Гус Хиддинк: в России я не иностранец
Текст: «Чемпионат»

Гус Хиддинк: в России я не иностранец

Развернутое интервью наставника сборной России Гуса Хиддинка. Голландский специалист ответил не только на вопросы, касающиеся насущных проблем российской сборной, но также рассказал о значимых вехах своей богатой карьеры.
25 января 2007, четверг. 09:13. Футбол
Развернутое интервью наставника сборной России Гуса Хиддинка. Голландский специалист ответил не только на вопросы, касающиеся насущных проблем российской сборной, но также рассказал о значимых вехах своей богатой карьеры.

НОВЫЙ ГОД В ИЗОЛЯЦИИ ОТ ЦИВИЛИЗАЦИИ

- Примите, пусть с запозданием, поздравления с Рождеством и Новым годом. Где вы их отметили и как провели отпуск?
- Спасибо. Рад вновь вас всех увидеть. Отпуск у меня получился очень насыщенным. Вскоре после того, как в конце ноября я уехал из Москвы, отправился на Гавайи, где провел несколько мастер-классов в рамках обязательной программы фирмы Nike - технического спонсора национальной команды. Я должен делать это один-два раза в год. А в канун Рождества оказался в еще более экзотических местах. В последние три года у нас с женой Элизабет появилась традиция - не оставаться на праздники в Голландии, а ехать отмечать их в Африку. На сей раз побывали в Ботсване, Зимбабве и ЮАР. Там, на Черном континенте, можно встретить Рождество и Новый год в спокойной обстановке.

- Заодно, наверное, составили впечатление о том, как в ЮАР готовятся к чемпионату мира 2010 года?
- Да, но это не было первым впечатлением - я там и в прошлом году был. Полагаю, важно время от времени проводить мировые чемпионаты не только в Европе и Южной Америке, но и на других континентах. Первенство 2010 года должно помочь развитию футбола в Африке, как это было в 2002 году в Азии. Крупнейшие спортивные события дают толчок и развитию спортивной инфраструктуры. Когда принималось решение о месте проведения чемпионата Европы 2004 года, УЕФА отдал предпочтение не Испании, которая уже располагала современными стадионами, а Португалии - с расчетом, что это принесет пользу стране. В ЮАР еще многое надо сделать в плане совершенствования инфраструктуры: стадионов, гостиниц, дорог. Но ведь было в свое время немало сомнений насчет того, успеют ли подготовиться к Олимпийским играм в Греции. В конце концов успели.

- В Южной Африке вам, надо полагать, комфортно еще и потому, что на обоих официальных языках этой страны вы говорите без проблем?
- Верно. Помимо английского там распространен африкаанс, а он близок к голландскому.

- Что больше всего понравилось в ходе африканского путешествия?
- То, что мы оказались в абсолютно диких местах, где нет ни компьютеров, ни мобильных телефонов, ни факсов, ни другой техники. Ты не смотришь телевизор, не ведаешь, что происходит в мире. На какое-то время такое переключение очень полезно. Поэтому мы каждый год и проводим дней десять вдали от цивилизации.

- В Зимбабве наверняка посетили водопад Виктория?
- Да. Но там люди, туристы - а мы были и в совсем безлюдных местах. Сначала летели на большом самолете, потом на маленьком - и приземлились в центре саванны. Оттуда всего час езды на машине - и вот ты уже полностью отрезан от внешнего мира.

- Сафари в вашу программу входило?
- Нет. Во-первых, я не любитель стрелять по живым мишеням, а во-вторых, там это просто запрещено. Но даже если бы нам дали добро, никогда бы не стал этого делать. Мне нравится смотреть на животных, но не охотиться на них. А еще обожаю фотографировать, заниматься своего рода фотоохотой.

- Ваш брат рассказывал, что дедушка у вас был замечательным охотником и заодно дрессировал охотничьих собак. А вы проводили много времени с дедом, и собаки стали первыми "игроками", которых тренировали.
- Это правда. В 50-е и 60-е к охоте относились проще, чем сейчас. Я всегда сопровождал деда на охоте, и однажды он сказал: "Пора тебе тоже учиться стрелять". Подбросил высоко вверх шапку и я в нее попал. А потом настало время настоящего дела, и мне удалось подстрелить зайца. Но этот выстрел так и остался для меня единственным в жизни, потому что вид животного, которого я убил, мне очень не понравился. Сразу решил: больше зверей никогда убивать не буду.

- Новый год тоже отметили в Африке?
- Да. Правда, когда ты живешь посреди саванны, ощущение времени теряется. В Европе или России не заметить момента наступления Нового года невозможно, а там ты точно не знаешь ни времени, ни даже даты. О том, что настал Новый год, узнаешь как-то случайно.

- Но вы все-таки узнали?
- Да, и обменялись с Элизабет новогодними пожеланиями - как личного характера, так и касающимися работы.

- А как провели время на Гавайях?
- Неплохо. Тем не менее, хоть все и думают, что это райское место, одного посещения Гавайев для меня достаточно.

- Традиционным для этих краев серфингом не занимались?
- Это не для меня. Знаете, когда метрах в десяти у тебя за спиной появляется прожорливая акула, становится немного не по себе. (Смех в зале.)

- Судя по всему, отпуском довольны?
- Впервые за многие годы отдохнул от мобильного телефона! Это преимущество, которое имеет тренер сборной. Когда работаешь в клубе, мобильник не отключишь: зима - время трансферов, надо решать вопросы переходов, а значит, постоянно быть на связи.

МАТЧ С ГОЛЛАНДИЕЙ СРАБОТАЕТ НА ПРЕСТИЖ РОССИИ

- Как ни приятно говорить об отдыхе, давайте вернемся к работе. 7 февраля сборной России предстоит встретиться в товарищеском матче с командой Голландии. Его организация - ваша идея?
- Голландцы сами обратились ко мне и поинтересовались, не хотим ли мы сыграть с ними в феврале. Я подумал, что для российской сборной это было бы полезно, обсудил вопрос с Алексом и Игорем (Бородюком и Корнеевым. - Прим. "СЭ"), с президентом Мутко. Все-таки Голландия на протяжении многих лет играет заметную роль на международной футбольной арене. Поэтому встреча со сборной этой страны, во-первых, позволит проверить на высшем уровне, насколько у нас поставлена игра, а во-вторых, будет способствовать подъему авторитета российского футбола. Если команда встречается с Бразилией, как это было в прошлом году под руководством Алекса, или с Францией и Голландией, это работает на ее престиж.

- Насколько велик интерес в Голландии к предстоящему матчу?
- Сколько зрителей придет, не знаю. Все же матч контрольный. Но голландская сборная в нем заинтересована точно.

- А помните финальный матч чемпионата Европы-88 между Голландией и СССР?
- Прекрасно помню и хоть сегодня покажу вам, где именно сидел на стадионе. Находился я как раз напротив ворот Дасаева и прекрасно помню, как он лишь проводил мяч взглядом после фантастического удара ван Бастена.

