Все новости

Сергей Юран: не хочу, чтобы на мои грабли наступали другие

Кто-то до сих пор не верит, что Юран – серьезный тренер. Однако сам Юран, возглавивший ярославский "Шинник", намерен доказать обратное уже в новом сезоне.
Футбол

Кто-то до сих пор не верит, что Юран – серьезный тренер. Однако сам Юран,
возглавивший ярославский «Шинник», намерен доказать обратное уже в новом сезоне.

Кадры решают все

– Как быстро вошли в курс дел «Шинника»?
– Это нужно было сделать быстро. Как только принял команду, сразу же стал
разбираться: кто из игроков в аренде, кто на контракте, у кого договор
заканчивается. Включился в работу сразу, начал просматривать записи с играми
прошлого сезона, чтобы составить мнение о футболистах. Весь декабрь уже был
направлен на то, чтобы готовиться к первому сбору. Я планировал укомплектовать
команду к нему процентов на 60, но приятным сюрпризом стало то, что на самом
деле мы приехали в Турцию, определившись с составом на 80–90 процентов. Остались
где-то две-три позиции, которые необходимо обязательно укрепить, а так я очень
доволен тем, сколь оперативно клуб решил все вопросы. Пришел Скоков, который у
меня был в Латвии, в «Диттоне», бывшие спартаковцы Сонин, Кудряшов и Костин –
правда, о последнем еще нужно разговаривать со «Спартаком». Быстро сработали в
отношении Черкеса, которого я видел в играх за «Луч» – у него закончился
контракт, и, опоздай «Шинник» на считаные дни, могли бы упустить. То же самое с
опытным Шароновым, который, если помните, играл в сборной на чемпионате Европы.
Добавлю сюда защитника из Нальчика Скворцова и пермского вратаря Степанова – все
эти ребята были у нас к 20 декабря на контракте. И мы смогли начать сразу
целенаправленную подготовку к сезону.

– Кто же в «Шиннике» такой оперативный?
– К нам пришел Юрий Шишлов, известный россиянам по работе в Камышине и Элисте,
он во многом помог. При делах и новый гендиректор Шепель, и все те же, известные
Ярославлю лица – Морозов, Фролов. Надеюсь, и я приложил руку к процессу – не
стал затягивать, а сразу определил радиус действий. Сейчас для меня при подборе
игроков главное – их человеческие качества, а потом уже только спортивные
показатели. Если люди – профессионалы, то коллектив выстраивать легко.

– Почему вы поверили в вылетевший «Шинник»? Дважды ведь обжигались – со
ставропольским «Динамо», с «Диттоном»… И там, и там дело заканчивалось
финансовым кризисом.

– Наверное, в первую очередь меня убедил губернатор Ярославской области
(Анатолий Лисицын. – «Спорт»). Благо, я уже имел опыт в общении с людьми,
которые что-то обещают, и мог полноценно взвешивать то, что он говорит. Какое-то
шестое чувство подсказывало мне, что Лисицын – человек действительно серьезный,
хотя ошибиться я очень боялся. Два раза, как вы верно заметили, получалось так,
что собирал команды с нуля, выполнял задачу, а потом прекращалось
финансирование. Не может же так в третий раз подряд быть! Губернатор же обещал
болельщикам, что в год 50-летия клуба не оставит «Шинник» и что поможет вернуть
место в премьер-лиге. В такие слова сложно не верить. Тем более подкреплены они
уже сейчас тем, что на лицензирование команда вышла, погасив все старые долги,
выплатив все премиальные.

– Вы говорите о болельщиках. Но в Ярославле, все так говорят, они какие-то
вялые…

– Это дело поправимое. Тут многое зависит от результата. Да и общаться с людьми
нужно. Я слышал, что раньше ни команда, ни главный тренер публику встречами не
баловали. Мне же общаться с болельщиками нравится. Они имеют полное право знать,
что и как происходит в команде, может быть, даже присутствовать на некоторых
тренировках. В Ставрополе мы начинали работу, когда на трибуны приходило 500
человек, а потом собрали 12 тысяч! Главное, чтобы у нас на поле не было
равнодушных. Я этого не терпел, еще когда сам играл, – когда рядом кто-то
сачковал.

Гол можно забить и ухом, и носом

– Интересно получается: люди, которые в бытность игроками позволяли себе
вольно обращаться с режимом, становятся как тренеры жесткими поборниками
дисциплины…
– Это действительно обо мне. Я делал ошибки и не хочу, чтобы перспективные
молодые ребята повторяли их. Причем как только я стал тренером, сразу будто
барьер какой-то появился. Не переношу, когда режим нарушают, и все! Не хочу,
чтобы на мои грабли наступали другие.

– Поступок Ширко по отношению к зрителям не одобряете?
– Нет. Понятно, команда валится, понятно, что все на нервах. Но и болельщиков
можно понять – «Шинник» проигрывает дома 1:6 «Ростову». Зритель же не на такой
ужас шел смотреть, а получать удовольствие. Понятно также, что кто-то и пивка
как следует на трибуне попил. Но Саша палку все равно перегнул, нужно было быть
выше тех оскорблений.

– У вас в карьере были подобные эпизоды?
– Бывало, что внутри закипал, но потом понимал, что раз проиграли, то подобная
реакция логична. А потом, если зрители видят, что команда проиграла, но билась,
они никогда оскорблять не станут. А если футболисты играют безвольно, тут уж
ничто не спасет. Мне везло, слава богу, я играл в серьезных командах – киевском
«Динамо», «Спартаке», трех португальских клубах, которые максимум проигрывали
1–2 мяча, но не «валились».

– Чему будете учить команду в первую очередь?
– Игровой дисциплине.

