Александр Гвардис: многие арбитры ездят на моих автомобилях
Текст: «Чемпионат»

Александр Гвардис: многие арбитры ездят на моих автомобилях

12 февраля в Москве пройдет награждение лауреатов конкурса "Золотая мантия". Напомним, что лучшим арбитром стал Игорь Егоров, второе место занял Игорь Захаров, а третье - Александр Гвардис.
29 января 2007, понедельник. 10:20. Футбол
12 февраля в Москве пройдет награждение лауреатов конкурса «Золотая мантия».
Напомним, что лучшим арбитром стал Игорь Егоров, второе место занял Игорь
Захаров.

Сегодня речь пойдет о третьем призере — калининградце Александре Гвардисе, для
которого минувший год был, пожалуй, самым успешным в карьере. В прошлом сезоне
он провел 31 матч (включая чемпионат, первенство и Кубок России, а также
международные игры), оказался лучшим арбитром года по версии исполкома РФС и
вошел в пятерку лучших по версии Коллегии футбольных арбитров.

ПАМЯТНЫЙ МАТЧ ВО ВЛАДИВОСТОКЕ

— Какими еще событиями запомнился прошлый год?
— Самым памятным получился матч во Владивостоке 22 апреля, когда встречались
«Луч-Энергия» и «Торпедо». У меня в тот день родилась дочь. Даже по стадиону
сделали объявление, а потом уже было поздравление и в «СЭ».

— Ваши помощники жест Бебето не изображали?
— У нас так не принято. А после игры в узком судейском кругу отметили это дело.

— Ваш второй матч во Владивостоке в ноябре между «Лучом» и ЦСКА обошелся без
сюрпризов?

— Подобных, конечно, не было. А что касается подготовки к игре, сделал это
иначе. Первая далась очень тяжело, мы неправильно выбрали режим. Возвращаясь же
к событиям года, скажу, что все сложилось для меня удачно. Сезон прошел ровно,
удалось избежать скандалов. Меня признали лучшим арбитром России, что стало
событием и для калининградского футбола, и для всего Северо-Западного региона.

— Который сезон начинаете так рано — в январе?
— Таких было уже много. Четыре, а то и больше. Работал и на Кубке Содружества,
впервые в роли помощника еще в 1998 году, и на Мемориале Гранаткина.

— Насколько комфортен для вас искусственный газон?
— Для меня — очень. Вообще почему бы не провести февральские матчи Кубка России
здесь, в «Олимпийском» (разговор состоялся на Кубке Содружества после матча «Сиони»
— ОФК. — Прим. СЭ)? И людей больше придет. Газон хороший, может, даже лучше, чем
в Лужниках.

— На ваш взгляд, стоит использовать в России новое коммуникационное
оборудование для судей, которое уже применяют в еврокубках, в Шотландии, во
Франции?
— Да. Сам ни разу не пользовался, но знаю мнение на этот счет Валентина
Иванова и Юрия Баскакова. Лишним это оборудование не будет. Допустим, в
сегодняшней игре даю игроку вторую желтую карточку, а он делает удивленные
глаза, чуть ли не падает на колени, клянется, что предупреждение первое. На
мгновение я даже поверил. Были бы микрофон и наушники, не помчался бы к
резервному арбитру, а тут же бы уточнил. А так пришлось бежать через все поле и
перепроверять. Серб тут же все понял, улыбнулся и ушел.

— А нынешняя бип-система часто подводит?
— Она вполне надежная. Но на заполненных футбольных стадионах ее не слышно. У
системы, сделанной в России, этот бип более сильный. Я называю его «220 вольт» —
так бьет в руку. А на французской системе, которую нам выдавали, он мягче. На
«Петровском», в Самаре, в Раменском при полных трибунах, грохоте, шуме сигнал не
слышен.

«ГВАРДЕЙСКАЯ» ФАМИЛИЯ ВАРДИСОВ

— Как вы пришли в судейство?
— В свое время, когда закончил физкультурный институт и работал инструктором по
спорту, я уже судил соревнования по многим видам спорта, в том числе и по
футболу. Сам играл на первенство области. В 1995 году решил попробовать себя в
роли судьи, поработал на первенствах города и области. Получилось —
рекомендовали обслуживать третью лигу, через год перешел к судейству матчей
второго дивизиона. Так и пошло, и на сегодняшний день я провел уже семь сезонов
в высшей лиге.

А по профессии я учитель физкультуры, работал в школе. Потом перешел на
Калининградский судоремонтный завод, где девять лет был инструктором по спорту,
пока не начал разваливаться Советский Союз. После этого занялся бизнесом.

— Кстати, о бизнесе. Ваши частые отъезды не влияют на состояние предприятия «Гвардис
и компания»?