- Считаете, Дасаев допустил ошибку?
- Ни в коем случае. Но не согласен и с теми, кто называет этот гол случайным: ван Бастен пробил именно так, как хотел, воспользовавшись отличной фланговой подачей Мюрена. Предложите любому футболисту попробовать повторить этот удар - уверен, не получится.

НАДО ЧАЩЕ ВСТРЕЧАТЬСЯ

- Сейчас российские игроки находятся на зарубежных сборах и к первому матчу сборной могут подойти в совершенно разном уровне готовности. Не собираетесь в связи с этим поехать на Кубок Первого канала в Израиль и посмотреть их в деле?
- Нет, туда мы командируем Николая Хуциева, который нам подробно обо всем расскажет. Я же в конце недели по личным делам вылетаю в Голландию.

- Валерий Газзаев сказал, что национальной команде нет никакого смысла играть товарищеские матчи в начале февраля. Так ли важна предстоящая игра в Амстердаме в чисто спортивном плане?
- Понимаю Газзаева, поскольку сам многие годы работал клубным тренером. Не далее чем год назад трудился в ПСВ и тоже был озабочен, когда футболистов вызывали в сборную. Но раз ФИФА выделила в феврале "окно" для проведения международных матчей, надо этим воспользоваться. Ведь сборная располагает ограниченным временем для подготовки, а если мы хотим иметь сильную команду, ее игрокам время от времени собираться вместе необходимо.

- В конце прошлого года вы говорили, что предпочли бы готовиться к матчу в Голландии дольше, чем два дня, и даже собирались побеседовать на сей счет с Виталием Мутко.
- На сборы перед товарищескими матчами выделяется только 48 часов. Будь я клубным тренером, тоже не отпустил бы своих игроков на более длительный срок. В Западной Европе идут национальные чемпионаты, в России в разгаре подготовительный период. Так что чувства Газзаева и других коллег оправданны и мне понятны. Ко всему прочему мы не можем гарантировать, что у игроков не будет травм, - это спорт. Можем только сказать, что относимся к футболистам со всей ответственностью и не заставляем их проделывать на тренировках какие-то безумные вещи. Мы точно так же, как и клубные тренеры, озабочены состоянием и самочувствием игроков. Но если России нужна национальная команда, собираться на два-три дня нам иногда нужно - в том числе для обретения сильного командного духа. Ведь уже в марте сборной предстоит отборочный матч (с Эстонией. - Прим. "СЭ").

- Трудно поддерживать тот дух, о котором вы упомянули? Видимо, неслучайно после матча в Македонии вы выразили сожаление, что нельзя уже через три дня сыграть с Англией.
- Главное - добиться, чтобы все футболисты до единого приезжали в сборную, четко сознавая, что они представляют страну. Я это проходил, когда с 1995 по 1998 год работал с национальной командой Голландии. После того как мы неудачно выступили на чемпионате Европы 1996 года, в команде возникли разногласия, брожение умов. После этого, с одной стороны, я ввел правила поведения для игроков, с другой, попросил федерацию создать для сборной комфортные условия. Все вопросы были решены, игроки же знали, чего от них ждут, когда вызывают в национальную команду. Мне хотелось, чтобы каждый думал: "Я игрок сборной и должен гордиться тем, что ношу ее футболку". И ведь игрокам нравилось приезжать в команду!

- Между тем поначалу вы конфликтовали с Зеедорфом и Давидсом. Сложно было впоследствии восстановить с ними отношения?
- На мой взгляд, эти двое были слишком сосредоточены на своем личном выступлении вместо того, чтобы думать о команде. Поймите, мне нравятся игроки-личности, и я далек от желания подавлять их индивидуальность. Но хочу, чтобы свой талант они ставили на службу команде. На этой почве у нас в 1995 - 1996 годах и происходили стычки. Проще всего было сказать: "Не хочу вас больше видеть", - и избавиться от проблем. Однако я сражался, потому что признавал их способности и понимал, что они нужны команде. Со временем оба игрока все поняли. Мы успешно выступили как в отборочном турнире, так и на чемпионате мира во Франции.

ОХ, НЕ НРАВИЛИСЬ МНЕ МОСТОВОЙ С КАРПИНЫМ И КОРНЕЕВЫМ...

- ЦСКА и "Спартаку", где немало футболистов сборной, скоро играть матчи Кубка УЕФА. Вы предпочли бы, чтобы они втягивались в сезон менее резко? Или хорошо, что футболисты уже на старте сезона имеют немало игр?

- Думаю, что хорошо. Футболисты и тренеры наверняка сами хотели бы побыстрее войти в рабочий ритм. У них не хватает игровой практики, и это определенный минус. Считаю, если ЦСКА будет играть на том же уровне, как в ряде осенних матчей Лиги чемпионов, у него хорошие шансы далеко пройти в Кубке УЕФА. "Сельта", соперник "Спартака", проводит не самый удачный сезон, сейчас она идет только на 14-м месте. Правда, испанская лига в целом очень конкурентоспособна, так что спартаковцам придется непросто.

- В прошлом в "Сельте" были такие фигуры, как Мостовой и Карпин. Рады были бы иметь этих игроков в составе сборной?
- Не любил я их, когда работал в Испании... (Улыбается.) Как соперников не любил - потому что это были игроки с изюминкой. По случайному совпадению мы с Игорем (Корнеевым. - Прим. "СЭ") не далее как вчера беседовали с Мостовым по телефону. Конечно, будь им с Карпиным сейчас лет по 26-28, было бы здорово иметь их в команде. Но, увы, это чистая фантастика.

- А как вам нравился Корнеев времен "Барселоны"?
- Тоже совсем не нравился! (Смеются вместе с Корнеевым.) И по той же причине. Мостовой, Карпин, Корнеев - все это футболисты, на игру которых приятно смотреть. Только не тогда, когда они играют против тебя.

- Есть ли в сегодняшней сборной России игроки такого уровня?
- Знаете, все мы порой не можем отказать себе в удовольствии вспомнить "старые добрые времена". Но ни в коем случае не стоит их идеализировать. Прогресс не стоит на месте, все в этом мире развивается, становится лучше. И футбол - не исключение. Поэтому, когда говорю, что мне очень нравятся игроки прошлых лет, это вовсе не означает, что хочу принизить игроков нынешних. У нашей команды сегодня большие амбиции, и в целом мы довольны отношением футболистов к делу и их самоотдачей.

- И все же, не кажется ли вам, что лет 20 - 30 назад футбол был намного зрелищнее сегодняшнего?
- Не кажется. Рассуждения такого рода по большей части продиктованы ностальгией. Конечно, все мы помним великих игроков былых времен и в любой момент готовы назвать их имена. Стоит упомянуть, скажем, о финальном матче ЧМ-74 Германия - Голландия, как в памяти тут же всплывают такие люди, как Герд Мюллер, Йохан Кройф, Йохан Нескенс, Вим ван Ханегем... Это был фантастический футбол, о котором у меня, как и у многих, остались самые светлые воспоминания. Но посмотрите видеокассету с записью того финала - и вы легко убедитесь, что в сегодняшнем футболе у игроков на поле намного меньше времени и пространства. Игра не перестает развиваться, и сегодня игроку, чтобы в полной мере проявить мастерство, нужно быть намного мощнее физически, быстрее и мобильнее, чем когда-то.

