно. Только начался первый сбор, а ориентировочный состав будем представлять себе на втором.

– Выходные дни вам положены?
– Не до них. Отключиться или переключиться с футбольных дум на какие-то иные невозможно. Но, признаюсь, и усталости пока не ощущаю. Главное – что всё идёт по графику, и уже это дополняет сил и энергии.
Источник: Футбол. Хоккей Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
19 января 2017, четверг
Кто лучше усилился на данный момент?
Архив →