— Влияют и очень. Уже года три я не столь плотно занимаюсь делами. Компания
осталась, но сегодня мой бизнес ведут другие люди, а я получаю определенный
процент. Если посвящать столько времени судейству, как это делаю я, на бизнес
его уже не хватает. Совмещать невозможно. Во многом из-за географического
положения — мы находимся далеко от центральной части России. Каждый матч
отнимает от трех до четырех дней, а если лететь во Владивосток, то, может, и все
пять. Поэтому получается, что одну половину недели я дома, другую в отъезде. А у
меня семья, две дочки.

— А каким бизнесом вы занимались?
— Торговля продуктами питания (есть несколько магазинов) и автомобильный бизнес.
У нас в Калининграде, наверное, только ленивый не торговал машинами.

— Слышал, что вы чуть ли не половину футбольной России обеспечивали
автомобилями?

— Было что-то подобное. Пригонял много машин: продавал до 60 штук в год. Большей
частью друзьям и товарищам. Не буду называть фамилий, но очень много арбитров и
функционеров и сейчас ездят на моих автомобилях.

— Тогда давайте поговорим о вашей фамилии, которая очень редкая. В системе
поиска в интернете только один Гвардис — вы. Эта фамилия латышская?
— Знаю только, что прапрадедушка и прапрабабушка были Вардисы. Корни нашей
семьи в Белоруссии, той части, которая когда-то входила в состав Польши, а потом
Литвы. И на могилах моих предков написана фамилия Вардис. То ли в 50-е, то ли в
60-е годы прошлого века старший брат моего отца пошел получать паспорт, в
котором ему добавили букву «г». Наверное, в то время так было звучнее. Гвардия,
гвардейский… С тех пор мы Гвардисы. Других же людей с такой фамилией я не
встречал. Тоже искал в интернете, но попадались только похожие — с «з» или «ц»
на конце.

— Кто были вашими учителями-наставниками в судействе?
— Мне очень повезло. На каждой стадии был хороший учитель. Сначала Виктор Кукла.
Затем, в 1997 году, на сборе перспективных судей России моими преподавателями
были Виктор Филиппов и Валерий Баскаков. Спустя год со мною стал работать
Валерий Бутенко, а впоследствии на самой высокой стадии — Алексей Спирин и
Андрей Будогосский. Они занимаются со мною до сих пор. Когда остаюсь в Москве,
встречаемся, просматриваем мои матчи. С их легкой руки, считаю, я сделал большой
шаг вперед.

Очень много для меня в жизни сделал Николай Левников. В 2002 году он сумел меня
отстоять и вернул в высшую лигу. Вся наша судейская организация с этим человеком
заметно прогрессировала. Недавно Левников стал генеральным директором
межрегионального объединения «Северо-Запад». Надеюсь, продолжим с ним совместную
работу. Готов помогать ему.

РУКА И НЕ РУКА

— Скоро пройдет заседание Международного совета по правилам. Возможно, будут
внесены изменения в положение о наказаниях за профессиональный фол, или, как его
называют в России, фол «последней надежды». Речь о том, стоит ли помимо пенальти
наказывать нарушителя, как и прежде, красной карточкой или ограничиваться только
желтой. Показалось, что вы уже применили предлагаемое новшество на деле, не
удалив с поля в матче «Ростов» — ЦСКА Акинфеева, сфолившего против Каньенды…
— Я поступил так, потому что считал, что находившийся слева защитник
армейцев опережал игрока хозяев и перекрывал Каньенду, которому еще нужно было
догнать уходивший в сторону от ворот мяч. Я счел, что фола «последней надежды»
не было.

Если же говорить о возможных изменениях в правилах в будущем, то будет
справедливее ограничиваться пенальти и предупреждением. Или вообще не наказывать
игрока. Ведь 11-метровый удар — уже серьезное наказание.

— А еще что-то поменяли бы в правилах? Может, что-то мешает арбитрам?
— Нет. Если игра получается, судить всегда легко.

— В прошлом году было особенно много разговоров о правильном или неправильном
определении судьями умышленной игры рукой.

— Может, в одном из моментов кто-то дал слабину или дал неправильное объяснение
командам. Очень хорошо объяснял и показывал Левников. Если руки находятся в
естественном положении, если удар наносится с расстояния двух или трех метров и
игрок не успевает убрать руки, то, естественно, речь идет о неумышленной игре.
Для меня лично в его разъяснениях все было понятно и ясно. И ко мне в общем-то
претензий по таким моментам никогда и не было. Так, покипят немного, пока не
дашь объяснение игрокам.

Почему за границей защитники частенько стоят, держа руки за спиной? И почему
наши стоят иначе, будто играют в ручной мяч — разведя руки в стороны? Просто
нужно пояснить всем командам, показать один раз, что вот это «рука», а это — «не
рука». В любом случае решения принимает судья, а футболисты должны играть. Когда
у игрока что-то не получается, я же не подбегаю к нему, не кричу, что он не
может пробить или отдать точный пас. Почему тогда он считает возможным бежать ко
мне и обсуждать мои действия?