- Бытует мнение, что футбол поскучнел во многом из-за резко возросшей цены результата. А как вы считаете?
- Честно говоря, я не сторонник этой точки зрения. Роль финансовой составляющей и, как следствие, внешнее давление в современном футболе действительно возросли. Но умение справляться с этим давлением по-прежнему целиком и полностью зависит от силы духа конкретного футболиста и команды в целом. Некоторым повышенная ответственность, напротив, добавляет сил и заставляет проявлять их лучшие качества.

Кстати, многие почему-то считают, что, если игрок получает от игры в футбол удовольствие, это чуть ли не признак несерьезного настроя. Это в корне неверно! Наоборот, если тебе нравится то, что ты делаешь, ты предельно собран и серьезен. Вы когда-нибудь видели, как играют в футбол дети? Для них в этот момент не существует ничего на свете, кроме игры. Но разве кто-то возьмется утверждать, что они не получают от нее удовольствия? И любой тренер старается добиться от своих игроков того же самого. На мой взгляд, это очень важно.

- Вам самому всегда удается справиться с волнением?
- Далеко не всегда. Посмотрите на мои руки: иногда так нервничаю, что обкусываю ногти! (Общий смех.)

- Тем не менее вы не боитесь идти на риск. Достаточно вспомнить матч 1/8 финала ЧМ-2002 Корея - Италия. Ваша команда уступала в счете, когда вы за 7 минут до конца основного времени выпустили третьего нападающего, оставив на поле лишь одного номинального защитника. И это в итоге сработало!
- В футболе без риска нельзя. Хотя обычно стараюсь избегать столь категоричных формулировок: мол, сейчас мы играем в два или три нападающих, в три, четыре или пять защитников. Гораздо важнее другое: как мы действуем, когда мяч у нас? И что мы делаем, когда мяч у соперника? Считаю, что каждый из моих футболистов должен знать ответы на оба вопроса. Да, в матче с Италией я пошел на риск и заменил двух защитников на нападающего и атакующего хавбека, потому что четко сознавал: оставшиеся на поле футболисты знают, как нужно обороняться. Такая ситуация вовсе не была для них в новинку, потому что мы много работали над этим на тренировках. Оправдается риск или нет, зависит от многих факторов. Удача тоже не помешает, и она нам в том матче с итальянцами, конечно, сопутствовала. Но для начала нужно не побояться и рискнуть.

- Можете представить себе, что в какой-то момент матча сборной России оставите в обороне одного Игнашевича, отрядив остальных в атаку?
- Почему бы нет? Тренеру не так уж редко приходится убирать с поля одного из защитников и заменять его на игрока средней линии или нападающего. Другое дело, что в такой ситуации оставшиеся защитники должны знать свою роль назубок, потому что на них ложится повышенная ответственность.

ХОЧУ ВЫСТУПИТЬ В РОЛИ РОБИН ГУДА

- В декабре корреспонденты "СЭ" побывали у вас на родине и были шокированы тем, что многие туристические фирмы предлагают корейским туристам специальные "Хиддинк-туры". Произвела впечатление и табличка у вашего родного дома в Варссевелде, на которой на четырех языках, включая корейский, написано: "В этом доме родился и жил до 12 лет Гус Хиддинк, третий из шести сыновей. Он любил играть в футбол в садике".
- А уж как это меня самого шокировало! (Смеется.) С одной стороны, это символ признания моей заслуги в успехах сборной Кореи. В то же время у меня и в мыслях не было, что ажиотаж вокруг выступления корейской сборной на ЧМ-2002 так затянется. Как правило, через два-три месяца шумиха в таких случаях идет на убыль. Но что я мог поделать в этой ситуации? Оставалось лишь с улыбкой взирать на такую популярность. В самом деле - ну как я могу запретить людям радоваться успехам своей команды? Пусть даже таким необычным способом.

С другой стороны, честно говоря, в таких ситуациях чувствую себя не очень комфортно. Все победы в футболе - плоды работы большой группы людей, а не одного главного тренера. Без общих усилий всего тренерского штаба и игроков мы ничего не добились бы. К тому же у популярности всегда есть и обратная сторона. Когда ты проигрываешь или тебя увольняют из клуба, внимание к твоей персоне не ослабевает, вот только смотрят на тебя люди уже совсем другими глазами, показывают пальцем и кричат: "Придурок!" В футболе после побед слава часто достается главному тренеру. Но в случае поражения его же и польют дерьмом. Впрочем, что касается туристов из Кореи, в последнее время их у ворот моего дома не так много, потому что мы попросили туристические агентства не уделять нашей семье столько внимания.

- После ЧМ-2002 вы стали почетным гражданином Кореи. У вас и паспорт этой страны имеется?
- Нет, хотя меня назвали почетным гражданином не только Кореи в целом, но и отдельно Сеула, Пусана и других городов. Мы с командой сделали большое дело, и люди были благодарны нам за это. Кстати, в то время, когда я работал с корейской сборной, моя Элизабет много внимания уделяла благотворительности. Мы-то с вами живем в сравнительно благополучной среде, но я стараюсь не забывать о том, что в мире множество людей нуждаются в помощи и заботе. Например, дети из неблагополучных и малообеспеченных семей.

- Турнир по гольфу с участием Пеле и Марадоны, который организует в Корее носящий ваше имя фонд помощи детям, - тоже благотворительная акция?
- Да, у нас есть кое-какие идеи на этот счет. Хотим выступить в роли эдаких Робин Гудов. Идея такая: пригласить на этот турнир звезд футбола и руководителей богатых корпораций. Заработанные деньги пойдут в фонд помощи детям из малообеспеченных семей.

- Сами в гольф играете?
- Обязательно.

- В свое время вам довелось поработать в школе для детей, отстающих в развитии. Не этот ли опыт побудил вас в дальнейшем заняться благотворительностью?
- Именно так. В той школе, где я более десяти лет преподавал физкультуру, были не только больные дети, но и дети из неблагополучных и бедных семей. Но они тоже любят футбол и хотят жить полноценной жизнью. Поэтому для нас с Элизабет очень важно помогать им чем только возможно.

- Приобретенный на этой работе опыт как-то помог вам в дальнейшем?
- Разумеется. Возможно, это прозвучит странно, но принципиальных различий между работой с группой подростков 12 - 18 лет и с футбольной командой не так много. Важнее всего каждую минуту помнить, что у каждого собственный характер, свои вкусы. Поэтому к каждому требуется отыскать свой подход.

ЗРЯ ПРИЕХАЛ В КРАСНЫХ ШТАНАХ

- После вашего прихода в сборную России на ее тренировках воцарилась более раскованная атмосфера, футболисты не стесняются подшучивать друг над другом и вообще стараются вести себя непосредственно. Как вы этого добились?
- Поверьте, ничего особенного для создания в сборной такой атмосферы я не делаю. Футболисты - люди взрослые. Каждый из них прекрасно сознает: если не будет соответствовать определенным требованиям, его место в команде займет кто-то другой. А раскованное поведение во время тренировочного процесса говорит лишь об одном: игроки получают удовольствие от работы.

