100 000 000 бонусов – особые условия для первых клиентов! Получить!
Текст: «Чемпионат»

Дмитрий Аленичев: нужно, чтобы во мне умер игрок

В стенах ВШТ, в перерыве между парами корреспондент "Новой газеты" встретился с Дмитрием Аленичевым - человеком, чей прошлогодний конфликт с тренером “Спартака” Александром Старковым стал чуть ли не главным футбольным скандалом года.
25 января 2007, четверг. 18:42 Футбол

Теперь, чтобы увидеть старую спартаковскую гвардию — Аленичева, Писарева,
Кечинова, Онопко, Шалимова, — не нужно ждать какого-то матча с участием
ветеранов. Все они собрались в одном месте — в ВШТ (Высшей школе тренеров).
Правда, с первого взгляда можно и не узнать цивильно одетых футболистов, чинно
торопящихся на лекции.

Здесь, в стенах ВШТ, в перерыве между парами я и встретился с Дмитрием
Аленичевым — человеком, чей прошлогодний конфликт с тренером “Спартака”
Александром Старковым стал чуть ли не главным футбольным скандалом года.
Результатом явилось обоюдное удаление из команды. Видимо, не желая оставаться
голословным в своих обвинениях, Дмитрий решил доказать, что значит быть
“профпригодным” тренером (напомню, что Аленичев обвинял Старкова в обратном).
— Смотрю, у вас тут хорошая компания подобралась…
— Да, практически все свои — бывшие спартаковцы. Учусь в группе вместе с Витей
Онопко, Валерой Кечиновым, Колей Писаревым.

— Я и не ожидал, что после оставленного на вашем автоответчике сообщения вы
перезвоните: редкое явление среди российских футболистов. Общению с прессой
Европа научила?

— Конечно. Вашу работу ведь тоже надо уважать. Вы уделяете нам постоянное
внимание, да и болельщика нельзя расстраивать. Естественно, встречаются порой
такие, которые пишут абсолютную чушь. Для меня тогда такой корреспондент
исчезает. Но, к счастью, их очень мало.

— Дима, постарайтесь сейчас предельно ограничить свою футбольную биографию и
назовите несколько основных вех в своей карьере.

— Безусловно, начинать надо с истоков. Свои первые шаги в большой спорт я сделал
в Великих Луках, когда в семь лет пришел в футбольную секцию. Второй этап — это
время, проведенное в “Спартаке” при Олеге Романцеве. Это время забыть
невозможно. Олег Иванович слепил из меня футболиста. Ну а третьим этапом,
безусловно, стала моя заграничная карьера, которая сложилась просто потрясающе.
По правде говоря, я сам от себя не ожидал такого результата. Ведь получилось
намного больше, чем хотел, чем даже мог предполагать.

— Складывалась-то она удачно, а вот завершение, как многие считают, — увы…
— Значит, так было угодно судьбе. Если вы намекаете на то, что мой уход из
“Спартака” омрачил прошлые заслуги, то я так не считаю. Мой уход — это
объективная реакция на то состояние, в котором сейчас находится “Спартак”.
Посмотрите: постоянная смена руководства, большая текучесть кадров — все это
говорит о том, что с командой творится что-то неладное.

— Но получилось, что Дмитрий Аленичев оказал услугу “народной команде”, ведь
после ухода Старкова и назначения Федотова на пост главного тренера обстановка в
команде хоть как-то стабилизировалась…

— Наверное. В конце прошедшего сезона “Спартак” выдал несколько отличных игр.
Но, по мне, до стабильности команде еще очень далеко.

— Оказавшись в той ситуации, вы не почувствовали себя одиноким? Ведь и
руководство, и игроки отказывались что-либо комментировать.

— Это была моя просьба. Я попросил ребят не влезать в эту историю. Им надо было
заниматься своим делом, а конфликт касался только меня и руководства клуба.

— Сейчас, уже прослушав несколько лекций в ВШТ, представляете команду своей
мечты?

— Конечно, каждый тренер хочет видеть в своей команде состав “Барселоны”. Но это
ведь невозможно. И тем не менее я хочу создать команду, которая прежде всего
радовала бы болельщиков. Приоритетом для меня всегда оставалась игра, а не
результат.

— А на кого равняться будете на тренерской стезе?
— В России — на Романцева. В мире — на Моуриньо. Он настоящий спец…

(В этот момент Дмитрий, как настоящий студент, забывает, в какой аудитории
следующая лекция, и обращается за помощью к, видимо, более прилежному Виктору
Онопко. — Р.А.)

— Лекции еще не прогуливали?
— Нет-нет. Я же сюда пришел не прогуливать.

— Так — Романцев и Моуриньо…
— Да, насчет Романцева. Он, безусловно, классный тренер, но руководить он должен
только одной командой. Думаю, не надо объяснять, какой. Недаром у него не
получилось ни в “Сатурне”, ни в “Динамо”. Он тот тренер, который сам должен
выбирать игроков, ездить искать их. А в этих командах, я просто знаю, ему игроки
навязывались. Что касается Моуриньо… Уверен, в мире не найдете тренера с таким
обильным запасом тренировочных планов. Он всегда придумывал что-то новое.