— Случалось, что к вам обращались с просьбой дать пояснения по правилам игры?
— И не раз. Особенно когда вводились изменения. Один раз после предматчевого
совещания попросили объяснить что-то уже игрокам. Заходил в раздевалки, пояснял.
Может, поняли и не все, но в ходе игры в соответствующих моментах вопросов не
возникало. Такое общение нужно, оно сближает нас с футболистами, позволяет им
лучше знать правила. На сегодня же, могу сказать это с полной уверенностью, 90
процентов игроков и тренеров всех тонкостей правил не знают. После матча
выплескивают эмоции, высказываются негативно в прессе. Когда же все
успокаиваются, когда идет профессиональный разбор эпизодов, до извинений дело не
доходит. И имидж у судей складывается негативный.

БЛАГОДАРНОСТЬ БЕЛОРУСОВ

— Вы готовы после игры общаться с журналистами?
— Да, но без тренеров, не на общих послематчевых пресс-конференциях, на
которые они приходят еще разгоряченными, в возбужденном состоянии. У них на тот
момент есть свое мнение, а иное, отличающееся, — всегда неправильное. Потому на
следующий день мы читаем много интересного про арбитров. Еще и выслушивать это
на пресс-конференции?! А вдруг не выдержишь, ответишь?! Отдельно с журналистами
разговаривать готов. Но учтите: бывает, что по каким-либо тонким моментам я не в
состоянии ответить на ваши вопросы. Могу только сказать о том, как видел
ситуацию с той точки, на которой находился на поле.

— Газеты вы, судя по всему, читаете регулярно.
— Мой день начинается с того, что я веду дочку в садик, а потом покупаю «СЭ».
Футбольную часть читаю от корки до корки, остальное — в зависимости от интереса.

— Когда вы перестали обращать внимание на негативную реакцию трибун?
— Это пришло с опытом. Первое время, помню, когда трибуны начинали гудеть или
свистеть, реагировал на это. Сейчас абсолютно все равно, как меня воспринимают
болельщики. Главное — правила игры. А самая большая награда — когда после матча
приходят представители обеих команд, благодарят и говорят, что претензий нет.

— А после этого в прессе говорят обратное...
— Бывает. Но о моем судействе все-таки судят не по газетам. Есть опытные люди,
делегаты матчей.

— Были когда-либо столкновения, конфликты с болельщиками, когда вас,
допустим, узнавали на улице?

— Никогда. В Санкт-Петербурге как-то после игры поехали в английский паб, там
были зенитовские болельщики. Нас узнали, подходили взять автограф, обсудить
какие-то мои предыдущие матчи. Обстановка была нормальная, дружеская. «Зенит»
тогда выиграл… Нередко пересекаемся с болельщиками в самолетах, когда
возвращаемся домой.

— У вас есть друзья-приятели среди тренеров и футболистов?
— Нет. Но поддерживаю хорошие отношения с теми, кто играл в Калининграде.

— В новом сезоне у вас будут те же помощники?
— На эту тему я разговаривал с Сергеем Владимировичем (президентом КФА Зуевым. —
Прим. СЭ) и просил не менять помощников. У нас с Зариповым и Булыгиным сложился
хороший коллектив. Мы постоянно перезваниваемся, знакомы с семьями друг друга,
сдружились. Такая бригадная система себя оправдывает. Хотя я понимаю, что у
главных арбитров случаются ошибки, их отстраняют, а помощники не должны
оставаться без работы.

— Обидно, что в России два года подряд на важных матчах используют
иностранных судей?

— Конечно. Не заметил, чтобы они судили гораздо лучше нас. К тому же такие игры
очень нужны российским арбитрам: мы не наберемся опыта, не научимся, если не
будем судить эти матчи. Например, сейчас после семи лет в высшей лиге мне очень
легко работать в первом дивизионе. Так же и здесь. Да и в Европе теперь к нам
стали иначе относиться: раз уж они, мол, у себя не могут судить, с какой стати
давать им центральные матчи в европейских соревнованиях.

— Но и вы не так давно оказались легионером.
— Да, был очень интересный матч чемпионата Белоруссии («Шахтер» — БАТЭ — 3:2. —
Прим. СЭ). Очень сложные погодные условия. Снегопад был настолько сильный, что
во втором тайме, прежде чем принять решение, приходилось подбегать к месту
нарушения, разгребать ногой снег и смотреть, случилось оно в штрафной или вне ее
пределов. Белорусская федерация осталась довольна нашим судейством и прислала
благодарственное письмо.
Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
25 марта 2017, суббота
24 марта 2017, пятница
Партнерский контент
Загрузка...
Какие эмоции у вас вызвало поражение сборной России от Кот-д'Ивуара?
Возмущение
565 (8%)
Досада
745 (10%)
Стыд
1888 (26%)
Радость
598 (8%)
Безразличие
3461 (48%)
Проголосовало: 7257
Архив →