Иногда, правда, излишняя раскованность отражает недостаток класса. Расслабившись сверх меры, невозможно выступать на должном уровне. А те, кто приезжает играть за сборную, обязаны прежде всего показывать футбол высокого качества. Если человек на это неспособен, мы пригласим вместо него того, кто готов лучше. За место в составе нужно биться. Другое дело, что, если в сборной нормальная атмосфера, если футболисты видят, что мы стараемся организовать работу как можно лучше, они чувствуют себя уверенно, и это помогает им в игре.

- Погребняк недавно признался, что половина сборной собирается купить красные штаны наподобие тех, в которых вы приехали в Россию. Вы ожидали, что будете диктовать в России не только футбольную моду?
- О нет! Никак не могу назвать себя модником! Если говорить откровенно, то должен признать, что, приехав в этих брюках, я допустил ошибку. Даже представить себе не мог, что люди у вас столь чувствительны и примут это так близко к сердцу.

- В новом сезоне Погребняк будет выступать в Санкт-Петербурге. Теперь вам будет легче следить за его игрой, не так ли? Тем более что работает он под руководством голландского тренера. Как считаете, сможет ли он быстрее прогрессировать благодаря этому переходу?
- О, сразу три вопроса! (Смеется.) Давайте по порядку. Прежде всего скажу, что мы следим за всеми игроками вне зависимости от того, где они выступают - в Москве, Санкт-Петербурге или других городах. У нас достаточно информации. В том числе и благодаря вот этим парням (указывает на Бородюка и Корнеева). Что касается Погребняка, то в Томске он, по-моему, провел очень удачный сезон: был одним из лидеров команды, всегда действовал остро. Мы видели многие матчи с его участием. Но переход в клуб с еще большим потенциалом, безусловно, должен ускорить его профессиональный рост. Погребняку, конечно, уже не восемнадцать. Но и в таком возрасте можно совершенствоваться. Зная людей, которые состоят в тренерском штабе "Зенита", и методы их работы, не сомневаюсь, что этот переход пойдет нападающему на пользу. В конце концов, его новый клуб стремится стать чемпионом России. С другой стороны, и для самого "Зенита" помощь такого нападающего будет очень ценной.

- Вопрос из области фантастики. Будь у вас возможность пригласить в российскую сборную любого иностранного футболиста самого высокого уровня - кого бы вы выбрали?
- Хм... Иностранца? То есть нам придется оформить ему российский паспорт? (Смеется.) Да, вопрос и правда из области фантастики. Значит, и ответ на него надо отыскать в той же области. Сейчас попробую... (Смех в зале.) Нет, знаете, если говорить серьезно, то это нереально, а значит, и рассуждать на эту тему нет смысла. Ну назову вам сейчас целый список звездных имен. Помечтаю о молодом Зидане, например. Но какой в этом смысл?

- Голосуя за лучшего футболиста мира по версии ФИФА, вы поставили на третье место немецкого защитника Филиппа Лама. На фоне остальных коллег выбор оригинальный. С чем он связан?
- А Каннаваро, кстати, я вообще не упомянул... Дело в том, что мне по душе игроки, склонные к созиданию. Именно такие должны становиться примером для молодых ребят. Лама я выбрал потому, что он напоминает мне корейца Ли Юн Пе, с которым мне пришлось работать. Этот защитник, очень любит и умеет атаковать, при любой возможности старается идти вперед. И тем самым опровергает стереотип о том, как действует футболист его амплуа. Открывая газету, многие видят состав и говорят: "А, защитник... Чего от него ожидать?" Лам не из таких - он не только уверенно действует на левом фланге, но и всегда нацелен на чужие ворота. Мне такая манера игры импонирует.

АМСТЕРДАМ - БОЛЬШАЯ ДЕРЕВНЯ

- В Голландии, наверное, непросто быть популярной личностью? Спрашиваем об этом, имея в виду одну показательную историю. Когда в конце прошлого года журналисты "СЭ" после презентации посвященной вам книги улетали из Амстердама, служащая аэропорта увидела ее в багаже и спросила: "Вы были у него на родине в Варссевелде? По-моему, там такая скука!" Коллеги поразились: женщина знает не только о том, где вы родились, но и о том, что в этом городке скучно!
- Элементарно - это была моя сестра! (Общий смех). Шучу - нет у меня никакой сестры. Думаю, все дело в том, что в те дни книга как раз появилась в продаже и о ней говорили. Я же из-за этого чувствовал себя немного не в своей тарелке. Но в любом случае не стоит переоценивать мою популярность.

- Ваша жена рассказывала, что в Амстердаме вы любите кататься на велосипеде. Это ведь у голландцев нечто вроде национальной традиции?
- Амстердам - не такой уж крупный город. Скорее большая деревня. На машине по нему особо не покатаешься: улочки узкие, везде каналы. Да и сама Голландия - страна небольшая. Из-за недостатка свободного пространства голландцы и привыкли к велосипедам, которые помогают справиться с пробками, а потом и полюбили их. Я не исключение. Но в последнее время на велосипед сажусь редко.

- Возвращаясь к вопросу о популярности: часто ли вы обращаете внимание на то, что о вас пишут и говорят, в том числе в России?
- Я вовсе не одержим идеей контролировать все, что пишут газеты. И не придаю большого значения тому, что именно - хорошее или плохое - обо мне говорят. Не подумайте, что это от высокомерия. Все дело в опыте. Это для молодых тренеров, только начинающих карьеру, мнение о них действительно значит многое. "Что, что там обо мне написали?!" - волнуются они. Но со временем к разговорам о себе начинаешь относиться спокойнее. Особенно когда научился различать серьезную прессу и те газеты, которые только и занимаются выдумками. Знать чужое мнение, конечно, необходимо. Точно так же, как и выслушивать аргументированную критику, помогающую в работе. Нельзя замыкаться в себе. Но в целом я, повторю, не стремлюсь отслеживать все публикации о собственной персоне. И если речь идет не о личной жизни, а о работе, не стану обижаться: "Ах, они плохо обо мне написали? Не буду больше с ними общаться!"

- Как вы отреагировали на перевод вашего интервью о будущем сборной России английскими газетами и на слухи о том, что вы якобы уходите в "Челси"?
- Объясню, что произошло. Журналист одного голландского журнала приехал в Россию и взял у меня интервью. В нем я говорил о российском футболе, о сборной, об улучшении инфраструктуры, строительстве стадионов, воспитании молодежи и тренеров. Еще сказал, что моя карьера потихоньку подходит к концу, что через год-два, быть может, я уйду из футбола. И добавил, что сменить меня в сборной теоретически (так как я не принимаю таких решений) могут два человека, которые сейчас сидят рядом со мной (Бородюк и Корнеев. - Прим. "СЭ"). Именно эти слова перевели неправильно: мол, я ухожу, а на моем месте без проблем поработают эти двое. Нет, мы вместе будем продолжать работу по развитию российского футбола. А вот в будущем Бородюк и Корнеев действительно смогут меня заменить. Правда и то, что я хорошо знаком с руководителями "Челси" - и с Питером Кеньоном, и с Романом Абрамовичем. Ведь ПСВ, где я работал главным тренером, тесно сотрудничал с этим клубом. Ну а слухи комментировать не собираюсь. Мне нравится в России и очень приятно работать у вас вместе со своими коллегами.