— Неужели вас настолько прельстила карьера тренера? Силы-то наверняка
оставались поиграть…

— Конечно, год-два еще мог поиграть. Тем более и Андрей Тихонов активно сватал
меня в “Химки”. Но я дал слово, во-первых, себе, во-вторых, болельщикам, что
закончу карьеру в “Спартаке”. Хотя предложений было достаточно. И сейчас я
благодарен руководителям этих команд за их внимание. Думаю, они понимали, что я
отказывал не им, — я не мог отказать “Спартаку” в данном обещании.

— Вы, как никакой другой российский футболист, знаете европейский футбол
изнутри. Как думаете, поможет это вам в плане будущей селекции?

— Даже не знаю — это ведь такой сложный процесс. Мало того, чтобы игрок был
просто хорошим. Необходимо знать, как тот или иной игрок способен адаптироваться
в нашей лиге. Взять тот же “Милан”: их скауты следят за футболистом не месяц, не
два, а год или более, чтобы быть уверенными, что игрок с ходу вольется в
коллектив.
— А когда вас приглашали в ту же “Рому” или “Порту”, это учитывали?
— Думаю, да. Информация ведь поступала непосредственно еще до перехода. Игорь
Шалимов, в частности, говорил с руководством “Ромы” обо мне, рассказывал, какой
я человек.

— Кстати, после нескольких сезонов в Италии вы, наверное, можете дать
адекватную оценку нашим футбольным коррупционным скандалам.

— Да, в прошлом сезоне их было чрезвычайно много. Но что мы можем с этим
поделать? Есть определенные люди, которые за это отвечают. Я, к сожалению, ничем
здесь помочь не могу.

— Может, в большинстве случаев обстановка нагнетается искусственно?
— Есть люди, которые за эмоциями просто не слышат собственных слов. Если они их
не слышат, следовательно, они за них не отвечают. Можно говорить о том, что ЦСКА
покупает матчи, но надо ведь это доказать. На картинке можно что угодно увидеть,
а доказать фактически сложнее. Сложнее, но возможно, благо уже есть на кого
равняться (или, наоборот, не равняться). Поймайте ЦСКА, “Луч”, “Ростов” — не
знаю, кого там еще, — тогда и можно будет об этом говорить. А так, зачем
кричать-то?

— В 2004 году вас в команду приглашал непосредственно Юрий Первак (тогдашний
гендиректор “Спартака”. — Р.А.) и, как говорят, не посоветовавшись со Старковым.
Приехав в клуб, вы сразу почувствовали, что не нужны тренеру?

— Сразу-то это не ощущалось. В дальнейшем я стал понимать по его высказываниям,
что тренер на меня не рассчитывает. Но нужно говорить об этом в лицо, а не за
спиной. Так, например, сделал когда-то Капелло. Он просто сказал, что шансов
попасть в основной состав у меня немного. А практика мне была нужна, если я
хотел играть за сборную. И “Рома” стала подыскивать мне возможные варианты
продолжения работы. На Капелло я не обижался, потому что сам все время говорю
открыто, в лицо. А Александр Петрович (Старков. — Р.А.), видимо, не следует
этому кредо по жизни.

— До “Спартака” из европейских клубов предложений не поступало?
— Нет, у меня еще год действовал контракт с “Порту”, и, если бы не поступило
предложение от Первака, я бы остался в Португалии. А так тогда все хорошо
совпало — уход Моуриньо, большинства игроков и мое возвращение в “Спартак”…
— Признайтесь, наверняка самому титулованному футболисту России в ВШТ делают
небольшие поблажки?

— Да что вы? Здесь же все заслуженные люди, поигравшие и за сборную, и за
зарубежные клубы. Мы не разделяемся по наградам и титулам. Тем более что тут ты
уже не футболист и все приходится начинать с нуля.

— Получается, вы согласны с выражением, что тренер должен убить в себе
игрока?

— Да, фактически так и происходит. Нужно забыть, что ты был игроком, что ты
выигрывал. Это уже история. Теперь за игрой надо наблюдать со стороны. Допустим,
раньше, на тренировках, я про себя думал, что то или иное упражнение я бы сделал
так-то, немного по-другому организовал бы сам процесс. Сейчас уже начинаю
понимать, что где-то как игрок был не прав. Как только ты заставишь умереть в
себе игрока, ты быстрее начнешь прогрессировать как тренер.

— От бывших спартаковских одноклубников не поступало шутливых предложений
возглавить “Спартак”?

— А почему шутливых? Не исключено, что кто-то из нашей старой гвардии и
возглавит в будущем “народную команду”. В любом случае это решаем не мы, а
руководство. Тренеров сейчас много, только вот хороших, к сожалению, единицы.
Поэтому “Спартаку” нужен специалист, знающий реальные амбиции команды. Я не
понимаю тренеров, которые радуются второму или третьему месту. Для меня второе
место “Спартака” всегда было позором. Таких людей надо либо не приглашать, либо
от них избавляться.

Источник: Новая Газета Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
19 октября 2017, четверг
18 октября 2017, среда
Партнерский контент