– А мячи челюстью забивать, как когда-то «Спартаку» в Лужниках?
– А-а, вы об этом! (Смеется.) Да, точно, челюстью тогда мяч в сетку мимо
Черчесова отправил, получив длинный пас. Нет, учить игроков буду просто
забивать. Неважно чем – ухом, носом, главное, чтобы мяч залетал.

– Всем игрокам будете давать шанс или уже определили для себя какой-то
костяк?

– Я сразу сказал руководству: нужно 22 полноценных футболиста. Не будет ведущих
игроков, будет только понятие стартового состава. Игроки уже знают – играть
станут те, кто сильнее в данный момент. Тем более что у нас будет много
перелетов, трудный календарь, и каждый должен быть готов подменить уставшего
товарища.

– Есть ли тренеры, у которых вы можете спросить совета?
– Общаюсь с Семиным, Игнатьевым, с Романцевым недавно встречался. В
нестандартной ситуации всегда могу к ним обратиться. Не стесняюсь этого, ибо
даже великий Лобановский говорил: «Если кто-то утверждает, что все знает и всего
достиг, это значит, что он ничего не знает и ничего не достиг!»

– А Бобби Робсону позвоните, если что?
– Конечно! И Эрикссону тоже. Мы всегда, когда видимся, тепло общаемся. Правда,
нужно учитывать, что наш менталитет и европейский отличаются. Поэтому у западных
коллег стоит учиться чисто футбольным вещам, можно ездить на стажировки. Но
более четкие и конкретные советы дадут только наши специалисты.

– Сочувствовали Эрикссону, когда он тащил на себе сборную Англии и постоянно
подвергался критике?

– На чемпионате Европы в Португалии я не скрывал, что болел за Россию и Англию.
Эрикссон многое мне дал, он очень уважительно относился к игрокам. Это очень
важно, тогда футболист тренеру вернет все в игре.

– А есть ли тренеры, у которых ничего бы не стали спрашивать?
– Нет, наверное… Впрочем, постойте. Артур Жорже, который потом работал в ЦСКА.
Он пришел в «Бенфику», у нас, русских ребят, заканчивались контракты, и Жорже не
дал нам даже шанса. Сразу сказал, что мы не нужны. Почему? Не знаю. Не нужны и
все – как отрезал.

От «Спартака» сам отказался

– Вернемся к русскому менталитету. Про первую лигу много чего говорят. Готовы
к околофутбольным испытаниям?

– Сразу говорю: будем играть по тем правилам, которые нам предложат. К
сожалению, у нас еще присутствуют различные негативные явления в футболе. Мутко
обещал недавно, что все будет взято под контроль. Но я думаю, что ничего так
быстро не изменится, а потому ребят в обиду давать не буду. Станут обижать – не
промолчу. «Шинник» и так настрадался в прошлом сезоне от судейских ошибок.

– В Латвии с подобным сталкивались?
– Нет. Даже когда со «Сконто» играли, президент которого – Индрикссон – является
заодно и президентом Латвийской федерации футбола, никакого предвзятого
отношения к нам со стороны судьи не заметил.

– Вы начинали свою тренерскую карьеру постепенно. А могли бы, как Шалимов,
сразу рискнуть и принять команду премьер-лиги?

– Нет. Юрий Семин мне однажды сказал, что я должен пройти все ступени карьеры,
начиная со второй лиги, и постепенно подниматься выше. Я рад, что послушал его
совета. Ведь у меня был шанс стать главным тренером «Спартака». Помните, когда
Чернышова выбрали? Но я отказался, поскольку четко знал, что не готов. Просто
прийти, воспользовавшись случаем, и сломать себе карьеру – это глупость. Сейчас
вот говорят: «Юран – перспективный тренер». Но мне нужно доказать в нынешнем
сезоне в Ярославле, действительно ли я перспективный, действительно ли я иду к
своей мечте – сделать карьеру тренера.

– Когда были игроком, уже задумывались об этом?
– Начал где-то лет с 30. Однозначно был уверен, что в футболе останусь, но вот в
каком качестве, не знал. Мог стать функционером, когда работал директором
спартаковской Академии. Но потом понял – не мое. Мне нужны поля, перелеты,
гостиницы, адреналин, игры!

– Представляю, какие были гостиницы во второй лиге! И переезды вместо
перелетов…

– Да уж! Наездился тогда на автобусе. По 800 километров «пробивали», бывало. Но
ничего, нормально. Это тоже нужно было пройти. В том числе и горячие точки –
проезжали блок-посты в Ингушетии, например. Судьба меня на прочность испытывала:
психану или нет.

– Психанули?
– Нет, ни разу. Переживал разве что, когда начинались проблемы с финансами в
клубах, где я работал.

Моуриньо был у нас для «стеночки»

– Иногда бывает так, что тренерами становятся даже те, кто никогда не играл в
футбол на серьезном уровне. Вы Жозе Моуриньо помните?
– Он работал в «Порту» просто переводчиком у Робсона. Мы его иногда в
«квадраты» звали поиграть, максимум на «стеночке» постоять, чтобы было с кем
обыграться. Всерьез его никто не воспринимал с футбольной точки зрения, хотя
относились по-человечески уважительно. А следить за его карьерой начал, когда
он, вернувшись из «Барселоны», возглавил «Порту». Неважно на самом деле, был ты
в прошлом большим игроком или нет. Чтобы стать тренером, необходимо понимать: от
многого в жизни придется отказаться. Страдать будет семья, личное время, мелочи,
к которым привык. Но если хочешь не просто поболтаться в этой среде, а добиться
чего-то, то это на самом деле важно. Даже ночью, бывает, не спится, потому что
проигрываешь в голове всякие моменты, снотворное приходится принимать. Но я для
себя уже решил: по-другому быть не может.

Комментарии (0)
Партнерский контент