"ХИДДИНКА - В ПРЕЗИДЕНТЫ!"

- Как вы относились к плакатам "Хиддинка - в президенты!", которые были популярны в Корее во время позапрошлого чемпионата мира?

- С улыбкой. Ответ на вопрос, откуда они взялись, нужно искать в истории страны. Историю вообще знать важно. Именно по этой причине я, приезжая в новую страну, стараюсь как можно больше встречаться с разными людьми, которые могут рассказать и о ее культуре, и об истории. Во-первых, это интересно. А во-вторых, помогает лучше понять местных жителей. Спорт и, в частности, футбол многое изменил в сознании корейцев. Они поняли, что могут не просто выходить на поле и играть. Что они способны на многое! Корее в прошлом всегда доставалось от соседей - Китая и Японии. Корейцы не раз терпели лишения, оккупацию и так далее. И вдруг национальная футбольная команда заставила их забыть обо всем этом, подарила настоящий праздник, которого стране так не хватало! Неудивительно, что я как ее главный тренер оказался в центре внимания, пусть мне, как уже было сказано, это и не слишком приятно. Так что плакаты, как мне кажется, появились на волне эйфории. Что я мог ответить, кроме как: "Да бросьте, ребята! Я же ничего не смыслю в политике!"

Успех сборной Кореи был важен не только для общества в целом, но и собственно для футбола этой страны. Ее сборная в пятый раз подряд вышла в финальную часть чемпионатов мира, но до 2002 года не одержала там ни одной победы. Разумеется, их отчаянию не было предела. Футболисты выглядели подавленными в буквальном смысле: они ходили, опустив головы, - в том числе и из-за традиционного чрезмерного почтения к начальству. А в данном случае начальством был я. Пришлось сразу заявить им: "Хватит, смотрите мне в глаза, а не в пол! Пусть я начальник, но у нас общая цель. И без вас мне ее не достичь!"

- В вашей биографии написано, что вы любите сигары. Почему мы ни разу не видели вас курящим?
- Вообще-то я бросил курить 11 или 12 лет назад. Когда играл в футбол на профессиональном уровне, конечно, не курил. Когда стал тренером, начал курить сигареты - нервничать-то приходилось много. После операции бросил, но сейчас, немного постарев, позволяю себе одну сигару. Но не днем, а вечером - перед сном или под чашку кофе. Просто чтобы расслабиться. К тому же я не совсем и курю. Так, зажгу сигару, подымлю... (Общий смех.)

- Вы первый в голландском чемпионате стали выходить на поле в белых бутсах...
- Вы и это знаете?! Перед тем как рассказать об этом, замечу: чем старше становишься, тем осторожнее нужно быть в заявлениях и оценках. Это к концу 90-х годов XX века все привыкли к тому, что футболисты выходят на поля в бутсах разного цвета - синих, белых, золотых, серебряных. Кто-то выполняет спонсорское соглашение, кто-то просто следует моде. Поначалу многие этого не принимали. Мне говорили: "Ты же тренер! Как ты позволяешь футболистам ходить в разноцветных бутсах?! Играть нужно только в черных!" Приходилось отвечать: "А знаете, кто первым в Голландии вышел на поле в белых бутсах? Я!". И дело было не в моде. Просто в конце 70-х я играл в Америке за "Вашингтон Дипломатс". Этот клуб выступал в белом с ног до головы: белые футболки, трусы, гетры и бутсы. Представьте себе: все 11 игроков выходят на поле в белом - выглядело это великолепно! Американцы тогда вообще любили покрасоваться больше европейцев. Так вот, мне в этих бутсах было очень удобно. Они сидели на ноге, как перчатки. И когда вернулся, то продолжил выступать в них, и вовсе не потому, что пижонил. Но каждый раз, когда я играл неважно - а таких матчей было предостаточно (смеется), - всякий считал своим долгом побрюзжать: "А еще белые бутсы надел!" Никто не верил, что мне в них просто удобно. Эту историю не забываю, и с тех пор стараюсь с пониманием относиться к молодым футболистам, которые одеваются оригинально.

- Теперь по вашим стопам решил пойти Дэвид Бекхэм. Что, кстати, думаете по поводу его решения уехать в Америку?
- В мое время отношение к отъезду за океан было несколько иным. В конце 70-х - начале 80-х это воспринималось как своего рода приключение. Многим тогда захотелось его испытать, в том числе по-настоящему большим игрокам - Пеле, Кройфу, Мюллеру, Беккенбауэру. Они не могли больше играть на высочайшем уровне в Европе, а в Америке блистали, да как! Но если не брать совсем уж крупных звезд, а говорить об обычных футболистах, к которым отношу и себя, причиной отъезда в большинстве случаев были не деньги. В Америку нас манил ветер странствий. А сейчас там есть еще и серьезная футбольная лига. То есть у Бекхэма присутствует и спортивная мотивация, и финансовая, и желание быть поближе к Голливуду, к мировой моде. Там все другое, интересное и манящее.

- По-вашему, как серьезный игрок он уже закончился?
- Полагаю, да. По крайней мере в основу "Реала" он не попадает, и никого это уже не удивляет. Так что его желание уйти и поискать новую мотивацию объяснимо.

- На носу выборы президента УЕФА. На чьей стороне ваши симпатии - Леннарта Юханссона или Мишеля Платини?
- Я, если честно, не совсем "в теме". С одной стороны, Юханссону уже 77, а он плодотворно работает. С другой... Нет, все-таки я недостаточно знаю программы кандидатов и внутреннюю ситуацию в УЕФА, чтобы полноценно судить об этом.

БОЛЬ, С КОТОРОЙ НУЖНО ЖИТЬ

- Со сборной Кореи вы пережили взлет. Но ведь были у вас и черные дни. Например, когда "Валенсия" проиграла "Карлсруэ" в Кубке УЕФА-93/94 со счетом 0:7...
- Да, то был действительно тяжелый удар - недаром вы о нем помните. Один из самых тяжелых в моей карьере. Вообще в "Валенсии" я работал с удовольствием. Мы боролись за высокие места, играли в еврокубках. Но в тот раз... Это был шок! В первой игре мы вели, кажется, 4:0 и пропустили лишь в самом конце, подарив немцам слабенькую надежду. (На деле первая игра закончилась со счетом 3:1. - Прим. "СЭ"). А в Карлсруэ на первых минутах пару раз попали в штангу - забей хотя бы раз, и все было бы кончено. Но вместо этого сами пропустили два гола - и тут началось... Чего мне потом только не довелось выслушать от болельщиков и близких к клубу людей! Это была боль, с которой пришлось некоторое время жить. Нечто похожее испытал и в Турции. Там тоже от любви до ненависти к тренеру - один шаг.

- У вас есть рецепт, как в таких случаях выводить команду из психологического ступора?
- Прежде всего надо отойти самому - иначе людей в рабочее состояние не вернешь. Желательно также иметь в команде группу игроков, готовых работать в любой ситуации, таких, на кого можно опереться. С кем-то побеседовать один на один, объяснить, что случившееся - не норма, что подобных срывов в любой карьере не избежать. А главное - быть честным с окружающими тебя людьми. И проанализировать собственные ошибки, чтобы не повторить их снова.

- Поддержка близких людей важна в этой ситуации?
- Конечно. В сборной России это Игорь и Саша (Корнеев и Бородюк. - Прим. "СЭ"). С ними могу обсуждать любые темы.

- В последнем туре Лиги чемпионов ЦСКА проиграл "Порту" 0:2, хотя армейцев в тот момент устраивало поражение с разницей не более чем в один мяч. Как вы поступили бы на месте Газзаева при счете 0:1 - дали бы команду играть на удержание счета или постарались бы добыть ничью?
- По мне всегда лучше рискнуть и пойти вперед, чем жаться к воротам в ожидании второго мяча. И игроки в экстремальных ситуациях, когда команда рвется в атаку вопреки логике, чувствуют повышенную ответственность, что иногда позволяет праздновать успех. Правда, это надо соотносить с тренерскими планами на игру. А также учитывать, есть ли у игроков силы на подвиг. Как бы то ни было, если даже вы проиграете, но в борьбе, вы не будете чувствовать себя виноватым, поскольку сделали для успеха все возможное.

- Вы рисковали, выставляя на игру против Македонии семерых футболистов атакующего плана?
- Нет, это не было риском: мы твердо знали, что приехали в Скопье побеждать. И сделали то, к чему стремились. Сыграй мы еще десять матчей с Македонией - во всех играли бы на победу. Это был расчет, опиравшийся на наши плюсы и на минусы соперника.

- То есть проиграть Россия не могла?
- Могла. Надо быть честными, Россия не входит в число лучших сборных мира. Но мы, к счастью, растем, повышаем свой рейтинг. А поражений бояться не надо. Мы с помощниками не можем гарантировать, что неудач никогда не будет. Зато можем обещать, что изо всех сил постараемся их избежать.

- В чем, по-вашему, преимущество российской сборной над командой Англии? На всякий случай озвучим свое мнение: в главном тренере и в голкипере.
- Спасибо, но свою роль преувеличивать бы не стал. Конечно, мы постараемся всесторонне подготовить команду к игре с англичанами, но решаться все будет на поле, и не тренерами, а игроками. У нас же, чтобы как-то повлиять на ход матча, будет всего три замены - и только. Что касается Акинфеева, то, хотя никогда не выделяю никого из игроков, в данном случае готов сделать исключение. Отличный вратарь! К тому же имеющий опыт удачного выступления в Лондоне, где ЦСКА сыграл на ноль с "Арсеналом". Армейцам там, конечно, сильно повезло, но не только. Когда смотрел на Акинфеева в той игре, не верилось, что это совсем молодой парень, - впечатление было такое, будто человек уже лет пятнадцать играет на уровне Лиги чемпионов. Такая уверенность! Однако он еще очень юн, и в его возрасте постоянно находиться на самом верху - большая психологическая нагрузка, об этом надо помнить.

- Недавно промелькнула информация, что Акинфеевым интересуется как раз "Арсенал".
- Боже, у вас, журналистов, всегда есть какая-то информация! А кофе, кстати, у вас еще есть? (Смех в зале.) Не отказался бы еще от одной чашечки... Так вот, об Акинфееве. То, что им интересуется большой клуб, важно прежде всего для российского футбола. Вратарь ЦСКА - ключевая фигура в вашей премьер-лиге. Такие должны привлекать людей на трибуны, быть примером для подрастающих поколений игроков. Впрочем, в этом вопросе многое зависит от кадровой стратегии клуба. Вполне могу себе представить, что однажды Акинфеев окажется в одном из пяти лучших клубов мира, хотя сегодня он, на мой взгляд, для этого молод. Для меня как тренера сборной в отъездах игроков за рубеж нет ничего страшного. В конце концов там они набираются опыта. В той же сборной Голландии много легионеров, и играют они здорово. Но для национальной футбольной лиги отток талантов - это, конечно, не очень хорошо.

ПОПАДЕМ НА ЕВРОПУ - БУДЕТ ТРЕНЕР ВРАТАРЕЙ

- С другой стороны, Кержакова летом не отпустили в "Севилью", и это отразилось на его игре: из нападающего "Зенита" словно воздух выпустили.
- Здесь не буду оригинален. Если клуб не устраивают условия сделки, он вправе ее не заключать. Игрок может быть разочарован этим обстоятельством, может погоревать день, неделю или даже две. Но потом он обязан вспомнить о своем контракте и отработать его на сто процентов.

- Не исключено, что Алексей Смертин вскоре подпишет контракт с "Фулхэмом". При наличии постоянной игровой практики в клубе будет ли у него шанс вернуться в сборную?
- У всех игроков с российским паспортом есть такой шанс. Если он станет играть так, как нужно сборной, почему нет? У меня обязательно будет вся информация о том, как у него идут дела, и я всегда готов к диалогу.

- Смертин ведь вам, наверное, и в плане информации о соперниках-англичанах будет полезен...
- Ну в современном мире обмен информацией налажен таким образом, что скрыть практически ничего невозможно. Сегодня все прозрачно, секретов почти не осталось. Поэтому не сомневаюсь, что у нас в любом случае будет полная информация о соперниках. И об игроках, которые интересуют тренерский штаб сборной России. Где бы они ни выступали.

- Вы, кстати, вновь вызвали в сборную Дмитрия Бородина. Вас не смущает, что он теперь игрок первого дивизиона?
- Нисколько. Прежде всего он профессионал и, приезжая в сборную, всякий раз это подтверждает - как и двое других голкиперов. Поэтому, кстати, мы пока решили обойтись без тренера вратарей. На тех коротких сборах, которые мы проводим на данном этапе, это вполне допустимо. Вот если попадем на чемпионат Европы - тогда другое дело. Кроме того, Бородин - один из тех игроков, которые создают в команде хорошую атмосферу. И то, что его клуб выбыл из высшего дивизиона, дела в этом плане не меняет. Я, кстати, еще в бытность тренером сборной Голландии никогда не боялся привлекать игроков, которые у себя в клубах были не на ведущих ролях и даже не попадали в основной состав. Так мы поступили и на последнем сборе российской команды, когда в нее была вызвана группа молодых футболистов из числа дублеров. Сделали это не столько потому, что рассчитываем на них уже сейчас. Нет, хотелось дать им возможность почувствовать, что такое национальная команда, образно говоря, подышать ее воздухом. Словом, для меня никогда не было аксиомой то, что в сборной должны играть только футболисты из трех-четырех ведущих клубов страны. Если хороший игрок выступает не в высшей лиге, зачем его игнорировать?

- Удалось ли уже присмотреть каких-нибудь молодых футболистов, способных в ближайшее время пополнить ряды сборной?
- Мы держим в поле зрения ряд игроков, чьи имена мне называть пока не хотелось бы. Круг кандидатов в сборную намного шире, чем список приглашаемых на очередной сбор. Думаю, пара-тройка футболистов через полгода, год, полтора вполне сможет ее усилить.

КОРЕЙСКИЙ НЕ УЧИЛ. А РУССКИЙ - ПОСТАРАЮСЬ

- В российском футболе сегодня, можно сказать, мода на голландцев. Вы - в сборной, Дик Адвокат - в "Зените"... А три века назад русский царь Петр I ездил в Голландию учиться градостроению, корабельному делу.
- ...А теперь, как видите, мы, голландцы, едем учиться к вам! Большое спасибо за такую возможность! (Общий смех.) По правде сказать, уже не ощущаю себя в России иностранцем, хотя всякий раз, как сюда приезжаю, продолжаю находить в вашей стране что-то новое. Наверное, это одно из следствий глобализации мира. Не знаю, как другим, а мне в России нравится.

- Русский учите?
- Да, но какой же это трудный язык! Время от времени, когда общаюсь со своими помощниками, стараюсь произносить отдельные фразы на русском, чаще всего - в шутку, но говорить на нем публично пока не готов. Дома, в Голландии, продолжаю заниматься языком с преподавателем. Он раньше жил в России, хорошо знает вашу страну, у него осталась квартира в Москве, так что нам есть о чем поговорить. И говорить стараемся как раз по-русски. Кстати, именно он поведал мне о том, что такое русская душа.

- Какой язык труднее - русский или корейский?
- Оба! Разница в том, что, уезжая в Корею, учить корейский не собирался. Не потому что не уважаю корейцев, - ни в коем случае. Просто и общество, и футбол у них довольно закрытые. И я, наоборот, попросил футболистов начать учить английский - как способ открыться. Сказал им примерно следующее: "В сутках у вас есть восемь часов для сна, три-четыре, а скорее пять - для двухразовых тренировок (корейцы - неутомимые люди!), еще несколько - для еды и отдыха, но в любом случае пара часов для изучения английского у вас останется". И представляете, мне удалось достучаться до их сердец! Некоторые игроки сборной и впрямь взялись за учебники - сам был этому свидетель. А уже недели через четыре некоторые из них могли худо-бедно изъясняться на английском. И это пошло на пользу и мне, и самим игрокам, и всей команде. Во всяком случае, у нас установился прямой контакт. Пусть поначалу они говорили лишь отдельные слова, пусть недоговаривали предложения, но этого нам было достаточно, чтобы понять друг друга. И это главное.

Российское же общество отличается от корейского - оно более открытое, оно ближе к европейскому. Поэтому здесь счел необходимым учить язык.

- А как обстоят дела с английским у игроков сборной России (смех в зале)?
- Некоторые тоже стремятся говорить по-английски. Зря смеетесь - они молодые, современные люди, со светлой головой. Иностранный язык им должен даваться легко.

- И кто, интересно, лучше остальных говорит по-английски?
- Не скажу, потому что не хочу никого обидеть. Но вот характерный пример. Раньше в тренерском штабе мы говорили либо на немецком, либо на испанском, после чего мои помощники беседовали с футболистами на русском. Теперь же время от времени напрямую общаюсь с отдельными футболистами по-английски. И мне кажется, мы хорошо понимаем друг друга. Во всяком случае, вижу, что они выполняют мои рекомендации на поле.

ХОББИ? КОЛЛЕКЦИОНИРОВАТЬ ОЧКИ!

- Можно задать вопрос вашим помощникам?
- По-испански?

- Если хотите - по-испански.
- Конечно, пожалуйста. Здесь вы задаете вопросы, а мы должны на них отвечать. Только почему вы смотрите на меня? Спрашивайте у Игоря или Саши напрямую - по-русски!

- Какой матч нашей сборной в 2007 году представляется вам самым трудным?
- Каждая игра по-своему тяжелая, тем более что сейчас мы не знаем, как будут развиваться события в нашей группе, - вступает в разговор Игорь Корнеев. - Считается, что матчи с Эстонией и Андоррой мы должны непременно выигрывать, но это не так просто. Посмотрите, как они играют: почти всей командой находятся в обороне, а потому очень трудно забить им первый мяч. Ситуация в нашей группе такова, что почти каждая команда может отнять очки у другой.

- А вот от Саши вы, наверное, ответа не дождетесь: он, смотрю, увлекся рассматриванием фотографий у вас на стенах, - вновь берет слово Хиддинк. - Признаться, мне они тоже нравятся. (Стены редакционного конференц-зала украшают снимки, изображающие фотомоделей со спортивными снарядами. - Прим. "СЭ".)

- Нам известно, что вы строите дом в Амстердаме. Неужели хотите променять нынешнее жилье в тихом, уютном месте на большой город, который славится кофейнями, где подают "травку", и кварталом красных фонарей?
- Многие иностранцы, когда говорят об Амстердаме, мыслят стереотипами. Впрочем, не только об Амстердаме - о Москве, к примеру, мне за рубежом тоже доводилось слышать всякое. Чтобы понять, что к чему, надо самому приехать в город и увидеть все собственными глазами. Амстердам, как и Москва, - хороший город. Мою семью подкупает в нем то, что здесь у нас будет много возможностей для общения. Небольшой городишко, а точнее сказать - поселок, где мы живем сейчас, хорош, когда у тебя есть чем заниматься целый день или когда ты приезжаешь туда отдыхать после командировки. Там действительно мило и уютно.

- У вас есть хобби? Быть может, вы что-то коллекционируете?
- Коллекционировать предпочитаю очки - вместе с командой! (Общий смех.) А если серьезно, то я не коллекционер, а вот Элизабет собирает картины и предметы народного творчества из тех стран, где мы работаем или путешествуем. Недавно кое-что прикупила в Африке. В России хотела приобрести иконы, но их, к сожалению, нельзя вывозить за границу. Впрочем, в конце прошлого года она купила кое-какие сувениры на Арбате.

- Какую музыку вы любите?
- Мне нравится рок-музыка 70 - 80-х годов. Такой старый добрый рок. И желательно - потяжелее.

- И любимая рок-группа есть?
- Когда был моложе, фанател от Led Zeppelin. Тогда это было круто!

- А как же наделавшая много шума в мире голландская группа Shocking Blue?
- Нет, она была слабовата, а ее музыка - мягковата.

- Какие другие музыкальные стили вам по душе?
- Блюз, джаз - но не всякий. Ну а предпочтение все равно отдаю року.

ХИДДИНКОВ В ГОЛЛАНДИИ МНОГО

- Автор уже упоминавшейся книги о вас Франс ван ден Ньювенхоф рассказывал, что поначалу вы сомневались - стоит ли ее писать. Почему?
- Сомневался, поскольку считаю, что ничего особенного в том, чем я занимаюсь, нет: просто делаю свою работу. Ну не было ничего необычного ни в моем детстве, ни в игровой карьере. Конечно, самому-то мне обо всем этом вспоминать приятно, вот только интересны ли подробности моей биографии другим? Но Франс был очень настойчив, и в конце концов он меня таки уломал.

- На презентации книги наши корреспонденты были поражены многочисленностью вашей родни. К ним один за другим подходили люди, и каждый представлялся: "Хиддинк". Казалось, там собрались одни Хиддинки...
- (Смеется.) Ну не одни, конечно, но семья у нас действительно большая - у меня пятеро братьев, и все они там присутствовали. К тому же на востоке Голландии, откуда я родом, Хиддинк - фамилия довольно распространенная. У меня, например, есть двое близких друзей, которые ее носят, и они мне вовсе не родственники.

- Как часто вам удается повидать родных?
- В последнее время стараюсь делать это почаще: родители мои, хотя, слава богу, и пребывают в добром здравии, все-таки очень пожилые люди - отцу 90, а матери скоро исполнится 87.

- Один из нас во время чемпионата мира в Германии был на пресс-конференции после матча Австралия - Хорватия. Вам тогда пришлось прерваться, чтобы ответить на телефонный звонок матери. Часто она вам звонит?
- (Улыбается) Да, было такое - обычно я мобильный в подобных случаях отключаю, а вот тогда забыл. А звонит мама часто: сами понимаете, хотя я и сам уже человек немолодой, для нее сын - все равно ребенок, о котором она вечно беспокоится. Если куда-нибудь лечу, например, из Амстердама в Москву, непременно до минуты выяснит время взлета и посадки. Стоит мне включить телефон после приземления, как раздается звонок: "Ну как долетел? Все в порядке?"

- А за результатами сборной России она следит?
- Конечно! И отец тоже. Несмотря на преклонный возраст, ни ясности рассудка, ни интереса к жизни они у меня не утратили.

- Если команда играет неважно, мама вас, часом, не критикует?
- Для любой матери сын всегда прав. Моя тоже считает, что я все делаю правильно. Хотя сам с ней в этом не согласен. (Общий смех.)

- Недавно вам исполнилось 60. О чем вы подумали, проснувшись в тот день?
- На такую статистику внимания не обращаю. Вчера вечером мне было 59, сегодня утром стало 60 - и что, разве в моей жизни что-то изменилось? Дело не в цифрах, а в твоем образе мышления, в том, как ты себя ощущаешь и каким тебя видят окружающие. Все относительно: иногда после проигранного матча чувствую себя стариком, но проходит немного времени, мне надо возвращаться к работе, наступает новый прилив сил - и я опять молодею.

МОЖЕТ, ВЗЯТЬ В ПОМОЩНИКИ ЖОНГЛЕРА?

- После окончания прошлого сезона Андрей Аршавин подписал с "Зенитом" новый контракт, по которому будет получать невероятную, по российским меркам, зарплату, - говорят, три миллиона долларов в год. Как вы относитесь к тому, что ваши подопечные зарабатывают такие большие деньги? У нас многие говорят, что это портит футболистов.
- Прежде всего надо понять: речь идет о свободном и открытом рынке. Можно сколько угодно вести дискуссии на тему, хорошо это или плохо, но это так. Сумма, названная вами, выглядит впечатляюще не только по российским меркам. Но игроки ведь не виноваты в том, что есть люди, готовые платить им такие деньги! Как я уже сказал, это свободный рынок. Если ты настоящий профессионал, большие деньги пойдут тебе только на пользу: во-первых, они означают больше ответственности, во-вторых, избавляют от забот о материальном благополучии, позволяя сосредоточиться на работе, в-третьих, раскрепощают, поскольку тебе не нужно бояться как огня любой неудачи.

Ну а если деньги делают тебя ленивым, это означает, что в тебе нет того духа, который присущ настоящему спортсмену. Считаю, что у человека может быть два вида мотивации - внешняя и внутренняя. Первая - это деньги, дом, машина, внимание прессы, словом - материальные блага. Она может дать хороший результат, но очень ненадолго. Гораздо важнее, будь ты любитель или высокооплачиваемый профессионал, мотивация внутренняя, идущая от сердца, души, разума. Не будет ее - тогда, сколько тебе ни плати, ты эти деньги в конечном счете не отработаешь. Вот что должны понимать футболисты. Если не понимают сами - им это обязаны внушить мы, тренеры.

- Какие у вас отношения с коллегами? Есть ли среди них друзья или, наоборот, недруги?
- С уважением отношусь ко всем своим коллегам - разумеется, при условии, что мне отвечают тем же. Что касается дружбы, то скорее говорил бы о том, что называется "ближним кругом". Сейчас мой ближний круг - это люди, которых вы видите рядом со мной (показывает на Бородюка с Корнеевым). Со всеми, кто находится за его пределами, стараюсь поддерживать ровные, уважительные отношения. В России таких, кстати, немало - я общаюсь с коллегами из многих российских клубов, и со всеми мы прекрасно ладим.

- Скучали по чему-нибудь или по кому-нибудь в России, пока были в отпуске?
- Помощников моих имеете в виду? (Смеется.) Да что вы! Был счастлив, что не видел их целых полтора месяца! (Общий смех.)

- Некоторые тренеры прибегают к необычным методам работы. Жозе Моуринью, например, время от времени проводит тренировки в бассейне, а Йохан Кройф, говорят, приглашал в команду оперных певцов, чтобы научить игроков правильному дыханию. У вас есть подобные приемы?
- Ну, привлекать к работе специалистов из других областей по идее можно. В бассейне, на мой взгляд, стоит проводить расслабляющие занятия, а вот насчет настоящих нагрузок - не уверен. А опера... Честно говоря, не слышал о том, чтобы Йохан прибегал к помощи певцов - может, просто развлечь игроков приглашал? Не думаю, чтобы он всерьез привлекал к работе специалистов по пению, хотя правильное дыхание, конечно, вещь очень важная. Я, признаюсь, не сторонник злоупотребления нестандартными приемами. Впрочем, возможно, стоит как-нибудь пригласить на тренировку жонглера - пусть покажет ребятам, как входить в штрафную, чеканя мяч головой. (Общий смех.) А если серьезно, то вот общение и обмен опытом с коллегами из других видов спорта для футбольного тренера действительно полезно.

- Как вы относитесь к идее перехода российского чемпионата на систему "осень - весна"? И к тому, что Зепп Блаттер предлагает, наоборот, перевести Европу на "весну - осень"?
- Оба варианта имеют свои плюсы и минусы, которые надо тщательно взвесить. Блаттер, например, прав, когда говорит о том, что в Европе пропадают впустую лучшие месяцы в году - июнь, июль и часть августа, когда играть гораздо лучше, чем зимой. А российским командам переход на систему "осень - весна", конечно, принесет определенную выгоду в плане участия в еврокубках. Но прежде чем менять календарь, придется создать необходимые условия, прежде всего инфраструктуру: комфортабельные стадионы, качественные поля. У нас в Голландии за последнее время были реконструированы арены всех клубов, и только благодаря этому они заполняются в любое время года.

- И в заключение: можете вспомнить самый необычный вопрос, который вам приходилось слышать от журналистов?
- (После минутного раздумья.) Тот, который вы только что задали. (Общий смех.)
Источник: Спорт-экспресс
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
9 декабря 2016, пятница
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →